Тенёта-Ринет' 2000:

ИТОГИ

АВТОРЫ

ЦЕРЕМОНИЯ

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ


КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: ДАЙТЕ ЧЕТВЕРТОГО МУЖА АННЕ САМОЙЛОВНЕ!
Автор: Татьяна Янати <yanat@alfacom.net>
Город: Киев       Страна: Украина
Издатель: ВГИК 2000
Номинатор: Неторопливое Общение <sanya@photonics.ru>
Дата: 4 Apr (4 апреля 2000)
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $950
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

IL'ICH
- Fri Jun 23 22:21:02 2000

Как обещал...
Я не критик. Я не умею писать. Русский с орфографическим словарем...
Я и читаю по диагонали...
Но в ВАШЕЙ пьесе я прочитал каждое слово. ВЫ писатель. Вы состоявшийся писатель.
Читаемо и играемо... -)
Сцены можно представить, героев описать...
Пусть Люц говорит, что есть скачок в сюжете. Он произошел раньше, чем она заметила, но это был не скачок, а раскрытие характера.
Интернет неподходящее, но доступное средство оценки способностей. На один и тот же текст вы получите сотню негативных откликов и один позитивный (от Липскерова-), считая свой текст средним.
И наоборот, Ваш самый сырой и слабый текст , вознесут до небес.
Нет целевой группы, на которую ориентирован текст, поэтому отклики будут самые неожиданные.
Но ВЫ ПИСАТЕЛЬ.
Хотелось бы почитать другие Ваши тексты.

Ваш Ильич.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Лагунов - Меркурьеву
- Fri Jun 23 21:22:40 2000

>вгиканье

Класс! Федор, это бессмертие.


федор меркурьев
- Fri Jun 23 9:55:15 2000

>Но автор, да будет Вам, уважаемый г-н Меркурьев, известно, явно чувствует себя маститым художником. И чувствует, что правильно чувствует.

Главное, чтоб Вам хорошо было, Танечка:)))
Хорошее самочувствие - главное в нашей тяжелой работе:)

А выпадать не буду, устал я выпадать. Так, замечу нехотя, что только вгиковский апломб (вгиканье, так сказать) может позволить автору делить своих коллег на "начинающих" и "маститых", руководствуясь при этом не столько качеством текста, сколько количеством хороших и добрых знакомых.


Янати - Федору
- Fri Jun 23 9:29:37 2000

Ах ты, коварный Федор! Чего цепляесси-и?!!! Да относи куда хочешь (только в печку не ставь).
Но автор, да будет Вам, уважаемый г-н Меркурьев, известно, явно чувствует себя маститым художником. И чувствует, что правильно чувствует. Так что если рука занесена для острого критического выпада - не откладывайте, выпадайте.


федор меркурьев
- Fri Jun 23 8:46:28 2000

>так как автор - мне показалось - начинающий, то зачем, думаю, его обижать. Обида нейдет начинающим на пользу.

Гаааа:)))))))))))
Получил, Лагунов? Вот тебя и в начинающие определили:)
Всякое доброе дело наказуемо, как говорится.
Татьяна, а если не секрет, как Вы определили, что Лагунов - начинающий? Композиция, сюжет, диалоги? Просто Вы меня сейчас поставили перед достаточно сложной методологической проблемой - если отнести Лагунова к начинающим, то я даже и не знаю, куда отнести Вас. Просто не знаю. К разминающимся, может быть? Или к подумывающим над тем, а не размяться ли перед стартом?


Лагунов
- Fri Jun 23 8:44:57 2000

>Так вот какой я вывод сделала для себя: попытки приноровиться к читателю (зрителю) - помочь ему, подыграть, расшифровать ему что-то, заговорить с ним НА ЕГО языке и т.п. - все лажа.

Милая Янати. Мысль не в том, чтобы спускаться к зрителю. Мысль в том, что язык современной пьесы есть условный устный диалог. С недоговорками, с некоторым отличием от логики письменной речи, с максимально приближенным правдоподобием (правдоподобием, но не калькой). Именно поэтому выигрывают пьесы Зорина в постановках. В них звучит живой разговорный язык. И люди сочувствуют его героям. У Зорина – чуткое ухо. Можно ли написать совсем не так, как люди говорят? Можно. Но это должно служить какой-то цели, какой-то задаче. Некоторые монологи и реплики в вашей пьесе трудно проговаривать. Зачем это лирической комедии – не совсем понятно.

>Но ТЫ-то хочешь сказать больше!

Если есть что сказать, можно сказать по-разному. Все люди хотят сказать больше, чем услышат другие. Поэтому художник отличается тем, что ищет форму, которая адекватно передает то, что у него рвется наружу.

>Реплика должна быть острее, агрессивнее, харАктренее, сложнее.

Целиком согласен. В идеале, у диалогов проступает репризность. Каждая реплика звучит афоризмом.

>Правда, вялые концовки - беда многих пьес, даже вполне классических. >Утешение такое.

Это не утешение. Это стимул. Можно что-то сделать так, что «великие старцы» не сумели. Это надежда, что Вас услышат. Вы можете что-то, что другим не удалось.

>Персонажей много. Сюжетных ходов могло быть еще больше."
Вот эти два положение достойны дискуссии. Не применительно к моей пьесе, а вообще.

