Тенета-Ринет'2000: Вне конкурса. Пьесы, сценарии


Тенёта-Ринет' 2000:

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ОПУБЛИКОВАТЬ РАБОТУ



КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: В КЕЙПТАУНСКОМ ПОРТУ...
Автор: Велединский Александр
Издатель: ВГИК-2000 <homer@ezhe.ru>
Номинатор: ВГИК-2000 <homer@ezhe.ru>
Дата: Jun 30
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $600
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

Имя <email>
- Mon Feb 4 18:48:41 2002

Прикольно, особенно когда Гена представляется с журналистом. Именно так мы, журналисты, и работаем:)
А вот "буквально размазывать людей по стенке", по-моему, Саша, излишне. Или этого требует жанр?:)


аннот.
- Sun Aug 6 4:54:06 2000

Велединский Александр
фильмы: 1 (сценарист) 1 (режиссер)
1994 г.

реж. сц. 1994

АНФАН ТЕРРИБЛЬ Е.Т.

Криминальная драма с элементами пародии на гангстерские фильмы, решенная в стилистике документального кино. Главные роли исполняют дети.

пародия |2 / 18мин / фролов и сыновья (н.новгород) / ...»»



тест
- Sun Jul 9 16:19:39 2000

я не "солидный дядя с киностудии"
я из дому, с дайлапу
как раз дядям с к/ст по фигу, они ничего сюда не пишут, да и, возможно, не читают, им надо на мыло писать, да еще хорошо и перезвонить потом, чтоб мыло получили..

у нас на сайте около 50 авторов, и даж которые из них профессиональные сценаристы, то они по большей части колымят от гонорара до гонорара р. по 50 за ездку или еще что-нибудь в этом роде.

2 или 3 объявления, которые я повесил, это 1% от нашего сайта, да и по поводу этих объявлений у меня большие сомнения последнее время, не уверен я в их большом эффекте, тут мне уже писал кто-то, что звонил на СТВ, а там послали, хотя мне Максим говорил, что ему _лично_ нужен автор

а остальные 99% - это тексты и солидных, и несолидных, разных совсем людей, с которыми я, по большей части, и не знаком, вот например, про Александра Велединского знаю только, что приятель Димы Воронкова, вроде бы из Е-бурга. А м.б. и нет.

наверное это моя вина, что от всего сайта на слуху осталось только эти 3 объявы :(

да ладно

просто если отзывы на наши работы смогут писать только "постоянные гестбукеры" то это совсем не то, как если смогут все. Впрочем, отзывов пока и почти нет, я просто, видимо, вставлю в формочку, чтоб они и мне на почту падали, что-нибуть такое

дм.л.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

КОЯДРО: Где всё повенчано С вином и женщиной, Где юбки новые трещат по швам... <email>
- Fri Jun 30 18:29:00 2000

БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА — ВЕЧЕР

Облокотившись на узкий подоконник, Моряк обозревает...

... унылый пейзаж больничного двора.

— В Кейптаунском порту С какао на борту, — напевает вполголоса, — "Жаннета" оправляла такелаж. Но прежде, чем уйти в далекие пути...



ДВОР БОЛЬНИЦЫ — РАННЕЕ УТРО

— ... на берег был отпущен экипаж, — в прозе заканчивает куплет Моряк. Престранно одетый (бескозырка, тельняшка, морской бушлат, увешанный наградами), он стоит на бетонном приступке больничной ограды и, прижавшись лицом к решетке, наблюдает за тем, как...

... скрученная из простыней веревка исчезает в окне второго этажа больничного корпуса. Оттуда, кто-то в белом машет беглецу рукой.

В ответ Моряк посылает сообщнице воздушный поцелуй. Потом он ступает с приступка на землю и только тогда замечает, что забыл переобуться: на ногах у него больничные шлепанцы.

— Ремемба — ни к черту, — смачно сплевывает Моряк, вставляет в уши наушники от плеера (оборванный провод замотан изолентой) и переходит на противоположную сторону безлюдной еще улицы.

— Идут сутулятся, Вливаясь в улицы, И клеши новые ласкает бриз!



ПОЯВЛЯЕТСЯ ТИТР: МОРЯК


юююююююююююююююю


КАБИНЕТ НОТАРИУСА — ДЕНЬ

Пакет с завещанием — в руках у НОТАРИУСА (60, белый).

Нотариус сидит во главе длинного Т-образного стола. По правую руку от него расположились белые потомки Пахана. По левую — черные.

У белых в ногах — футляры из-под музыкальных инструментов, у черных — спортивные сумки.

В кабинете, кроме наследников и Нотариуса, присутствуют еще ПОНЯТЫЕ, ДВОЕ АДВОКАТОВ и КОМИССАР полиции. Все напряженно ждут.

