Джим Моррисон
Пустыня

Избранные стихотворения в переводах К.С.Фарая


Стихи 1966-1971

The Opening of the Trunk

--Moment of inner freedom
when the mind is opened &
the infinite universe revealed
& the soul is left to wander
dazed & confus'd searching
here & there for teachers & friends.

Открывая сундук

– Мгновенье внутренней свободы,
когда разум раскрепощен
и вселенная – как на ладони,
и душа – пьяная и помраченная
может странствовать в поисках
наставников и друзей.

 

***

A man rakes leaves into
a heap in his yard, a pile,
& leans on his rake &
burns them utterly.
The fragrance fills the forest
children pause & heed the
smell, which will become
nostalgia in several years

Кто-то листья...

Кто-то листья в саду подметает
собирает их в кипы, в огромные кучи
и, облокачиваясь на старые грабли,
сжигает все без остатка.
Аромат до окрестного леса доходит,
где прячутся дети и чувствуют
запах, которому суждено
стать ностальгией через несколько лет.

 

***

The Wolf,
who lives under the rock
has invited me
to drink of his cool
Water.
Not to splash or bathe
But leave the sun
& know the dead desert
night
& the cold men
who play there.

Волк...

Волк
живущий в пещере
пригласил меня выпить
своей ледяной
Воды
Не расплескивать
и не мыться
но оставить солнце
и познать
знойную сухую пустыню
и бесчувственных людей
играющих там.

 

Sirens

Midnight
criminal metabolism of guilt forest
Rattlesnakes whistles castanets

Remove me from this hall of mirrors
This filthy glass

Are you her
Do you look like that
How could you be when
no one ever could

Сирены

Полночь –
преступное превращение в лесу наказаний –
ужи, свистящие кастаньеты.

Уведите меня из зала зеркал.
Ненавистных стекол.

Вы та самая!
Или очень похожи
на ту, кто не мог быть
похожей ни на кого.

 

***

The Voice of the Serpent
dry hiss of age & steam
& leaves of gold
old books in ruined
Temples
The pages break like ash

I will not disturb I will not go

Come, he says softly

an old man appears &
moves in tired dance
amid the scattered dead
gently they stir

Голос Змеи...

Голос Змеи –
сухое шипение старости и пар
меж золотых листьев –
старинные книги в разрушенных
Храмах.
Страницы ставшие прахом.

Я не вмешаюсь.
Я не войду.

Войдешь, – сказал мне тихо...

старик появился и
поплыл в усталом танце
среди повсюду разбросанных мертвых.
Нежно они колыхались.

 

***

disciple
Scar
death
Magic
Prison
Garden
Shelter
Princess
of Sorrow
Wilderness Angel
dancing wings
of envy
Call Me
Tomorrow
Bones
Landing
Gold
Arrival

Послушник...

послушник
Шрам
смерть
Магия
Тюрьма
Сад
Защита
Принцесса
Грусти
Дикий Ангел
танцующие крылья
зависти
Зовут меня
Завтра
Кости
Падение
Золотой
Выход

 

Underwaterfall

down
down
down
down
down
down
deep
below
children of the caves will let their
secret fires glow

Под водопадом

вниз
вниз
вниз
вниз
вниз
вниз –
сойдя в глубину
подземелья
Дети пещер зажигают
Свои маленькие огни.

 

Cassandra at the Well

Help! Help! Save us!
Save us!
We're dying, fella, do something.
Get us out of this!
Save us!
I'm dying.
What have we done now!
We've done it, fella, we've committed the

Help!
This is the end of us, fella.
I love you fella.
I love you fella.
I love you cause you're you.

But you've got to help us.
What have we done, fella,
What have we done now?

Кассандра у колодца

Помогите! Помогите! Спасите нас!
Спасите нас!
Мы гибнем, друг, сделай что-нибудь.
Ты! Выведи нас отсюда!
Спаси нас!
Я гибну...
Что мы отказались совершить?
Что мы не сделали, друг, зачем мы
оказали
Помощь?
Это наш конец, друг,
Я люблю тебя, друг,
Я люблю тебя, друг,
Я люблю тебя потому, что ты это – ты.

Но ты должен спасти нас, друг,
Ты должен спасти нас; что
мы сделали?..

 

***

I am troubled
Immeasurably
By your eyes

I am struck
By the feather
of your soft
Reply

The sound of glass
Speaks quick
Disdain

And conceals
What your eyes fight
To explain

Я безмерно...

Я безмерно
обеспокоен
твоими глазами.

Я поражен
мягкостью
твоего
ответа –

звук стекол
молниеносно
вмещает

и прячет
то, что твои глаза
бьются объяснить.

 

***

Everything human is leaving
her face

Soon she will disappear
into the calm
vegetable
morass

Stay!

My Wild Love!

Все человеческое...

Все человеческое
уходит
с ее лица.

Скоро она исчезнет
в холодной
растительной
гуще.

Останься!

Моя Безумная любовь!

 

***

I

I will not come again
I will not come again
into the swirl
The bitter wine-soaked
stallion eats the seed,
all labor is a lie;
no vice is kindled in
these loins to melt
or vie w/any strong
particulating smile.
Leave sundry stones alive.

II

Now that you have gone
all alone
the desert to explore
& left me here alone

the calmness of the town
where a girl in black
gets in a car
& searches numbly
for her keys;

Now that you have gone
or strayed away-
I sit, & listen to the hiss
of traffic & invoke
into this burned & gutted
room some ghost, some
vague resemblance of a time

Off-n, on and off,
like one long sick
electric dream.
This state is confused
state. Out there everyone
is greedy for her love.

They will drain her life like
warm connectors,
plug into her soul
From every side & melt
her form for me.

But I deserve this,
Greatest cannibal of all.
Some tired future.
Let me sleep.

Get on w/the disease.

Я не приду никогда...

I

Я не приду никогда,
Я никогда не приду.
В бездну, где
под винным дождем
ястреб зерна клюет.
Весь труд лжив.
Суета рассыпается
в тающем брюхе.
Плавится
сила
в улыбке скупой...
Оставляя лишь камни
под солнцем.

II

Теперь ты ушла
одиноко
в пустыне бродить
и я остался один

в городской тишине,
где девушка в черном
подходит к машине,
и нехотя
ищет ключи;

Теперь когда ты ушла,
или растаяла, я
сижу и, слушая транспорта рев,
зову в эту тихую,
злобную комнату
мертвую тень –
силуэт
напоминающий Время.

Взлет и паденье! Паденье и взлет!
Словно больной
электрический сон.
В унылом краю,
где каждый
жаждет любить
ее плоть.

Они опустошат ее жизнь
как сердце актера,
вопьются ей в душу
со всех сторон, выплавляя
для меня ее образ.

Так мне и надо –
величайшему из людоедов.
О усталое будущее,
дай мне уснуть...

Пусть продолжится хворь.

 

***

Some wild fires
Searchout
a dry quiet kiss on leaving

Дикое пламя...

Дикое пламя, прощаясь
Разыщет
губ сухих поцелуй.

 

***

Fence my sacred fire
I want. To be simple, black & clean
A dim nothingness
Please
The sea is green
Smoke
like the child's version of a
Christmas dream
w/no
waking.

Оградить мой...

Оградить мой священный огонь
Я хочу. Быть простым, черным и чистым
В тусклом "ничто".
Прошу –
Зеленое море,
Дымку –
как для ребенка сладость
Рождественских снов
без пробуждения.

 

***

An angel runs
Thru the sudden light
Thru the room
A ghost precedes us
A shadow follows us
And each time we stop
We fall

Ангел бегущий...

Ангел бегущий
В лучах света
По комнате
Призрак спереди
Тень сзади нас
И каждый раз остановка
Падение

 

***

An appearance of the devil
on a Venice canal.
Running, I saw a Satan
or Satyr, moving beside
me, a fleshy shadow
of my secret mind. Running,
Knowing.

Появление дьявола...

Появление дьявола
у канала в Венеции.
Пробегая, видел я Сатану
или Сатира возле себя –
тень во плоти
моей внутренней сущности. Бегущей,
Знающей.

 

***

Matchbox
Are you more real then me
I'll burn you, & set you free
Wept bitter tears
Excessive courtesy
I won't forget

Спичечный коробок...

Спичечный коробок,
Неужели ты реальнее меня?
Я сожгу тебя, и выпущу на волю.
Рыдания горькими слезами.
Чрезмерная осторожность –
Я не забуду.

 

The Desert

The Desert
---roseate metallic blue
& insect green

blank mirrors &
pools of silver

a universe in
one body

Пустыня

Пустыня
– алая, ярко голубая
и болотно зеленая.

