Тенёта-Ринет' 2000:

ИТОГИ

АВТОРЫ

ЦЕРЕМОНИЯ

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ


КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: "Sua Sponte"
Автор: Элина Войцеховская <elina@freesurf.ch>
Город: Базель       Страна: Швейцария (NOW)
Издатель:
Номинатор: Александр Ивашнев <ivashnev@rema.ru>
Дата: Apr 4
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $950
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ
15 июня |
Элина
- Thu Aug 3 1:41:32 2000

Точно! Мои ауспиции меня подвели.

Большое спасибо, Дмитрий!

К счастью, действительно легко исправляется.







Дмитрий Гусев
- Thu Aug 3 1:22:50 2000

Обсуждали-обсуждали, и никто не
заметил, что правильно не
"Авгур", а "авгУр", с ударением
на второй слог. Т.е., надо
было написать "Авгур мне не простил".


Nu dyk ne ely-paly <nu@ya-ya.com>
- Tue Jun 20 8:08:38 2000

O, esche odna brodskanutaya.
Kak eto ya ee ran'she ne zametil?
Ladno, v vyhodnye zajmus'.
I slyuchaj takoj klinicheski chistyj.
Prosto priyatno brat' v ruki skal'pel'. Doktor Merkur'ev, vy poka
kupirujte absces. Spasem devushku.
Ona u nas esche zamuzh vydet, trojnyu
rodit i dumat' zabudet o tom chtoby
stishki pisat'. A esli devushka uzhe
zamuzhem i davno, to ej pora vser'ez
zanyat'sya vnukami. Sopli do polu, nosy nekomu podteret', a babushka stishki strochit. Nehorosho



Аандрей
- Tue Jun 20 7:10:56 2000

По-моему понятия "гостевая книга" и "гостиная Э.В." это разные э-э-э... гостевые. :)
У себя дома можно устраивать салон, хлопать дверью перед носом соседки только потому, что она посмела предъявить претензию :)
Можно, конечно, пообещать отрубить Федору ай пи (в конце концов он же кастрировал кота, злодей ;)), но вряд ли получится заставить его полюбить автора (или плоды авторовых потуг) такими методами.
"Движет Вами, Феденька, страх и неуверенность."
Элина, знаете ли... не знаю как "Феденькой", а мной - да, движут эти два чувства :)
Вопрос - контролирует ли их человек, обращая себе на пользу, или боится признаться себе самому в том, чтО им движет. Что движет Вами?

ЗЫ
По поводу трансформации "трюмо -туалетный столик" - у меня в квартире в одном из туалетов нет ванны, так мне Элина (не Вы) порекомендовала звать это помещение powder room. Но суть-то не меняется, правда? Так и Ваши словосочетания можно называть стихами, но лучше они не станут.

Теперь вспомним о благородстве - что же все так на бедную женщину, центральноевропейский плебс. Пишите уж всемирный, чего там. Плюйте на соседку, Элина, принимайте почаще ванну, Вам не помешает.

С брезгливостью,

откланиваюсь. :)

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

федор меркурьев - к Элине
- Mon Jun 19 23:59:54 2000

Дражайшая Элина! Я-таки побубню у Вас под дверью еще, в глубине души зная наверняка, что буду услышан и тем, так сказать, отмщен:)

Клянусь всеми теми (немногими, впрочем) бусурманскими словами, которые знаю, помню и люблю, в том, что абсолютно ничего личного против Вас не имею и давно бы Вашу гостевую оставил, но Ваши поразительные суждения по множеству вопросов так или иначе требуют комментария.

>Один из моих давних московских знакомых как–то жаловался некоей старушке с известной и звучной фамилией на то, что люмпены задирают его в троллейбусах. Неужели все дело в кожаном пальто? — недоумевал знакомый. "Ах, что Вы, милый Г., — отвечала старушка, — пальто здесь ни при чем, просто у Вас интеллигентное лицо".

Удивительная старушка. Она, подобно Вам, не говорит, а диалоги сочиняет, в духе Одоевцевой. И собеседник у нее удивительный - в кожаном пальто, но с интеллигентным лицом. Был у меня один знакомый, носивший кожаное пальто, он в Австрии работал сутенером.

>Дела обстоят серьезно, Феденька. Не для меня — для Вас. Я Вам чем–то мешаю. Вы искренне желаете мне исчезнуть. Как Вы в одной из гостевых изволили выразиться: "проткни ее скорей"?

Я имел в виду лирическую героиню:)
Элина, ну, чем Вы можете мне мешать? Ну, чем?!:) Или Вы думаете, что персонифицируете собою некий далекий, прекрасный, чуждый мир, в который мне, урало-сибирскому плебею, вход заказан? И это меня расстраивает и приводит просто в отчаяние? Судя по дальнейшему тексту - да, именно так Вы и думаете:)

>Вас устраивает быть "одним из", но при условии, что эти "из" будут равномерной, пусть и перенаселенной верхушкой, а не низом — болотом вязким. Это дешевый прием, Феденька.