Мулат пристально наблюдает за Алексом, который нервно ощупывает свои карманы.

— Господа, — звучит бесцветный голос Нотариуса. — Мой долг напомнить вам, что столь длительная, десятилетняя, отсрочка оглашения завещания вызвана непременным условием, которое поставил перед наследными сторонами покойный мистер Топоркофф. А именно: в течение десяти лет со дня его смерти наследные стороны не должны совершать в отношении друг друга актов насилия, как то: убийство, ограбление, кража, изнасилование, избиение, а равно и другие противоправные действия... Господин комиссар. Вы подтверждаете, что за десять лет, минувших со дня смерти мистера Топоркофф, никто из членов наследных семей не был привлечен к ответственности за противоправные действия в отношении друг друга?

— Подтверждаю, — отвечает Комиссар. — Было, правда, по два несчастных случая с каждой стороны, но ни уголовных, ни гражданских дел против сторон не возбуждалось.

Эдмон и Мулат пронзают друг друга жёсткими взглядами.

Мулат поводит глазами в сторону Комиссара полиции, потирает пальцами, как бы спрашивая Эдмона: "приплатился?"

Эдмон едва заметно кивает и, в точности повторив жест Мулата, задает ему тот же безмолвный вопрос.

И Мулат кивает.

— Текст завещания составлен на четырех языках: на английском, на африкаанс, на зулу и на русском...

Вскрыв пакет, Нотариус достает оттуда конверт и видеокассету. Читает надпись на конверте:

— Здесь просьба. Перед оглашением полного текста — продемонстрировать эту видеозапись. Никто не возражает?

Нотариус протягивает кассету понятому.

Все сидят, уставившись на экран телевизора. (Мы не видим происходящего на телеэкране; мы видим только живых).

— Дети мои... — звучит взволнованный голос Пахана, — если сегодня... Если спустя десять лет, кхм... Если вы снова видите и слышите меня, и... Волнуюсь... Нет, не могу так, — переходит на английский. — Уильям, оставьте, пожалуйста, камеру включенной и удалитесь в соседнюю комнату... Поторопись, Вилли!

Нотариус за столом вздрагивает.

— Это он — мне... А вон и я, — показывает на телеэкран. — Вон, пошел, пошел... Сделаете мне копию? — просит он у наследников.

— Вилли, ты еще здесь? — голос Пахана. — Если живой, конечно... Живой, живой. Ты ведь еще крепкий старик. Да, Вилли?

Нотариус — растерян. Встает.

— Не забудь завещание, Вилли, — напоминает ему с того света Пахан.

Нотариус забирает со стола конверт с текстом завещания и, слушая голос Пахана, медленно идет к выходу.

— Господ понятых, адвокатов и кто там еще — тоже прошу на десять минут покинуть кабинет... Десять минут никого не спасут. Это — личное, господа... Дети мои, — продолжает Пахан на русском, — пока суть да дело, нажмите паузу, я пережду.



НА ТЕЛЕЭКРАНЕ — застывший в стоп-кадре Пахан. Он — глубокий старик. Слышны шаги покидающих кабинет официальных лиц.

Теперь всё свое внимание мы сосредоточим только на Пахане.

— Дети мои, — оживает лицом покойный. — У нас говорят: "Мы хорошо н( жили, пусть хоть дети наши порадуются"... Я очень виноват перед вами, но вы должны понять и простить меня за столь суровое испытание. Все вы — плоть моя и кровь, и мне страшно умирать с мыслью, что когда-нибудь вы перебьете друг друга. Десять лет — это много, но зло, которое в вас, может затаиться и на больший срок. Но я верю, что всё не напрасно. Всё — не напрасно. И, веруя, вручаю вам общее дело, ибо только общее дело способно сплотить людей. Тем более, что дело прибыльное, а риск минимальный. Пусть двое, черный и белый, станут у дверей на стрёме... Теперь — ахтунг! В кабинете, где вы, надеюсь, сейчас находитесь, в стену вмонтирован сейф. В нем, старый жулик Вилли хранит алмазы, которые он украл у известного коллекционера лет пятнадцать тому назад. Я веду отсчет от своего времени, — вводит поправку Пахан. — Все эти годы алмазы хранились у него в кабинете, и еще десять пролежат: Вилли и сам жуткий коллекционер, только бы не помер до срока... Терпение, я — контролирую, — стучит по часам. — Сейчас я назову место и код, но! как только вы откроете сейф, изнутри зазвучит траурная музыка, Шопен. Я учел это... Анжелика! Анжелика, ангел мой, иди к дедушке...

На колени Пахану забирается его шестилетняя ВНУЧКА — Анжелика. Пристраивается поудобнее. Пахан смотрит в объектив.

— Итак. Я называю код, вы врубаете телевизор на полную громкость, и — за дело.


ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

InterReklama advertising