Я бы не стал спорить. Простая арифметика. Возьмем простую оппозицию «любит – не любит». Два героя. Началось. Сначала любит. Потом не любит. Затем снова любит. И так далее. Можно написать что-то захватывающее по этой простой схеме? Можно. Самый простой пример: фильма «Привычка жениться» с Болдуином и его Ким.
Трое герое. Здесь, вообще, страшно подумать, сколько возможно типов отношений. К тому же герои могут уходить из пьесы. Один ушел. Другой повесился. На динамике уходов построены классические триллеры. Чем больше герое, тем больше сюжетных ходов. В кино этим сильно злоупотребляют. Им проще – у них монтаж есть. Есть целые шедевры, построенные на простых цепочках ходов - «Фавориты Луны» например.
Начало пьесы всегда у начинающих сильнее финала. По одной причине: интрига заложена в самом появлении персонажей. Каждый новый герой приносит свой характер, свою правду, свою позицию в зарождающую историю. Поэтому легко отличаются пьесы начинающих с задатками: завязка интересная, развязка слабовата. Совет. А придумайте с конца. Как могла сложиться такая ситуация, что нужен четвертый муж. Не пересказать, а разыграть историю взаимоотношений бывших мужей. Можно ведь, вашу кульминацию сделать финалом. А про семейную жизнь буддиста поговорить в другой пьесе

>Не, вот за Анарда я буду драться.

То, что автор хочет драться за героя, а не за пьесу – ему в плюс. Я драться за героя не буду, он не мой. Я Вам высказал свое впечатление. Что с ним делать – это Ваше дело. Мотивировки поведения должны быть в репликах героев. Хотите обсудить мотивировки Анарда? Устройте диспут среди персонажей по поводу его поведения. Вот - прокурор, а вот – адвокат. А если в результате произойдет полная перемена взглядов, да еще и более-менее правдоподобная… Вот и появиться динамика.

>Чем всем так нравится название?

Можно ответить зло – потому, что это самое сильное место. Но это оценка - мои личные заморочки. Я считаю, что название пьесы – один из необходимых и ценных элементов пьесы. Подробнее в ГБ «Сиреневого тумана». Название Вам удалось. Оно из ткани повествования. А ассоциаций с неореализмом у меня не было. Если хотите, Вы не думая, сочинили классный рекламный слоган. При этом, в одной фразе Вы соединили много законов рекламы. Поверьте – это очень много. Это уже половина успеха.

>А отзыв не писала потому что очень бы плохо написала (ну, я сейчас еще перечитаю, возможно, первое впечатление меня обманула), а так как автор - мне показалось - начинающий, то зачем, думаю, его обижать.

Я Вас тут «поцеплял» немного только для того, чтобы у Вас запал не пропал в виду Вашего человеколюбия. Я давно - не мальчик. А обижаться на женшин? Просто, не привык. Скажем так, Ваша пьеса – это пьеса. Пьес на конкурсе немного. Конечно, я буду тронут, если Вы меня перечитаете. Тем паче - аргументы нужны. Если Вы еще архивы в гостевой поднимите, чтобы новые темы обсуждать – буду тронут втройне. Со своей стороны обещаю эквивалентный обмен. Я не буду жалеть своего времени.

Спасибо за внимание. Буду рад Вашим отзывам. Переиначив классическую драматургию: вниманьем оскорбить нельзя… нас оскорбляют безучастьем.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Янати - Лагунову
- Fri Jun 23 1:36:29 2000

Сергей, спасибо за отзыв. Примечательно, что и я Вас читала (соседи как-никак) и тоже оценку поставила. Но в гостевой отмечаться не стала, потому что… Ладно, я к этому вернусь. Сначала по сути Ваших замечаний.

"Начало сильнее финала".
Увы! Увы! Ніде правди діти. (Не смогу перевести адекватно, но, наверное, понятно). За ласковый взор спасибо, но суровая правда жизни все-таки в том, что внутренее напряжение действия спадает задолго до конца. И ничего не смогла с этим поделать!.. Был бы еще хоть финальный монолог ударным, но он тоже слабоват.
Правда, вялые концовки - беда многих пьес, даже вполне классических. Вот взять хоть того же Шварца… (что-то Шварцу от меня покоя нет). Утешение такое.

"Персонажей много. Сюжетных ходов могло быть еще больше."
Вот эти два положение достойны дискуссии. Не применительно к моей пьесе, а вообще. Ясно, что персонажей может быть сколько угодно, а сюжетных ходов может не быть вовсе - все это не делает погоды. Мастерства не хватает. Ну, еще чего-то. Таланта, что ли.

"Коварный соблазнитель стал ханжой."
Не, вот за Анарда я буду драться. То есть ханжа-то он ханжа, но чувство к Анне есть. Иначе зачем ему тащить ее с собой в горы? Поехал бы сам - деньги уже заработал. И потом видно, что он ревнует. Не-ет, он ее завоевать хочет, а горы - это его самый сильный козырь. А что ханжа, так это семейному счастью не помеха.

"Многие монологи и реплики не стремятся приблизиться к устной речи. Актеры - люди подготовленные. Речь в театре - условна. Но помочь-то надо. Енто же все надо проговаривать, играть, воспринимать кому-то".