Пустое зеркало.
Пруд серебристый.

Вся Вселенная –
единая плоть.

 

This Is My Forest

This is my forrest
a sea of wires.
This gaggle of vision
is my flame.
These trees are men,
the engineers.
And a tribe of farmers
on their Sunday off.

Gods---the directors.
Cameras, greek
Centaurs on the boom,
sliding w/silent
Mobile grace

Toward me---
a leaping clown
In the great sun's
eye.

Grand danger there
in curved thigh.
The avenging finger---
lord.

Это мой лес

Это мой лес –
проволочное море.
Гоготанье видений –
мое пламя.
Деревья – люди,
изобретатели.
Племя фермеров
в воскресный день.

Боги – директора.
Фотоаппараты,
греческие кентавры
во вспышке:
спускаются тихо,
величественно

ко мне –
как сказочный клоун
в гигантский
глаз солнца.

Большая опасность – там
в изгибе бедра.
Карающий палец –
хозяин.

 

The Flowering

The flowering
of god-like people
in the muted air
would seem
strange
to an intruder
of certain size

but this is all we have left
to guide us
Now that He is gone

Процветание

Процветание
богоподобных людей
в приглушенном воздухе
покажется
странным
вошедшему человеку
определенного роста.

Но ведь и у нас не останется
ничего ценного
когда Он уйдет.

 

Fear is a Porch

Fear is a porch where winds
slide thru in the North
A face at the Window that
becomes a leaf
An eagle sensing its disaster
But soaring gracefully above
A rabbit shining in the night

Страх – это балкон

Страх – это балкон, по которому
северный ветер скользит.
Лицо у окна
превращается в лист.
Орел, предчувствуя беды свои,
Величаво парит в облаках.
Кролик сияет в ночи.

 

A Hall in the Clouds

a hole in the clouds
where a mind hides
Pagodas-temples

in child's raw hope

animal in a tunnel
defined by the light
around him

These evil subsidies
these shrouds
surround

Дыра в облаках

дыра в облаках
где прячется разум
Пагоды – храмы

в невинной надежде ребенка

зверя в туннеле
узнаем по свету,
что он излучает

Злые слуги
саваны стелют повсюду

 

The End of the Dream

The end of the dream
will be when it
matters

all things lie
Buddha will forgive me
Buddha will

Конец мечты

Конец мечты наступает тогда, когда
это нужно

всё есть ложь
Будда сможет простить меня,
Будда сможет

 

Thank You, O Lord

Thank you, O Lord
For the white blind light
A city rises from the sea
I had a splitting headache
from which the future's made.

Спасибо, О Боже

Спасибо, О Боже,
За слепой белый свет!
Город встающий из мрака –
Голова раскалывалась от мигрени,
из которой рождалось будущее.

 

As I Look Back

As I look back
over my life
I am struck by post
cards
Ruined Snap shots
faded posters
Of a time, I can't recall

Когда я оглядываюсь

Когда я оглядываюсь
на свою жизнь,
то поражаюсь количеству
открыток,
не получившихся фотографий,

выцветших календарей –
Времен, которых я не помню.

 

If Only I

If only I
could feel
The sound
of the sparrows
& feel child hood
pulling me
back again

If only I could feel
me pulling back
again
& feel embraced
by reality
again
I would die
Gladly die

Когда б я мог

Когда б я мог
услышать
щебетанье
воробьев
и осознать, что
юность и любовь
ко мне вернулись...

когда б я мог
почувствовать,
что возвращаюсь
вновь
к тем, кого знал
и к тем, кому я
верил,
я б принял смерть
безропотно.


Celebration of the Lizard

Lions in the street & roaming
Dogs in heat, rabid, foaming
A beast caged in the heart of a city

The body of his mother
Rotting in the summer ground.
He fled the town.

He went down South
And crossed the border
Left the chaos & disorder
Back there
Over his shoulder.

One morning he awoke in a green hotel
W/ a strange creature groaning beside him.
Sweat oozed from its shiny skin.

Is everybody in?
Is everybody in?
Is everybody in?
The ceremony is about to begin.

Wake up!
You can't remember where it was.
Had this dream stopped?
The snake was pale gold glazed & shrunken.
We were afraid to touch it.
The sheets were hot dead prisons.
And she was beside me, old,
She's, no; young.
Her dark red hair.
The white soft skin.
Now, run to the mirror in the bathroom,
Look!
She's coming in here.
I can't live thru each slow century
of her moving.
I let my cheek slide down
The cool smooth tile
Feel the good cold stinging blood.
The smooth hissing snakes
of rain...

Once I had, a little game
I liked to crawl, back into my brain
I think you know, the game I mean
I mean the game, called 'go insane'

Now you should try, this little game
Just close your eyes, forget your name
forget the world, forget the people
and we'll erect, a different steeple.

This little game, is fun to do.
Just close your eyes, no way to lose
And I'm right there, I'm going go too
Release control, we're breaking Thru

Burrow back into the brain
Way back past the realm of pain
Back where there's never any rain

And the rain falls gently on the town.
And over the heads of all of us
And in the labyrinth of streams
Beneath, the quiet unearthly presence of
Nervous hill dwellers in the gentle hills around,
Reptiles abounding
Fossils, caves, cool air heights.

(Each house repeats a mold,
Windows rolled, beast car
locked in against morning.

All now sleeping, rugs silent,
Mirrors vacant, dust blind
under the beds

Of lawful couples wound
in sheets & daughters,
smug w/ semen, eyes
in their nipples.)

Wait!

There's been a slaughter here.
(siren)

(Don't stop to speak or look around
Your gloves & fan are on the ground
We're getting out of town
We're going on the run
And you're the one I want to come)

Not to touch the earth
Not to see the sun
Nothing left to do,
But run, run, run
Let's run

House upon the hill
Moon is lying still
Shadows of the trees
Witnessing the wild breeze
C'mon baby
Run w/ me
Let's run

The mansion is warm at the top of the hill
Rich are the rooms & the comforts there
Red are the arms of luxuriant chairs
& you won't know a thing till you get inside.

Dead president's corpse in the driver's car
The engine runs on glue and tar
C'mon along, we're not going very far
To the East to meet the Czar.

Some outlaws lived by the side of a lake
The minister's daughter's in love w/ the snake
Who lives in a well by the side of the road
Wake up, girl, we're almost home.

Sun Sun Sun
Burn Burn Burn
Soon Soon Soon

Moon-Moon-Moon
I will get you
Soon
Soon
Soon!

(Scream)

Let the carnival bells ring
Let the serpent sing
Let everything

(Bells)

Fade
Desert Night
Voices of the Fire

"We came down the rivers & highways
We came down from forests & falls
We came down from Carson & Springfield
We came down from Phoenix enthralled

And I can tell you the names of the Kingdom
I can tell you the things that you know
Listening for a fistful of silence
Climbing valleys into the shade"

Sounds of the Fire
(whistles, rattlesnakes, castanets)

"I am the Lizard King
I can do anything
I can make the earth stop in its tracks
I made the blue cars go away.

For seven years I dwelt
in the loose palace of exile,
Playing strange games
w/ the girls of the island.

Now I have come again
To the land of the fair, & the strong, & the wise.

Brothers & sisters of the pale forest
O Children of Night
Who among you will run w/ the hunt?
-Cries of assent-
Now Night arrives with her purple legion.
Retire now to your tents & to your dreams.
Tomorrow we enter the town of my birth.
I want to be ready."

Поклонение ящерице

На улицах львы, снуют
бездомные псы по жаре.
Зверь посажен в клетку
в сердце города.

Труп его матери
Гниет в теплой земле.
Сам же он скрылся.

Поехал на Юг.
Пересек границу.
Оставил путаницу
И хаос где-то
У себя за спиной.

Наутро проснулся в зеленом отеле –
Странное существо стонало подле него.
Пот струился по скользкой блестящей коже.

Все ли в сборе?
Все ли в сборе?
Все ли в сборе?
Церемония скоро начнется.

Проснись!
Ты не помнишь где это было.
Прошел ли тот сон?
Змея – бледная, в золотистых морщинах.
Мы боялись коснуться ее.
Простыни – жаркие, влажные тюрьмы.
Она лежала со мною – старая,
Нет – была еще юной.
Ее темно-рыжие волосы.
Белая мягкая кожа.
А теперь сбегай к зеркалу в ванную
И погляди!
Она приближается.
Я не могу выдержать медленные столетия
ее движений.
Я, сползая щекой
По блестящему нежному кафелю,
Чувствую близость отравленной крови.
Шипящие змеи
дождя...

Прежде я любил играть,
В свои мысли проникать.
Ту игру ты можешь смело
Сумасшествием назвать.

Если хочешь поиграть,
Закрой глаза, не вздумай спать,
и все на свете позабудь,
иную постигая суть.

Ведь у игры той правил нет.
Закрой глаза, забудь себя.
И вместе мы найдем ответ –
С тобою рядом буду я.

Играть несложно эту роль.
Проникни внутрь, минуя боль,
В края где не идут дожди...

Дождь падает на городские крыши,
Над головами нашими звенит
И в лабиринты ручейков стекает,
Где неземные голоса мы слышим
Незримых обитателей холмов,
Где злобные рептилии кишат
В сухих пещерах и сырых низинах.

(Каждый дом напоминает гниль.
Автомобиль как крепость неприступен –
и гонит утро прочь.

Все спят, ковры беззвучны, зеркала
пусты, слепая пыль
под ложами

Законных брачных пар, чьи дочери,
измазанные семенем, лежат
уткнувшись в мертвые
соски.)

Стой!

Произошло убийство.
(сирена)

(Помалкивай и не гляди вокруг.
Перчатки с веером не выпускай из рук.
Мы уезжаем, друг –
Пускаемся в бега.
Я увезу тебя отсюда навсегда.)

Чтобы землю не топтать,
Чтоб на солнце не смотреть.
Знаешь, нам с тобой
Надо бежать, бежать, бежать –
Нам надо бежать.

Дом на вершине холма.
Притаилась луна.
Ветер безумный стонет,
Среди деревьев тонет.
И нечего больше ждать –
Нам
Надо бежать.

В особняке на вершине холма
В богатых палатах комфортно и скучно.
Здесь красные стулья и медные ручки –
ничего не узнаешь пока не войдешь.

Труп президента в машине гниет.
Работает двигатель наш на клею.
Пойдем же скорее, дорога зовет
На Восток, представляться Царю.

У озера ночью бродяги снуют.
Дочь пастора нашего любит змею,
Что живет у дороги в глубоком колодце –
Девочка, мы почти дома.

Солнце Солнце Солнце
Жарко Жарко Жарко
Скоро Скоро Скоро

Луна – Луна – Луна
Я тебя достану
Скоро
Скоро
Скоро

(Вопль)

Пусть праздничный колокол бьет!
Пусть змея нам поет!
Пусть сбудется все!
(Колокола)

Светомаскировка
Ночь Пустыня
Голос Огня

"Мы идем вдоль рек и скоростных шоссе,
Мы идем из лесов, минуя водопады,
Мы идем через Карсон и Спрингфилд,
Мы идем из Финикса с лаврами.

И назову тебе Царства поименно.
И расскажу тебе все, что ты знаешь –
Внимая пригоршне безмолвья –
Взбираясь в юдоли теней".

Звуки Огня
(свистки, трещотки, кастаньеты)

"Я – Царь Ящер!
Я всемогущ.
Я могу остановить шар земной.
Я заставил убраться голубые машины.

Семь лет пребывал я
в свободном дворце изгнания,
играя в странные игры
с девушками острова.

И теперь я вернулся
В страну справедливых, мудрых и сильных.

Братья и сестры из бледных лесов,
О Дети Ночи,
Кто из вас примкнет к погоне?
– Крики согласия
Надвигается Ночь с пурпурною ратью.
Возвращайтесь в палатки свои и спите спокойно.
Ибо завтра войдем мы в город, где я родился.
Мне нужно быть готовым.

Музыка
Светомаскировка
Конец


Paris Journal

So much forgotten already
So much forgotten
So much to forget

Once the idea of purity
born, all was lost
irrevocably

The Black Musician
in a house up the hill

Nigger in the woodpile
Skeleton in the closet

Sorry. Didn't mean you.

An old man, someone's
daughter

Arises
& sees us still in the room
of off-key piano & bad paintings

him off to work
& new wife arriving

(The candle-forests of
Notre-Dame)

beggar nuns w/moving
smiles, small velvet sacks
& cataleptic eyes

straying to the gaudy
Mosaic calendar
Windows

I write like this
to seize you

give me your love, your
tired eyes, sad for
delivery

A small & undiscovered
park-we ramble

And the posters scream
safe revolt

& the tired walls barely
fall, graffiti into
dry cement sand

an overfed vacuum
dust-clock

I remember freeways

Summer, beside you
Ocean---brother

Storms passing

electric fires in the night

"rain, night, misery---
the back-ends of wagons"

Shake it! Wanda,
fat stranded swamp
Woman

We still need you

Shake your roly-poly
Thighs inside that
Southern tent

So what.

It was really wild
She started nude & put
on her clothes.

An old & cheap hotel
w/bums in the lobby
genteel bums of satisfied
poverty

Across the street, a
famous pool-hall
where the actors meet

former ace---home of
beat musicians
beat poets & beat
wanderers

in the Zen tradition
from China to the
Subway
in 4 easy lifetimes

Weeping, he left his pad
on orders from police
& furnishings hauled
away, all records &
momentos, & reporters
calculating tears &
curses for the press:

"I hope the Chinese 'unkies
get you"

& they will
for the poppy
rules the world

That handsome gentle
flower

Sweet Billy!

Do you remember
the snake
your lover

tender in the tumbled
brush-weed
sand & cactus

1 do.

And I remember
Stars in the shotgun
night

eating pussy
til the mind runs
clean

Is it rolling, God

in the Persian Night?

"There's a palace
in the canyon
where you & I
were born

Now I'm a lonely Man
Let me back into
the Garden

Blue Shadows
of the Canyon
I met you
& now you're gone

& now my dream is gone
Let me back into your Garden

A man searching
for lost Paradise
Can seem a fool
to those who never
sought the other world

Where friends do lie & drift
Insanely in
Their own private gardens"

The cunt bloomed
& the paper walls
trembled

A monster arrived
in the mirror
To mock the room
& its fool
alone

Give me songs
to sing
& emerald dreams
to dream

& I'll give you love
unfolding

Sun

underwater, it was
immediately strange
& familiar

the black boy's
from the boat, fins & mask,

Nostrils bled liquid
crystal blood
as they rose to surface

Rose & moved strong
in their wet world

Below was a Kingdom
Empire of still sand
& yes, party-colored
fishes
-they are the last
to leave
The gay sea

I eat you
avoiding your wordy
bones

& spit out pearls

The little girl gave little cries
of surprise as the club
struck her sides

I was there
By the fire in the
Phonebooth

I saw them charge
& heard the indian
war-scream

felt the adrenalin
of flight-fear

the exhilaration of terror
sloshed drunk in
the flashy, battle blood

Naked we come
& bruised we go
nude pastry
for the slow soft worms
below

This is my poem
for you
Great flowing funky flower'd beast
Great perfumed wreck of hell

Great good disease
& summer plague

Great god-damned shit-ass
Mother-fucking freak

You lie, you cheat,
you steal, you kill

you drink the Southern
Madness swill
of greed

you die utterly & alone

Mud up to your braces
Someone new in your
knickers

& who would that be?

You know

You know more
than you let on

Much more than you betray

Great slimy angel-whore
you've been good to me

You really have

been swell to me

Tell them you came & saw
& look'd into my eyes
& saw the shadow
of the guard receding
Thoughts in time
& out of season
The Hitchiker stood
by the side of the road
& levelled his thumb
in the calm calculus
of reason.

Парижский дневник

Что-то забыто уже
Что-то забыто
Что-то надо забыть

Когда рождалась идея
чистоты, все уходило
бесследно

Черный Музыкант
в домике на холме

Темнокожий на связке дров
Скелет в чулане

Прости. Не имел ввиду тебя.

Старик, чья-то
дочь

Встает
и видит нас в комнате
с расстроенным пианино
и дешевой живописью

идет на работу
приходит другая жена

(Лес свечей в
Нотр-Даме)

нищие сестры с движущимися
улыбками, бархатные мешочки
и неподвижные глаза

отвлечемся на праздничную
Мозаику икон
Окна

Я пишу так, чтобы
тебя удержать

дай мне свою любовь, свой
утомленный взгляд, невостребованный
печальный

Небольшой, заброшенный
парк – где гуляли

Открытки с призывом
к безопасному бунту

и усталые стены,
что роняют граффити
в цементный песок

раскормленного пылесоса
надутый плащ

Я помню шоссе

Лето, возле тебя
Океан – брат

Шторм утихал

электрические пожары в ночи

"дождь, ночь, страдание –
последние места в вагонах"

Двигайся! Ванда,
гулящая бездомная
Женщина

Ты нам все еще нужна

Трепетание толстых
Ляжек в нашей
Летней палатке

Ну и что.

Это было так дико
Она начала совсем голой
и постепенно одевалась.

Старый обшарпанный отель
с бродягами в холле –

простыми бродягами, удовлетворенными
нищетой

Через дорогу
знаменитая бильярдная
куда приходили актеры

поиграть с местным асом,
передовые музыканты
новые поэты
и скитальцы
в традициях Дзен
от Китая до
Подземки
за 4
беззаботных рождения

Плачущего, выволокли его
из коморки полицейские,
а вещи растащили –
пластинки и все остальное,
репортеры подсчитывали
слезы и проклятия
для газетных сводок:

"Надеюсь китайские головорезы
тебя прикончат"

так и случится.
ибо мак
правит миром

Этот прекрасный, нежный
цветок

Старина Билли!

Ты помнишь
змею –
своего любовника

ласки в затоптанном
чертополохе
песок и кактусы

Я – да.

И помню
Звезды в убийственной
мгле

поцелуи между ног
покуда разум
не прояснится

Как там, Бог,
в Тысяча и одной ночи?

"Есть дворец
в ущелье
где мы с тобой
родились

Я стал одиночкой жалким
Пусти меня
в наш Сад

Грустные Тени
Каньона
мы встретились
и расстались

я с мечтою своей расстался
дай мне войти в наш Сад

Тот, кто ищет
потерянный Рай
может показаться безумцем,
не верящим
в потусторонний мир

Где друзья плывут
навстречу друг другу
каждый в своем саду"

Милая дырка расцвела
содрогнулись картонные
стены

Чудовище явилось
в зеркало
Поиздеваться над комнатой

и ее одиноким
шутом

Дай песни мне
чтоб я пел
дай изумрудные грезы
чтоб грезил

и я отдам тебе любви
цветение

Солнце

под водой сразу
стали странно-
родными

маска и ласты
негритенка из лодки

Из ноздрей заструилась
блестящая кровь
когда они всплыли

Поднялись и уверенно затрепетали
в своем мокром мире

Внизу было Царство
Империя стального песка
о да, пестрые
рыбы
– они последними
покидают
веселое море

Я ем тебя
сплевывая словесные
кости

и жемчужины

Маленькая девочка изумленно
вскрикнула когда
ее ударили
в бок

Я был там
Возле пожара в
телефонной будке

Я видел как они нападали,
слышал воинственный индейский
клич

чувствовал адреналин
священного страха

ускорение ужаса
мертвецки пьян в
блеске кровавой битвы

Нагими приходим
и изуродованными уходим –
голое тесто
для медлительных мягких
червей

Эти стихи посвящаю
тебе
Огромный, липкий, мерзко цветущий зверь

Огромное надушенное исчадие ада

Великая добрая болезнь
и летняя чума

Гигантская загаженная задница
Проклятое мудило

Лжешь, мухлюешь,
крадешь, губишь

глотаешь Безумие
Южных Ночей, потоки
алчности

умираешь навеки, в полном одиночестве

По горло в грязи
проходимец
в твоих штанах

и кто бы это мог быть?

Ты знаешь

Ты знаешь больше
чем открываешь

Гораздо больше чем выдаешь

Огромный и гадкий ангел блуда
ты был моим другом

Я говорю что ты

был не хуже любого

Скажи, что пришел
и случайно увидел
в глазах моих тень
стражника, хранившего
отжившие мысли
во Времени.
Путник у дороги
спокойно оценивал
каждый пройденный
шаг.


Из песен для "Дорз"

Woman in the Window

I am the woman
In the window
See the children
Playing

Soldier, Sailor
Young man
on your way
To the summer
Swimming pool

Can you see me
Standing
in my window
Can you hear me
laughing

(woman's voice)
(Come upstairs, sir
To your room
I will play for you)

O dreamland
Golden scene land
try to sleep lamb
Take us to dreamland

I am unhappy
Far from my woman
Take me to dreamland
Land of the Banyon

Land of plentiful
Pleasures of pines
& potatoes on tables
Laden w/good things

Eat at my table
She cried to the vineyards
Calling the workers
Home from the meadows

Man you are evil
get out of my garden
ours is a good place
Home of the rain deer

Sell me your pony
Your fast golden pony
I need his strength
& his terrible footsteps

Riding the prairie
Just me & my angel
Just try & stop us
We're going to love

Open your window
Woman of Palestine
Throw down your raiment
& cover us over.