Это не прием - то, что Вы описываете - это мировоззрение. Мировоззрение фашистского такого толка. Не знаю, с чего Вы взяли, что это - МОЕ мировоззрение, а не, допустим, Ваше. Проекция?
Только не говорите, что я Вас в фашизме обвиняю! Я Вас, Элина, вообще ни в чем не виню, и не сужу - не мое это дело судить - это Вы все порываетесь как-то поточнее меня определить, причем вот так, ВСЕГО, разом - запихнуть куда-нибудь на полочку и успокоиться. Изначально у меня были претензии только к Вашим стихам, уже потом я как бы несколько раздражился сварливостью и фальшивостью Вашего тона в гостевой.

>Сварливым теткам–соседкам подобно, врываетесь Вы в гостевые и делаете там — Вы сами знаете, что Вы там делаете.


Конечно, знаю, я вменяем:) Пишу отклики, рецензии. Хорошие стихи хвалю, плохие - ругаю, а критерием мне служит собственный вкус. Иногда - как с Вами - вступаю в полемику по тому или иному вопросу. Но в этом совершенно ничего нет необычного:)

>Вы, пожалуй, даже знаете, что Вами движет в этой Вашей деятельности, ничего общего не имеющей с поэзогигиеной в стиле, скажем, Гиппиус. Движет Вами, Феденька, страх и неуверенность.

В следующий раз, Элина, я захвачу с собой на встречу с Вами мягкий кожаный диван, поставлю его на лестничной площадке, а Вы через глазок будете вести сеанс психоанализа по всем базельским канонам:)

Движет мною азарт, Элина, азарт и любопытство, страх и неуверенность также не чужды душе моей, но не довлеют они на литературном конкурсе, не довлеют - кого здесь бояться? Перед кем испытывать неуверенность? Перед Вами?..
Давайте начистоту. Элина, Вы пишете ученически-техничные, насквозь книжные, придуманные, банальные стихи. Я в самом деле так считаю. Ваши стихи скучны, безжизненны, плоски, и что самое страшное - в них нет автора. ВООБЩЕ нет. Я не рисковал делать выводы прежде, теперь же рискну, поскольку надо как-то эту полемику подытоживать до вмешательства психоаналитиков, которые Мэрилин Монро убили. А вывод такой: автора в стихах нет, потому что его и в жизни немного. Я не знаю, да и все равно мне, учительница Вы в школе или, на манер Володимеровой, надзирательница в тюрьме - Элина, ВЫ БЕДНЫ КАК ЛИЧНОСТЬ. Вам НЕЧЕГО сказать. Вы тут много рассуждали о солнечном и лунном в природе Поэта, но в природе поэта - еще и определенная широта натуры, определенный - оригинальный - склад ума, эмоциональность ума - понимаете? Вот все это В СОВОКУПНОСТИ и называется ТАЛАНТОМ, и вот всего этого - ни вместе, ни по отдельности - в Вас нет. Обычно я стараюсь такие вещи прямо не говорить, пытаюсь отделаться эпиграммкой, шуточкой, потому что - жестоко как-то выходит, не правда ли? И ведь самое-то плохое - не для меня, для Вас:) - Вы же прекрасно понимаете сейчас, что все вышесказанное мною сказано абсолютно искренне, и не я против Вас - а МОЙ ВКУС против Вас - а это никакими позднейшими электронными посланьицами не перешибить, не исправить, не сгладить.
Почитайте Бойченко. Любую его строчку. Потом взгляните на собственные творения. И почувствуйте разницу.




ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Элина — Анатолию и Федору
- Mon Jun 19 21:39:11 2000


1. Анатолию

>> Ничего ужасного не произошло, уверяю Вас.

Разумеется. Для меня уж точно — ничего. Серьезное обсуждение серьезного стихотворения закономерным образом завершилось тем, чем оно только и могло завершиться: фарсом с гротеском. Причем, эти фарс с гротеском, как будто, инспирированы мной.

>>Вот только как бы мне ухитриться жить не от недосыпа до бессонницы

Да как–то приходится жить с этим, поскольку других состояний не бывает. К счастью, ад абсурдум, даже недосып с бессонницей вполне могут оказаться продуктивными.

>Я думаю, у нас есть все основания
>ожидать нового золотого века
>русской поэзии.

Молодой век. Старая культура. Я имею в виду русскую культуру, которая, наконец, успешно состарилась. Я не утверждаю, что что–то непременно получится. Но предпосылки, мне кажется, есть. Помех, впрочем, еще больше.

В офф–лайн мне уйти все же придется. Это не каприз. Просто доступ к компьютеру и, стало быть, к сети у меня сейчас более чем ограничен. К счастью, есть текущая "бумажная" работа.



2. