Сексуальное путешествие

Предисловие

 

Семь часов вечера. Я сижу за пыльным столом перед бликующим экраном компьютера и, словно в кадрах замедленной съемки, наблюдаю, как мои тяжелые пальцы падают на серые клавиши русско-англоязычной клавиатуры, взбивая фонтанчики незаметной глазу, но такой надоедливой пыли. Я заболел гриппом.

Я заболел гриппом. И вместо того, чтобы, испив резко мятной микстуры, залечь в мягкую чистую кровать и наслаждаться своим выздоровлением, глотаю сухим ртом – нос забит до предела и лишь временами протекает незваной прохладой – пыль, состоящую, как доказали ученые, на 80 процентов из моей же собственной кожи, и с ужасом готовлюсь к очередному чиху. Мои ладони на время отрываются от бесконечных пассов над клавиатурой, сжимают виски, и я в очередной раз умираю от чихания. Мозг мой при этом разрывается тысячами трещинок, и миллионы нейронов соскакивают с проторенных дорожек, взбиваются облаком под черепную коробку, плавно оседая в складках извилин. Постепенно я начинаю оживать вновь. Еще немного и мое серое вещество примет состояние серого песка в дворовой песочнице. И снова пальцы опускаются на клавиши, и снова я пишу для вас эти строки, стараясь, мучительно стараясь, не обращать внимания на доносящийся из другой комнаты шорох укладываемых моей женой в чемодан платьев, полотенец, бог знает еще чего... За моей спиной кроме шороха уже ничего нет. Мы расстаемся...

...Еще совсем недавно закончился мой бродяжий отпуск. Я вернулся домой. Семь часов утра. Короткий звонок в дверь. Делаю шаг в распахнувшийся проем, и в мои распростертые для жгучих радостных объятий руки падает бесконечный вздох жены: ах, Лека, как же я тебя ждала... Если б ты знал, как же я тебя ждала... Ее слезы стали просачиваться через плечо моей походной куртки. Я понял, я ощутил это по дрожи каждой клеточки моего существа, – произошло ужасное.

Беззвучно сползла с плеча на пол походная спортивная сумка и мы, как два барана на закланье, прошли на кухню.

 

Сыну моему 18 лет. Два... или три года назад (время для меня смешалось, и я в нем странник, не знающий пути) Сергей, единокровный сын мой, с тремя дружками избил и ограбил (взяли зимние шапки) двух подростков, мирно шедших к себе домой. Ему “светило” 7 лет лишения свободы в местах не столь отдаленных. Семь лет унижения и обучения воровскому закону. Что можно выжать из молодого человека, прошедшего российский “институт перевоспитания”? Вряд ли что-либо большее тухловатой водички с резким запахом обиды на все и на всех.

Каюсь. Чтобы не дать сыну попасть на чертовы жернова мне пришлось продать душу дьяволу. Или часть души (я так на это надеюсь!), если она делится.

Первое, что я сделал, – нанял адвоката, и мы его вытащили из следственного изолятора. Господа, за одно это надо ставить памятник. День, проведенный еще невиновным! человеком в русском изоляторе приравнивается к 100 в тюрьме. Бетонная душегубка, где воздухом являются пары испражнений и пота, где на одного подследственного дана лишь половина квадратных метра холодного пола( и это в лучшем случае!), а спать, о мой милый трепетный сон, спать можно только по графику, сменяя друг друга... Где более сильный и наглый норовит тебя раздеть и разуть, а какая-нибудь скотина в образе получеловека -–опидарасить. Где каждый вынужден хотеть опустить ближнего, дабы на его согбенной спине подняться к заветному солнцу и греть потухшее лицо...

Следующим шагом я фактически купил председателя городского суда, пообещав взамен на условный срок по приговору содействие в аренде нового здания для городского суда Верхнетуринска. Мы ударили по рукам.

А затем я засунул свои доселе чистые ручки себе в ... брюки и пошел на поклон к одному из боссов местной мафии. Он через губу узнал фамилию судьи, ведущего дело сына, и пообещал уладить. Я сидел на стуле и слышал в этот момент как хлопает крыльями, уносимая кем-то, душа... На суде прокуроршу было не узнать: после обязательных гневных слов в обвинение поступка, она умоляла судью дать обвиняемым условно. Судья же в свою очередь в совещательной комнате перед оглашением приговора плакался на груди у моего адвоката, что, ну никак не может он дать меньше четырех лет условно, хоть убей! Иначе дело могут пересмотреть и уличить его в предвзятости. Я согласился и впервые за все это сумрачное время вздохнул полной грудью, – сын спасен...

Следующий раз не заставил себя долго ждать. Это моя карма: все события, действия, объекты в моей жизни обязательно повторяются! Почему так происходит? Кто испытует меня?

Жена, внутренне ожидавшая их от меня, тихо опустила скрещенные на груди руки, ее щеки посерели, и она вышла в залу. Я тенью проследовал за ней: ей нужна моя поддержка не словами, но присутствием. Сколько уже было сказано слов, пролито слез, испито яда сыновней неблагодарности. Мне казалось, что жена, двадцать лет прожившая со мной под одним небом, сможет согласиться с моими простыми вроде бы и от того такими горькими соображениями. Каждый преступник чей-то сын. И плоха та мать, которая не подаст руку помощи оступившемуся чаду. Но если это чадо, поднявшись, с ухмылочкой благодарствует и идет снова грабить, - вправе ли родители и дальше защищать своего сына, сына – грабителя, от правосудия?

Я остановился как вкопанный посреди комнаты. Внезапно все во мне задрожало от возмущения и ужаса происходящего.

Я выбежал в кухню, подошел к зеленому и свилеватому, как в комнате смеха, окну. Я плакал. Слезы сочились из глаз, спасая мое сердце от разрыва, – обида. Она сказала, что я предал их, отказываясь рассчитываться с дьяволом остатками души за очередное преступление сына. Она сказала: я. А сердце, медленно угасая, жалобно стонет: тебя, предали тебя...

 

Письмо от дочурки

 

ПРИВЕТ, ПАПУЛЬКА!

Вот решила наконец-то написать, хоть ждала письма сначала от тебя с подробным описанием твоей поездки. Постараюсь быть лаконичной: время - деньги. Папочка, жду ответа на следующие вопросы:

 

1) Как ты отдохнул? Какие получил впечатления? Где успел побывать? Что интересного видел?

2) Нашел ли брата? Что с ним?

3)Как обстоят дела с Сергеем? (Знаю для тебя это больная тема ...но все ж. Недавно звонила маме, она меня огорчила - вы не общаетесь. Я понимаю ваше состояние. Приблизительно догадываюсь на почве чего вы поругались - Сергей тому причина. Папулька, я попыталась поставить себя на ваше место ...и, наверное, я не стала бы выгораживать его ...как бы не было искренне жаль брата. Думаю, моя точка зрения близка твоей. Но мне кажется, вы должны вместе решить эту дилемму. Вместе! Папа вдвоем вам легче будет перенести эту неприятность. Я знаю, вы оба очень переживаете. Вы у меня самые замечательные! Я верю, все будет хорошо, только не надо усугублять ситуацию, ломая отношения друг с другом. Я вас очень люблю. Помиритесь, пожалуйста.

Жду ответа. Надежда.

 

Р. S. Не знаю, сказала ли тебе мама, но я поступила в университет!!! Вот.

Целую.

 

 

Ответное письмо к дочери

 

Здравствуй моя любимая дочурка!

 

Бывают в жизни потрясенья, и к нам пришло одно из них…

У нас с мамой действительно отношения находятся на пограничной зоне. Ты правильно угадала: в этот раз причиной явилось очередное преступление Сергея. Еще в первый раз я ему сказал, что сейчас я тебя вытаскиваю из тюрьмы, но если продолжишь грабить людей – второй раз я тебе не помощник: подонок должен отвечать за свои поступки кем бы он не был: сыном, братом…

Твоя мать обвинила меня дважды: первый раз сказав, что я виноват в уголовном настоящем своего сына, т.к. плохо его воспитал! ( Я удивляюсь, почему ты до сих пор никого не прирезала, потому что воспитывал я вас вместе и одинаково).Этим она оскорбила меня до глубины души, и я рыдал на кухне как последний мальчишка… Второй раз я был обвинен в том, что люблю только самого себя.

Это, мне кажется, не правда, хотя бы потому, что я люблю и всегда любил тебя, дочку свою. Надеюсь, что моя любовь к тебе сойдет вместе со мной в могилу…, если ты, конечно, не возжелаешь кого-нибудь ограбить или изнасиловать.

В любом случае, милая моя дочка, наш разрыв с мамой – дело времени. Первый раз она меня предала лет 15 назад, назвав подонком. Причины не помню, но что не заслуженно – точно. Ты знаешь, иногда я бываю плохим, но подонком я не был никогда. Я объясняю это просто: она никогда меня по–настоящему не любила, вышла (можно считать вынужденно) замуж за интересного симпатичного, но нелюбимого человека – любимый остался там, в Перми, и недовольство собственной судьбой, накапливаясь постепенно и, концентрируясь, выплескивалось наружу в виде оскорбления личности того, кто должен быть во всем виноват. То обстоятельство, что прорыв души ее произошел всего лишь дважды за 20 лет совместной жизни, говорит: не таким уж хреновым мужем был твой отец.

На эту тему можно долго рассуждать. Оставим это до лучших времен, все-таки, как-никак, но я нахожусь в стрессовом состоянии, продленном до неизвестности.

Сегодня утром жена сделала некоторые подвижки к сближению. Я не буду возражать, но ты на будущее должна быть готова: в любой момент, а именно в тот, когда меня предадут в третий раз, я уйду из этого дома. И пожалуйста не переживай по этому поводу: во всем мире люди сходятся и расходятся. Ведь главное, чтобы они не жили вместе, а жили хорошо. Оттого, что мы с мамой будем жить в разных домах, я не стану меньшим отцом твоим, не стану меньше любить тебя, скорее наоборот: мои добрые чувства к жене своей прольются на твои белокурые волосы.

 

О своем отпуске расскажу зимой, когда приедешь к нам.

Пока, пиши. Целую пухлую щечку! Молодец что поступила. Будешь еще больший молодец, если успешно закончишь.

 

Твой отец.

 

 

Так нежданно и печально завершается мое сексуальное путешествие. Я чувствовал, я знал – добром оно не кончится: тому было много предзнаменований. А началось все с того, что...

 

Часть 1.(неоконченная)

Глава 1.Я вошел в Интернет!

 

Для “чайников”, Интернет (Internet) – это глобальная компьютерная сеть. Настолько глобальная, насколько компьютерная, то есть – до одури! Пусть извинят меня отцы-основатели сего феномена, вполне прогнозируемого и ожидаемого, но их детище я бы назвал иначе: Interbog (Интербог) – глобальное болото, потому как – засасывает за уши не вытянуть. В русской транскрипции сравнение с Богом вполне уместно.

К Интернету подключили мой рабочий компьютер не из соображений рационального преображения моего рабочего места, а скорее следуя моде. Интернет входит в моду, господа, что поделать? Вполне возможно, что тот, кто подключал мне компьютер с сети, не предполагал моего немедленного и к ужасу главного бухгалтера, почти постоянного входа в нее родимую. Момент был упущен – я с азартом хлебнул болотной водички, и мне понравилось!

Как человек в некоторой мере педантичный я в первую очередь вызнал адреса ( в Интернете можно заблудиться, поэтому все сайты – страницы информации, живут по адресам) поисковых серверов. Для “чайников”, сервер – большая намагниченная железка типа “компьютер” с большим гонором и магнитным носителем, а по сути – помойная яма. Весь смак заключается в пристойном опускании своего сознания в эту самую яму в поисках интересующей вас информации.

Когда мой список серверов поиска обогатился семью наименованиями, я вошел в каждый из них, с нежностью и достоинством набрал в строке поиска заветное слово “porno”, облизал пересохшие губы и почесывая в ширинке утонул в этой отвратительной, пошлой, примитивной порнухе. Как любил говорить один знакомый бордельеро: против жизни не попрешь!

Мой аппетит был приглушен где-то дня через три, и я с радостным удивлением обнаружил, что здесь кроме порно еще что-то есть. Однако!

О всех возможностях и прелестях Интернета можно говорить долго и мучительно - нас же, в свете моего повествования, будут интересовать чаты. Чат, господа, это такое место в виртуальном мире, которое посещают болтливые экстраверты с огромным мешком свободного времени. Образно говоря, свободное время - это Муму Герасима, подлежащая затоплению: вроде бы жалко, а что делать? Вот кому делать нечего, те заболевают чатаньем- бесцельным болтанием с применением средств компьютерной обработки. Заболел и я.

Специфичность, особенность общения в чатах, создает чувство новизны и возможности себяреализации в новом, доселе никак не проявляемом в обычной обстановке, качестве. Само начало, когда перед входом в чат ты должен придумать себе ник (псевдоним), заставляет тебя по-новому взглянуть на себя со стороны и покопаться в сокровенных не всегда зеркально чистых уголках своей души. Кем я явлюсь в этот новый мир, где меня еще никто не знает? - задает себе вопрос входящий и жмет на кнопку. Второе имя - ник дает возможность человеку жить второй жизнью - новой и тобой же по здравому разумению определяемой. Все потаенное выходит наружу и становится твоим естеством. Стесняться, бояться некого - ты один перед монитором, а твои возможные обидчики или друзья где-то далеко, за тысячами километров телефонных проводов. Себе я выбрал псевдоним - Вагрант (Бродяга). Зачем, почему? Что-то нашептало.

Чатов в Интернете множество. Некоторые граждане так и бродят из чата в чат, бросая по пути короткие, часто оскорбительные, реплики и надолго исчезая. Кто-то привязывается к какому-нибудь одному, найдя в нем именно ту компанию постояльцев, которая созвучна его биопотенциалу и входит в резонанс его мировосприятия. На некоторое время я заблудился в Небосклоне - московском чате с тогда еще интересной компанией. Слово за слово, и треть моего рабочего времени была отдана общению с виртуальными друзьями…

Выглядело сие занятие примерно так:

Santa: Hunt, ну потомучто..:)
Солнышко: 21 В 16.00 ВСТРЕЧА ЗАВАЛА У ШПИЛЯ ПОД ОРЛОМ!!!
Hunt: НУ ЧЕ ВЫ КО МНЕ ПРИСТАЛИ я ведь говорю у меня ни чего нет ........ АЙ АЙ вот из за вас ягоду просыпал
CAT: sterio:, :(
sterio:: *Snegurka*,не фига он не добрый!!!Ж:
Santa: Jim(лично),я же говорю он жадина;)
Jim(лично): Hunt, жадина..
....
*Snegurka*: Dobrii den !!!!!!!!!!!
sterio:: CAT,хотел бы я сказать тоже самое...сегодня зачет,а я вообще стерилен...Ж:
Hunt: Santa, а причем тут жадина
Dos: Что тут нового то, расскажите хоть...
Santa: Hunt, ладно.ладно..жадина :):)
Hunt: Jim(лично
), а у меня нет 8)
Anthoni: Roan, Удачи!!!!!

Там я и познакомился с Котенком. Завязалась переписка, осуществляемая с помощью все того же всеобъемлющего нашего друга – Интербога.

Глава 2.Игра в почтовый роман. Эпистолярный жанр. Любовные письма

(с комментариями и пояснениями от А.В.)

 

 

Здравствуй, котенок!

 

Твой бродяга послал все к черту и сидит сейчас перед бликующим экраном монитора - зачем, почему?!( все тот же страстный вопрос! - А.В.) - и страстно жмет на клавиатуру...

Это мое первое к тебе письмо носит чисто превентивный характер и поэтому будет коротким. К чему трепаться, если возможно не дождаться потом ответа?

Я предлагаю тебе игру. Но по-настоящему.

Игра называется,( я вчера после разговора в чате с тобой ее придумал), "Эпистолярный жанр. Любовные письма.".

...Кто бы что бы не говорил о любви, но в глубине души, конечно же, ее желает. Чтобы хоть крылом задела... Но ведь можно прожить долгую и нудную или не долгую веселую жизнь, но так и не познать сего таинства! Жизнь получается не полной, куцей.

Вот я и предлагаю:

Каждый из нас уже имеет или способен создать образ того "существа", которого он при встрече, несомненно, полюбил бы. Так вот, для тебя таким существом буду я, для меня - твой милый образ. При этом меня совершенно не интересует кто ты, какая ты на самом деле. Я буду вести любовную переписку с тем, кого сам создал в своем воспаленном воображении и кого люблю по-настоящему. Тоже должна будешь сделать и ты. Виртуальный образ любимого человека вдруг оживет, потому что кто-то другой из нас вдохнет в него свою душу, вложит в его уста свои слова... Каждый из нас должен будет создать и свой псевдоним: к примеру, как сложилось - ты - котенок, я - бродяга...

Это не легко. Потребует работы души и бережного отношения к русской речи. Но взамен ты получишь волшебное состояние влюбленности с феерическими всплесками в день получения письма от любимого и несравнимую благодать в час написания ответа. А в промежутках трепетное ожидание. И если все будет по-настоящему, а это непременное условие, - уйдет скука и мерзкое "состояние не стояния". Разгладятся морщинки...

Если ты согласна, то напиши мне, какой текстовый редактор используешь, есть ли MSoffice 97 (популярная офисная программа - А.В.).

До свидания, котенок! Мурлыкни мне в ответ по электронной почте.

 

 

Здравствуй, Бродяга!

Твоя идея великолепна, и пожалуй, это самое лучшее из того, что мне предлагали за все это время. Но странно, ты пишешь котенку, не Птице Счастья (ее второй ник - А.В.). Но Птица Счастья намного глубже, намного интересней котов. Те всего лишь веселые беззаботные создания, объедающиеся сметаной, громко кричащие на крыше и не только. А Птица Счастья... Ему знакомы многие чувства (впрочем в основном трагического плана).

Но перед тем, как мы начнем игру, надо определиться с языком и способом пересылки писем. Я напишу тебе несколько слов на русском, а ты обязательно ответь, разобрал или нет (не подумайте, что она сомневается в моих познаниях алфавита. Дело в том, что текст в Интернете существует в нескольких кодировках, и иногда бывает уместным во избежание недоразумений заранее договориться о едином коде). Тогда буду думать.

Прости, твой стиль заслуживает лучшего ответа, но... Я люблю и умею писать письма. Однако сегодня мне немного сложно настроиться на нужную волну. А кроме того, я не знаю, что такое любовь. Но с твоей помощью... И еще. Выход в сеть у меня на работе, поэтому по выходным меня не бывает.

Я уже жду и мне уже грустно, что ты далеко.

 

 

Здравствуй, несравненная моя!

 

Твое письмо - бальзам на мою ссохшуюся душу. Спасибо...

Я не смог за столь короткое время нашего общения разобраться в твоих многоликостях: что скрывается за каждой из масок мне было невдомек.

Твое желание закон. Если ты скажешь: Птица Счастья, значит, так тому и быть. Только прошу, сделай прорисовку своего образа: он настолько специфичен, что я даже не знаю, как к нему подойти, не птичкой же тебя называть, в конце концов! Скажи в ответ: а хоть бы и птичкой, и я в смирении, опустив непокорную голову бродячего музыканта, буду лихорадочно подыскивать тебе эпитеты...

Твое письмо я прекрасно разобрал. Сможешь ли ты прочитать мое, набранное в Winword MSoffice 97?

Ты так и не написала, с каким текстовым редактором работаешь.

Интернет у меня также на работе, поэтому не расстраивайся, дорогая, тем более что писать письма не так просто и, дай бог, чтоб хоть раз в неделю обменяться прикосновениями (ах, как я глубоко заблуждался!!! Письма писались почти ежедневно! - А.В.).

О любви. Будем надеяться, что наша задумка, хоть в некоторой мере подвигнет нас к этому желанному и страшному чувству.

До свидания, любимая ( и недели не прошло, а уже - любимая. Вживаюсь в образ!- А.В.). Кто бы знал, как я жду ответа!!!

 

Здравствуй, Бродяга!

Знаешь, мне кажется символичным то, что мы встретились. Ты -Бродяга, человек без дома, семьи, вечно стремящийся куда-то и не находящий желанного. Я - Котенок, существо, привязанное к месту. Обойдя земной шар, ты возвращаешься ко мне, чтобы снова исчезнуть.

Твои письма я читаю прекрасно, но это на всякий случай пошлю аттачем (опция электронного почтового ящика, позволяющая пересылать целые файлы - А.В.), чтобы в день рождения (с чем я тебя поздравляю) ты его точно получил.

Какой ты? Я не могу себе представить. Но и спрашивать что-либо трудно и неоднозначно правильно. Эта игра довольно жестока, ведь хрустальный шар может разбиться в любую минуту, но и отказываться от такой возможности нельзя.

Что рассказать тебе о себе? Я немного теряюсь.

Пиши, я жду. Вчера весь вечер думала о тебе.

 

Здравствуй, любовь моя!

 

Получил от тебя послание, и сердце учащенно забилось: я не забыт, ты все еще моя...

Вчера, как ты понимаешь, день выдался напряженным. В обеденный перерыв пришлось, следуя молчаливой и непререкаемой традиции, накрыть стол для сотрудников по общему делу. Я хоть и бродяга, но пока, нахожусь на государевой службе. Да, ведь ты еще не знаешь, прошло уж восемь лет с того момента, как я одним весенним днем полон раздумий, шел с работы. Работал я тогда в кооперативе стропальщиком. Грузил в вагоны бревна. Когда краном, когда ручками... Проходя мимо редакции городской газеты, я подумал: а почему бы и нет? Отряхнул прах со своих ног и вошел в дверь... Я строитель по образованию, причем со среднетехническим!, через месяц стал редактором отдела, а через год признан лучшим журналистом года в городе.

Мое бахвальство объясняется просто: быть достойным твоей любви может только личность, а я всей своей жизнью доказал, по мнению современников, что таковым являюсь ( ой, хвальбу-у-ун - А.В.).

...Написал и самому стало противно (во-во! - А.В.). Больше хвалиться не буду. А с другой стороны: сам себя не похвали- и- ишь...

Через два года работы в редакции городской газеты я побрел в городскую администрацию редактором бюллетеня. А еще через два года верхи решили бюллетень похоронить с почестями. Эти почести вылились в предложение мне должности начальника отдела.

Год вхождения в среду чиновников был ознаменован назначением моей суперпопулярной (пошла лапша по ушам - А.В.)в окружном масштабе личности на должность начальника объединенного отдела...

Прости, дорогая, должен срочно заняться отчетом.

Об остальном в следующем письме. Только, ты, милый нежный котенок, не молчи! Я люблю тебя и вчера я это доказал, но об этом в следующий раз.

Нежно целую... и бесконечно.

 

 

Твой бродяга.

 

 

Мой милый бродяга!

Ну наконец-то. А я уж начала сомневаться в твоей любви. Ну что же для бродяги ты совсем неплохо устроился. Видимо пора рассказать тебе о себе.

Твой котенок не может похвастаться такой бурной и стремительной биографией. Как и полагается животному домашнему, я всю жизнь провела вблизи от дома под чутким присмотром мамы и пуделя. Ведь сам знаешь приличного кота нельзя выпустить из дома, дабы не подобрали.

В прошлом году я закончила университет экономики и финансов. Закончила как и полагается любимому котенку кафедры на отлично и на ура. Других таких как я в группе не было. Свою одну работу я нашла еще до окончания университета. Напротив нашего университета находится другое высшее учебное заведение. Вот и решил мой руководитель диплома и заведующий кафедрой в одном лице, что такие толстые коты не должны пропадать зря. Мне предложили преподавание, на что я после некоторых раздумий согласилась. И не жалею. Сразу же после окончания я нашла и другую работу - аналитиком в фирме. Не могу сказать, что очень довольна. Не столько работой в себе, сколько собой в работе. Но факт остается фактом. Кроме того, я аспирантка. Понимаешь ли, чем выше сидишь, тем меньше трогают. Вот у моей бабушки на первом этаже живет кот. ОЧЕНЬ представительный. Внизу под его окном остановка трамвая. И все ожидающие пытаются с ним познакомиться и погладить. Но не тут-то было - не достать. Кот, когда возмущается, когда не замечает. Вот и я так хочу.

В отличии от тебя, любимый, я люблю похвастаться, но только собственными успехами. Мамы, бабушки и прочее не в счет.

Надеюсь, мой практицизм не очень тебя разочарует.

Целую и надеюсь увидеть во сне.

 

Котенок (мурлык).

 

 

Здравствуй мой милый и нежный котенок!!!

 

Говорят, что до “седьмого неба” не допрыгнуть. Ничего подобного! Я только что оттуда, прочитав твое письмо. Так хочется быть с тобой, говорить с тобой, любоваться тобой, что, несмотря на свои не сформировавшиеся еще мысли, спешу написать ответ.

Во-первых, родная, ты напала на клад! Я также безумно люблю хвастать, просто до поры до времени старался скрыть это. Но теперь-то… о-го-го.. ты меня не остановишь! Скорее всего, потребность в хвастовстве, действительно присуща талантливым людям, какими мы с тобой, несомненно, являемся. Действительно, если ты хороший, почему бы ни заявить об этом? О том, что ты плохой, другие узнают из третьих рук, влажных рук недоброжелателей…

 

…Яркое солнце неумолимо растапливает хрупкие корочки льда на дорогах. Я стою посреди мостовой один, в кожаном плаще и с грустно опущенной головой, и молю Всевышнего прекратить нашу невыносимую разлуку, соединить наши тропы… Котенок, милый…

 

Теперь мне многое есть что тебе рассказать о себе. Все, о чем я умолчу, считай минусовым сальдо. О плюсах возвестят фанфары!

В прошлый раз я обещал рассказать об очередном доказательстве любви моей к тебе, нежная моя. Так слушай!

В день своего рождения, о котором ты уже знаешь, я был более чем всегда великолепен. Я понимаю твое затруднение в редуцировании мысленного образа: куда же больше?! Но… я надел черный костюм-стойку с белой рубашкой-стойкой, черные лакированные заостренные туфли, перстень с бриллиантиком, часы Orient со стеклом из горного хрусталя; спрыснул за уши Tribute…

Если до сего момента меня хотело половина женщин городской администрации ( вторая половина тихо ненавидела), то в этот день у всех встречающихся на моем пути женщин, девушек, девочек и бабушек глаза становились квадратными, и им стоило больших усилий не лечь на пол поперек моего пути. Шесть женщин явно хотели соблазнить меня в этот день. Одна из них, более предприимчивая, специально к этому дню навела дома максимальный марафет, отправила сыночка к бабушке и сообщила мне обо всем этом, прижав к шершавой стенке… Глупая! Она не знает о нашей с тобой любви ( отказ был совсем по другой причине. Я позвонил жене и сказал, что задержусь на работе, продолжая отмечать с мальчиками свой день рождения. "Хорошо" - сказала она и положила трубку. И такая печаль просочилась сквозь мембрану телефона, что защемило сердце. "Не будь скотиной - сказал я себе - тебя дома, накрыв праздничный стол, ждет дорогой тебе человек". Я мысленно поблагодарил свою вечернюю подружку, ожидающую моего визита в ее квартиру, за предоставляемую возможность и с чувством совершенного морального подвига поехал домой - А.В.). Не скрою, было трудно, но как невозможно вытравить из меня мысль о тебе, с которой в постоянном блаженстве я совершаю свои осмысленные, а иногда и не очень, действия, так и невозможно представить на твоем месте, на ложе любви, кого-то другого. Котенок, я хочу только тебя! Как же невыносима эта разлука… (пьеса, господа, продолжается, прошу заполнить зал! - А.В.).

Пожалуй, хвастаться продолжу в следующий раз. Скажу лишь, что я сейчас учусь заочно на третьем курсе Южно-Уральского университета на кафедре Экономика и экономическая безопасность. Мы коллеги (в будущем)!

За оставшиеся полтора месяца мне надо сдать 6 работ. С 1 апреля начинаю! Может быть…

Пока, котенок. Люблю, и ничего не могу с собой поделать. Одевайся теплее. Сейчас такая ужасная погода. Не расстраивай меня, пожалуйста.

Жду.

 

 

Любимый!!

Не говори о нашей разлуке. Она невыносима. Там вокруг тебя множество женщин, лишь меня там нет. Но почему, почему они счастливее меня. Почему им дана эта возможность видеть тебя, слушать тебя, касаться ненароком твоей руки. Им, а не мне, той, кому это больше всего нужно.

И все же я немного ревную. Смотри же, не забывай обо мне. Милый, это здорово, что мы почти коллеги. Близость интересов способствует близости мыслей и чувств. Сочувствую твоим проблемам и сожалею, что помочь ничем не могу. Если бы мы были рядом, если бы… Но что толку говорить о том, что невозможно.

Мне все хочется представить тебя. Какой ты? Глаза, руки, локоны волос (если они вьются, конечно).

Я все воюю со студентами. И они безумно надоели. Все одно и то же.

Расскажи мне про свой город. Ты бывал когда-нибудь в моем? Наверное, да. Бродяги любят север (хотя в данном случае холоднее все же у тебя).

Любимый, прости. Люблю и напишу в понедельник. Жду с нетерпением каждого твоего письма.

 

Котенок.

 

 

…Как тает снег, живительною влагой, стекая к кромке тротуара, так плавится душа моя, сгорая в пламени разлуки…

 

Здравствуй милый мой котенок!

 

Прошли два дня, потеряны они. Потому что не мог я слышать переливы нежного голоса твоего, внимать речам сладчайшим, что слаще меда…

Ты пишешь о близости интересов. Они у нас гораздо ближе, как выясняется. Дело в том, что в бытность свою старшим инженером по охране труда строительного треста, я подрабатывал обучением в учебном комбинате. Обучал плотников и бетонщиков. Любимое мое, урчащее существо! Ты хочешь знать каков я в телесном представлении. Но мы же договорились: я точь в точь таков, каковым ты меня себе представляешь.

Тем более что внешность моя неуловима и второстепенна. Одна половина человечества говорит, что я похож на одного всем известного артиста, другая – на другого, не менее популярного. Самое интересное заключается в следующем:

 

Сам о своей внешности я отзываюсь сдержанно. Некоторые женщины называют красавчиком, но они просто не отдают себе отчета, что с ними на самом деле происходит. Дело в том, что в меня влюбляются после того, как я начинаю говорить или совершать редкие, но безумные поступки. Любят не меня снаружи, а меня внутри. Затем эта любовь переносится на объект в целом. Так я становлюсь “красавчиком”.

Я не красив, но и не противен. Мужчина, одним словом. У меня серые переходящие в голубизну глаза. Когда я волнуюсь, голубые волны Айвазовского плещутся в глубинах моих очей. Эти моменты особенно опасны для женщин. Они видят только мои глаза и очарованные готовы на многое. Но… они не знают, что сердце мое и блеск моих взволнованных глаз только для тебя, любимая. Прижмись, котенок, ко мне своим холодным носом, я почешу тебя за ушком…

Да, руки! Конечно же руки! Бог с ними, с глазами, я видел и поголубее и повыразительней, но руки… Милый котенок, если бы ты сейчас действительно сидел у меня на коленях и хитрой мордашкой тыкался в складки одежды, ласка моих рук свела бы тебя с ума. Скромничать не буду – руки, это лучшее что у меня есть. Боюсь показаться не скромным, но женщины их целуют… Не ревнуй, котенок, это было раньше, пока я не услышал твоего задорного: мурлык… Теперь вся нежность и энергетика моих волшебных рук только для тебя…

Ты просишь, чтобы я рассказал тебе о Верхнетуринске. Обязательно, дорогая, и не только об этом. У меня есть одна новость, касающаяся возможной нашей встречи, но об этом и всем другом в следующем письме.

Напиши, будешь ли ты в июле в Санкт-Петербурге…

Печаль ушла, я снова жив. Люблю, и много ли мне надо…

Нежно, нежно целую в жаркие губы твои.

 

Здравствуй, Любимый!

Получила твое письмо, но опять не расшифровала. Это ужас. Пошли снова.

Думаю о своих выходках на чате, и снова, и снова понимаю, что была невыносима. Прости. На меня иногда находит - шумлю, кричу, качаю права, а потом осознаю, что зря. Хотя скажу тебе по секрету, я ни о чем никогда не жалею. Принцип “он крал и ему было стыдно” недостоин девушки, которую ты любишь. Это единственная мудрость предков, которую я восприняла на все сто. Но это не оправдание, а уточнение. Люблю точность. Я уверена, что большинство проблем в жизни возникает лишь потому, что люди не утруждают себя точными формулировками своих мыслей, чувств, а пользуются шаблонами: “любовь”, “ненависть”, “дружба”... Как просто, повторять слова, придуманные не нами. Но я отвлеклась.

Не обращай внимания. Надо сказать, что само общение на этом чате начинает себя изживать. Ты заметил, что треть разговоров касается отправленных и полученных мейлов (писем, сообщений - А.В.), треть - сметаны, китекэта (пища для кошек, хорошая закуска - А.В.), полосок Тигры и ревности, а треть - обсуждения типа “позвони мне”, “зайди ко мне в комнату” и пр. А где же общение?

Кольцо с бриллиантом говоришь... Милый, ты великолепен. Хотя справедливости ради надо отметить, что для бродяги ты неплохо экипирован. Я немного не так все это себе представляла. Думала, что мы создадим эфемерную страну, где ты будешь Бродягой (со всем сопутствующим), а я Котенком с бантиком, мисочкой, пушистым хвостиком. Не думай, что я разочарована, но никак не могу найти стиль общения. Согласись, что важно не только то, что ты делаешь, но и как ты это делаешь. Чувствую, что мне трудно говорить о любви. Так было всегда, так и сейчас. Дело в том, что я смущаюсь. Женская скромность, как бы ее мало в нас не было, все-таки закладывается при рождении. Не спасает даже огромное расстояние между нами. Но я ушла с головой в абстрактные построения. Котенку это не пристало. Бантики, игрушки, ежедневное расчесывание шерстки перед зеркалом не совместимы с любыми рассуждениями. Боюсь, ты разочаруешься во мне, а мне бы этого очень и очень не хотелось…

У нас наконец-то повеяло весной. Грязь, все серое и скучное, но настроение все же оптимистичное. Хочется чего-то (сам догадайся, чего). Но в мире нет гармонии, поэтому мне немного грустно. Смотри же, не заглядывайся там на своих поклонниц, а то я с ума сойду от ревности.

С ужасом думаю о предстоящей поездке в Голландию на две недели. Когда вернусь, дождешься ли ты меня. Или забудешь, как случайный пейзаж, промелькнувший в окне скорого поезда.

Целую и с замиранием сердца жду ответа.

Котенок.

P.S. Странно, почему из всех женщин Интернета ты выбрал именно меня.

 

 

Здравствуй, Любимый!

Прочитала твое письмо и… чувствую, что таю. Знаешь, про себя я не могу сказать, что красавица, хотя… обычно нравлюсь. Впрочем, мы похожи и в этом. Во мне тоже главное не внешность, а характер. Но это ты уже заметил.

В июле буду в городе. Собираюсь посетить летом столицу нашей родины, но когда это будет, не знаю. Не совсем от меня зависит. Приезжает мой знакомый из Израиля, вот и встретимся. Но для тебя все планы будут подогнаны. Только скажи.

Прочитала письмо, и мне стало немного страшно. Да, ты такой, как я себе тебя представляю. Но если мы встретимся, это будет уже не так.

Странно, но с каждым письмом ты становишься все ближе и роднее. Словно действительно существуешь. Но ведь тебя нет, а это уже интересно.

Кстати, ты что, действительно собираешься уйти с чата? Не смей!!!! Я останусь в одиночестве. С тобой мне спокойней, хотя это отдельная история, почему это так. И эта история, к сожалению, реальна. Когда-нибудь мурлыкну.

У вас там, наверное, снега (или нет?). У меня сумрачное представление о Сибири.

Знаешь, чего бы мне хотелось. Сесть рядом с тобой, прижаться и… молчать. Долго-долго. Ну а потом, как получится. (Коты смотрят лукаво и нахально.) Но это потом.

У тебя синие глаза. У меня тоже. Интересно, что еще у нас общего?

Прости, заканчиваю. Жаль, мы не познакомились раньше.

Котенок.

 

…Здравствуй…ты слышишь: я шепчу тебе на ушко?.. здравствуй… Моя левая рука обнимает твое плечо. Мы сидим на коньке Петербургской крыши, смотрим на мерцание летних звезд черного как смоль неба и…молчим. Ночь. Тишина. Только ты и я. Только я с тобой. Только ты во мне…

 И вот тебе мой первый поцелуй!

Привет, котенок!

Сегодня на мою квадратную голову свалилось много бед, поэтому я весел и энергичен. Ух… Ты любишь точность и ждешь того же от людей. 7 лет назад я был точь в точь таким же… Не хочу философствовать, но поверь старшему товарищу: не жди этого от других – не дождешься.

Ты пишешь, что я тебя немного разочаровал, тем, что показываюсь таким, каковым являюсь на самом деле, а не строго вымышленным персонажем. Извини, я плохо объяснял.

Почему из всех женщин Интернета я выбрал именно тебя? Бесполезный вопрос. Я верю в судьбу. Впрочем, вера не тот термин, я знаю, что миром правит причинно –следственная связь (судьба). Все ветви растут от одного корня – первичного “взрыва”, когда материя реализовала свое право на бытие. Все, что было и будет, предопределенно. В этом мой оптимизм.

С чата я действительно ухожу, как , впрочем, и из Интернета: в городской администрации нет денег на мои блуждания по сети. Я буду заглядывать иногда на пару минут, и если ты скажешь, в какое время тебе наиболее удобно, то именно в это время. Почтовый ящик мой всегда открыт для писем от любимой…

Какие у тебя проблемы в чате, расскажи?!

Ну вот я и прошелся по белым пятнам твоих писем. Теперь немного о себе.

Уверяю тебя, котенок, бродяга я, как телом, так, особенно, и душой!

На одном месте я обычно дольше четырех лет не работаю: достигаю совершенства и мне становится грустно (ой-ей-ей, какие мы!!! - А.В.). Ухожу сам, иногда с большим скандалом – не хотят отпускать. За свою короткую и никчемную жизнь я работал: плотником, бетонщиком, стропальщиком, инженером ПТО, ст. инженером по охране труда, мастером, прорабом, корреспондентом, редактором, чиновником.

Свою трудовую деятельность я начал здесь в Верхнетуринске. 25 марта 1978 года, на следующий день после празднования своего дня рождения и бессонной ночи, поведенной с незнакомой мне подружкой двоюродной сестры (только целовались!), я сел в самолет и полетел осваивать нефтеносные просторы Западной Сибири. Кстати, с этой подружкой приключилась забавная и драматичная история. Оказывается, она в меня влюбилась с первого слова. Написала мне в Сибирь письмо, которое я не получил. А моя сестренка-стерва удумала написать ей якобы от меня ответ. И так они переписывались около двух лет!!! Сколько слов любви было сказано впустую! В конце концов, не знаю как, но подружка раскусила проказницу, уехала в другой город вышла замуж (неудачно), родила детей…

Работу я начал инженером производственно-технического отдела строительно-монтажной организации. С чем себя и поздравил, так как выиграл спор со своим приятелем по строительному техникуму, что изначально устроюсь не ниже мастера. Посылка с вяленой воблой была съедена моментально. Оклад мне назначили в 115 рублей, выдали “подъемные”, которые весьма пригодились: через неделю моего вселения в общежитие, называемое в народе “дурдом”, у меня украли единственный пиджачок со 100 рублями в загашнике. Последними деньгами…

Через месяц мой шеф отправил меня в командировку в славный город Кемерово выбивать строительные конструкции под новый дом. С ума сошел, мужик! У меня еще молоко не обсохло как следует на волосиках, гордо называемых усами, как уже бросили в самое пекло!

На самолете долетел до Новосибирска, нашел на реке причал, переночевал в вагончике сторожа. Какую вкусную, сладкую, вареную картошку я ел тогда ночью!!! Утром на грузовой машине отправился в Кемерово. Сделал дело. Долетел до Новосибирска и… застрял на трое суток. Трое суток я не спал и не мог никуда присесть. Все, все было занято! Я научился спать шагая по вокзалу… Однажды, перед отлетом, когда заветный билет до Верхнетуринска был у меня уже в кармане, я проходил мимо книжного прилавка. Вдруг, неожиданно, на этом шикарном ложе освободился пятачок, размером с небольшой чемодан… Я до сих пор удивляюсь, как смог скомпоновать себя до таких размеров, но уснул я мгновенно…

Продолжу в следующий раз. И о нашей возможной встрече тоже.

 

Извини за грустное письмо. Если тебе трудно писать слова любви – не пиши, я пойму. Я знаю, настанет время, и ты не сможешь не произнести их. Я знаю, потому что я люблю. И в этом смысл моего существования, недолгого совсем.

 

В чате я буду весел, обещаю!

 

…мой язычок стучится в Ваши двери…

 

Здравствуй, Любимый!

Не смей исчезать!!!!!!!!

Это письмо было написано вчера дома .

Не могу писать тебе на работе. Это кошмарно. Ходит толпа народу (не ко мне - к шефу). Подруга, которой нечего делать, повадилась сидеть у меня в комнате. Нет, она хорошая девчонка. Когда в начале марта мне было очень плохо (нервный срыв, случившийся настолько внезапно, что я не успела ничего сделать), она сидела весь день рядом. Да, все это так, но... Она мне порядком надоела.

Мне грустно сегодня. Завтра ты уходишь с чата, а у меня такое чувство, что мы расстаемся навсегда. Хотя знаю, что все к лучшему. Зато теперь ты будешь только моим, и никакая Вагнесса, никакая Синси, прикинувшаяся сегодня Котенком (представь, какая наглость. Она нам просто завидует.), уже не смогут даже помыслить об общении с тобой. Ты будешь принадлежать мне всецело, но все же “просится слеза”. В знак верности обещаю минимизировать свое присутствие на чате. Отказаться совсем не удастся: я не слишком загружена работой, а СD-рома ( дисковод компьютера, удобный при использовании в качестве подставки под гамбургер - А.В.) у меня нет, так что музыка отменяется. Иногда откровенно нечего делать. Но свести все это к минимуму я постараюсь.

Я думаю, пришло время рассказать тебе немного о том, что же есть на самом деле твой Котенок. Ты много пишешь о своей жизни: что делал, чего достиг. Моя жизнь совсем другая. Я живу в двух мирах: разум и чувства. Между ними стекло. Я - живой и яркий пример разделения этих понятий. О чем я помню? О чувствах. Что происходит в моей жизни? Разум. Когда меня спрашивали, как дела в университете, я всегда говорила одно: “Она (учеба) идет, и я иду. Иногда мы сталкиваемся.” Это -чистейшая правда. Я помню об институте лишь то, что с первого и до половины четвертого курса у меня был парень и много связанных с ним проблем. На четвертом курсе я от него ушла, полгода приходила в себя, общаясь с преподавателем (с ним мы в некотором роде дружим и сейчас), затем мне понравился другой, полгода я охотилась на него. Затем диплом (полгода дома). Вот было счастливое время. Я забыла обо всех. Меня ничто не тревожило (из чувств). Вот почему я не грущу о студенческих годах. Ни вечеринок, плавно переходящих в... сам понимаешь что, ни ужаса написания курсовых (а затем счастья их сдачи), ни ночных звонков подруг к подругам (“Приезжай. Он меня бросил.”) в моей жизни не было.

Я - вещь в себе. Мое любимое занятие - копаться в себе, анализировать, раскладывать свои эмоции на “запасные части”. Почему я засмеялась? Почему рассердилась? Была ли я искренней? ...

У меня аналитический склад ума. Это признано большинством и наконец, мной самой. У меня сильные эмоции. Эти вещи несовместимы. С годами я стала терпимей к людям. Если я понимаю (или мне кажется, что понимаю), почему человек что-то сделал, я не обижаюсь. Однако обидеть меня все же можно. Это очень сложно, но ЕСТЬ, ЕСТЬ такие люди. Впрочем, я уже отомстила (отчасти). Слушай, уже второй день радуюсь. Но понимание тренирует интуицию и убивает чувства. Вместе с обидой постепенно исчезает способность любить и радоваться.

Я смотрю на окружающих сквозь стекло. Они бегают, копошатся, чего-то хотят (иногда меня), они могут встать рядом, но... стекло остается. Они его не видят, но я его чувствую.

Я серьезна. Я максималистка. Я не умею делать двух дел сразу. Либо работа, либо любовь. Либо дружба, либо ненависть.

Я неожиданно поняла, почему мне, несмотря на мой стаж написания писем и общительность, так сложно общаться с тобой. Я не знаю, как, насколько серьезно относиться к этой истории. Нет, не думай, я осознаю и могу твердо сформулировать (я многое могу четко сформулировать) все это. Но эта формулировка не позволяет мне писать писем, даже отдаленно напоминающих твои. А они меня так радуют, волнуют, иногда смущают. Если же пытаюсь сменить стиль, то ловлю и подсознательную смену отношения. Я слишком цельная натура (это не комплимент, а констатация факта).

Зачем я говорю тебе все это? Боюсь, ты разочаруешься и исчезнешь. Но если со мной так тяжело и непросто в виртуальности, можешь себе представить, как мучаются те, с кем я сталкиваюсь в реальности. Иногда мне кажется, что находиться со мною рядом невозможно. Но легкомысленных болтливых девчонок так много на земле, стоит ли множить их ряды?

Я предчувствую перемены. Ты их увидишь. Возможно, письма станут суше. А может быть скучнее (хотя кто это сказал). Но это не из-за тебя. Если я налажу свою работу, то изменюсь. Стану уверенней в себе, веселей и легче.

Поясню сразу ситуацию с работой. Все дело в том, что мое начальство не слишком-то знает, что со мной делать. Пока оно собиралось (с октября по январь), я влезла в Интернет. Меня засосало (болото! - А.В.). Да, у меня были четкие интересы и в плане переписки, и в плане личного общения. Но это во многом исчерпало себя. А мне никак не выбраться. Но я делаю успехи. Еще чуть-чуть...

Извини, знаю, что я невыносима. Но если ты не очень испугаешься (Котенок снова лукаво и нахально смотрит на Бродягу), то может быть ты поймешь меня лучше.

Зато выгляжу я настоящим котенком. Про синие глаза уже упоминала. Непослушные кудряшки, растрепанная шерстка, вечное желание посмеяться и похихикать (особенно над кем-нибудь), и взгляд маленького существа, воображающего себя взрослым. “Мяу” и больше ничего.

И вот теперь с большим любопытством и некоторым ужасом жду, что же ты мне скажешь.

И... тысяча поцелуев. Хотя, честно говоря, на самом деле я не очень ласкова. Мне мешает смущение. В этом отношении я противоречива. С одной стороны, мне море по колено, а с другой... даже в письме мне сложно сказать: “Я тебя люблю”. Всегда формулирую: “Ты мне нравишься” или еще как-то.

И все же, чтобы я сделала, если бы ты был рядом? Наверное, все то же. Прижалась бы, уткнулась бы носом в плечо и... все остальное перестало бы существовать.

Котенок.

А это по поводу вчерашнего послания.

Что значит "недолгое существование"?

Ты меня не разочаровал ничем.

Проблемы на чате? Да бог с ними, с этими проблемами. Коротко. Я познакомилась на другом чате с человеком. Он мне позвонил. Мы стали общаться. Я имела неосторожность поверить, что может быть, это ОН. Понимаю, что глупо, но… Проблемы у нас с ним были схожие. Ждала его. Он обещал приехать на мой день рождения. Не приехал. Исчез: ни дома, ни на работе. Месяц вызванивала его, искала в Москве. Потом нашла. Причина была, но не такая, чтобы даже не позвонить. Поняла и простила. Обхаживала его еще два месяца. Все нормально. Обещал приехать на 8 марта. А четвертого марта я залезла на его страницу (сайт - А.В.). Две появившиеся накануне фотографии привели меня в такой мгновенный шок, которого уже очень и очень давно не было. Я ему позвонила, он вынул из меня, что случилось. Но… не приехал. Я пережила и это.

Прошло полторы недели моего отсутствия на чате. Потом я вернулась. В ту среду после очередной выходки (это ведь он выкинул меня с чата) наше знакомство было официально закончено. Он согласился, но… В это воскресенье он приехал. Неожиданно, но я отказалась от встречи. Если…, но представится ли такая возможность, то да, но два дня назад это было невозможно.. Слишком много обид, слишком. Все это глупо, я знаю. Ты наверное сочтешь меня наивной и смешной. Эмоций нет уже давно. Он не то, но жажда мести осталась. Его зовут Глеб или Скрытный.

Извини, зачем-то я рассказала об этом. Поставив точку таким образом.

Письмо грустное. Просто жаль, что ты исчезаешь, хотя для меня ты остаешься. Остальное позже.

Котенок.

 

 

Любимый!

Мы вовремя не заплатили за Интернет, поэтому на несколько дней могу слететь с сетки. Если будет возможность, буду писать. Кроме того, с 12 по 26 апреля меня не будет в стране. Дождись меня, пожалуйста. Обещаю, ты будешь первым, кому я напишу, вернувшись.

Котенок.

 

 

Здравствуйте, Светлана!

 

Пишет Вам далекий знакомец Алексей Вагрант. На последнее Ваше письмо Бродяга не может ответить – попросил меня, потому что, насколько мы оба понимаем, должен состояться серьезный разговор. И раньше письма были до предела серьезны, но в них было больше литературы и полета. На это Бродяга горазд! Когда же дело принимает серьезный оборот, он всегда все сваливает на мои косые плечи…

Мария, ты знаешь я намного старше тебя, опытнее житейски, прошел “огонь, воду и медные трубы” и жить мне осталось 6 лет ( не кокетство – правда), поэтому врать или кривить душой мне сейчас ни к чему и не за чем. Все, что я скажу ты должна будешь воспринять с полным доверием и без тени сомнения. В противном случае, не продолжай читать этого письма – разорви, сожги, скомкай и выброси в корзину… Бродяга тебе напишет, наверное, завтра…

 

…Итак, ты здесь? Ты рядом? Тогда слушай Свнтланка, внимай каждому моему слову. Слова, выделенные жирным шрифтом, я обязываю тебя прочитывать несколько раз.

“Непослушные кудряшки, растрепанная шерстка, вечное желание посмеяться и похихикать (особенно над кем-нибудь), и взгляд маленького существа, воображающего себя взрослым. Мяу и больше ничего.” Твоя автохарактеристика, поведение на чате и вне его: “Мое любимое занятие - копаться в себе, анализировать, раскладывать свои эмоции на “зап. части”, отношение к окружающим: "Она мне порядком надоела" и окружающему тебя миру: “ Я живу в двух мирах: разум и чувства” , несомненно указывают на то, что ты несколько задержалась в фазе перехода из юношества в состояние молодого человека. Обычно эта фаза приходится на 18-21 год. Ты перехаживаешь свой срок. Тебя ломает. Ты закончила университет, начала самостоятельную ( почти самостоятельную) трудовую и личную жизнь, а юношеский максимализм – “ Я максималистка. Я не умею делать двух дел сразу. Либо работа, либо любовь. Либо дружба, либо ненависть”, юношеские повадки – “ Не приехал. Исчез: ни дома, ни на работе. Месяц вызванивала его, искала в Москве”, нетерпимое отношение к окружающим – повадилась” – остались. И не смотря на твое утверждение, что ты цельная натура, все как раз говорит об обратном: сейчас, на данный момент, ты находишься во взрывоопасном состоянии. Ты не можешь объективно оценивать ни свои поступки, ни окружающих.

“…затем мне понравился другой, полгода я охотилась на него”, “” В знак верности обещаю минимизировать свое присутствие на чате”, “Всегда формулирую: “Ты мне нравишься”… Аэлита, не приставай к мужчинам!. Есть такой фильм. В нашем случае очень актуальный. Все это слова и поступки подростка, мечущегося, ищущего, хотящего высокого и чистого, теплого и значимого. С этим состоянием “подростковой шизофрении” (звучит грубо, извини, но мы договорились называть вещи своими именами) необходимо расстаться! Я тебе в этом помогу.

О Глебе. Дело не в том, что он тебе понравился и тебе показалось, что ваш путь по жизни может быть общим. Здесь как раз все нормально. Ты женщина, ты можешь и должна любить! Но, конечно, не так, как ты делала до сих пор: напрашиваясь и унижаясь! Разве ты подстилка у чьих-то ног!? Даже великая любовь отвергает унижение любимого человека. Любящий по-настоящему тебя может только превознести тебя, но никак не унизить.

Я видел фотографию Глеба… Ему 29 лет. Тот возраст, когда мужчина должен иметь семью. На основании физиогномического и поведенческого анализа я делаю вывод, что этот мужчина с уже сложившимися комплексами “закоренелого холостяка” , от которых он хотел бы избавиться, но ему мешают: неуверенность в себе и скрытность характера ( не даром его псевдоним в чате - Скрытный). Он любит комфорт и демонстрацию собственного материального благополучия… С таким человеком можно связывать свою судьбу лишь при большой любви, которой у вас нет ( не тешь себя иллюзиями!). Поэтому, страничку под именем Глеб тебе можно, вздохнув, перевернуть и пригладить ладонью новый чистый лист…

 

То, что ты называешь стеклом, в науке называется внутренним миром человека. Все это естественно. Стекла исчезают, когда человек растворяется в мире: при приеме наркотиков, при аутотреннинге, в мгновения феерической радости… Как видишь, не всегда это идет на пользу самому человеку.

 

Виртуальный мир красив и дает иллюзию натуральности чувств и оценок. Ты попалась в его сети. "Меня засосало": - говоришь ты и это чистая правда. И это плохо! Очень плохо! Взрослому человеку трудно не обезуметь от тупеющего влияния компьютерной реальности. Тебе – тем более. В Подземке , обрати внимание, все играют, у всех маски, всем по большому счету все “до фени”, лишь ты одна непосредственна и ранима… Вернись в реальность! Посмотри на маму. Любимый человек рядом, и она наверное соскучилась по твоей ласке шкодливого котенка…

 

А теперь о деле! Запомни, застолби в своем мозгу, три простых заклинания:

 

  1. Я красива!
  2. Твои плечи расправятся, появится необъяснимый уверенный блеск в глазах, и ты действительно похорошеешь в глазах окружающих (в своих-то ты давно красива!). Я красива: - говоришь ты каждое утро, вставая с постели, я красива: – шепчешь ты себе, умываясь, и в ответ из зеркала тебе улыбается симпатичная мордашка
  3. Я любима!
  4. Спокойствие и уверенность в завтрашнем дне разливаются по всем членам твоего тела. Ты вспоминаешь усталый нежный взгляд своей мамы, холодный нос пуделя, уткнувшегося тебе в колени, Бродягу… Я любима: - говоришь ты себе, укрываясь теплым одеялом на ночь, и весь следующий день наполняется содержанием, все получается так, как того хотела бы ты…
  5. Я личность!

Вот теперь ты цельный, ну просто литой, человек. Ты самоценна, неразделима и неповторима! Даже малые, прожитые тобой годы, говорят тебе и всем, что ты действительно Личность, и любое посягательство на нее нетерпимо…

 

 

Три простых формулы позволят тебе преодолеть существующий и все последующие кризисы. Они должны войти в твою кровь, ты свято должна поверить в них!

 

И напоследок. Когда вдруг взгрустнется, или будет вообще омерзительное состояние проделай следующее: скорчи гримасу улыбки во весь рот и держи ее до тех пор, пока не улыбнешься, а ты обязательно улыбнешься, естественным образом. Помогает отлично, проверенное средство!

 

Я прощаюсь с Вами, Светлана. Бродяга вырывает перо из рук! Надеюсь увидеть Вас в июле в Санкт-Петербурге. До свидания!

 

 

P.S. Ну, наконец-то, бродяге слово дали!.. Котенок, милый, чтобы не случилось- я всегда буду с тобой. Поверь Алексею, он приносит счастье тем, кто с ним рядом.

Целую нежно и долго-долго…

 

 

Алексей!

Почему жить осталось 6 лет? Ты болен, тебе нагадали темную карму? Что такое?

Прочитала все то, что ты написал. Все так и не так. А ты жесток (впрочем, немного кокетничаю). Неужели ты решил заняться моим воспитанием? Забавно. Всегда хотела, чтобы кто-нибудь мной занялся, но вот самоубийц нет.

В конечном счете, у меня не в порядке нервы (на самом деле это называется сверхвозбудимой нервной системой). Плюс пессимизм. И вот получите.

На самом деле это от безделья. У меня много энергии (чрезмерно), а работы нет. Вчера пришла к заместителю директора спросить, что дальше анализировать. Тот погрузился в размышления, до сих пор еще из них не вышел. С Интернетом проблемы, делать нечего. Вот и чатишься. Впрочем, с этим в основном покончено.

Глеб… Он был прекрасной аналитической задачей. (Это ключ. Моя голова преимущественно работает вхолостую. Мне многое удается слету, а посему - не занимает моего внимания. А вот поразмыслить: кто да что - это дело.) Был, пока я не посмотрела страницу на чате, которой уже нет. Пять слов и я все поняла. Да, конечно, вызванивать, искать - это унизительно. Но я как-то этого не замечаю. Для меня это игра (и это не кокетство). У меня есть друг. Ему 16 лет. Замечательно, не так ли? Он совсем не моего круга. Иногда оденется, так - гопник гопником. Единственный человек, которого моя мать на дух не переносит, хотя не видела. Вот он может делать все, что хочет. Вплоть до откровенного хамства. Меня это обижает, я сержусь и ухожу, но… всегда возвращаюсь. Это игра. У меня есть повелитель и господин. Забавно.

Знаешь, женская гордость - вещь хорошая. Но вы, мужчины, только мните себя героями и хозяевами. На самом деле у меня довольно жесткий характер. Приблизительно 75% моих знакомых (мужчин) я ломаю сразу же. Остальные, так или иначе, тоже будут под моим каблуком. Не то, чтобы я всегда добивалась этого, (некоторые спасаются бегством), но смельчаки “гибнут”. Это необъяснимо. Одна интонация и я уже чувствую, что могу победить. Мне не очень это нравится. Но если склонить голову, то перед достойным. Хочешь командовать - командуй (если сможешь). Но вот только таких нет…

Я долго думала в свое время. Да, женская гордость требует ожидания, но кто такие мужчины, чтобы я как конь на ярмарке ждала, пока он обратит на меня внимание, пока на что-то решится. Я знаю, что родившись мужчиной, была бы счастливее. Многое женское мне не нужно. Чего стоит одна способность рожать. Я не против ребенка. Будь я мужчиной, я бы его хотела, но беременность, роды… три года декрета: пеленки, тупые прогулки, болтовня о цветах, дом, домашнее хозяйство, потеря специальности, работы, себя… Мужчина может говорить, что хочет. Но рожать-то все равно придется женщине, а он только сочувствует, волнуется и помогает.

Глеб полгода плакался, что его никто не любит. А я могу долго находиться под чужим негативным влиянием и не поддаваться. Потом ломаюсь, и спасать надо уже меня. Вот так и случилось. С 4 марта прошло много времени, я замечаю, что часто повторяю сакраментальную фразу “Меня никто не любит. Я никому не нужна”. Это Глеб, его влияние. Раньше я так не зацикливалась на этой мысли.

Да, я охочусь. Мне это интересно. Я стремлюсь к покою, но скучаю. Я почти всегда скучаю. Виртуальность - великолепная вещь. Можно исчезнуть в любой момент. Смена людей, вечный флирт. С одной стороны, я хочу иметь рядом с собой мужчину, но недавно была такая ситуация, когда я размышляла: а свободна ли я. Я не почувствовала счастья. Свобода - вот, что я ценю после трех лет не всегда совместной жизни со своим бывшим парнем. Он был частью меня, всегда на полшага сзади, великолепно дрессирован (моя работа), всегда на подхвате. Я уходила два года (из трех!). Больше не хочу. С меня довольно косых взглядов, великого принципа: “Твои друзья - мои друзья”. Но свобода - ужасная штука. Стоит ею воспользоваться, и она исчезает.

Вся беда в том, что я привязываюсь к ничему. Вот к Бродяге я привязана. Поэтому вчерашний траур на чате, который очень похож на мелодраму (известно, что все живы, что это выдумка, а все зрители рыдают), глубоко меня задел. Боюсь терять людей. Не то, чтобы терять, но сам факт, что теряешь… И все. На весь день переживаний довольно. Но в реальности мне мало кто нужен. Никто не нравится. Но иногда заклинит. Мой интерес к личной жизни - попытка уйти мыслями от других проблем (не моих, но меня касающихся), которые я решить не могу. Не мои они.

Кстати о переживаниях. 90% - это выдумка. У меня мало проблем, сопутствующих людям моего возраста. Есть работа, прекрасная мать, любимый пес. Внешность тоже ничего (это я скромничаю), ум, не курю, абортов (извини за деликатную подробность) делать не приходилось, свободна… И т.д. и т.п. А свято место, как известно, пусто не бывает.

Извини, письмо сумбурно. Боюсь, что сетка (доступ в Интернет - А.В.) исчезнет. Ты хочешь мне помочь.. Но почему ты должен со мной возиться? Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Но я тебе благодарна, даже за декларирование этого стремления. Но боюсь, это непосильная задача. Со мной перестала справляться даже мать. А она может двумя словами превратить меня в руины и двумя словами воссоздать вновь. Но если ты любишь, то зачем тебе эта игра? Для меня это возможность приобрести то, чего у меня нет. А зачем это тебе?

Не уверена, что мне следовало “грузить” тебя всем этим. Но ты сам хотел. Прости, впрочем. Не люблю себя, когда плачусь. Анализ далек от эмоций.

Передай Бродяге, чтобы не исчезал. Хотя с тобой мне тоже интересно.

 

Света.

 

 

Здравствуй, Светлана!

 

Спасибо за письмо. За то, что пока еще не послала шибкого умника к чертям собачьим со своими нравоучениями. Ну, раз не послала сначала, то теперь тебе придется выслушать меня еще раз!

Мне стало плохо, когда я прочитал твое послание. Такого заряда отрицательной энергии я не получал уже давно! К сожалению, природа наделила меня способностью впитывать в себя энергетику других людей, пропускать через какие-то тайные фильтры и возвращать обратно в том виде, в котором я хочу. Обычно это добрая аура. Как могу, но я стараюсь доставить и тебе свой светлый заряд. Не знаю, удается ли это по телефонным проводам. Была бы ты рядом… Ко мне в кабинет часто заходят сослуживцы “посидеть”. Как потом выяснилось, по признаниям некоторых из них, таким образом, они снимают стрессовые состояния, мое присутствие заряжает их спокойствием и добротой. Ну да ладно, речь не обо мне. Хвалится пусть Бродяга…

Если ты позволишь, я продолжу разговор о тебе. Позволишь? Ведь ты же “в доме хозяин”! Спасибо…

До последнего, полученного мною, письма мне было не совсем понятно: что же на самом деле стоит за твоими неврозами, не хватало какого-то звена в цепочке… Теперь, мне кажется, все встало на свои места. По крайней мере, я в своем сознании замкнул цепь твоего характера. Твое дело: послать меня подальше или вместе со мной помочь себе самой. А болезнь сильно запущена. Пока еще она не приняла хронической формы, стоило бы попытаться распрощаться с ней.

С точки зрения психоанализа (посмейся надо мной, сравняй с землей – какой я на хрен аналитик!!!) то, что происходит с тобой называется “комплекс безотцовщины”. Я не знаю, когда и как расстались твоя мама и тот, кто участвовал в зачатии. Но для мамы это не прошло даром. Обида на отца, заставившего страдать душевно и материально самого любимого на свете человека: маму, бросившего или отстранившегося от тебя (поправь что не так) перешла на всех мужчин. Отец – мужчина. Он поступил плохо с женщинами. Значит все мужчины - подонки. И за это им не мешало бы отомстить!

Погоня за знакомствами с лицами противоположного пола с заранее известным (где-то там внутри) результатом: в конце концов, он будет унижен, низведен… потом, может быть, я его полюблю, но если он того заслужит! Дружба с 16 летним мальчиком (не знаю тонкостей) проистекает по одной из причин:

  1. Он в твоих глазах еще не мужчина, но должен им стать. И ты будешь тем человеком, который создаст настоящего порядочного мужчину. Ведь должны же быть они на самом-то деле!!!
  2. Продолжение все той же мести. Вы у меня будете все: и недоноски и переростки, несовершеннолетние и старички, типа Алексея, все будете у моих ног. И только Я буду выбирать!

 

Мстишь ты и маме. За то, что она допустила то состояние, в котором вы сейчас находитесь, за то, что ты чего-то не получила, то, что обычно дети получают от общения и ласки отцовской. Бедная мама. Как она страдает, глядя на тебя. Потому что она видит, что ты идешь прямехонько ее путем, повторяешь (возможно) ее ошибки, что твой хваленый “анализ”, выставляемый тобой в качестве штандарта войска, ни к черту. Слова расходятся с делом: говоришь одно – делаешь другое. Уверяешь себя, что держишь обстановку под контролем, а сама вся на чувствах!!! Натянута как струна! О боже, как все плохо!..

 

Света, послушай меня внимательно. Все что тебе надо – это успокоиться. Успокоиться и простить. Простить всех! Они люди и имеют право на ошибки. Да, иногда они даются дорогой ценой, но это жизнь. А твой внутренний мир – твой. Тебе с ним дальше идти по жизни. И от того, как ты его организуешь, зависит твое благополучие, благополучие тех, кто тебе дорог…

 

Только что заходила моя подчиненная и была удивленна, почему я имею такой замученный вид. Обычно я весел, подтянут и готов к подвигам. Она не знает, что я все еще не “переварил” той порции отрицательной энергии, которую получил вчера и сегодня утром, читая твои полные сумбура письма. Ничего, еще немного, я это чувствую…

Я не надеюсь – я хочу, чтобы у тебя все было хорошо! Хочешь ли ты этого сама?..

Все, что я написал вчера, не отвергается. Новые данные только расширили и объединили картину. Добавь к тем трем формулам четвертую : “ Я всех прощаю!” и жизнь улыбнется тебе!

…По поводу моего недолгожительства. Ничего особенного. Я свыкся уже с этой мыслью, и она никак не мешает мне полноценно существовать. Я неизлечимо болен. По данным американских и советских ученых лишь 2,5 % людей с моей формой болезни доживают до 40 лет. Но так как я - счастливый по жизни и мне везет, то уж до нагаданных мне разными гаданиями 45 лет я доживу точно! 045 – это мое кармическое число, которое возникло в моем мозгу еще в детстве и сопровождало меня по жизни. Сначала было число. Потом я узнал, что оно означает… Забудь об этом. Я жизнерадостен, активен и только редкие мои друзья знают о болезни. Теперь ты в их числе!

Прощай. Навряд ли я тебе еще когда–нибудь напишу: все что я хотел тебе сказать сказал, а размазывать сопли по стеклу не в моем вкусе…

И еще. Я решил, что в начале своего отпуска, который начнется предположительно 10 июля, я заеду дней на пять в Питер (где я только не был, а вот в Питере пока не удавалось). В связи с этим, возможны два варианта развития событий: где-то в коридорах университета или твоей работы ты проходишь мимо по бродяжьи одетого мужчины, который украдкой окидывает тебя взглядом, а затем долго провожает вослед, либо мы встречаемся и… дальше не предсказуемо. В любом случае, через пять дней я сажусь на поезд, который повезет меня в Астрахань, на мою родину, к старшему брату, у которого накопилась уйма проблем и их необходимо решать. Кроме того, я должен поправить могилки своих родителей… Четыре года не был… Люби маму, пока она рядом. И передай ей, пожалуйста, от меня добрый привет и подари мою улыбку…

 

Алексей.

 

Р.S. Ну наконец-то, еле дождался! Привет, котенок!!! Мур-мур… Ладно, ладно, заласкаешь!…

Вчера попытался зайти на пару минут в чат – не получилось, что-то с сервером, наверное. Ну и фиг бы с ним. Ты со мной, и много ли мне надо!

С каждым новым весенним днем становится все светлее и светлее. Ночь куда-то исчезает и это плохо. Потому что будет меньше времени, проводимого нами по ночам на крыше моего дома. Пока еще не совсем рассвело, прижмись, котенок, ко мне поплотнее, обними за талию (попробуй только не обнять: кто хозяин на крыше!), опусти щеку на плечо. Я трону струны болгарской гитары и спою тебе свою грустную песенку-настроение:

У зеленого причала

Черноморская волна

Ветру трепетно шептала:

Я одна, я одна, я одна…

 

Котенок, милый, как видишь, и у меня бывает иногда паршивое настроение, но это не повод перестать крепче сжимать меня в своих объятьях, любить меня…

Прозвенел последний аккорд, я повернулся к тебя с бледным от навязчивой луны лицом. Я заглядываю в омут твоих голубых глаз и тону… тону в нем со сладостным ожиданием конца. Утонем вместе и вознесемся туда, где кроме любви ничего не бывает, только любовь, цветы, молочный свет и музыка наших душ…

Котенок, любовь моя, все будет хорошо! Потому что я так хочу… потому что ты этого хочешь… потому что мы вместе…

 

Твой Бродяга.

 

Привет Бродяга и Алексей!

Как ты мог подумать, что я тебе сегодня не напишу? (Котенок обиженно отворачивается).

Слушай, можно съехидничать? Для лучшего журналиста ты что-то много запятых пропускаешь. :) ( означает в Интернете улыбку. Также: :( - грусть, обида, -*- - поцелуй и т.п. - А.В.). Я довольно щепитильна в этих вопросах. В наше время люди вообще, кроме точки, мало что используют. А я люблю перечесть написанное, всякие двоеточия, тире, скобки расставить. Но смеюсь, смеюсь. Какая разница, что там есть и чего там нет.

Жаль, что огорчила тебя письмом. Вчера вообще был отвратный день. Вечером разругались в пух и прах с матерью. Может принять затяжной характер, хотя нам это несвойственно. Но зато… меня вечером никто не трогал, никто ни с чем не приставал. У моей подруги та же ситуация. М-да, родители могут достать кого угодно.

На тему родителей. Точно. Мои сумасшедшие предки расстались, когда мне был год. Таким людям, как они, вообще противопоказано иметь совместных детей. А их вот любовь сразила. Мой отец (мы знакомы) как-то осознал, что дочь-то уже взрослая, а о чем с ней говорить, неизвестно. Зато не лезет. Мы с ним соперники за квартиру (его отца и его второй жены). Еще схлестнемся. Наследство оформлено на меня, но моя бабушка все его жалеет.

Ладно, я опять завелась. Злюсь на нее. Много выпендривается, а толку нет.

У нас не то зима, не то весна. Только в воскресенье потеплело, так вчера и сегодня появился противный, жутко холодный ветер. И снова температура ниже нуля. Как же ты после теплой Астрахани прижился в Верхнетуринске?

На тему июля. Нет, уж. Если приедешь, то давай по-человечески встретимся. А это блуждание по коридорам.. Во-первых, на фирме я тебя сразу увижу, а в институте сам черт заблудится. И потом, не хочу сцены из любовного романа. Давай по нормальному. К июлю я отойду. А когда Котенок веселый, это… веселый Котенок.

Теперь продолжим рассказ-жизнеописание Котенка. Все-таки в течение 23 лет я что-то делала…

До школы я в основном находилась дома под присмотром бабушки. Ясли, правда, были, но воспоминаний никаких. Школа была специальная английская. Школа моей мамы. Некоторые учителя учили еще ее. В школьные годы я считалась чистым гуманитарием. Математику ненавидела и не понимала вообще. Первые три года была гордостью класса. Затем перестала ею быть. Так отличницей до конца и не стала. В старших классах вылез мой характер. У-у-у-у! В молодости я была порохом. Чуть что не так - вон из класса, да еще и дверью хлопнуть могла. Но училась я лучше всех, мать умела находить с директрисой общий язык, меня не трогали. Последние два года я училась в гуманитарном классе. А был еще и технический (в специальной английской школе!). Вот там и поняла, что нет, не гуманитарий я. И пошла в экономику. Немалую роль здесь сыграла моя мать. Она организовала свою фирму. Жили мы хорошо. Потом мать решила, что самая умная. Фирму малость загубила. Она не виновата, конечно, но ведь говорила же я ей. А она не слушала. А я права была. Короче сейчас ей уже третий год зарплату не платят. Жили в долг. Теперь я работаю, но понимаю, что с такой зарплатой мне этих долгов в жизни не отдать. А мать упорствует. “Делать ничего больше не умею. Фирма - это достижение моей жизни”. И сделать с ней ничего нельзя. Ладно, это так. Чтобы ты понял. Только не смей сочувствовать!!!!!!!!!!!!!!!! Разберусь, мать перевоспитаю.

Закрыв, наконец-то, за собой дверь школы, я почувствовала, что громадная плита свалилась с моих плеч. До сих пор, вспоминая, счастлива. Медали мне не дали, хотя аттестат я себе сделала (кто бы знал, чего мне это стоило). В 11 классе я почти полгода болела. Аппендицит, вырезанный удачно, долго давал о себе знать. У меня в школе было два друга: он теперь - в Израиле, она - в США. Его потерю я осознала полгода спустя. Она же, уехав, ничего не изменила в моей жизни.

С ним мы переписывались пять лет. Тогда-то я и пристрастилась писать письма. Вначале они были обычными: где был, что делал. В Израиле бомбили (время войны в Персидском заливе), у нас… не помню. Потом моему другу в Израиле разонравилось. Письма стали носить дневниковый характер. Он писал, как он меня любил в школе (понадобился его отъезд, чтобы я поверила в это, хотя полтора года все окружающие только об этом и говорили.), а я ему о своих заморочках. Странное дело, я ведь пробовала вести дневник. Но то ли боязнь, что он попадется кому-нибудь на глаза, то ли вечная насмешка над собой, мне мешали. А вот в Израиль, пожалуйста. Кстати, вот чего я боюсь. Если наше общение примет такой характер (а все к этому идет), на тебя будут падать мои проблемы, а я пристращусь к гигантским письмам. Впрочем, постараюсь развеселиться.

Через пять лет я вняла его призывам приехать и собралась было. Но вот тут выяснилось, что меня, оказывается, совсем не хотят видеть. Он повел себя странно. Сказал бы честно, что не может, вопросов бы не было и обиды тоже. Но… Мы встретились в том году. Передо мной стоял усталый грустный человек, про которого можно сказать “уставший от жизни”. Это был не мой друг. Тот был веселым, остроумным, знал, как бороться с моим характером, держал меня в руках…

Затем университет. Но об этом в следующий раз.

Вроде с Интернетом мы разобрались. Так что до двенадцатого я с тобой. А там придется поскучать. Но я привезу тебе много-много голландских тюльпанов и отправлю по почте.

Тыкаюсь носом в щеку (опять плохо побрился!!!), нежно мурчу песенку. Не грусти. Я тебя люблю.

Котенок.

 

 

 

Привет, котенок!

 

Мой маленький, нежный и беззащитный комочек. Не ругай меня за то, что письма тебе я пишу на одном дыхании и никогда не перечитываю: что сказано, то сказано. Я и в обычных условиях трудно уживался с запятыми, тире и двоеточиями… К слову сказать, к профессии журналиста это не имеет никакого отношения: в редакциях работают специальные сотрудники называемые корректорами, которые для того и предназначены, чтобы править с точки зрения орфографии и грамматики материалы журналистов. Но это так, между прочим…

С Алексеем, как я понял, вы расстались и, слава богу! А то я уже начал было ревновать!.. Ты правильно делаешь, что не слышишь его советов, – видали мы таких умников! По-моему, он уже успокоился, только не совсем понимает: встретиться “по-человечески, по нормальному” это как?..

Котенок, чтобы не уподобляться Алексею, я не буду тебе более наскучивать своей хвальбой о былом. Ведь ты любишь (если любишь) Бродягу и этим все сказано.

 

Ты никогда не узнаешь каким я был когда-то умным (сейчас в 2 раза глупее): как я был призером физических олимпиад, как мог умножать четырехзначное число на четырехзначное в уме, что открыл электронное поле атомного ядра и вторичное излучение лучевой энергии (потом я узнавал, что опоздал на несколько лет и до меня это уже открыто), что я прочитал полное собрание сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса, философские труды: Ленина, Дидро, Кондильяка, Лейбница, Аристотеля, Платона, Локка, Кузанского, Гегеля, Канта, Фейербаха…

Не узнаешь о том, что я закончил с отличием московские курсы стенографии, был чемпионом Астраханской области по футболу, занимался боевым самбо и боксом.

Останешься в полном неведении о том, что уже в 13 лет я имел заработок от игры в вокально-инструментальном ансамбле (подрабатывали игрой на свадьбах), где я играл на ритм и бас гитаре, ударнике и немного на органе.

Никто тебе не передаст какой у меня великолепный голос (в лучшие годы я брал 4 октавы!), как плачут женщины, слушая мое исполнение песни “Очарована, околдована"...

Не узнаешь ты и о том, что обо мне была написана большая статья в “Комсомольской правде”, что я первый в России человек, опубликовавший в печати материал, в котором коммунистическая партия называлась партией узурпаторов и Ленин был низвергнут с пьедестала (по этому поводу было созвано экстренное совещание в горкоме партии, где обсуждали, что со мной делать. Город стоял на ушах. Газету копировали и переписывали от руки…).

Я тебе никогда не расскажу что спас жизнь 8 людям: спас одного утопающего, вытащил ребенка из-под колес грузовика и вывел из пожара взрослых обезумевших людей…

 

Ничего этого ты никогда не узнаешь.

Я буду тебе рассказывать о своих странствиях и случавшихся при этом небольших приключениях. Очередное намечено на июль. Посмотрим.

 

А раз вы все-таки решили свидеться с Алексеем, то в следующем письме пришлю его самое удачное фото (на самом деле он гораздо противнее!) чтобы ты немного привыкла к его устрашающей внешности и не прошла мимо.

 

Милая и хрупкая моя девочка, я очень скучаю по тебе. Обнять тебя, забыться…

 

Третий день не могу попасть на Небосклон: не подключается сервер. Приходи сегодня на Скамейку_И в 15 Москвы. Минут 10 сможем свидеться. Вчера я передал ее заседателям, что если придет котенок, чтоб не обижали.

 

До встречи, любимая. Мой нежный поцелуй ты ощутишь у себя на губах…

 

 

Здравствуй, Любимый!

Все-таки я смогла прочитать твое письмо. Хотя сервер опять с нами попрощался. Окей-окей-окей, я оценила твою скромность.

На тему встречи по нормальному. Просто первый вариант уж больно напоминает романтические мелодрамы, когда он, не решаясь подойти или не желая смутить ее покой, молча наблюдает за ней. А она, чувствуя, что он где-то рядом, не может угадать, кто же он. Нет, я хочу, чтобы мы встретились, погуляли, поболтали. Ты не был в Питере, я покажу тебе город. Так что шли фото. Мое будет в конце апреля. Как из Голландии вернусь, так и будет.

Чат подвис. Есть предположение, что Бонч (ник администратора чата Небосклон - А.В.) что-то отпраздновал. Вчера разговаривала со Скрытным. Сама ему позвонила. Зачем? Было отвратное настроение, хотелось с кем-то поговорить. Подруги не было. Будешь ругаться? (Котенок виновато устраивается на коленях у Бродяги и лукаво смотрит на любимого: будет или нет.) Ругайся. (Котенок доволен, его воспитывают.) Странное дело: разговаривала с человеком, а слышала пустоту. Ну, Скрытный теперь стремится в Питер. Грозился прибыть на майские праздники, шаркал ножкой и виновато поджимал хвостик. Я, конечно, довольна. Самолюбие удовлетворено.

Вечером помирилась с матерью: зачем на нее сердиться. Сегодня настроение как-то развеялось. Не то, из-за вчерашнего разговора (но если это так, то мне немного противно смотреть на себя в зеркало), не то, из-за матери, не то, из-за того, что угроза слетания с Интернета временно исчезла (я жутко боюсь, что не смогу писать писем, а как мы тогда будем общаться?), а может быть еще из-за кого-нибудь? Ну например, из-за одного Бродяги, который… но здесь я умолкаю.

К сожалению, я не смогла разобрать твое маленькое письмо. Сейчас мне надо убегать в институт. Сегодня я получу визу, и мне купят билет в Голландию. В понедельник я напишу тебе больше. Просто сегодня слишком поздно получила выход в сеть.

Привет, котенок!

Ты мне очень дорог.

 

Котенок.

 

Эта вечно улыбающаяся рожа и есть Алексей Вагрант, который однажды днем спустится с трапа самолета в Санкт-Петербурге. В тот момент он улыбаться не будет, т.к. терпеть не может летать самолетами (отдельная история).

Твои письма становятся короче. Мои тоже. Жаль…

 

Целую ручки, твой Бродяга.

 

 

Здравствуй, милый мой пушистый комочек!

 

Трудно описать ту боль, которую приносят мне твои письма. Звонишь одному, встречаешься с другим, думаешь о третьем, а я, забытый и не принимаемый в расчет, бродяга, на что-то надеясь, на какую-то взаимность, на малость внимания к своей никчемной персоне, пишу тебе стихи, пою песни на крыше, просто люблю…

Рушится работа, встали как Сивки курсовые работы, забыты и заброшены друзья, а я наивный пишу тебе слова любви, те слова, которые мне греют душу, которыми я жив…

А этот наглый и нахальный врун Алексей почему-то имеет больший отклик в твоей душе, с ним ты встретишься, с ним будете ходить рука об руку по вечернему Питеру…

Может я не прав, скажи.

В связи с тем, что Небосклон не работает, на Скамейку_И ты не приходишь, сегодня в 17 Москвы буду тебя ждать на Кроватке: http//chat.radio-msu.net/

 Что бы не случилось - Бродяга.

 

Здравствуй милый!

Это вчерашнее письмо.

Ну вот, наконец-то тишина и покой и я тебе пишу. Сегодня к нам приезжала бабушка увидеться со мной перед отъездом в Голландию. Это стихийное бедствие мы пережили. Терпеть не могу, когда она приезжает. Дело в том, что ее все это не очень-то интересует. Приехала, даже трех вопросов о поездке не задала, зато всем родственникам и знакомым косточки перемыла. Одно и то же, одно и то же…

Странно, всегда хотела ехать за границу. В школе это была идея-фикс. У нас ездили по обмену. Но как обычно говорили, что поедут самые достойные (в конце школы я под эту категорию попадала не глядя), а ехали те, кто давал взятку директрисе. Моя мама как-то сказала: “Хочешь, я два раза схожу к ней. Один раз выясню сколько, а второй принесу”. Но мне стало противно. Кроме того, не хотела, чтобы мать унижалась. Но заело: большинство одноклассников там было, а я нет. Вот оно, мое время, настало, а мне не очень радостно. А точнее, мыслями я уже в 27 апреля, в первом рабочем дне после приезда.

На фирме затевается некая неразбериха. По некоторым данным намечается битва титанов: начальство схлестнется. Вопрос: куда я вернусь. Сомнительно, чтобы что-то сильно изменилось за две недели, но сам понимаешь, меня интересует в основном собственная участь. С кем я буду работать, да и буду ли вообще. Надо сказать, что перед Новым годом мне уже пригрозили, что могут и уволить. Но в январе мы писали тест (вся фирма), и по нему у меня шикарные результаты (я себя всегда умной считала, но тут просто гений). С тех пор заместитель директора (а это он - главный источник угрозы) ко мне сильно изменился. Вызвал и сказал, что мой потенциал они терять не хотят. Очень трогательная сцена была. Но сцена закончилась, а что со мной делать они так и не знают.

Слушай, если я слечу с Интернета, то наше знакомство прекратится? Знаешь, я так не хочу. Раз ты (вернее, вы с Алексеем) собираетесь приехать в июле, кину-ка я тебе свой телефон, чтоб, если что, он у тебя был. В принципе на чате он есть, но пока Бонч проспится, а кроме того, праздников впереди много, так что история может быть долгой. Лови!

Знаешь, сейчас мне кажется, что именно так я себе Алексея и представляла (только на рисунке он уж больно лохматый), но нет, наверное - самообман.

М-да, перечитала написанное и решила, что становлюсь занудой. Ладно, потерпи своего маленького Котенка еще немного. Вот съезжу в гости к голландским котам и стану совсем другим мурлыкой.

Сегодня я наконец-то взяла атлас и нашла твой родной город и твой город, в котором ты живешь сейчас. Пришла к глубокому выводу, что разные города находятся в разных местах. Уже поделилась сим соображением с друзьями. Те в восторге. Как все это далеко от нас. Кстати, мы с тобой уже две недели переписываемся, а кажется, что жутко давно.

Мне нравятся ваши взаимоотношения с Алексеем. Чувствуется, что вы большие друзья. Вот у нас не так. Котенок сам по себе, Светлана сама по себе. Главное вовремя успеть переключиться. Светлана к Котенку относится снисходительно и с усмешкой, а тот платит ей возможно уважением (она решает все его проблемы) и немножко побаивается: вдруг опять хандрить начнет. Впрочем, так и непонятно, кто именно из них хандрит.

Знаешь, много размышляю над всем тем, что ты мне написал. Не все верно. Вот ты (вернее, Алексей) говоришь, что я обманываю себя, считая, что все держу под контролем. Но я так для себя ситуацию не формулирую. Кроме того, если ты знаешь, откуда течет река и на какие притоки она распадается, это не значит, что ты можешь управлять ее течением.

Что касается комплекса безотцовщины, то не в нем, собственно, дело. Мать-то не очень переживала (она ушла). Я же вообще быстро поняла - это большая удача, что мы с ним не живем. Была ситуация, когда к нам приехал давний мамин поклонник (он долго с женой не мог развестись из-за карьеры офицера, а тут вот в отставку вышел и решился). Она хотела за него выйти. Но вот он приехал из Москвы (где жил) и начал рассказывать, как он со своей взрослой дочерью общается. Я тогда школу заканчивала. Он описал ситуацию, когда она домой ночевать не пришла (осталась у давнего друга), а он приказным порядком заставил ее приехать. Вот тут я сообразила, что ведь и мой мог бы мою нравственность блюсти. Не то, чтобы мне это практически важно, но сам факт. Потом жизнь в женском обществе дает кучу преимуществ. Хотя бы летом по дому в чем хочешь ходить можно. Никто ценные указания не дает. А мужчины... Среди них много болтунов встречается. Причем поразительно, сам придет, наобещает кучу всего и оказывается что - наврет. Это называется импотенция. Вот Скрытный к примеру. Сам вызвался приехать, сам дату назвал, сам мне все уши прожужжал и... не приехал. Я этого не понимаю. Зачем? Чего добиться хотел? Я могу понять, если человека вынудили пообещать или если он проколется через некоторое время, а пока бонусы от вранья соберет. Но чтобы сегодня наврать, а завтра попасться? В бизнесе таких тоже много. Наверное, и мы, женщины, такие, но с женщинами я мало общаюсь. Неинтересно. Я большинство сугубо женских тем не поддерживаю: готовка, одежда и мода, косметика. Разве что мальчишки, да на обсуждение секса меня иногда растрясти можно. Но мальчишки - это золотая тема. Сколько подруг она мне спасла. Но все остальное... Скучно.

Кстати, когда я ходила на подготовительные курсы в 11 классе, у нас литературу вела дама где-то твоего возраста. Она явно считала себя роковой женщиной. И вот как-то она рассказала нам историю. Ездила она на работу из Пушкина (пригород).Так вот, если мужчина в метро ей не уступал место, то она всегда смотрела на него и думала одно: импотент. Я тогда в душе посмеялась над ней: самомнение у человека. Но прошло уже много лет и каждый раз, когда передо мной сидит молодой парень, явно здоровый и не очень уставший, я вспоминаю ее и думаю...

Кошмар!! Что со мной творится. Ты во мне разочаруешься. Я становлюсь скучной и не романтичной. Обещаю, что к следующему письму наведу в голове порядок. Дело в том, что вначале все было ясно. Был Бродяга и Котенок. Потом объявился Алексей, вызвав к жизни Марию. Сейчас все смешалось во мне. Я тебя немного путаю и себя немного путаю. Пора, пора наводить порядок на своем чердаке, как советовал нам Шерлок Холмс.

Замолкаю. Еще посмотрю, что ты мне завтра напишешь. Я ведь, как ты уже догадался, из дома пишу.

(Котенок забирается к Бродяге на колени, сворачивается клубочком и тихо засыпает, мурлыча во сне. Ему спокойно и уютно. Ему снится Бродяга.)

Это сегодня.

На тему “забытого Бродяги”. Когда я разговаривала с Москвой, то периодически порывалась назвать Скрытного Вагрантом. Впрочем, я его постоянно с кем-нибудь путаю, но суть не в этом. Тоже мне забытый. Чтобы всех так забывали. (Котенок обиженно отворачивается: чего тут обсуждать.)

Письма короче не становятся. Это твой Котенок чего-то нервничает и сердится на всех. А мог бы и поругать Котенка. Все вы одинаковые. Никто нас, котят, воспитывать не хочет.

Как с курсовыми? На какие темы пишешь? Если хочешь, могу у себя посмотреть. У меня много всякого с института осталось, правда, специальность у меня специфическая, но может быть что-нибудь и найду.

На Кроватке меня не будет по трем причинам:

- у нас Интернет до 17 часов.

- Кроватка падает постоянно.

- Я сегодня детей учу.

Но есть такая вещь - www. russian-club.com. Это мой первый чат. Там есть список чатов. Выбери какой-нибудь. Они нормальные. И встретимся.

Я хочу рассказать тебе о тех моих мечтах, которые сбылись.

Их было три:

  1. поехать за границу.
  2. обратить на себя внимание одного человека (мне было 16 и казалось, что этого не может быть никогда. Сейчас я понимаю, что ничего особенного тогда не было).
  3. сдать всю сессию “автоматом”. Сбылось в последнюю учебную зиму. Идея была бредовая, но…

Сейчас не знаю, чего хочу. Т.е. знаю, но не скажу. Могут быть у маленького Котенка секреты от любимого Бродяги?

Что касается маленьких писем, то мои-то не уменьшаются, а вот твои… Ты меня разлюбил?..

Я, кстати, тоже не люблю летать.

Пиши, не пропадай. А то мне будет совсем страшно уезжать на две недели. Вдруг ты совсем исчезнешь. Не пугай Котенка.

 

Котенок.

 

 

Здравствуй, проказница!

 

Твое счастье, что ты далеко от меня, а так хочется нашлепать тебя по попке! А может я что-то путаю, и хочется совсем другого? (красные лучи заходящего солнца скрыли зардевший вдруг румянец мой).

Пишу тебе сегодня же 6 апреля, завтра может не быть времени. Тот адрес, что ты мне дала, русского клуба, по-моему, неудачен. Я тебе дам другой www.jeo.ru . Там куча русских чатов – выбирай любой на свой вкус. Затем тебе давно пора инсталлировать “Аську” (Интернетовский пейджер – А.В.). С ее помощью можно общаться напрямую и мгновенно. После инсталляции происходит регистрация и тебе присваивается идентификационный номер, по которому тебя с любой точки планеты можно найти. Когда я говорил с Сиэтлом, ответы приходили в реальном времени секунд через 5 –7!

“Аську” высылаю этим же письмом.

 

Твои письма стали теплее, спасибо. Я знал, что рано или поздно тепло моей любви растопит лед твоих чувств. В тебе не все еще потеряно ( для тех кто не понял – шутка).

 

Завтра будет время, напишу еще. А пока прощаюсь. Напиши, в каком районе Питера живешь, и передала ли мой привет маме.

Пока. Пока.

 

 

Здравствуй, котенок!

 

Сегодня ночью я спал как убитый и проснулся с криками петуха и механическим женским голосом: “Семь часов”, своего будильника. Проснулся и понял, скорее, ощутил, что отрицательный заряд, полученный мной от тебя, успешно нейтрализован, и я могу в ответ вырабатывать положительную энергию. Лови ее, она идет от каждой моей строчки… Прими и раствори в себе… Ты чувствуешь это?.. Это любовь бродяги, это флюиды моей души… Это я…

 

О прозе жизни.

1.В Питере я собираюсь остановиться у знакомых знакомых. И я подумал, а почему бы не поступить практичнее, почему бы деньги, которые я должен буду отдать в чужие руки, не вложить в руки твоей мамы, испытывающей в данный момент некоторые финансовые затруднения. Только пойми меня правильно, в этом нет ничего предосудительного. Взять постояльца дней на пять с оплатой рублей 100 в день нормальное дело. В этой истории больше всего меня греет возможность быть как можно дольше с тобою рядом. Кстати, ты не забыла, что на это время ты собиралась стать моим гидом по Питеру, Питергофу и Пушкину? Журчащие струи фонтанов ждут нас! Предлагаю вам с мамой и пуделем рассмотреть мое предложение, и если позволит место и найдется желание – не отказать.

2.Если проинсталлируешь “Аську”, получишь номер – сообщи, мой номер: 10499291. Что бы получить сообщение надо войти в Интернет.

3.Я и Алексей хоть и близнецы-братья, но совершенно разные люди. Он: конформист, наглец, бабник и враль. Будь при встрече с ним осторожна! Люблю тебя только я, помни об этом и не позволяй сладким речам ловеласа овладеть твоими чувствами…

4.Не говори больше при мне, что все мужчины одинаковые, - я другой и иным быть не могу, иначе чего будет стоить любовь моя к тебе. Все мое предыдущее хвастовство подогревалось лишь этим обстоятельством.

5.В ответ посылаю тебе свой рабочий телефон, вдруг взгрустнется и захочется застать меня врасплох.

 

А теперь приготовься: я перехожу к поэзии...

 

Извини, совсем нет времени, люблю, люблю, люблю и ничего не могу с собой поделать. Все свои песни я лучше исполню при встрече на крыше твоего дома…

Я, бродяга, действительно люблю тебя, своего котенка: пушистого, мягкого, иногда (Иногда!) непослушного, но без которого я не смогу жить. Не жалей меня, я сильный, только, наверное, такой же как ты, сверхчувствительный. Я представляю, что, возможно, будет при встрече Бродяги и Котенка!. Ассоциация: одно слово – фейерверк!!! Милая, скажи Алексею что бы не приезжал, я, я, только я хочу быть всегда с тобой, нежно прикасаться к шелковой коже и растворять твои невзгоды в себе самом… Котенок, мои слезы о тебе…

 

Все, сколько можно! Верни мне добром!

Бродяга!

 

 

Привет, Любимый!

Ты своего Котенка за кого принимаешь? За темного дремучего кота с помойки? Ты думаешь, я не знаю, что такое “Аська”? Ты думаешь, я не регистрировалась? Просто в старом офисе это было возможно, а в новом у нас какое-то сложное подключение к серверу, вот она и не ставится. У многих моих друзей сходные проблемы.

О прозе жизни:

  1. Можешь дать Алексею по шее за то, что он невнимательно читает мои письма. Что касается твоей жизни у нас, то в нашем королевстве другие порядки. Во-первых, мне устроят взбучку, если узнают, что я кому-то рассказала о маминых делах. Во-вторых, все не так плохо. В-третьих,… но вот тут такой момент, что просто так пригласить, как это обычно бывает, я тебя сомневаюсь, что смогу. Мать тебя не знает. Так что за сочувствие спасибо, но… я тебе это не для того рассказала.
  2. Про свое желание тебя сопровождать я не забыла. Как я всегда говорю в таких случаях, можешь не надеяться.
  3. Бродяга, я не могу понять, что там у вас с Алексеем. Вроде вы друг друга любите, вроде нормально сосуществуете, а складывается впечатление, что ты ему в чем-то завидуешь. Но в чем?
  4. Да, предупреди заранее о дате приезда. Я, возможно, возьму кусок отпуска. Половину я беру на Голландию, неделя причитается по моим расчетам тебе и неделя моей поездке в Москву. Делать в отпуске больше все равно нечего (но это, чтобы ты не зазнавался).

О жизни (без прозы):

Мне очень жаль… Нет, я просто в ужасе, что мое влияние на твою энергетику столько велико. Этого я всегда боюсь. Впрочем, я энергетический вампир (уже страшно?). Но я рада, что все в прошлом. Должна тебе сказать, что видимо все-таки это ты вывел меня из депрессии. Обычно я тяжелее выхожу. Не знаю, что тебе сказать. Но то, что я этого не забуду (извини, звучит высокопарно, но это так), это точно.

Привет маме передала.

О нас:

Маленький котенок к крышам относится хорошо, конечно. Но теплое одеяльце лучше. Котенок забирается к Бродяге на колени, захватив мисочку со сметаной, и начинает его кормить. Правду сказать, не вся сметана идет по назначению. Большая часть мимо кошачьего носа не проходит. Но главное не победа - главное участие. Затем Коть (именно с “ь”) начинает фырчать, убаюкивая самого себя. Что может быть лучше сна в объятьях любимого? Тепло, спокойно, ничто не тревожит.

Что бы произошло, если б Котенок и Бродяга встретились? Было бы весело. Коть любит пошалить и почудить. Я привезу тебе много-много тюльпанов. Я подарю тебе себя (правда, в фотоисполнении). Я… но не все сюрпризы Котенок раскроет.

Но!!! Не смей меня забывать!!!

Котенок.

Мяу (и холодным носом в щеку). Мяу

 

 

 

Здравствуй, котенок!

 


Мой кот Дымка, пушистый дымчатый лентяй бирманской породы, шлет тебе свое тихое “мяу” и с интересом обласкивает тебя своими голубыми глазами. Возьмем его в свою компанию? Это самый добрый кот на свете. Говорят, животные в доме бывают похожи на своих хозяев, впрочем, я не настаиваю…

 

 

Мой любимый Бродяга!

Кот у тебя замечательный и рисуешь ты здорово. Но… а письмо-то где? Что касается моего портрета, то подожди чуть-чуть. Он обязательно будет.

Вчера вечером мне взгрустнулось. Я как-то неожиданно ощутила, как же мне тебя не хватает. Думала, что весна на меня не действует, но нет. На крыше, правда, мы бы не сидели: в Питере холодно и мерзко. Весна, кстати, все никак не может решить, наступать ей или зима с летом сами договорятся. Но так часто бывает.

Ты обещал рассказать мне о Верхнетуринске, о своих странствиях.

Животные действительно похожи на своих хозяев. Мой пес умудрился даже перенять мою нелюбовь встречаться со старыми знакомыми (теми, с которыми отношения не поддерживаются).

Как твоя учеба? Ты должен быть отличником, впрочем, я в этом не сомневаюсь.

Ты не отвечаешь на мои вопросы. Ну что это такое?!

(Котенок рассердился и не хочет сегодня писать противному Бродяге большое письмо. Вот. Котенок отворачивается и начинает есть сметану.)

 

Котенок.

 

 

 

Постой, постой, не надо есть всю сметану! Оставь немного для твоего занесенного пылью дорог и небритого Бродяги… Что-то вы, котенок, часто на сметану налегаете. Не наловить ли вам рыбки? Дымок уважает слабо отваренного минтая, а как вы, котеночек?

 

Я тебе обязательно все и обо всем расскажу. Если не письмами, то при встрече. Просто сейчас катастрофически не хватает свободного времени… Милый мой, любимый котенок, не отворачивайся от меня за это. ( Бродяга нежно гладит левой рукой взъерошенного котенка, правой – обнимает за талию Светланку и целует в ее губы…).

Все смешалось в доме Облонских…

 

… рисовать я не умею (надо же, хоть что-то!)…

… весна у нас в полном разгаре: метет метель, дуют ветры, прохожие шалеют от грязных машин…

… спасибо за поддержку, с учебой как-нибудь справлюсь. Интуиция тебя не подвела: на курсе я лучший, не прилагая к этому особых усилий. Сейчас начинается запарка, т.к. много надо выдавать “на гора” “макулатуры”: курсовые, контрольные… Пора отращивать хвосты…

…город Верхнетуринск расположен за 60 параллелью. Очень компактный город с численность проживающих в 240 тыс. человек. Во времена “застоя” - нефтяная столица СССР. Одна треть всей нефти добывалась здесь. Теперь нефти почти нет, настают трудные времена для края. Но пока держимся, на “большую землю” никто не уезжает, наоборот. Мгновенно приезжают обратно, взглянув на дикую нищету средней полосы России…

 

Котенок, я люблю тебя…

 

 

Здравствуй, Бродяга!

Это вчерашнее письмо.

Что же ты мне никогда про кота не рассказывал? Ведь мой родственник. Сколько ему? Такой же он милый, как я (ведь быть милее невозможно :))?

Я сержусь. Ты мне мало пишешь, ничего не рассказываешь. Что это? Еще и месяца не общаемся, а ты меня уже разлюбил. Вот она, любовь мужчины. А я-то, я-то отдала ему свое сердце. Заберу обратно, если это безобразие будет продолжаться. Так и знай.

Жаль, ты никогда не бывал в Питере, поэтому все ссылки на памятники и достопримечательности не смогут прояснить мое местоположение. Но попытаюсь. Работаю я недалеко от Смольного. Раньше его можно было попытаться разглядеть из окна. Зато виден бело-голубой Смольный собор. Преимущество такого места для простого работника одно - площадь всегда сияет чистотой. Однако метро находится в другой стороне и вот по дороге к нему зимой можно увязнуть. До метро пешком полчаса, но по возможности я стараюсь передвигаться своим ходом. Обожаю гулять. Вот приедете (кстати, приезжайте оба. Чего вам делить? Вас на один билет в самолет пустят. А мы вас вдвоем и встретим.), нагуляемся.

Живу я почти в другом конце города. По дороге в аэропорт. Наш дом попадает в полосу престижного жилья, поэтому дворы пытаются благоустроить. Результаты средние. В прошлом году понаделали кучу детских площадок и понаставили табличек “С собаками не гулять”. Но у нас в микрорайоне собак больше, чем детей, поэтому не привилось.

Скоро уже ехать, но чем ближе, тем меньше хочется. Одно хорошо - сменю обстановку. Если бы еще там ничего делать не надо было… Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

У пса продолжается приступ любви ко мне. Не помню, рассказывала или нет. Все хочу и забываю. Я для него - мамочка, ну а мать - бабушка. Посуди, у уважающего себя пуделя мама - Котенок. Он это знает и к кошкам относится по-приятельски, все пытается с ними поиграть. Однако понимания не встречает. Эти его любовные томления очень тяжелы. Он не отходит от меня, с рук не слезает. И периодически пытается укусить меня за нос. Вроде поцеловаться лезет, - раз, и зубы чувствуются.

Сегодня выяснилось, что на работе меня трогать не будут в ближайшее время. Это хорошо, а то висит дамокловым мечом то, что работы нет.

Ладно, на сегодня все. Еще посмотрю, что ты мне завтра напишешь.

 

Котенок.

 

 

Кис-кис-кис… ну, здравствуй, проказница!…

Вот это да-а-а-а!!!!!!!! Боже, как я растерялся, услышав твой голос! Именно голос, не зная еще, кто на другом конце провода. Только-только я поздоровался с тобой в письме, как раздался звонок, и где-то там далеко, далеко, совершенно незнакомый мне девичий властный голос попросил к телефону вроде бы меня. Я привык к обращению в официальной обстановке по имени-отчеству и неофициально – просто по отчеству… Но здесь я здорово повел свою крышу набок: думал о тебе, писал тебе и вдруг ты говоришь со мной по телефону. Есть с чего сойти с ума!

Котенок, извини за сухость моего разговора с тобой. Я был не один в кабинете.

 

Насколько я могу судить по голосу, ты довольно таки цельная и волевая натура, но почему тогда так часто комплексуешь?..

Судя по всему, котенок, ты очень и очень интересный объект исследования.

Мне кажется, что если мне удастся хоть краешком глаза заглянуть вглубь твоего разума, то я открою для себя много ранее неизведанного, несмотря на мой богатый жизненный опыт и бродяжий склад характера.

То, что я тебе не смог сказать по телефону: милая, возвращайся быстрей! Твой бродяга не будет есть твою сметану в знак скорби о тебе. Кусочек моей любви в твоей дорожной сумке. Где-то там, в уголке…

Пусть дорога будет ровной, печаль – короткой, поездка – удачной.

Целую нежно.

Твой бродяга.

 

 

 

Не смогла тебе не ответить. Но толком ничего написать не смогу. Пора бежать. Программист пришла, но мне пора.

Целую много-много раз (но кратно 17. Ведь именно столько дней мы не увидимся). Как только будет возможность, так сразу же напишу. Тебе первому.

Люблю. Котенок.

 

Privet, Lubimiy!

 

Ia vse escho v Holland, no ne smogla ne vospolzovatsya situatsiei i ne napisat. Vozvraschaus v eto voskresenie. Tseluu. Tvoi Kotenok. (Письмо написано на так называемом транслите, ужасном изобретении русских эмигрантов. Читайте как есть и слушайте что получается – А.В.)

 

 

Вот ты и в Голландии, в чужом краю, среди чужих людей, без меня…

Сегодня 13, понедельник. Никогда не думал, что меня будет тянуть писать ежедневно письма. Бред какой-то. Ты черт те где, у меня забот полон рот, а я сижу и пишу письмо, которое ты если и получишь, то как минимум через пару недель. Котенок, ты видишь, что любовь делает с нормальным человеком?

Что б ты не зазнавалась, в субботу ездил с друзьями на базу отдыха в тайгу. Взяли хорошей водочки, мартини, замариновали шашлычков и на мангальчике ка-а-ак их приготовили! Ели шашлык, играли в футбол, и некоторые вспоминали о тех, кто корпит над науками в далекой сырной стране…

А потом все воскресенье решал одну задачу по экономической кибернетике! Ну и туп же, братец…

Котенок, милый, Бродяга в самом деле любит тебя…

 

14, вторник.

… тяжело вздохнул и выключил компьютер…

 

15, среда.

… “Спартак” проиграл итальянцам, Котенок уехал к голландцам, - один, опять один…

 

16, четверг.

10 дней до твоего прилета… много это или мало?… честно говоря, я соскучился. Глупая эта штука – любовь. Спрашивается: чего скучать, когда известна дата свидания: ни раньше – не позже. А скучаешь и пишешь скучные строчки авансом.

Сегодня у нас погода мерзопакостная: метет метель при относительно высокой температуре: -5 градусов. В Голландии, наверное, начинают цвести тюльпаны. Красивые и стройные мужчины, играя гормонами, пристают к молодым русским девушкам, у которых этих гормонов также - не меряно… Котенок, не приставай к голландцам! Твой Бродяга, хоть и живет в Сибири, но человек южный. Поэтому весна на меня начала действовать может быть и пораньше чем на жителей Нидерланд. Ух!.. (сказал Бродяга и сделал финтель задом). Котенок…котенок…котенок…(Рассудок его помутился, и странная тень человека, бормочущего что-то о кошках, стала появляться по вечерам на засыпающих улицах по-прежнему зимнего города. Прохожие недоуменно уступают ей дорогу и даже сочувствуют. Вскоре эта скорбная тень стала символом вечернего Верхнетуринска. Поток вечно веселых туристов хлынул в этот сибирский город посмотреть, а если и особенно повезет – прикоснуться к чуду ХХ века, жертве неразделенной любви. Особенно много туристов приезжает из Голландии…).

 

17, пятница.

Сегодня по старому адресу зашел в Подземку. Старые все лица… “ЛИСА” уже “Лапочка”, Бонч считает, что у него с чатом все в порядке, Дальний сегодня трезв, но нос по прежнему - в табаке… Назначил им на конец месяца, когда мой Котенок будет сидеть на моих коленях, посетить на чате виртуальное казино, которое сами же и организуем (придумаем). Только в этот раз ты, пожалуйста, не бросай меня одного с Мju and LISA. Я хочу, чтобы за игровым столом ты сидела рядом. Я думаю, это случится 29 числа. Ты немножко отойдешь от дороги, наденешь свое лучшее вечернее платье, голубое со шлейфом, бриллиантовое колье, сапфировые сережки и кольцо. Лучший визажист Петербурга сделает тебе прическу…

На мне будет поношенный черный суртюк, котелок с протертыми краями и, видавшая виды, черная трость. Я буду трогательно смешон. Оригинальная мы будем пара…

20, понедельник.

Ровно одна неделя как я снова услышу твой голос, пусть в строках твоего письма, пусть по Интернету. Надеюсь, что она пролетит быстро.

Ах, да, о погоде. Холодно, снежно, скучно…

Обязательно надо дописать слова своей новой песни. Сколько можно откладывать! Есть первый и последний куплеты с припевом, а до второго с третьим … О муза, о лень! Одна из вас желанна!

Сегодня на чате годовщина. В честь этого задержусь на нем сегодня немного подольше обычного. Котенок, не серчай на меня за то, что я ублажаю слух девичьих ушей в Подземке. Это всего лишь игра и не больше. Ты не будешь на меня сердиться по этому поводу? Я тебе сметаны дам…(и Бродяга лукаво прищурился).

 

21, вторник.

Разговорился сегодня по “Аське” с Mju , узнал прелюбопытнейшее известие: она 1 июня выходит замуж за Скрытного. Каково?! Этот мальчик не промах, мечется по черному. Как видишь – все к лучшему.

По-прежнему твой, Бродяга.

 

23, четверг.

Вчера в общей сложности часа полтора провел в Небосклоне… Вечером, когда шел домой не покидало чувство отвращения. Отвращения к пустым, бессмысленным и бесцельным разговорам на чате, отвращения на себя самого за тупо потраченное время, за подверженность немотивированному увлечению, его непредсказуемость…

Решил, на чате не появляться, если нет интереса. 29 провожу казино – это интересно. Поработаю на ваше развлечение. Правда не знаю, что из этого получится.

Но главное заключается совсем в другом: сегодня весна, четверг и осталось совсем немного времени, когда мой Котенок мурлыкнет мне ласково и потрется о щеку…

Да!!!! Несколько дней никак не мог вспомнить, что же я тебе хотел еще сказать – вспомнил! Ты же, оказывается, по зодиакальному гороскопу Стрелец, а значит – лидер, но я то тоже не хухры-мухры – Овен. Два лидера в одной любви, это не просто…

А ты спрашивала: в чем мы еще похожи друг на друга. Получается, что почти во всем. Не удивлюсь, если с фотографии, которую ты мне обещала прислать, на меня глянет до боли знакомое лицо, но женщины.

 

24, пятница, один из счастливейших в моей жизни дней.

Я знал, я надеялся, что ты найдешь возможность написать мне пару теплых строчек из далекого зарубежья! Свершилось. Спасибо, Котенок. Сегодня же отправлю тебе в ящик этот блок своих записок, приедешь – прочтешь.

У нас по-прежнему морозно, снег на улицах, надежда в сердцах. Высылаю тебе одну фотографию интересующего тебя лица. Наверное, этого не стоило делать. Это для информации. Без комментариев.

Котенок. В понедельник я должен получить от тебя полный отчет о бесцельно прожитых днях в Голландии. Все до мельчайших подробностей. А то по попке…

Милая, я жду!

 

 

Здравствуй, любимый Бродяга!

 

Не знаю, когда ты получишь это письмо, надеюсь, что завтра. Вначале о главном. Удивительно встретить человека, который относится к знакомству настолько серьезно, что решает узаконить отношения официально. Котенок выходит замуж. Хлопот полно, времени остается не так уж и много (ведь дату свадьбы мы еще не назначили и приглашения не разослали, но это случится скоро), а вопрос о бантике еще не решен. Действительно, какой бантик надеть твоему Котенку по такому случаю? И как ты вообще представляешь себе твоего Котенка? Он серенький, беленький, рыженький, черненький, пестренький...? Проясни, пожалуйста. Идея очень хорошая. И не смей, не смей реализовывать ее как-то по-другому. Скрытный и все прочие перебьются.

О Голландии. Что-то я уже тебе рассказывала, но все сначала. Жили мы в городке Айдховене (Eindhoven), родине компании “Филипс”. Более ста лет назад в малюсенькой деревушке была основана эта компания и теперь там сосредоточены фабрики, выставочный центр, руководство и другие службы. В прошлом году “Филипс” решила перенести штаб-квартиру в Амстердам, и для города это стало настоящим шоком. Это событие еще не произошло, но грядет. Вообще, такое ощущение, что в Голландии, кроме “Филипс”, ничего и нет. Но это не смущает.

В первые дни у меня было впечатление, что вся страна - это одна большая провинция, за исключением Амстердама. Но затем я почувствовала, что именно так и надо жить. Название городка переводится как “конец сада”, причем какого-то особого сада, но подробностей мне не перевели.

Жили мы в отеле “Кампанил”. Это французская цепь отелей типа мотеля. Номера двухместные. Моих спутников поселили вместе, я в первые дни по русской привычке ожидала подселения, но потом сообразила, что обойдется. Жить одной очень классно. Вставали мы рано. В 9:00 надо было уже быть в университете. Завтракала я в полвосьмого. Очень рано, но привыкла. Каждый день в 7:00 мои спутники мне звонили и будили. К концу пребывания шведский стол стал раздражать. В целом я здорово отъелась, но не потолстела (не надо, не надо)( Впоследствии я убедился: уж, чего-чего, а покушать Котенок любит – А.В.).

Отель находился не в самом городке (кстати, он считается шестым городом в стране, население 200 тысяч), а сразу за его пределами. Ездили в университет на машине. Наши венгерские коллеги приехали на своих машинах и возили нас заодно.

Мы прилетели первые, в воскресенье. Из аэропорта поехали на поезде с заездом в Амстердам. Покатались на катере. Поразила экскурсовод, которая спросив, представители каких стран есть на борту, стала рассказывать на четырех языках подряд.

В Голландии все говорят на английском и хорошо говорят. В отличии от Бельгии, где в центре Брюсселя на одного местного человек пятнадцать иностранцев, а из этих местных мало-мальски по-английски говорит каждый пятый. Очень трудно.

Сопровождал нас уже пожилой голландец, один из руководителей проекта. Очень обаятельный. Вот с кем приятно общаться. В последнюю среду он пригласил нас домой. Он довольно состоятельный человек, “Ситроен”, просторный дом, садик. Много путешествовал по Африке и не только. И очень проникся мной.

Надо отметить, что одной мне побыть удавалось редко. В среднем вокруг меня крутилось трое мужчин одновременно, подавая мне пальто, сажая в машину, развлекая... Вот, где чувствуешь себя настоящей женщиной. Как я уже говорила по телефону, русских женщин там любят. Если бы было больше времени...

Мы были на дискотеке два раза. В первый раз вдвоем с венгром, а затем еще с одной русской девчонкой из Ашхабада, которую пригласили там поработать месяца на три. В первый раз я чуть выпила (или не чуть), он нет, т.к. был за рулем. Впечатление классное. Никаких наркотиков на этих дискотеках не надо. Она начинается в 10 часов вечера. Сам знаешь, люди толпятся вокруг площадки, пританцовывают, но не заходят. У нас раскочегариваются страшно долго. Там в 23 часа на возвышения выходят “экстрим” (девушки, негры, трансвеститы, прочая экстравагантная публика), начинают танцевать. Это сигнал. Дискотека пошла. Во второй раз мы попали на гей-праздник. Там были люди и традиционной ориентации тоже. Многим людям уже за сорок. Была даже женщина без ноги. Ее посадили сбоку, убрали костыли, и она классно провела время, пританцовывая в меру возможности. По залу бродят люди с рогами, бантиками и прочим. Чем-то торгуют, заводят публику. Ритм, алкоголь и мигание света дают быстрый эффект. Прибалдеваешь. Раскручиваешься сразу.

В первую субботу наши решили ехать в Антверпен. Тут мы и разошлись. Не то, чтобы я была против Антверпена, но они собирались ехать очень рано. Я сказала, что уеду в Амстердам. Туда я ехала на машине с венграми. Ехали очень долго. Они заехали к знакомым, я посмотрела типичный голландский домик изнутри. Частные дома там двух типов. Совсем частные (это хорошо) и кусок дома. Как бы три-четыре одинаковые секции под одной крышей. Номер у каждой секции свой, поэтому считается, что это не один, а три дома. Это наши “хрущевки”, если не хуже. На первом этаже большая комната и кухня. Наверх ведет винтовая лестница. Крыши у них преимущественно треугольные, поэтому на втором и третьем этажах комнаты уже неполноценные. Спят они на полу (кровать поставить негде), площадка между комнатами малюсенькая. В общем ужас, да и только.

В Амстердаме я покинула венгров и отправилась в музей. Не прошло и десяти минут (я только-только присела покормить голубей на площади), как ко мне подошел приятный молодой голландец и по-русски спросил: “Как дела?”. До музея я не дошла. Мы пошли в кафе, затем побродили по городу.

В воскресенье мы все поехали на тюльпановые поля. Это далеко от нас. Там поля цветов, а рядом небольшой цветочный парк. Красиво, но типа нашего Петродворца. Только у нас фонтаны и большая территория, а у них цветы и небольшой парк. Затем мы поехали на побережье.

Надо сказать, что единение с природой действует на меня всегда отвратительно. Настроение портится, наступает ужасное состояние, когда не сконцентрироваться, мысли бродят хаотично. Так и в этот раз. Вечером опять пошли на диско. Но удовольствия было уже значительно меньше. Мои спутники не получали такого кайфа от мероприятия, как я. Кроме того, венгр до этого ухаживал за мной, а тут переметнулся на Лену. Я рассердилась, конечно. Впрочем, я тут же познакомилась с другим мальчиком.

В Амстердаме (еще в самый первый день) у наших мужчин была одна святая идея: квартал красных фонарей. Посетили. Были, правда, рановато, но девицы уже стояли. Восторг спутников был огромен, а мое появление там вызвало легкое удивление. Женщины туда не заходят (а зачем?). В Айндховене нам тоже показали такую же улицу, поменьше, но такую же. В Антверпене они тоже случайно забрели. Так бывает, идешь в незнакомом городе, и ноги сами тебя ведут.

Голландия - очень чистая страна. В Айндховене вообще бумажку редко увидишь на земле. Амстердам погрязнее, но по нашим меркам все равно очень и очень чистый.

В первый понедельник голландец повез нас в Кельн. Кельнский собор не произвел на меня должного впечатления. Не то - всего сразу было много, не то - мы там были без денег. Т.е. сумма у меня с собой была, но непонятно было, когда нам отдадут деньги за билеты, сколько надо на еду, и я не рискнула. Кроме того, мои спутники экономили на всем. Это одна из причин, почему я предпочитала обходиться без них. Сам Кельн, на мой взгляд, стандартен. Т.е. если тебе показать картинку Амстердама, сразу можно сказать, что это Голландия, а с Кельном - нет. Может быть, я его еще оценю впоследствии.

За границей очень популярны уличные артисты, изображающие статуи. Они выкрашиваются в белый или другой цвет и стоят, не двигаясь. Потом как роботы поворачиваются. Их много, они разные и завораживают.

Брюссель мне не понравился. Дороги плохие, толпы народа. Я и ехать-то не очень хотела, но, во-первых, моего амстердамского знакомого не было дома, а во-вторых, надо было поехать с нашими для поддержания корпоративного духа. Впрочем, там мы тоже разбежались. Вначале мы помчались искать писающего мальчика, символ города. Нашли его не сразу. Он очень маленький, стоит на углу малюсенькой улочки. На нем костюм. Костюмы регулярно меняются и хранятся в городском музее. Затем мы помчались искать Королевский дворец. Тут у меня закончились батарейки в фотоаппарате. В том районе города купить их было невозможно, мои спутники неслись к дворцу. Я их покинула. Вернулась в центр, поела и за час до поезда познакомилась с пожилым бельгийцем, который покатал меня по городу, показал его немного. Потом мы погуляли по парку (в Голландии парков очень мало), потом я опоздала на очередной поезд. Он посмотрел на мой ужас (следующий поезд пребывал в Айндховен в 1:00 ночи, автобусы уже на ходили) и повез меня на машине. Такого я не ожидала.

Что запомнилось. Атомиум. Гигантская конструкция сто метров в вышину. Действительно, атомы, соединенные между собой. В центральном шаре ресторан, в боковых выставочные залы. В Брюсселе я оценила Голландию. Нестерпимо хотелось домой, в Айндховен. На другой день мы уезжали.

Мы были на фирме, в доме престарелых, в университете. Посетили Белую деревню. Там большинство домов выкрашено в белый цвет. Деревня старая.

Прощание было спокойным. Я сидела на переднем сидении машины, смотрела на проносившиеся поля и чувствовала, что еще вернусь. Наивно? Может быть, но я все равно вернусь.

Прилетев домой, сразу удивилась. Какая же серая у нас страна. Все выкрашено в один цвет: дороги, дома, люди. До сих пор смотрю на все отвлеченно.

Что стало со мной после возвращения? Я изменилась, стала легкомысленней в определенных вещах. Знаю, что больше говорю о своих знакомых, нежели о стране. Но что делать. Не могу сказать, что я влюбилась в культуру, в обычаи, в людей... Нет, я просто трезво и рационально оценила страну и поняла, что это действительно райский уголок…

Я рада, что мы с тобой часто общаемся. Это классно и забавно. Мне нравится эта игра. Фотографии скоро сделаю.

Котенок

 

Ах, как мне хорошо, хорошо, мне очень хорошо, хорошо-то как очень мне, как мне хорошо, мне хорошо , мне хорошо, мне очень хорошо, хорошо-то мне очень как, как мне хорошо, хорошо, хорошо мне очень, мне хорошо, мне хорошо весьма, я просто счастлив, мне хорошо, хорошо, хорошо, хорошо мне очень, хорошо, ах, как мне хорошо, хорошо, мне очень хорошо, хорошо-то как очень мне, как мне хорошо, мне хорошо, мне хорошо, мне очень хорошо, хорошо-то мне очень как, как мне хорошо, хорошо, хорошо мне очень, мне хорошо, мне хорошо весьма, я просто счастлив, мне хорошо…

Читал твое письмо, и сердце обливалось кровью…

Если я тебе еще хоть капельку дорог, не говори мне о своих мужчинах. Я эгоист и любимым могу быть только один…

Вчера ночью, когда я по своему обыкновению перед тем, как заснуть, пару часов ворочался на кровати и сочинял свои предзабытийные сны, я вспомнил тебя, любимая. С того самого первого дня, как мы встретились в поселковом клубе. Я двенадцатилетний летний мальчишка с азартом ползал по библиотечным полкам, выискивая фантастику и все занимательное и научно-популярное. Ты вошла с подругой, одетая в демисезонное пальто, румяная от плохой погоды и …безумно красивая…

Между делом, в разговоре с заведующей клубом, ты предложила, чтобы наша группа клубной самодеятельности разыграла на сцене инсценировку под названием “Гвоздь”. Идея была воспринята, и вот уже на малом пятачке клубных площадей мы, я, молодой романтик в мятом пиджаке, и Вовка, на два года старший парень, гроза всех молодых и ровесников с обликом тезки - Высоцкого и выпуклыми мышцами. Которые, на поверку, оказались не такими уж и грозными: при нашей с ним драке – разошлись на равных с кровавыми кулаками. Этому Вовке ты тоже стала не безразлична. Наше соперничество проходило с переменным успехом. С высоты прожитых лет я знаю, что ты не досталась никому из нас… Но пока… Я еду в неизвестную мне местность, чтобы навестить тебя больную желтухой. Я стою на улице, ты чуть выше на возвышении за окном с хихикающими подружками. Ты бросилась их усмирять и я, нечаянно, увидел твои белые трусики. Смутился я, но не ты. Мы расстались, помахав друг другу руками… Потом был первый поцелуй, первый с тобой и первый вообще в моей жизни. До сих пор вспоминаю об этом с сожалением…(продолжение следует).

 

Котенок, я ко многим вещам в жизни отношусь серьезно, в том числе и к знакомству, но к мифу о свадьбе я не имею никакого отношения. По крайней мере, пока не увижу лик невесты…

 

Высылаю фото Дымки и себя в шестнадцать лет на зоне. Пока.

 

 

 

Ну, хорошо же, наглец! Значит к свадьбе никакого отношения. Значит, вначале давай поженимся на чате, а затем в кусты. Значит….!!!!! Ну ладно, ладно. Сочтемся с годами.

О себе. Вот хотела тебе сегодня позвонить, но теперь уж ни в жизнь. Такое сказать любимому Котенку. Да ты и не любишь меня вовсе. Обманщик, а я тебе так верила.

Сегодня написала заявление на увольнение. Из достоверных источников известно, что кое-что им это будет стоить. В общем-то, я не переживаю. Вот Интернет жалко, но я куплю, я куплю модем! Раскрыть фото мне не удалось. Программистки нет, а я сегодня последний день. Чуть позже. В следующий раз. Что за зона? У тебя еще и темное прошлое? О господи, с кем связался маленький Котенок! (В ужасе прячет нос под лапой).

В любом случае надеюсь, что ты приедешь. История первой любви мила, но… ко мне отношения не имеет. Я Котенок другого сорта.

...Нет, вы посмотрите, зашла на чат, а он там вовсю любезничает. Даже писать расхотелось.

 

Котенок (рассерженный).

 

 

Здравствуй, Светлана!

Пишет тебе твой друг Алексей.

У Бродяги “поехала крыша”, и он не знает как себя вести в дальнейшем.

Поэтому пишу я.

Мы вначале нашего знакомства уговорились вести любовную переписку с самими же созданными образами. Бродяга пытался придерживаться договоренности, но вдруг он узнает из твоего последнего письма о том, что тебе не интересно, когда он обращается к такому образу. По-моему у нас наблюдается некоторая мешанина в игре.

Предлагаю провести ревизию и ответить на некоторые вопросы снова:

 

Твой, Алексей, или как ты там придумала меня называть.

 

 

Ответного письма я не дождался до самого отъезда.

 

Глава 3.Все к черту! В отпуск!

 

Ах, батеньки вы мои, сколько ж я не был в законном очередном отпуске, да чтоб отдохнуть всласть! Последние пять лет в этом отношении меня не баловали: большей частью приходилось "отдыхать" на похоронных процессиях родных и близких. Понуро плетясь за гробом, не перестаешь удивляться: почему так неправильно устроен человек. Живому забываем воды в стакане подать, а мертвому, в тот самый момент, когда ему уже ничего от вас не нужно, когда начался торг на небесах за место для души, мы готовы отдать последнее, чтобы достойно захоронить прах тела…

Не будем о грустном, ведь я собрался в отпуск! Периодически, в смысле во второй раз в жизни, я позволяю себе дикий круиз по не пройденным ранее маршрутам. Первый раз местом моего паломничества был Кавказ. В году в каком не помню, но если вы пролистнете хроники событий российских, то знайте, что именно сразу после моего посещения славного Азербайджана, там начались сумгаитские события. До сих пор я терзаю себя мыслью: может не стоило мне заезжать туда…

 

Отступление первое. Дикий круиз № 1

 

В свои дикие отпуска я направляюсь всегда поездом. После недолгих сборов походная сумка виснет на плече, короткий поцелуй в обязательно мокрые от слез глаза жены, противный крякающий гудок локомотива, и трое суток до Куйбышева (ныне - Самары) тебе обеспечены.

В огромном городе Куйбышеве просторно и весело. Весело - потому что просторно. Иди - не хочу. Я пришел на речной вокзал. В пустом светлом зале без труда по пыльным фантикам из-под карамели отыскал окошко кассы.

Надо ли было в то заветное время застоя и одновременно развитого социализма спрашивать сибиряка о подобных мелочах? Риторический вопрос. Именно в отпусках мы, сибиряки-трудяги, чувствовали себя полными человеками, сально похлопывая упругие от банкнот карманы. Родина брала от нас сполна, но и воздавала. Конечно - первый, и только первый, а лучше - люкс. Что, люкса нет. Хм… а стоит ли ехать?…

Ехать на белом речном теплоходе и не где-нибудь по Нилу или скажем там - дремучей Амазонке, а по Волге, сказочной своим спокойствием реке, несравнимое блаженство. Деревянную, по-домашнему теплую, палубу не шелохнет, не накренит. Полоска берега пробегает киношной лентой вдоль борта, и вот она, рядышком, рукой достать, ногой отпихнуть. Небо, по обычаю, голубое. Солнце - жаркое, но в меру: испарения воды ублажают кожу, не давая ей покрыться шелушащимся как на море загаром. Сядешь на скамеечку, расставишь ноги в шлепанцах, а лучше босиком, и чувствуешь - какая лепота! Жаль только, в то время на Руси свирепствовал сухой закон, и за все время пути до родины, милого сердцу, но некудышнего на вид, города Астрахани, я выпил всего парочку теплых бутылок Жигулевского пива. Там же, на этом теплоходе, я впервые узнал, что похож на Михаила Боярского (артист с блеющим когда поет голосом, любимец женщин).

 

Потом мне говорили многие, но мальчик, надо отдать ему должное, был первым. И мальчик был.

Судно местного значения медленно шло по течению (обратили внимание, я написал: шло, а не плыло, так говорят настоящие моряки и речники!), делая короткие остановки в городах.

Кое-какие записи из походного блокнота у меня сохранились до сих пор.

 

 

Запись первая.Саратовские страдания

 

 

Саратов. Остался позади проспект Кирова с его лавчонками и магазинами, в основном закрытыми по случаю выходного дня. (Не перестроились еще ребята из Саратовского горисполкома). Пора подумать о доставке своего умаявшегося тела к речному вокзалу для погрузки на самый скорый теплоход волжского пароходства "Капитан Рачков". Нигде поблизости не скучал рикша с набедренной повязкой, ниспадающей до тощих колен. Не слышно было и храпа пьяного извозчика и ласкового ржанья застоявшихся лошадей. "Придется ехать на автобусе" - подумал я и подошел к автобусной остановке. Стою. Жду.

Рядом люди стоят. Тоже ждут. Спокойно так ждут, как будто и не надо им никуда ехать, а совершают они стоячий променад, воздухом дышат.

А говорят сибиряков ничем не проймешь, как бы не так, господа! Учитесь жизни у саратовцев, нытики!

Только я к мужичку присмотрелся и уж было научился как он раздувать ноздри - подъехал автобус, ждали вас… Пятый номер.

Подхожу к двери. Открывается. Один человек выходит, один заходит. Оглядываюсь. Больше никому эта "пятерка" не нужна. " Ну что ж, не хотите - как хотите, а мне пора - отплываю" - подумал я и оценил ситуацию. Смотрю: автобус полный. На последней ступеньке по одну сторону поручня крепкая спина молодого мужчины, по другую - увесистый живот с грудями цветущей женщины. Прикидываю. Ситуация знакомая. Нам, Верхнетуринцам, не привыкать - хватаюсь за поручен и ору благим матом: " Граждане, граждане, уплотняемся, граждане!!! Человек за бортом!" А на зыке уже готова сорваться следующая положенная в таких ситуациях фраза: " Ну вот, еще чуть-чуть,.. полчеловечка осталось…" Но прошло долгих три секунды, а никто и не пошевелился! Я растерялся. Такой наглости я не ожидал. Только что был готов садануть плечом в спину, стоящего впереди мужчины, и протаранить его по салону нужных мне. Молодому и худому, сантиметров тридцать - тридцать пять. И было б все путем! Как всегда. У нас. Теперь же я завис на носке левой ноги и не знаю что делать дальше.

Вдруг этот самый молодой разворачивается бочком и споко-о-ойненько так говорит: заходите, товарищ. Я зашел. Двери закрылись. Открывшийся моему взору пустынный ландшафт автобусного салона не лез ни в какие рамки. Ханырики! Враги советского народа! Стоят, еле-еле друг друга плечиками дотрагиваются. Смотрят, опять таки спокойненько, в окошки и ни о каком уплотнении масс не помышляют.

От возмущения холодный пот, проступивший на моем челе, мгновенно испарился, и я загрустил. Чтоб я в Саратове проехался еще раз в час пик на автобусе - да ни в жисть! Нервы только портить. К тому ж, не дай бог, привыкнешь к такому обращению. Я ж тогда в Верхнетуринске ни на один автобус сеть не смогу! У нас спокойненьким делать нечего.

 

. . .

 

Все тот же "голодный город". Схожу со злополучного автобуса и бреду к речному вокзалу - успокаиваюсь. Летающие в полуденном зное чайки, плавно с ленцой текущая Волга к этому располагают. Глядь, впереди по курсу стоят автоматы с газированной водой. Естественно, пить захотелось немедленно и жгуче. Подхожу. Пристраиваюсь в очередь. Стою… стою… Опять стою, но начинаю нервничать. Движения очереди почти никакого. Интересуюсь. Выясняется: автоматов - три, стакан - один. Теперь понятно. Стою дальше.

Аллах все-таки есть на небесах - подходит моя очередь! Жду, когда освободят посуду. Стакан в руке у пацана, стоящего передо мной. Он пьет воду мелкими - мелкими глоточками, словно боржом на кисловодском пляже. Я жду. Он продолжает мелкими глоточками. Чую, солнышко готовится опустить свою кувалду на мою непокрытую голову. Тогда я заглядываю в ясные глаза мальчика… Он, испугавшись, очевидно, выражения моего лица залпом, морщась и давясь, проглатывает остальные полстакана газированной воды и отдает тару мне. Ведь может, когда хочет, сорванец! Люблю я его.

Я прокашливаюсь в предвкушении и изготавливаюсь к автомату, выпить долгожданной с сиропчиком. Но там уже стоит чей-то незапрограммированный пластмассовый стаканчик.

Немного истории. Пока светлый мальчик, стоявший передо мной, издевался над моим нутром, процеживая сквозь молодые, не подверженные кариесу, сколиозу и пульпиту зубы, к автомату подошел водитель рейсового автобуса со своим дежурным стаканом. Выпил. Я не возражал - человек на службе. Затем подплыла недурная женщина и спросила: "Можно?". Я сказал: "Если женщина просит…". Она, помолодевшая после моих слов лет на двадцать, быстренько приняла дозу и упорхнула в неизвестность, по молодости забыв сказать спасибо.

Следом подошел кучерявый с большим пивным животом дядька с дочкой и со своей мензуркой. Произошло сие знаменательное событие в тот самый момент, когда я стал заглядывать в глаза впередистоящему мальчику. Девочка, пришедшая с пузатым дядькой, сущий ангел, видя, что я нахожусь в затруднительном положении, поставила в кружок автомата свой пластмассовый стаканчик, кинула в щелку монетку, налила холодненькой с сиропчиком и довольная с искрами в зрачках стоит и пьет. И смеется взглядом надо мной.

Теперь , когда свершилось чудо и в моих потных от нетерпения ладонях явил свою стеклянность граненный общественный стакан, я повернулся к автомату и… увидел в раздаточном окне все тот же злополучный пластмассовый стаканчик, а пузатый дядька тянет свою волосатую руку к прорези для монет…

Обращаю ваше внимание на мое дальнейшее поведение, базируемое на двух причинах: первая, та, что я - джентльмен, вторая - джентльмен в состоянии, предшествующем тепловому удару. Я деликатно, мизинцем отодвинул посторонний предмет с кружка подставки автомата и этой же, уверенной в своей правоте, рукой поставил на его место свой, вернее - казенный, граненный стакан. Кинул в утробу бездушной машины три копейки - налилось на две с половиной. И вот я начал пить. Мелкими глотками…

Прости меня, мальчик,: я о тебе нехорошо подумал. Ты ни причем. Все дело в минуссорокоградусной температуре напитка. Но, клянусь, со своей дозой я управился быстрее, чем ты.

Выпил. Поставил. Повернулся. Пошел. И тут, на втором шаге меня догнал выстрел в спину того самого дядьки: с личным стаканчиком и без очереди. Он сказал: "Н-н-н-нахальный такой!" Имея в виду отодвигание его незапланированного стаканчика моим достойным во всех отношениях мизинцем. Нет, вы понимаете?! И это он и мне! Такое! Я даже обидеться не смог. Поправил на плече ремешок походной сумочки своей и нахальной, надо же соответствовать общественному мнению, походкой продефилировал к пирсу. Скорый теплоход "Капитан Рачков" отдает концы в двенадцать тридцать. Ни больше, ни меньше.

Конец записи.

 

Волгоград ничем примечательным меня не встретил - я раньше был в нем несколько раз, поэтому ни Мамаев курган, ни Родина-мать, ни руины мельницы, ни беспредельная вытянутость города вдоль великой реки меня уже не удивляют. Впрочем, одно событие все-таки случилось. На пристани я купил судака горячего копчения.