Вот тоже очень спорное положение. (И тоже безотносительно к пьесе, а вообще).
Что мой личный писательский опыт говорит на эту тему? (…Я вообще-то отдаю себе отчет, что слова "мой личный писательский опыт" не только гарантируют резкий рост доверия к моим словам, а могут вообще напрочь всякое доверие погубить. Но я всего лишь имею в виду, что не с чужих слов говорю).
Так вот какой я вывод сделала для себя: попытки приноровиться к читетлю (зрителю) - помочь ему, подыграть, расшифровать ему что-то, заговорить с ним НА ЕГО языке и т.п. - все лажа. Теоретически я понимаю это так: читатель ВСЕГДА ГОТОВ воспринять то, что он УЖЕ знает, УЖЕ слышал. Но ТЫ-то хочешь сказать больше! Для меня достаточно того, что все происходящее, все описываемое - В ПРИНЦИПЕ объяснимо. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ правда имеет мало общего с правдой житейской, которая - да, для каких-то видов светозвукозаписи может рассматриваться как достоинство.
А если вернуться к суждению Федора Меркурьева - ну и Вашей как бы ретроспекции из него, то категорически не приемлю принципа приближения реплики к устной речи. Реплика должна быть острее, агрессивнее, харАктренее, сложнее. Для меня здесь образец - пьесы Зорина. Из них широко известна, собственно, только "Покровские ворота" (благодаря фильму, понятно; но фильм, кстати, очень точно соответствует пьесе). А мне случалось видеть отличные постановки "Царской охоты", "Самозванца". Как его пьесы выигрывают на сцене! Точное впечатление, что картинка была плоской, а стала объемной. Но если вчитаться, то все это есть в тексте. (И еще у Тенессии Уильямса пьесы так же "играют" в постановках, но там какой-то другой эффект, сразу не смекну…)
Хотя, конечно, что делает Зорин, могло у меня, мягко говоря, не получиться…

"Вот название - очень классное".
Чем всем так нравится название? Был какой-то фильм неореалистический - "Дайте мужа Анне Дзаккео!" - о трудной судьбе женщины в каптиалистическом обществе (а в нашем прокате, кажется, "Утраченные иллюзии"), но я его даже не смотрела, просто так забавно показалось - добавить числительное. Неужто у всех ассоциации с этим фильмом?

"Про бартер".
Я Вашу пьесу прочитала давно. А отзыв не писала потому что очень бы плохо написала (ну, я сейчас еще перечитаю, возможно, первое впечатление меня обманула), а так как автор - мне показалось - начинающий, то зачем, думаю, его обижать. Обида нейдет начинающим на пользу. (Хотя у кого этот этап проходит, тем уже йдет). ТАК ВОТ. Если не боитесь безжалостной критики, то я к Вашим услугам. ХОТИТЕ?! Могу и не в гестбук, а для куда-нибудь для индивидуального пользования. Решение за Вами.

Еще раз спасибо за конструктивную критику.
Т.Я.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Люц <bbpoetry@hotmail.com>
- Wed Jun 21 20:27:47 2000

Ну вот, я здесь, как и обещала :)
Пьесу прочла, начиная с названия, и до последнего монолога "под занавес".
Название отличное. Лучше не придумать.
Пьеса понравилась (извините, в технические детали не вникала, читала, как просто читатель): забавный сюжет, колоритные персонажи, добрая ирония. Думаю, что в театре (конечно, при условии, что сыграли бы хорошо) зрители бы смеялись и падали с кресел до самого последнего действия, то есть, до сцены отъезда. А потом задумались бы и загрустили.

В Нью-Йорке на Off-Brodway идёт переведенная с французского на английский пьеса "Art". О том, как три друга в Париже ссоряться из-за (как бы из-за) абстрактной (белые полосы на белом фоне) жутко дорогой картины. Пьеса была названа "Лучшей пьесой 1998 года", получала какие-то призы, дипломы. Anyway, я считаю, что "ДАЙТЕ ЧЕТВЕРТОГО МУЖА АННЕ САМОЙЛОВНЕ!" ничуть не хуже, что её тоже нужно перевести на английский и пробовать "двинуть" на международную сцену. Как технически осуществить это "двиганье", я на данный момент не знаю, но могу узнать в общих чертах, если нужно.

Единственная претензия к автору. Конечно, это жизненно и всё такое, что Анна выбрала самого прагматичного из своих поклонников, предоставляя остальным возможность оставаться очарованными и вдохновлёнными. Но зачем же столько жизненности в романтической комедии? Это же всё-таки не драма.
Впрочем, не обращайте внимания. Это я о своём пою. Поскольку в Анне Самойловне, как ни странно, я узнала себя, дорогую, такая концовка меня ужасно печалит...

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Лагунов
- Wed Jun 21 8:04:53 2000

Это я поставил 3. Пьеса появилась очень рано, тогда у меня критерии были повыше. Т.е. тогда у меня 3 читалось, как - крепкая, обычная пьеса, где сумма недостатков уравновешивается достоинствами. Сейчас бы поставил, как минимум 4. После того что прочитал, и, глядя на то, какие оценки кому ставят. Условиям жанра удовлетворяет. Это можно поставить.
Некоторые замечания по поводу саморецензии.

О сюжете.

«Пошаговый ввод». Не является сколь ни будь удачным.- стандартная интрига, связанная с появлением персонажей. Присутствует во многих хороших пьесах, за редким исключением (разумеется, в кино это не всегда так, но мы же о театре?). Заслуга автора в том, что он соблюдает правила приличия и знакомит с героями. Узнаем мы о них из реплик, что свидетельствует о понимании автора законов ремесла.
Завязка интриги. Это самое интересное в пьесе. Она может родить улыбку. Развязка. Увы, в конце все ожидаемо. Никаких новых поворотов автор не предлагает. На мой взгляд кульминация произошла после решения Анарда пополнить ряд мужей. Частично интерес поддерживается изменениями в поведении героев, но этого, ИМХО, слишком мало. «Улетим мы, все, в Гималаи», конечно бравурно, но нет многофиналья, пьеса катиться по склону. Дочитывается только из-за любви к порядку: упал – отжался, зачал читать – дочитал. Резюме: начало сильнее финала. Кульминация происходит не там, где замыслил автор. За присутствие хоть какой-то интриги автор поощряется ласковым взором.

О героях и горах.

Автору удалась характерология. Характеры продуманы. Утрированы, конечно, но се комедия. Хотя, на мой взгляд, число персонажей надо бы сократить на одного. Это-то как раз и усложняет начало. Пока про всех расскажешь. Пока отношения выстроишь. И зачем нужна оппозиция: любовь через одного, а ненависть к ближайшему? Я люблю геометрию, но зачем? Вполне нормально относиться к другому самцу, как к сопернику в брачных играх, и в то же время, как к партнеру для похода за пивом. Переходы от одного к другому могут быть вполне комедийны.
Динамика действия. Слабовата. Персонажей много. Сюжетных ходов могло быть еще больше. Но их-то как раз маловато. И интрига начинает хромать.
Про соблазнение. Не знаю, как у присутствующих, но у меня четкая ассоциация, если Анну соблазняют, то ищите дон-Гуана. С Ричардом III сложнее, проще вспоминается Остап Сулейман Берта Мария Бендербей. Ну и что? Где здесь люфт? К чему все эти ассоциации?

Поговорим о нормальностях любви.
>. Видно, что Анард вдохновлен, окрылен, что он открыл в себе (и, несомненно, в негаданно "привалившей" ему супруге) - новые духовные возможности, новые резервы. Поступок Анарда, как бы ни пытались толковать его завистливые женихи, все-таки поэтичен и возвышен - что, конечно, является признаком влюбленности.

Не увидел. Увидел одно: коварный соблазнитель стал ханжой. Декларирование духовных ценностей не является признаком наличия оных.

О добре.

Не хочу наезжать. Любая критика – это чье-то восприятие. Автор при написании свой кайф получил, теперь дело за читателем (а в нашем случае за режиссером и зрителем). Ну почему они сволочи кайф не ловят? А по разным причинам: не то читали, не там жили, не к тому привыкли…
К словам Федора Меркурьева прислушался бы. Многие монологи и реплики не стремятся приблизиться к устной речи. Актеры – люди подготовленные. Речь в театре – условна. Но помочь-то надо. Енто же все надо проговаривать, играть, воспринимать кому-то.

Да, название. Вот название - очень классное. Оно побуждает читать. Оно вплетено в действие. Оно является элементом сюжета, интриги. Думаю, что заявка прошла бы на ура.

Про бартер.

Хм-м. А я о чем кричу? Вы соседей пообсуждайте, они к Вам и придут.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Дм.Ли. -- нерецензия
- Wed Jun 21 6:12:26 2000

почему не читают, вот я напр, и, судя по счетчику (внизу там. бледненько), 213 чел. И банер ДАЙТЕ ЧЕТВЕРТОГО МУЖА АННЕ САМОЙЛОВНЕ! народ тож охотно цэтээрит до сих пор, баннерное название. А рецензии писать - это ж уметь надо, вот я напр - ну не силен в этом жанре, особенно по части пьес.

Вообще пьесы у нас там неинтересную жизнь ведут, факультативную какую-то, неправильно это. М.б. нам даже правильнее было бы поделиться и найти какого-нить театрального человека, чтоб рубил фишку именно в театральных делах и этот раздел как-то привел в чувство.. Это не так трудоемко, хард - вывесить и т.п. - по любому на мне т.к. у пьес верстка хитрая

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Автор ш-ра:IL'ICHHH!
- Wed Jun 21 2:30:57 2000

И почитаем, и спинки друг другу потрем! Я уже в пути!

IL'ICH - предлагаю бартер
- Wed Jun 21 2:17:34 2000

Почитаем друг - друга?



Люц - опять автору шедевра
- Wed Jun 21 2:14:01 2000

Ага, что читать понятно, но время-не-ждёт. Завтра с утра, как штык, буду здесь читать всё от занавеса до занавеса :) До завтра.

Учитесь быть добрыми!
- Wed Jun 21 1:50:34 2000

РЕЦЕНЗИЯ

Для начала вкратце обсудим уровень художественных задач, на которые посягает данное произведение.
Название не обманывает: речь пойдет о поисках мужа и ни о чем более. О замужестве то бишь. (Автор, вероятно, хотел дать свой ответ на известную пьеску о женитьбе). Анне Самойловне приспичило выйти замуж (уж не важно, в который раз) - дело хлопотное, волнительное, вот этими-то хлопотами и волнениями и исчерпывается событийная часть пьесы о двух действиях… Однако мы помним, что ни навороченность сюжета, ни иже глобальность темы еще не гарантируют высокую ценность художественного произведения (и наоборот).
Пьеса заявлена автором как "лирическая комедия". На что в этом случае вправе рассчитывать зритель? На то, что пьеса будет восприниматься без напряжения, с удовольствием, будет хотя бы местами смешной, что роли позволят комедийным актерам показать свое мастерство… что добро, в конечном итоге, восторжествует, а в сердцах зрителей поселится надежда, что все еще, быть может, не так плохо. И никто, конечно, не ожидает от лирической комедии решения наболевших проблем, рассказа о вещах поучительных или познавательных, разоблачений, шока и катарсиса, а также крика о том, о чем нельзя молчать.
Сформулированные положения могут, на наш взгляд, быть использованы в качестве теста на толерантность к рассматриваемому произведению:
а) ДА - перед нами лирическая комедия;
б) ДА - речь в ней идет о замужестве.
И если у кого-либо, при всей его зрительской \ читательской широте вкусов, эти положения все-таки вызывают внутреннее сопротивление, ему, возможно, ДА - нет смысла читать \ смотреть эту пьесу \ спектакль. И да разойдется он с ней мирно, как Анна Самойловна со всеми своими предыдущими (тремя) мужьями.

УСЛОВИЯ ИГРЫ
По причинам, которые в пьесе изложены не слишком внятно, героиня пьесы убеждена, что счастливым для нее будет лишь 5-й (пятый) брак. Претендуют "быть пятым", собственно, все остальные действующие лица. (Гендерный расклад персонажей в пьесе таким образом приблизительно повторяет таковой в Интернете. Очевидно, именно поэтому пьеса выставлена на Интернетовский конкурс.) Интрига состоит в том, что достойная Анна Самойловна никого не может осчастливить своим пятым браком, пока не побывает в четвертом. Ergo все заинтересованы в том, чтобы четвертый брак состоялся, но при этом не затянулся…
Может ли сюжет быть назван правдоподобным, жизненным, насущным, актуальным и т.д.? С нашей точки зрения - едва ли. Является ли это недостатком пьесы? Сошлемся на авторитетное мнение: "Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах - вот чего требует наш ум от драматического писателя" (А.С.Пушкин…) Предполагаемые (точнее: смоделированные автором) обстоятельства в "Анне Самойловне" не только не претендуют на типичность, скорее, они заданы как условия какой-то игры. Но в поступках и чувствах героев, оказавшихся в этих обстоятельствах, нет искусственности или надуманности. Они кажутся живыми и достоверными, каждый из которых по-своему интересен и привлекателен. Пожалуй, сюжет "притормаживает" лишь в самых первых сценах, когда автор устами своих героев формулирует "условия игры" и пересказывает события, оставшиеся "за кадром". Вся дальнейшая "игра" идет без насилия над зрительским воображением.
Действие начинается в момент, когда к Анне Самойловне является с визитом ее новый жених, некто Белкин. Да не один, а с другом - убежденным холостяком, поставившим целью не дать союзу состояться. При минимальной догадливости можно предвидеть, что именно он-то и женится на Анне… что и происходит. Но не нужно забывать, что проблема все-таки не в четвертом, а в пятом муже…
К удачам композиции, на наш взгляд, можно отнести "пошаговый ввод" персонажей в действие, дающий зрителю возможность познакомиться с каждым по очереди. Появление последнего - Рабиновича - служит и сигналом к обострению коллизии. Понятно: Рабинович - наиболее деловой и решительный из всех персонажей, время его расписано по часам (недаром он оба раза врывается на сцену прямо из аэропорта), он активизирует действие уже тем, что постоянно всех торопит. Однако еще более важно (в контексте первого действия), что именно Рабиновичу - "как наиболее платежеспособному" - принадлежит решающий голос в любом вопросе (а вопросы в "Анне Самойловне" решаются по-семейному - коллективно).
Казалось бы, и во второй части все это осталось в силе. И - опять-таки припоздавший - Рабинович вновь заставляет действие и убыстряться, и обостряться. Однако против ожидаемого эмоциональная кульминация на сей раз смещается от него к другому персонажу - главному носителю лирической темы, Белкину. Таким переносом акцентов автор дает понять, что для его героев прошла пора власти денег, уступив пора власти чувств. (Справедливость требует отметить, что деньги все-таки успели сыграть свою роль.)
В финале персонажи покидают пространство действия так же, как появлялись - один за другим; так же, да не в том порядке. Уходя, герои не просто меняют свои координаты на земной поверхности, но и - в прямом и переносном смысле (пункт назначения - Гималаи) - отрываются от нее. Сила притяжения для каждого оказывается разной. Движимый могучим чувством первым - и не без лихости - стартует Белкин, за ним - легкий, как воздушный шарик, воспаряет Худяев, с гораздо бОльшим трудом дается отрыв пенсионеру Круглово и связанному множеством обязательств Рабиновичу.
К наиболее спорным авторским решениям можно отнести то, что остается (кто-то ведь должен остаться… "дышать в суровом мире"… чтоб, значит, поведать повесть) в прежних координатах именно Гармаш. Хоть он и говорит в финальном монологе: "И, может быть, я даже уеду", но чувствуется, что этим "может быть" его путешествие и исчерпывается. Почему же Гармаш? Положим, свой резон у автора есть: на протяжение пьесы именно Гармашу он не раз доверял ключевые слова (едва ли не "от имени автора"). Логично было доверить ему и подведение итогов. Другой вопрос, справляется ли с этим Гармаш? Увы, вынуждены признать мы, автору не удалось вложить в уста этого персонажа сильные и убедительные слова, сделавшие бы эффектным финал пьесы, - и концовка выглядит более вялой, чем вся пьеса в целом.
Таким образом, мы выявили в сюжете и композиции пьесы два слабых (или, справедливее будет сказать: ОТНОСИТЕЛЬНО слабых) момента - ее начальные сцены и финал. Перейдем теперь к тому, что нам кажется безоговорочно сильной стороной пьесы - к образам действующих лиц.

ГЕРОИ И ГОРЫ
Примечательно, что кроме имени автор сообщает о каждом из героев весьма скупую информацию - лишь некоторые черты внешности. Все остальное, даже возраст персонажей мы узнаем из контекста. Но у каждого, как правило, есть своя peculiarity - характерная особенность, которая активно "играет" на его образ и сопровождает героя на протяжение всей пьесы. О Белкине нам можно и не говорить, что стоматолог, так как привычка заглядывать людЯм в рот не покидает его в самые драматические минуты его жизни. Анард - буддист, хотя и до какого-то момента латентный, Круглово - профессор, Худяев - люмпен, Рабинович - бизнесмен, Гармаш - поэт. Словом, все, что должно играть на образ героя, придано ему не в виде ремарки, а внесено непосредственно в роль. Заметим, что когда нарушается привычный порядок жизни героев, каждый из них проявляет себя с неожиданной стороны: вдруг принимается декламировать Тютчева наименее поэтичный из героев - Круглово, Рабинович делает явно нерациональное вложение денег, оказывая матпомощь Худяеву, а ни к чему до сих пор не приспособленный Худяев наконец вспоминает, что он музыкант…
Не менее интересны и живы взаимоотношения действующих лиц. Одну их сторону оглашает Гармаш: "У нас каждый предшественник не ладит с последователем". Действительно, в постоянном антагонизме пребывают дуэты Рабинович - Худяев и Круглово - Гармаш. И, однако, "через одного" родственников Анны Самойловны могут связывать вполне мирные, даже дружеские отношения. Эффектно применяет автор "коллективное действующее лицо" - его образуют три бывших мужа плюс Худяев. У них общий интерес, давние сложившиеся отношения, кроме того, четверка пребывает в полугласной оппозиции к "новичку" - и в некоторых эпизодах на сцене действует как бы четырехглавый Змей Горыныч, у которого, когда ему прищемят, скажем, хвост, охают все четыре головы - хотя и на разные голоса.
Текст ролей дает возможность актерам сыграть больше, чем написано. Реплики выпуклы и многослойны, в диалогах угадывается сложная подоплека.
Разберем с этой точки зрения одну из наиболее эффектных, пожалуй, сцен пьесы - "соблазнение" Анны Анардом. Если бы имена Ричарда III и Дон-Жуана не были упомянуты, они бы непременно пришли нам на память - параллели очевидны. Тем удачнее выглядит решение этой ситуации в комическом ключе. Как замечает наблюдательный Анард, ему предстоит совратить даму не у гроба ее мужа, а прямо-таки на глазах живых ее мужей (хоть и бывших). Задача не из легких тем более, что новоявленных жениха и невесту еще несколько минут назад, казалось, связывала взаимная неприязнь. (Впрочем, некая заявка на рождение симпатии все же промелькнула несколькими сценами раньше). Особенно интересна и динамична эта сцена еще и потому, что в словах героев хорошо прослушивается дополнительный смысл. "Помогите мне, Оше! - взывает Анард, - Я хочу быть добрым!" - казалось бы грубая незамаскированная спекуляция. Но вслушаемся в слова Анны:
"АННА. Но… как же ваш друг? Как же Павлик?
АНАРД. А что Павлик?
АННА. Он ведь тоже хотел… быть добрым."
Эге! - должен смекнуть тут более или менее наделенный слухом зритель, - да только ли о доброте здесь речь?
И когда еще через несколько реплик Анна произносит утешительное: "Ничего, Свами. Мне кажется, вы еще научитесь им [добрым. - Рец.] быть. Если у вас действительно серьезное намерение." - ответ Анарда: "О, очень серьезное! Серьезнее не бывает! Со мной, по крайней мере, не бывало", - звучит уже почти как признание в любви (в той степени, конечно, на какую этот персонаж вообще способен в данный момент).
В этой сцене автору удалось провести даже не два, а три плана: первый, наиболее явно заявленный - признания в любви, предписываемые процедурой сватовства; мы знаем, что за ними стоит второй план, также достаточно явно заявленный - на самом деле Анарда интересует только материальная сторона; наконец третий план - любовь оказывается настоящей… Сыграть такую сцену - большое удовольствие для актеров!
Двойной смысл слов - точнее, люфт между реальными отношениями персонажей и их словами, обращенными друг к другу, - проступает во многих сценах, делая зачастую совершенно простые слова значительными и, опять же, привлекательными для актеров-исполнителей. Когда Белкин спрашивает Анну, хочет ли она послушать чудную птичку -
"АННА. Хочу. А красиво поет рампан-пандан?
БЕЛКИН. Он поет лучше всех!
АНАРД. Бред собачий. Нет никакого пандана…" -
герои говорят о птичке вряд ли больше, чем в известном трюизме "птичку жалко".
Сочувствие (в смысле симпатии) вызывают все персонажи, даже наиболее отрицательный среди всех - Анард (что весьма немаловажно, ибо в лирической комедии даже негодяи не должны вызывать отвращения, гадливости, быть же по-своему симпатичными им не помешает), но, пожалуй, наиболее важной задачей было создать достоверный и привлекательный образ главной героини. Отрадно, что автор не поддался соблазну сделать ее роковой красавицей, разящей сердца наповал, а предпочел такие качества как скромность, искренность, душевность. Анна Самойловна может показаться простушкой, поступки которой мотивируются в открытую, а решения принимаются не в результате обдумывания, а инстинктивно. Но простота Анны, по-видимому, проистекает от цельности и гармоничности ее натуры. (Ср. Вампилов, "Утиная охота", ремарка: "Ее простоту не надо путать с простодушием"). Такие люди встречаются в жизни (и даже в Сети; с нашей точки зрения яркий пример подобной безыскусной толерантности - г-н Делицын): как правило, они расположены дружелюбно по отношению ко всем окружающим без исключения и охотно выполняют их просьбы, особенно, если это просьбы о помощи. Тем не менее, управлять такими людьми очень трудно, порой невозможно, именно в силу того, что скрытые мотивы их поведения отсутствуют, открытые же сконструировали их поведение раз и навсегда. Думается, неправильно было бы называть людей такого типа тупыми или примитивными. Что касается умственных способностей Анны Самойловны, то тут вполне допустима ассоциация с Наташей Ростовой, о которой ее создатель сказал: "она не удостаивает быть умной".

ПОГОВОРИМ О НОРМАЛЬНОСТЯХ ЛЮБВИ
Мы уже столько раз повторили слова "лирическая комедия", что поднимать вопрос о сверхзадаче может показаться излишним. Ну, посмеялись - и разошлись, разве не так? (Оставим в стороне тот печальный случай, когда разошлись, не посмеявшись…) Ан нет. ХОРОШАЯ лирическая комедия безусловно подлежит оценке и с точки зрения "а зачем?". Зачем все это было нам рассказано?
Зачем автор рассказал нам историю об удачных или неудачных - не суть важно - союзах Анны Самойловны? Возможно, ответ на этот вопрос созвучен реплике Волшебника из "Обыкновенного чуда" - на вопрос жены, зачем он затеял "все это", Волшебник отвечает: мне просто захотелось поговорить с тобой о любви.
Мы не сомневаемся, что Анну любят все ее бывшие мужья и даже готовы ради нее на маленькие подвиги (поскольку больших подвигов в лирической комедии не совершают). Казалось бы, не по любви, а по грубому материальному расчету вызывается стать четвертым мужем Анны коварный Анард. Но на протяжении пьесы меняется его отношение к ней - и не символом ли восхождения его на новый уровень чувств становится предстоящее перемещение в Гималаи. Анард и сам говорит об этом (в присущей ему несколько выспренней манере): "…и только сейчас начинается, Оше, наша с тобой любовь". Кроме высоких мотивов, можно заметить, однако, и ревность к предыдущим мужьям (все еще продолжающим стремиться вернуть себе утерянные позиции), желание увезти Анну от них и от ее прошлого - да, пожалуй, оторваться и от собственного благополучного и прозаического прошлого. Видно, что Анард вдохновлен, окрылен, что он открыл в себе (и, несомненно, в негаданно "привалившей" ему супруге) - новые духовные возможности, новые резервы. Поступок Анарда, как бы ни пытались толковать его завистливые женихи, все-таки поэтичен и возвышен - что, конечно, является признаком влюбленности. И недаром все они (за исключением Гармаша, имеющего возможность реализовывать все свои новые состояния духа, не сходя с места, - в поэзии) один за другим устремляются в Гималаи, которые становятся, таким образом, не просто географическим объектом, но символом активизации жизненных сил и возвышения духа. Героями в данном случае движет не столько желание все-таки добиться любимой женщины, грубо: вступить в обладание ею, сколько любовь - как средство реализации их нового духовного потенциала.
Любовью, как ни странно, продиктовано и согласие Анны стать женой Анарда.. В ее решении - не только par depit и обида на смалодушничавшего жениха (кстати, ситуация опять вызывает ассоциации с "Обыкновенным чудом": когда Медведь - из боязни превратиться в зверя - отказался поцеловать Принцессу, она заявляет, что выйдет замуж за первого встречного), но и надежда на то, что в этом - обоюдная их (с Белкиным) жертва во имя того самого, пятого, счастливого брака. Любовь же Белкина убедительна не столько даже его поступками и речами, сколько происходящим у нас на глазах бурным развитием его личности. Робкий, косноязычный, легко "затыкаемый" в начале пьесы - под действием любви он словно сбрасывает оковы. В конце пьесы он, пожалуй, - самый счастливый, энергичный и бесстрашный из ее героев. И не потому, что в наибольшей степени из всех добился желаемого (хотя похоже, что у него неплохая перспектива). Его ощущение счастья проистекает от сознания собственной способности во имя любви изменить свою жизнь.

ДОБРО БЕЗ КУЛАКОВ
Разговор о любви и сам по себе непременно настраивает зрителей \ читателей на добродушный лад. Но есть еще один мотив, пронизывающий все пьесу и, пожалуй, уступающий по значимости лишь любовной теме. Это - собственно тема добра или, точнее, доброты.
Впервые упоминание о том, что "нужно быть добрым", возникает, как ни странно, в реплике наименее доброго из всех персонажей - Анарда. Да и упоминается, прямо скажем, в спекулятивных целях. Кажется, что его слова и поступки в момент "сватовства" неприкрыто циничны, так что даже боязно немного за доверчивую беззащитную Анну, которая, похоже, принимает эту "тюльку" за чистую монету. Каково ей будет жить с этим двуличным корыстным типом? Однако не вооруженная ничем, кроме собственной беззащитности, героиня не только не пропала, но и, похоже, усилила свои позиции. Анна Самойловна олицетворяет добро не в одиночку: по сцене ходят добрый стоматолог (нечаянный оксюморон автора?), добрый - как оказалось - бизнесмен. По-доброму - как к "младшенькому" в семье - все относятся к беспутному Гоше. Воистину замечательно, что - несмотря на уязвимое и во многом двусмысленное положение Анны - ни один из героев не обижает (тем более - не оскорбляет) ее и не злословит о ней. Похоже, что все эти люди составляют семью не только в звучащем в пьесе ироническом смысле. Причем семью хорошую - в которой каждый дорог остальным, за каждым признается право на собственное счастье, но никогда - во вред любимому человеку.

ДА. ВОТ ТАКАЯ ЭТО СЕМЬЯ
Скрытых мотивов пьесы немного и не они составляют сильную ее сторону (да и - в лирической же, напомним, комедии - не должны). И все же есть один мотив, о котором нельзя не упомянуть.
Современный театр (возможно, современный постсоветский театр или театр на постсоветской территории) вынужден отдавать предпочтение пьесам с преимущественно женским составом персонажей. Это объясняется тем, что невостребованных актрис во многих театрах больше, чем актеров. Но при этом режиссеры как будто забывают о том, что и в зрительных залах женщины - в большинстве.
Скрытым мотивом пьесы, привлекательным для упомянутого женского большинства в зрительном зале, является смоделированная в пьесе ситуация нетрадиционной полигамии: жена одна, мужей - много. Кто же из дам не мечтает о собственном мужском гареме? Один муж - деньги зарабатывать, один - детей воспитывать, один - стихи писать, один… ну и т.д. Трудно уверенно заявить, что автор пьесы вольно или невольно воплотил в данном сюжете собственные мечты, но то, что подобная ситуация должна вызвать оживленное и заинтересованное восприятие в зрительном зале - несомненное достижение пьесы.

Яна Тати


…А если кто попробует на меня поехать, тому я стану отвечать словами моего героя: "Вам тоже надо учиться быть добрым"!

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Леонид Делицын
- Fri Jun 9 6:23:40 2000

Я согласен, что этоп интересная идея. Мы будем в курсе публикаций ВГИК-2000, это очень динамичный проект с выходом на новые для нас, но в перспективе интересные сферы: сценаристы, режиссеры, продюсеры, думаю, это вольет в наши жилы некоторое количество 'свежей крови'.


Дм.Ли. - ВГИК-2000 вступает в более близкие отношения с Тенетами! <email>
- Fri Jun 9 3:54:50 2000

с этого дня (ночи) по взаимному согласию В2К и Тенет к концу каждого текста, опубликованного на В2К будет прикручиваться гостевая и голосовалка от Тенет и все будут счастливы.

(N.B. у участников Тенет и раньше было это, но теперь такой фулл-сервис будет у всех наших 150 авторов.

+ теперь обе формочки будут прямо при тексте - прочитал - проголосуй.. )


федор меркурьев
- Wed Apr 19 2:54:19 2000

Соцреализм, помнится, заключался не в воссоздании реальности, а в построении некой идеальной реальности. В том, чтобы "видеть лучшее". Так что, Татьяна, Вы к соцреализму значительно ближе меня:)
Но, похоже, разубедить Вас мне не удастся, не стоит и пробовать. Считаете Вы, что герои должны быть идеальными, а диалоги программными - значит, быть по сему. Успехов!


Автор
- Wed Apr 19 1:42:23 2000

Феденьке.
Конечно, не должны быть правдоподобными! Правдоподобие вообще не может являться достоинством художественного произведения (если это, конечно, не донос). И воссоздавать реальность - тоже не входит в задачи искусства (фи! соцреализмом потянуло). Выбросьте Ваши старые учебники, Федя.


федор меркурьев
- Tue Apr 18 11:17:00 2000

Не согласен категорически. По-Вашему выходит, что диалоги не должны быть правдоподобными. Кстати, если Вы просто сделаете расшифровку с диктофона, этот диалог тоже будет неправдоподобным. Потому что интонации на бумаге не передаются. Литературные диалоги воссоздают реальность, а не копируют ее.

Автор
- Tue Apr 18 8:53:28 2000

Феде Мерькурьеву (Радостно). (А радостно потому, что кто-то, наконец, прочитал не название и даже не стишок, а целую реплику из пьесы). Конечно, не бывает! Вот потому-то я и пишу! Чтобы записывать то, что бывает, достаточно диктофона. (Знаете, как верующие в Бога верят? Потому что Его нет - если бы был, зачем вера?). Но, честно говоря, такой довод удивил именно в контексте конкурса. Будто кто-то здесь отличился тем, что написал КАК БЫВАЕТ...
Благодарный Автор.


федор меркурьев
- Tue Apr 18 3:18:13 2000

Ну, как можно читать вот такое:
Осушивший чародейкину чашу превращается в животное. Жалобно визжа, он отправляется в загон, где уже ползают на брюхе предшественники. Хотя, казалось бы, их несчастный вид должен останавливать новых искателей рискованных наслаждений.
Это не эссе, не статейка, это ДИАЛОГ. Татьяна, таких диалогов не бывает.



валтузин
- Thu Apr 13 20:07:05 2000

Домик у моря
Домик в деревне
Гомик в деревне
Это уже было


стихочей
- Thu Apr 13 16:35:05 2000

Название да, а вот посмотрите, какой внутри стишок красивый, "Домик у моря". Предлагаю перевести пьесу в категорию "Стихотворения" (слова до и после стихов не мешают)

Читатель
- Tue Apr 4 23:16:48 2000

название хорошее!

InterReklama advertising