Женщина у окна

Я женщина
У окна
Видишь, дети
Играют

Солдат, Юнга
Юноша
по дороге
На летний
Пляж

Видишь меня
У окна
Слышишь, как
я смеюсь

(голос женщины)
(Поднимитесь наверх, сэр,
В вашу комнату
И я буду играть для вас)

О страна мечты
Золотая страна
Из тихого сна
Уведи нас в страну мечты

Я несчастлив здесь
Вдали от любимой
Уведи меня в страну мечты
В долину Вавилона

В страну изобилия
В долину сосен
и картофеля на столах
Туда, где людям легко

Поешьте со мною
Из виноградников
Позвала виноделов
В свое жилище

Мужчины, вы злые
прочь из моего сада
наш край прекрасный
Край диких оленей

Отдай мне пони
Золотого пони
Мне нужна его сила
его ужасный топот

По прериям скачем
Я и мой ангел
Никто нас не схватит
Покуда любим

Отвори же окно
Женщина Палестины
Скинь свои одеянья
и укрой нас.

 

The End

This is the end, beautiful friend.
This is the end, my only friend,
the end,
of our elaborate plans,
the end,
of everything that stands,
the end,
no safety or surprise,
the end.
I'll never look into your eye again.

Can you picture what will be,
so limitless and free
desperately in need
of some stranger's hand,
in a desperate land.

Lost in a Roman wilderness of pain,
and all the children are insane,
all the children are insane
waiting for the summer rain.

There's danger on the edge of town,
Ride the King's highway.
Weird scenes inside the gold mine;
Ride the highway west, baby.

Ride the snake.
Ride the snake,
To the lake, the ancient lake.
The snake is long, seven miles.
Ride the snake,
He's old, and his skin is cold.

The west is the best,
The west is the best,
Get here and we'll do the rest.
The blue bus is calling us,
The blue bus is calling us,
Driver where you taking us?

The killer awoke before dawn,
He put his boots on.
He took a face from the ancient gallery,
And he walked on down the hall.

He went into the room
where his sister lived and,
then he
paid a visit to his brother,
and then he,
he walked on down the hall.

And he came to a door,
And he looked inside,
"Father?"
"Yes, son?"
"I want to kill you.
Mother, I want to..."

Come on, baby, take a chance with us,
Come on, baby, take a chance with us,
Come on, baby, take a chance with us
And meet me at the back of the blue bus.

This is the end, beautiful friend,
This is the end, my only friend,
the end,
it hurts to set you free,
but you'll never follow me.
The end
of laughter and soft lies,
The end
of nights we tried to die.
This is the end.

Конец

Это конец, прекрасный друг!
Это конец, мой последний друг –
конец.
Надеждам и планам –
конец.
Всему, что осталось –
конец.
Привычным забавам –
конец.
Я не хочу смотреть в твои глаза.

Что будет со мною, ответь,
свободным и вольным лететь?
Не поддержит рука
незнакомца во мгле
в обездоленной этой земле.

Римская даль холодна.
Дети здесь сходят с ума.
Дети сходят с ума –
ждут, что сменится летом зима.

Опасно на окраине города –
Открылась Главная Магистраль.
Несчастье в золотой шахте –
Поезжай на запад, девочка.

Верхом на змее!
Верхом на змее!
К далекой реке, к древней реке.
А змея длиной семь верст.
Верхом на змее
Гадкой, старой с кожей шершавой.

На запад рванем!
На запад рванем!
А с остальным разберемся потом.
Голубой автобус зовет нас!
Голубой автобус зовет нас!
Водитель, куда ты везешь нас?

Убийца проснулся до рассвета,
Натянул сапоги
И, украв лицо из античной галереи,
Зашагал по коридору.

Он вошел в комнату,
где жила его сестра, и
потом он постучался к своему брату,
и потом
зашагал вниз по коридору.

И остановился возле двери,
И заглянул внутрь.
"Отец?"
"Что, сын?"
"Я хочу тебя убить.
Мама, я хочу тебя..."

Девочка, поедем с нами,
Девочка, поедем с нами,
Девочка, поедем с нами,
Я дождусь тебя в голубом автобусе.

Это конец, прекрасный друг!
Это конец, мой последний друг –
конец.
Ты со мной не захочешь уйти
и отстанешь на полпути.
Конец –
смеху и ласковой лжи.
Конец –
ночам, в которые мы
не смогли умереть.
Это конец.