С великой нежностью и осторожностью я пронес его на руках к себе в каюту, разложил мясистое тело на газете, сел рядом и, обсасывая жирные пальцы, стал наслаждаться созерцанием сего великолепия в предвкушении еды.

Вы когда-нибудь имели честь лицезреть судака горячего, (именно горячего, я вас умоляю!), копчения с расстояния протянутой жадной руки? Если - да, то вы меня поймете, нет - внемлите.

ЭТО должно лежать перед вами и отдыхать. Вы минуты две сидите неподвижно и, подергивая кончиком носа, стараетесь уловить еле ощущаемый аромат кедровых орешков, дубовых поленьев и рыбьего жира, исходящего от рыбины. Как только это случится - в инженерных коммуникациях вашего организма заструится по стенкам свежий желудочный сок, давая сигнал печени, почкам и селезенке приготовиться к приятной работе.

Матово-коричневая с перламутровыми кончиками чешуя пока еще мирно покоится на сочном теле судака. Между чешуйками под солнечными лучами поблескивают маленькие капельки сладкого жира.

Сначала вы отрываете крылышко у основания головы рыбы, медленно с чувством кладете его съедобную часть себе на язык, закрываете глаза и позволяете набежавшей слюне растворить его, гоня чувственную волну по рецепторам языка. Тысяча фейерверков вспыхивает в вашем мозгу, по телу пробегает мелкая дрожь - вы испытываете состояние пищевого оргазма…

А потом вы открываете глаза и впиваетесь пальцами в мертвое тело рыбы, жадно рвете зубами куски, чмокаете, сопите, издаете гортанно-носовой звук, означающий одобрение всему происходящему. По полу каюты и на мятую простыню кровати разлетается липкая чешуя, кости ссыпаются в пепельницу, газета комкается - вы удовлетворены. Теперь есть время выглянуть в окно каюты и, упиваясь речной прохладой, любоваться прибрежным пейзажем.

На следующей остановке местного значения я купил варенных в укропе крупных раков. Не знаю, стоит ли рассказывать, как я их кушал?…

 

Старая неуклюжая буйная Астрахань встретила меня как всегда нестерпимой духотой и невыносимым безразличием к собственному облику. Все те же стекающие по берегам в реку битые железобетонные плиты, плохостоенные дома, проваленные тротуары. В своем родном городе я прожил неделю: уважил тогда еще живых родителей, покушал всласть волжскую рыбу во всех видах и состояниях, сдабривая ее, как правило, божественным астраханским помидором с баскунчакской солью. Запивал я все это великолепие пузатым и полосатым арбузом. В конце срока моего пребывания в прикаспийской полупустынной низменности я вновь собрал свои походные пожитки, чмокнул в сухую щеку маму, слегка приобнял наполовину парализованного отца, укоризненно взглянул во влажные глаза старшего брата, одновременно прося душой у всех прощения за мою более-менее благополучную жизнь и сел в убогий поезд Астрахань - Махачкала. Прошелестели металлические опоры моста, растаяли в мареве купола Успенского собора, и грязные стекла вагона окрасились красным цветом степной глины. Унылый родной пейзаж.

 

Запись вторая. В преддверии Кавказа

 

 Пассажирский поезд "Астрахань - Махачкала". В купе - духота и скука. Захотелось испить чего-нибудь прохладительного, безградусного. Захожу в вагон - ресторан. Встал возле двери и дальше ни шагу: столпился народ. Все хотят освежительного, не зависимо от его влияния на органы пищеварения и сердечно-сосудистую систему.

Почти полностью загородив проход широким столом, уставленный желанными бутылками с напитком, стоит в когда-то белоснежно белом халате гражданин определенной национальности и, строго блюдя букву "сухого закона", торгует лимонадом. Бумажные деньги сами прилипают к его скрюченным пальцам. Похоже - это его основная и любимая обязанность - собирать купюры.

Какой-то энергичный гражданин в мятом пиджаке и трико на босы ноги стал спорить с официантом.

Видя такое дело, и не имея желания в дальнейшем присутствовать на разгоревшемся аукционе, я ловко сквозь толпу просунул свой мятый под орлиный нос аукциониста, схватил две бутылки живительной влаги ( давать в руки их мне никто и не собирался) и скрылся за напряженными спинами пассажиров.

В купе я поставил бутылки на батарею отопления, засунул руку в правый карман своих походных брюк, выскреб из него всю мелочь и выкинул ее в открытое окно, как бывало в Астрахани - прокомпостированный трамвайный билет в урну на остановке. Впереди - Кавказ, господа…

Конец записи.

 

В Махачкале я пробыл день. Срок моего пребывания в столице Дагестана непременно был бы гораздо короче, если б поезд до Баку не стал бы строго придерживаться расписания, а последовал моему желанию. Махачкала наверное славный город, но я этого не заметил. Сошел на перрон - уныло, вышел на берег моря - уныло, пошел по городу - не поверите, опять - уныло! От безысходной унылости окружающего стало даже весело. Посреди пустынной серой улицы я словно сатир с безумным удовольствием потер ладони друг о друга. "Пора отсюда линять" - приказал я себе, и меня понесло в направлении бюро туризма и экскурсий.

Как я его нашел, одному Аллаху известно. Судя по заросшей травой извилистой тропе, давненько махачкалинцы не баловали себя международным круизом и путевкой в пансионат на кислые воды. В маленьком приземистом помещении бюро я долгое время разглядывал висящие на кнопках листки серой бумаги с информацией о возможностях турагенств Дагестана. За плохо прикрытой дверью смачно прихлебывали горячий чай, передвигали шашки нард и вскрикивали от удовольствия. Обеденный перерыв в рабочее время.

Прождав целый час, блуждая бесцельно в полисадничке при хибаре бюро, я наконец удостоился аудиенции с их сиятельствами - работниками увеселительного учреждения.

И протянули мне список туристических маршрутов: Магадан - 12 дней, Петропавловск-Камчатский - 20 дней, "Жемчужина Байкала" - без ограничения по времени… В этом была своя логика: зачем южанину ехать отдыхать на юг. В самом деле. Я поблагодарил сияющих счастьем от посетившего их чувства собственной востребованности работников за заманчивые предложения, сослался на хроническую непереносимость сибирских холодов, укуса таежной мошки, запаха цветущего багульника, горных лыж и задом, задом, ретировался.

Вечером я уже возлежал на нижней палке пассажирского поезда Махачкала - Баку. Дагестанский "бичевоз" как и полагается настоящему бичевозу российской железной дороги останавливался у каждого помеченного бродячими собаками столба. Неуемные кавказцы с природным гомоном и непомерной поклажей постепенно набивались в плацкартный вагон, в который я имел неосторожность купить билет на нижнюю полку. Очень скоро мой сосед по полке принял сидячее положение, забившись в угол, подпираемый тремя аксакалами с невозмутимым видом горного козла воссевшими на его суверенную территорию. Меня не трогали дольше других, странно поглядывая на мои демонстративно вытянутые ноги, а так уже хотелось согнуть их в коленях, свернуться калачиком и сладко уснуть под перестук колес. В конце концов, природа взяла свое - я забылся и согнул ноги - щлеп - один аксакал уже сидит в моих ногах, безмятежно глядя строго перед собой на другого аксакала. Калачиком сворачиваться резко расхотелось. Спал ли я в ту ночь - не помню. Не в этом суть. Главное, что я усвоил из этого: странствовать по Северному Кавказу необходимо на верхней полке - туда гордые орлы залетают редко.

Баку. Воспетый Есениным в пьяном угаре Азербайджан. Великий и народный поэт думал, что он в Турции. Он был недалек от истины. Культура обоих народов настолько близка и органично переплетаема, что, в принципе, можно говорить как об одной метакультуре турок.

Насколько азербайджанцы близки к туркам, настолько они отдалены от русских. Десятилетия вынужденного братства двух народов лишь усилили историческое раздражение азербайджанцев по отношению к "старшему брату". Впрочем, русские ответили им той же монетой.

… Я вышел из душного вагона в пекло открытого пространства, где кроме солнца и солнца ничего не было. Все расплавлено, течет и перетекает. Вон симпатичная девушка перетекла с перрона в здание вокзала. Бог с ней, пусть течет. Пока не утолю жажду, все девушки мира могут перетекать свободно в пределах моего сексуального пространства.

В здании вокзала я отыскал глазами лоток, с которого продавались охлажденные соки. Перед лотком стоял один гражданин кавказской национальности, с чувством отхлебывал из стакана, вытирая влажным платком пот со лба и перекидывался словами с продавцом. К цели я подошел одновременно с другим гражданином кавказской национальности. Не трудно догадаться, кого в первую очередь обслужил равнодушный ко всему происходящему в мире и обозримой части Вселенной продавец. Пока он наливал напиток второму гражданину со стороны того подошел еще один гражданин не скажу какой национальности, пока меня не обвинили в национал-шовинизме, затем еще один, и еще один, и гражданочка с ребеночком… Естественно, мне стало интересно: на каком по счету гражданине той еще национальности меня соизволят обслужить. Я облокотился на прилавок и, демонстративно играя в пальцах двадцатикопеечной монетой, стал наблюдать за происходящим. Не замечали меня упорно и категорически. В общем-то, мне было все равно: я в отпуске, могу на холодном полу и бивак разбить. Но хотелось пить. Нестерпимо хотелось пить, и я не выдержал - со всего размаху хлопнул монетой об прилавок:

О, меня заметили. Надо же… Стеклянными глазами первые две секунды продавец оценивал ситуацию: дать в рожу или соку налить, наполнил на три четверти прозрачной жидкостью специально для такого случая не мытый стакан и протянул мне: пей, русский. Я выпил, давился, но пил. Когда русский человек хочет пить, он терпит любые унижения: самодурство царей, революции и перестройки дураков, крутые (до нитки) реформы демократов, безумных коммунистов и нелюбовь братьев наших меньших.

Вернувшись к жизни охлажденным пойлом (апельсин в том напитке и близко не ночевал) я вновь был в состоянии оценить местных девушек. И скажу вам, не тая: азербайджанки - самые красивые девушки Кавказа! Ребята подкачали, но девушки… Забегая вперед, отмечу поразившую меня закономерность: в Армении одинаково красивы как мужчины так и женщины, в Грузии - только мужчины. Орлиный профиль грузинских женщин - не для слабонервных. Если перенести эти пропорции на график, то получиться андреевский крест. К тому моменту, когда я в своем воображении построил сей график, вода из моего обезжиренного тела испарилась окончательно, мне снова захотелось пить. Я поставил жирный крест на всех красавицах Кавказа и в поисках глотка воды, а также, задавшись целью осмотреть гостеприимный город, направил свои стопы к морю. Пить из предыдущего стакана мне почему-то не хотелось.

Пусть будет благословен в веках славный город Баку! Пусть будет благословен его морской вольный воздух, теплые камни древних построек, продуманный уют и простота претензий. В тени дерев стоят темно-зеленые биллиардные столы со скучающего вида мальчиками, подъезжающие к вам на втором ударе кия о желтый шар с предложением поиграть вместе. Вы не отказываетесь - в самом деле, чего одному шары гонять - и вскоре выясняется, что удовольствие от игры получает только ваш соперник с азартом вбивающий в лузу очередного "чужака", а вам уготована участь стороннего наблюдателя. Платить за пользование столом вам и только вам. А мальчики заскучают снова, как только ваше оплаченное время закончится.

Вкуснейший чай предлагают на каждом шагу. Наливают его в гениально придуманные стаканчики с узкой шейкой, позволяющей теплу как можно дольше сохраняться в напитке, и широкими краями, в берегах которых чай остывает от одного дуновения бриза. Удивительно, но вернувшись домой я не смог больше пить предлагаемый мне и грузинский, и цейлонский , и индийский, и даже майский чай - все было не то. Может быть все дело в стаканчиках? Или в том самом бризе, шаловливо теребившем мне волосы за столиком на побережье?…

Много нового я узнал для себя в Азербайджане. Узнал, что сосиски можно варить в оболочке, затем окунать их, жирные и горячие, в стакан с холодной водой и с легкостью Дон Жуана одним движением оголять розовое тело. Плату за проезд в автобусе лучше всего давать в виде наличных денег водителю при выходе на остановке. Я имел неловкость прокомпостировать проездной талон в чудом уцелевшем компостере - пол часа я ехал среди презирающих меня за это действие людей. От меня отодвинулись как от прокаженного. Слава Аллаху водитель автобуса был занят давкой зазевавшихся прохожих и не знал, что какой-то русский уменьшил достаток его семьи на 5 копеек. Как когда-то в поезде - мелочь, на остановке в урну полетели проездные талончики: я все еще на Кавказе…

Жаркое бакинское солнце постучало по моей непокрытой голове и как бы между прочим поинтересовалось: а не желает ли господин Лека омыть телеса в Каспийском море? Памятуя о простой истине, что легкие постукивания в закрытую дверь могут легко и непринужденно перерасти в громовые удары, если вовремя не ответить на поступившие сигналы - я согласился и подошел к прибрежному парапету. Только здесь и сейчас я узнал способ добычи каспийской нефти. Какие скважины, какие установки, о чем вы говорите! Нефть в Баку черпают ведрами с поверхности моря. И я вам скажу - черпать ее не перечерпать. Воды я не увидел, даже горизонт красиво переливался растекшимся мазутом.

Я снова сел в автобус, на этот раз с кондуктором, отдал ему два рубля, получив в замен, не глядя оторванную косую сажень билетов и после двух часов езды среди квохтающих куриц, тюков шерсти и лениво переговаривающихся между собой бакинцев, я слез в безлюдном месте. Слева было теплое чисто-голубое море и совершенно никого - справа.

Море было чистым и мягким. Я блаженно возлежал в его соленых водах, лениво сравнивая ощущения с черноморскими. Они были разными, как сами моря. Бархатистое с зелена - Каспийское, упругое и синее - Черное. В водах Каспия ты - друг, приятель, в лоне Черного моря - дорогой гость, богатый родственник. Только солнце безразлично строгое ко всему великолепию. Ему хочется пить, и оно высасывает из водоемов, людей и камней все соки: пар нехотя отделяется от тела и растворяется в жадных лучах.

Минут двадцать мне было позволено судьбой побыть один на один с Каспием. Вскоре из ниоткуда появился один молодой бакинец, следом - другой, третий, пятый… Они сложили свои одежды на соседней кучке камней, взгляды их все настойчивее стали обращаться в мою сторону. Оценив ситуацию, как способствующую быстрому ретированию с насиженного, но ужасно пустынного места, я в последний раз окунулся в воды приветливого моря, взглянул на циферблат часов, сказал: вах, вах, клацнул язычком, помотал головой - опаздываю, мол, и "сделал ноги" к железнодорожному вокзалу.

В Баку снять номер в гостинице не удалось. Ночевать приходилось на вокзале. Ночевать, конечно, - сильно сказано! Все горизонтально расположенное и приподнятое хотя бы на дюйм над землей было занято какой-либо фигурой. Ни присесть, кроме как на корточки, ни прилечь. Всю ночь неприкаянным я бродил по затихшему вокзалу. Мои ноги начинали ныть от тоски и тяжести тела - я шел в кафе под открытым небом, садился (садился!!!) за столик, заказывал, ставшие родными, сосиски с чаем - ел. Пока ел - отдыхал. Еда заканчивалась, и я снова всходил на круги ночного дозора. В третью бессонную ночь мне улыбнулось счастье: я увидел вдруг освободившуюся скамейку на перроне. С противоположной стороны я также увидел два светящихся в ночи зрачка и сдвинутые брови. Агрессор медленно и боком направлялся в сторону моей скамейки, тоже очевидно до конца не веря в реальность происходящего. Ну и зря. Я поверил быстрее и быстро вытянулся одновременно вдоль и поперек ложа, не оставляя ни миллиметра для возможных посягательств. Глаза с бровями в миг сникли, потухли и прошаркали мимо.

Спал я как убитый. Наутро, радостно проснувшись, я присел на скамейке, нежно погладил рукой ее полированные ребра, благодарный за доставленное упоительное блаженство сна, улыбнулся прохладе наступающего дня и сел в поезд. Впереди меня ждал Ереван.

 

Запись третья. За стаканчиком чая

Пока я еще не в Армении, самое время рассказать об Азербайджане. Точнее, его столице - Баку.

Баку - красивый город. Уместная, без искусов, монументальность, мягко вписывает в себя позднейшие наслоения. Старая крепость - уникальное историческое сооружение с узкими улочками, умащенными стертыми временем камнями. Да что там говорить: приятно должно быть жить в Баку, если ты азербайджанец, конечно. Русскому - сложнее. Совсем русскому - невыносимо…

Сижу за столиком уличной чайханы, дую чай из чайника, жую сахар вприкуску. Люди подходят, садятся.., но не за мой столик. Когда я, разомлевший от второго опустошенного чайничка сидел, лениво поглядывая на вонючий Каспий, курил, подошли две женщины в летах, но ходячих. Помялись, помялись, и одна из них обречено сказала своей молодящейся подруге: " Что ж теперь делать - сядем сюда". И они сели за мой столик.

В следующий раз, ох, и пристрастился я к чаю в Азербайджане, подсел древний старик с малой внучкой-правнучкой. Я ей улыбнулся. Она так от меня шарахнулась, что старик чуть не рассыпался. "Дикая - пояснил потом он, пряча глаза - дома сидит - никого не видит…". "Ладно, ладно, старик, - подумал я - пусть будет так, как ты говоришь".

За все время моего чаепития в славном городе Баку больше ко мне никто подсесть не смел. "Страшный русский" щелкал сахаром вприкуску в гордом одиночестве.

Конец записи

Армения.Ереван. Решаю дать отдых своему измученному и дурно пахнущему телу - иду в гостиничное бюро. Табличка на стойке: " Никаких мест нету" уже порядком заплесневела и местами покоробилась от частых на нее плевков раздосадованных отдыхающих. Не успел я собрать на кончике языка должного для такого случая количества ядовитой слюны дабы оставить и свой автограф на скрижалях гостиничного хозяйства Армении - ко мне откуда-то слева прислонился масляный армянин.

Буревестник "новой русской волны" привез меня в гостиницу "Центральная" на окраине города. Двуместный номер люкс по-еревански означает двуместный номер люкс без горячей воды. Горячую воду в Ереване, очевидно, подают в номера супер-люкс, но кто же знал! Мыться пришлось холодной горной водичкой, подаваемой по расписанию, но каждый день. Надолго ереванцам запомнятся мои песни, которые я пел под душем, маскируя, таким образом, свой яростный от холода крик.

Кроме этого столица Армении мне запомнилась своим центром из розового туфа, вкуснейшей питьевой водой, похожей на нектар после соленой бакинской, маленькими древними городами и монастырями, терпимостью к моей персоне.

После трех суток жизни-люкс без горячей воды железная дорога привела меня в Тбилиси, где я не только не добрался до горячего водоснабжения, но и потерял статус гостиничного обитателя. На следующие три ночи постелью были скамейки в парках и одеялом - звездное небо Колхиды.

В невменяемом состоянии я добрался до Батуми, ведомый страстным желанием окунуться в рассол Черного моря, поджариться на раскаленных камешках, забыться.

Не удалось. В приморских гостиницах все номера арендованы валютными проститутками, в кафе на ваши деньги дают натуральный сок собственного приготовления, разбавленный до неприличия морской водой. Ночь я скоротал в какой-то затхлой гостинице, затерянной среди шанхайского вида построек, предварительно простояв в очереди часа четыре. Наутро я сел на теплоход и уехал с глаз долой - в Одессу.

Что вы мне говорите: Одесса, Одесса, что, я не был в Одессе? Нате, вот он, сейчас стою. Ну и кому от этого приятно? Я вас спрашиваю. Вам не приятно, нет? Гражданин, что ж вы мне тогда голову морочите, стоя на Дерибассовской. Хотите морочить - идите на Привоз.

Я был на Привозе. Базар, как базар. Те же куры. Одно отличие: кудахчут по-еврейски, а жрать хотят по-русски. В то время, слава Богу, Одесса была русской, и куры сало ели с неохотой.

Милая моему сердцу Одесса. Как же ты по мне соскучилась. Оказалось, что - никак. В странного вида секретном подвальном бюро, уставшая от жизни девушка, на мою неотразимую зеркалами улыбочку ответила по честному просто: "Местов нема, квартир нема, приятного вам отдыха, товарищ!"

Я тут же понял, что Одесса меня долго не задержит, прикрыл за своей персоной дверь и пошел к Дюку. Пошел-то я, конечно, куда глаза мои глядели, но так устроен этот неправильный в политическом отношении город, что все пути-дорожки при любом удобном случае упирают вас в каменный символ Одессы. Не каменный символ Одессы - это ее язык. Ну, вы меня понимаете, тот, что в магазине Рабиновича вчера продавали по семьдесят. А сегодня по семьдесят на Привозе продают язык самого Рабиновича. Ему же говорили: снизьте цены, Яша. Не послушал. Теперь с каждым часом цены падают на него самого: кому нужен не свежий Рабинович. Его и свежим никто не хотел.

После длительного, и я вам скажу, утомительного созерцания монумента отца - основателя захотелось посидеть в тени каштанов, отдохнуть природой. Когда вы хотите каштанов, то идете в парк. Когда вы хотите идти в одесский парк, что бы посидеть в тени, то почему-то надеетесь, что там растут каштаны. Странные люди! С какой стати каштану произрастать только потому, что вы на это надеетесь? Каштанам это не понятно и они забыли, что значит такое - произрастать. В парке росли тополя. Слава Богу - не цвели. Или -нет, как раз - цвели! Извини, дорогой, слава тебе пока отменяется. Как-нибудь в следующий раз, при случае… ну, ты меня понимаешь, не обижайся. Вокруг летал этот противный пух, лез во все дырки. Ты открываешь рот, чтобы чертыхнуться, а он и туда лезет. Кто придумал эти тополя? Чье рацпредложение случайно выпало с пыльной полке и раскрылось на нужной тополям странице?

Все скамейки парка были засижены молодыми, целующимися в засос, парочками и голубями. Одна была свободна. Удивительное дело, ни один посланец мира не справил нужды на окрашенные в голубой цвет планки. Я быстро сел (сработал вокзальный синдром), расправил в руках газету, словно - почитать и предался отдыху.

Реклама в газете: "Покупайте нитки фабрики Заря! Что, уже купили? Ну и зря".

Отдохнуть долго в полном одиночестве в 14,20 в парке на скамейке города Одессы, очевидно, не дают. Не прошло и полгода, а ко мне уже подсел какой-то задрипанный гражданин с синей авоськой в беспокойных руках и плешивой лысиной на том месте, где, возможно, со временем, когда он купит в киоске лотерейный билет, выиграет по нему десять тысяч рублей, одолжит их Рокфеллеру под грабительский процент на три дня, на четвертый получит от разоренного капиталиста несчастный миллион долларов, пойдет в магазин и купит себе кепку, будет лежать кепка.

К тому времени по знакомым буквам я добрался до веселой рубрики: в час досуга. Некоторые перлы одесского юмора привлекли мое рассеянное внимание: "Куй железный, пока горячий!", "Лучше поздно, чем ни с кем" и что-то дальше в том же духе.

- Гхм… - сказал плешивый гражданин. Я понимаю так, если кто-то говорит вам "гхм", то очень даже вероятно - с вами хотят поговорить. Если б он не хотел со мной поговорить, а оказался просто чахоточным гражданином, зачем, я вас спрашиваю, ему было говорить мне "гхм", пихать локтем в бок и заглядывать снизу в мои занятые чтением глаза? Не знаю как вы, но я обратил на него внимание. И ему оказалось этого достаточно. То, что он меня спросил в следующий за моим вниманием момент, не ожидал услышать не только я, но думаю и Бил, понимаешь, Клинтон от Моники Левински.

Надо ли говорить, как быстро я отдохнул в одесском парке? Нет? Уже через час-другой я висел на перекладине окна купе поезда Одесса - Москва, пытаясь открыть неоткрываемое, попутно умирая от духоты. Прощай, воспетая Одесса! Прощайте педики всех стран. Может быть когда-нибудь я взгрустну о вас и вспомню добрым словом. А не взгрустну - не много потеряю.

Сон первый. Измена.

 

Курсы повышения квалификации. Я, молодой инженер по технике безопасности строительной организации, с интересом слушаю лекции специалистов, рассматриваю сокурсников, особенно - сокурсниц

Проходит три бесполезных с точки зрения повышения общей квалификации дня. Я решаю организовать празднование 8 марта, обычно нелюбимого мужчинами праздника, но в данном случае пришедшегося как нельзя кстати. Закупается водка, дешевое красное вино, колбаса, отбираются члены планируемого разврата: четыре мальчика, четыре девочки, находится гитара

Я нахожусь посреди комнаты один со своей стороны праздничного стола. Компания некоторое время мнется в дверях, затем девчата рассаживаются, садятся и ребята. Мне остается сесть на оставшееся свободное место. Справа от меня восседает как на троне к прямой ногой-костылем хромой сосед по комнате, мужчина лет сорока, беззубый и весьма поношенный. Пузыри удовольствия рождают его сомкнутые в улыбке губы, а масляный взгляд ласкает впереди сидящую пышную и по годам ему подходящую дамочку.

Постепенно, вопреки изначально смурному настроению моей соседки, веселье за столом разгорается. Я понимаю, грудью чувствую, наливая третий бокал "красителя" в бокал игнорирующей мои ухаживания соседки, что удовольствие от вечера может обойти меня стороной. И я не получу желаемого - женщину. Мне 25 лет. Возраст высоких желаний и огромных возможностей. Но кроме жены ни одна женщина еще не знает частоту пульса моих гениталий. Хорошо это или плохо? Можно ли применять этическую норму "хорошо", норму общества к проявлениям животного инстинкта индивидуума?

- Алексей, можно тебя попросить передать мне вон тот салат? - из раздумий меня вывел вопрос Любы, той самой девушки у стенда института.

Я подаю блюдо с салатом, смотрю в ее смеющиеся глаза и вижу, что этот человек сегодня хочет того же, что и я. Сквозь щелку передних зубов до меня доносятся баритональные тона ее смешинок. Ее взгляд, по-волчьи прямой: глаза в глаза, задерживается на мне чуть дольше положенного по этикету викторианских дев срока, и я, не обращая внимания на серьезного Рафика, восседающего в позе стройного горного козла, ее соседа, подаю ей руку:

Приглашение принято с восторгом, она снимает туфли, вспрыгивает на стол и поступью королевы, давя ступнями пучки укропа, подходит ко мне и стекает в объятья.

Звучит мягкая медленная музыка. Упругое тело Любы возбуждающе пружинит под моими настойчивыми руками. Ее трепетная мочка уха скоро оказывается зажатой в моих горячих губах.

Закрывшись в ванной комнате от потерявших смысл сотрапезников, не обращая внимание на периодические постукивания в дверь взревновавшего Рафика, мы страстно и взахлеб целуемся, постепенно доводя себя до бешенства

Окончен бал. На столе горы грязной посуды. В воздухе стоит кислый запах прошлого веселья. По-прежнему тихо играет музыка. В помещении только я и Люба. " Я помогу тебе прибрать" - говорит она оставаясь. Гости понимают ее слова правильно и мирно удаляются. Даже Рафик. Но я чувствую, что он еще вернется - орлы неохотно отдают свой кусок мяса. Уходит и мой сосед, скрипя протезом, на прощанье подмигнув. Подморгнул ему и я, желая удачи с толслушкой-хохотушкой, приходившей сюда тоже не песни петь.

Полная внезапная темнота. Я стою раздетый, дрожащий от ночной прохлады и предвкушения, жду, когда разденется она. Еле слабый шорох платья доносится до меня. Я подаюсь вперед и настигаю убегающего с поля боя солдата.

Взвизгивают пружины кровати, я понимаю - пора! Те три шага, отделяющие меня от ложа любви, я прохожу с единственной кричащей мыслью и букетом впечатлений. " Вот и наступил момент, к которому я сознательно шел. Я сейчас изменю жене. Что я делаю?! Ведь я изменяю! Хорошо это или плохо? Что я чувствую? Почему мне неудобно в ощущениях? Где восторг от близости с женщиной? Что бы сказала Лена, узнав об этом? Я хочу этого, я должен сделать это, иначе моя жизнь будет не полной, урезанной картиной" И во время короткой прелюдии, и особенно в момент ввода нетерпеливого снаряда с обильно смазанный ствол орудия одна и та же мысль пульсирует в моем сознании: "я изменяю, я изменяю…"

После третьего быстрого залпа я лежу на потной спине расслабленный и успокоенный: я изменил! Свершилось. Люба, улыбаясь, целует мои руки, в дверь кулаком стучит рассерженный Рафик, меня совершенно не волнует предстоящая разборка, все будет хорошо

Утро. Я лежу довольный жизнью на ее заправленной кровати, она, вся в лучах заполнившего комнату зимнего солнца сидит в ногах. Ее узкие пальчики бегают по моей груди, изучая и любуясь ей. Она счастлива.

Я смеюсь, прижимаю ладонь к ее шеке.

Мое признание ее немного озадачивает, она как бы натыкается на прозрачную стену, секунду стоит возле нее в растерянности, но в следующий миг движением ресниц разбивает ее. Осколки сыпятся мне на лицо, приятно щекоча нервы.

Один из дней повышения квалификации. Оперный театр Горького (ныне - Нижнего Новгорода). Балет "Лебединое озеро". Контролер надрывает два билета в портер, и я небрежно пальцем засовываю бумажки в нагрудный карман пиджака

…Верхнетуринск. Передо мной стоит с зардевшимися щеками жена, держит в левой руке мой пиджак, в пальцах правой белеют - рваные бумажки.

Зерно сомнения посеяно

...Лето следующего года. Я иду по старой Анапе, по закиданной листвой улице, улыбаюсь чистому синему небу, кушаю легкими сладкий морской воздух и немного нервничаю. Еще вчера я гулял по усыпанными фонтанами улицам Ворошиловограда (ныне - Луганска)- промежуточном пункте моего организованного отдыха согласно купленной путевке по маршруту: Верхнетуринск - Молодогвардейск - Ворошиловоград - Харьков - Феодосия. Я честно отдохнул три дня в местах боевой славы Молодой гвардии с посещением музея, танцплощадки, продавщиц магазинов, ресторана и ставка (искусственное озеро - хранилище воды). Но рассказ об этом путешествии, возможно, будет впереди или как-нибудь при личной встрече за рюмочкой Бифитера с видом на Исаакиевский собор. Отмечу лишь, что там меня свела судьба с Бродягой номер один, криворожским таксистом, казановой работников торговли и общественного питания, рубахой парнем и заикой. В подсобном помещении продовольственного магазина, среди вонючих селедочных бочек и коробок из под конфет мы пили с пышногрудыми и яловозадыми продавщицами безвкусную водку местного разлива, заедая доставаемыми из коробок конфетами, а потом долго пили ту же самую водку, но уже с подошедшими молодогвардейскими ухажерами продавщиц, парнями двухметрового роста и с риском для здоровья объясняли простым ребятам из Донбасса, как мы уважаем шахтерский труд и самих шахтеров. Ребята прониклись нашей любовью к ним и отсоветовали нам ходить в ресторан: "получку дали - шахтеры гуляют" - пояснили они нам. Мы согласно кивнули, горячо обнялись на прощанье, и... пошли в ресторан... С тех пор и я в минуты волнения слегка заикаюсь.
В последний день пребывания нашей экскурсионной группы в Ворошиловограде я зашел на Главпочтамт, где до востребования меня ждала телеграмма от Любы. " Я Анапе улица Восточная 58 Целую Жду". Весь этот год, что мы не виделись, между нами велась переписка письмами до востребования. Их было всего три или четыре. Пронизанные светлыми воспоминаниями они грели мое самолюбие, особенно одно из них, со стихами в мою честь. Приятно, черт возьми, когда женщина воспевает свои чувства к тебе в стихотворных строчках. Это льстит мужскому самолюбию. И поднимает еще на одну ступень мужское самоощущение.
Я посадил криворожского Бродягу в автобус, увозящий его дальше по маршруту в Харьков, а сам залег на заднем сиденье автобуса до Анапы. " Жаль, я так никогда в своей жизни не увижу Харькова. Интересно, какие там есть достопримечательности - ведь что-то о нем я должен буду рассказать жене при возвращении из отпуска? Где был, что видел..." - так думал я, снимая кроссовки и пристраивая сумку в качестве подушки.
...Когда я подошел к дому с табличкой 58, то был абсолютно спокоен и беспричинно весел.
- Эй, хозяюшка, в этом доме сдается койко-место молодому, симпатичному!?
- Чиво?
- Я говорю...
И тут я замечаю Любашу, она, смеясь, говорит плохо слышащей хозяйке, что этот кавалер пришел к ней. Возле калитки мы, немного смущаясь, обнимаемся, наши руки вспоминают геометрию наших тел. Сзади подходит старшая сестра Любы.
- С удовольствием познакомлюсь с Вами. Сестренка мне все уши прожужжала о Вас. Вера.
- Алексей, очень приятно. Нам с Любой, пожалуй, самое время подыскать отдельную квартиру.
- Да, пойдем, только не здесь.
После короткого знакомства с прелюбопытнейшим созданием по имени Кристина, дочкой Любы, мы втроем, взявшись за руки, идем бродить по провинциальным улочкам Анапы в поисках прибежища. Буквально в ста метрах от берега Черного моря мы его находим в виде отдельного отсека размером два на два на два метра заброшенного курятника из планок и аргалита. Цена в принципе меня устраивает, и я даю хозяйке еще 25 рублей сверху за особое к нам расположение с ее стороны, которое не заставило себя долго ждать и вылилось в предоставлении нам возможности пользоваться черной с провисшим дном сковородкой при приготовлении пищи. Пять дней, предоставленные судьбой в наше распоряжение, мы проводим как обычные, не избалованные сервисом, советские туристы: плескаемся в мутных пляжных водах, нещадно жаримся под ультрафиолетом, давимся яичницей с колбасой и грузинским чаем. Каждое утро я смущенно опускаю глаза долу при встрече с соседями по "курятнику": их красные от недосыпу глаза - живой укор нашему с Любой разгульному поведению по ночам. Мы предаемся сексу страстно и отстранено от действительности. Кристинка, при этом, спит как убитая. Любвиобильный папа выработал у нее иммунитет на скрип пружин, стон и вздохи по ночам. Молодец, малышка, здоровый сон - это главное. Настанет день, вернее ночь, и ты отыграешься на маме ее же монетой, оставив на ночь в доме молодого бычка с кольцом в раскаленной ноздре.
Время пролетает как одна ночь. Мы прощаемся, опять прощаемся под тенью усталого от жары дерева.
- Ты еще успеешь отдохнуть в Феодосии - говорит она мне, гладя по щеке - а мы уедем завтра. Не оставайся, не надо, езжай. Отдохни. Зачем пропадать путевке. И...спасибо тебе за все: за то, что приехал, за то, что ты есть такой, какой ты есть, любимый.
На ее нижние реснички накатываются слезинки, срываются и падают на горячий песок. Я благодарен ей за эти слезы. Целую ее глаза, щеки, губы.
- Иди уж - она пытается улыбнуться и бессильно толкает меня прочь - А я приеду домой - выйду замуж за одного москвича командированного. Он давно меня домогается. Выйду замуж и уеду жить в Москву. Надоел Андропов, надоело все... А тебя я буду помнить всегда, солнышко ты мое, лесное. Не увидимся больше.
Мы с Кристинкой по-дружески жмем друг другу руки, прощальный взмах руки, и я уже на Золотых песках Феодосии в опустевшей столовке жую давно остывшую, наверное, еще в прошлый заезд, котлету с бледными макаронами и оглядываю окрест. Из окна раздаточной с нескрываемым любопытством за мной наблюдают две симпатичные молодые мордашки официанток. Я понимаю: отдохнуть мне все же в этом году не удастся...

Проснувшись, я осознал - сон, должно быть, в руку: Андропов (ныне - Рыбинск) от Москвы не далече, и что меня сможет задержать в первопрестольной, не понятно. По приезду в Москву я заложил в автоматическую камеру хранения свои скудные пожитки, съездил на Новомосковскую улицу в редакцию еженедельника "Собеседник", оставил там свои побасенки для опубликования (как впоследствии выяснилось - напрасно) и сел в поезд Москва - Ярославль. Вид пошехонских просторов сподвиг меня на некоторые философские размышления. Под перепляс колес на стыках ржавых рельсов я меланхолично размышлял о том, что Господь Бог наверняка ж таки с яйцами, ведь создал же он Адама по образу и подобию своему (и зачем ему они!? Как символ семени всему сущему?), что первым в истории человечества стукачом был Адам, заложивший Еву: "она, это она, Господи, дала мне яблоко от дерева добра и зла"... Как же историчны все наши пороки, и как свежо и неожиданно проявляет себя добро.

Андропов холодно встретил меня унылой графикой грязи привокзальной площади. Если быть совсем педантом, то надо признать отсутствие в городе Андропове привокзальной площади как явления. Зато грязи хватит на две грязелечебницы и одну государственную думу, естественно, не нашего государства.
Чем я себе нравлюсь, так это тем, что мне с собой не скучно. Ну вот, приехал я в Андропов. Ну, стою посреди бывшей лужи. И что дальше? Дальше - я только сейчас начинаю прикидывать, а, собственно, как мне найти в Пешехонии свою Любовь? Адрес не помню, знаю лишь наверняка, что она работает инженером по технике безопасности на каком-то заводе из трех букв. Звоню 09. Вопреки ожиданиям меня не только не посылают на искомое количество букв, но еще и выдают два телефонных номера соответственно двух трехбуквенных заводов. Прелестно. Начало поискам положено.

Из уличного телефона-автомата, расписанного хулиганами под гжель, я вызвонил оба завода, узнал координаты, профиль работы и по второстепенным приметам вычислил нужное мне предприятие.
Дверь с табличкой "инженер ТБ" была закрыта. Я открыл соседнюю:
- У вас инже... - я увидел ее, стоявшую облокотившись на стол. В глазах читалось в высшей степени удивление.
- Я сейчас - смогла вымолвить она, справившись с волнением. Минуты две Люба приходила в себя за закрытой дверью под любопытным вниманием сотрудницы.
- Ты сумасшедший - мы прошли в ее кабинет, она села на стол, я встал подле, положив руки на ее колени. Я порывался ее поцеловать, но она уклонялась, отстранялась от моих назойливых губ.
- Ты не свободна? Извини, в этом случае я не буду проявлять настойчивости.
- Да, у меня есть сейчас один парень, но... не важно. Ты можешь меня подождать немного на улице, пока я отпрошусь с работы?

На обломке железобетонной сваи - обязательном атрибуте всех производственных баз российского бесхозяйного производства, я сидел в ожидании Любы, бросал мелкие камешки в безбрежную дворовую лужу и думал, что мой вояж может завершиться неудачно. Чего и следовало при здравом размышлении ожидать. Но это так не интересно - здраво рассуждать, когда чувства выплескиваются наружу, а гормоны поют рок-ин-ролл. Я кидал в темную замазученную лужу камешки, а по дворовой территории с озабоченным видом бездельников писали круги электросварщик со стропальщиком. Профессию российского рабочего легко определить по фасону спецодежды, а его принадлежность к России - по ее состоянию: рваные фуфайки не носят даже в Гонолулу. Электросварщик искал, чтобы такое к чему-нибудь приварить, а стропальщик, в хроническое отсутствие крана, движимый бригадным духом взаимопомощи, собирался ему в этом помочь. Через полчаса мы рука об руку с Любой уходили с территории, на которой с прежней настойчивостью продолжался рабочий танец сварщика со стропальщиком. Даст Бог, до захода Солнца в лужу, они что-нибудь к чему-нибудь припаяют.

- Куда мы идем?
- Ко мне домой?
- А как же твой парень? Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя рушилась личная жизнь.
- Уже не важно.
Я подумал: " Возможно, в городе Андропове меня будут бить. Не плохая кода вояжа".

Весь оставшийся день мы просидели на скамеечке в парке, разговаривая, целуясь и предаваясь воспоминаниям. На прощанье Люба запахнула отвороты моей куртки: простудишься еще в такую ненастную погоду и сказала:
- Езжай обратно, дорогой, езжай домой. Так будет лучше всем нам.
- Я сейчас зайду в гостиницу, и если сниму номер, то съезжу в Москву, заберу вещи и обязательно вернусь.
- Не надо, не возвращайся.
Она говорила "не надо", а слышалось "приезжай!". Может быть просто мне хотелось это слышать?

Одноместный номер я все-таки в гостинице снял. На три дня, до начала заезда участников спартакиады. Сутки ушли на поездку за вещами в Москву. По возвращению я сходил в пустующую парикмахерскую. На радостях сонный парикмахер предложил мне к стрижке подравнять усы. Я согласился. Обычно я сам состригаю разрастающиеся кончики усов, формируя в объем мужскую честь. Здесь же я согласился на услуги профессионала, и он, двумя легкими движениями рук, под расческу, состриг всю мою красоту. Под носом остался какой-то плоский ежик с торчащими короткими обрезками былой славы. Уж подравнял, так подравнял! Я помолодел лет на двадцать, в той же пропорции я стал еще большим на вид идиотом.
Радостный умелец распылил на меня пол флакона дешевого, вследствие чего, едко пахнущего, одеколона, и мы быстро распрощались. Он еще долго провожал меня светлым взглядом, облокотившись на дверной косяк.
Где живет Люба я теперь знал ( на работе, куда я немедленно приехал, мне сказали, что она заболела и на службу не вышла), но как, по возможности не ломая ее личной жизни, встретиться с ней? Прийти и позвонить в дверь? Нет, этот вариант я отмел сразу: не известно кто ее откроет. Я вынул из ее почтового ящика почту, состоящую из нескольких газет. На одной из них шариковой ручкой написал: " № 254", расписался
и опустил газеты обратно в почтовый ящик.
Пошли третьи сутки моего одинокого проживания в центральной гостинице Андропова. Два скучных и серых дня в моей жизни можно смело вычеркнуть. Пропали денечки. Я потихонечку стал паковать походную сумку, как раздался телефонный звонок: к вам пришли, сообщила мне дежурная по этажу. Это была Люба. Она, скромно улыбаясь, стояла у тумбочки консьержки, а за ее спиной падали последние опоры сожженных мостов...

Только в ее однокомнатной квартире, на кухне, когда она, переодетая в ситцевый халатик, жарила на постном масле картошку, я смог по-настоящему поцеловать Любаву. Под аппетитное скворчание картофельных ломтиков я посадил ее себе на колени, впился, словно голодный вампир, в ее влажные губы, отвоевывая дюйм за дюймом левой рукой забытые участки ее тела. Скоро мой большой палец пробрался за кромку ее трусиков и нежно вошел в распахнутые ворота ада. Люба слегка вздрогнула... и приняла его. Нет легче ноши, когда в руках твоих - женщина, и цель пути - кровать. Мы предались любви, забыв обо всем. На один мой оргазм приходилось несколько ее. Я уже не удивлялся как в первый раз этому обстоятельству, теперь я знал: женщина женщине рознь, как в любви, так и в ненависти.

- У вас есть любовница? - спросил меня психиатр - дородная женщина с добрыми домашними глазами.
- Да, есть.
- Ну, вы убедились, что все женщины похожи друг на друга, что у каждой из них есть все, что есть у других и, в принципе, одинаково?
- Я бы так не сказал...

- А ты с последней нашей встречи стал более развращенным в сексе - Люба удобнее устроилась на моей руке, всем телом расслабилась и утомленно прикрыла глаза. Я с интересом рассматриваю плотное, ладно скроенное тело взрослой (на 7 лет старше меня) женщины, касаюсь пальцами ее розовых сосков и, продолжая "линию жизни", теряюсь в чащобе лобка...

Проснулись мы к обеду, и я внезапно узнал, что Люба приглашена на свадьбу двоюродной сестры. Естественно с Кристинкой и кавалером. Кавалером сегодня был я. И я не отказался. "Бить, наверное, будут на свадьбе" - решил по себя я и радостно оделся.
- Вперед судьбе навстре-е-чу, товарищи в борьбе... - напевал я, одевая трусы.
- ...и грудью и карте-е-чью проложим путь себе, - но бить почему-то не стали, а даже наоборот.
- Хороший твой Вовка парень! - говорили родственники Любе и желали ей всяческих со мной успехов. Вовкой звали того мужчину, которого я временно вывел в отставку, но видеть его родня пока еще не удосужилась. Поэтому Вовкой стал я. На одну ночь. Я пел и плясал как механическая игрушка, поражая андроповчан диковиной пластикой. Я курил и вел умные беседы в кругу пьяных мужиков. В конце концов, я произнес тост и меня окончательно приняли в семью. Люба была счастлива. Только в уголках глаз затаились две маленькие грустинки, которые время от времени светились в наступившей ночи...

Через два дня я уехал. Далеко позади остались: Андропов, Ярославль, Москва... Закончился мой первый дикий круиз. Очевидно, навсегда разошлись наши с Любой, Любавушкой, первой любовницей моей, пути.
- А я вас помню - сказала на прощанье, прищурив глаз, Кристина - Это вы меня тогда, в Анапе, несли на руках, а я спала.
Я тебя тоже помню, девочка моя. Помню и люблю. Хотя прошло уже не мало лет, и кто-то другой теперь носит тебя на руках. Счастья тебе, курносая, счастья тебе, милая. Я помню, нам было хорошо втроем.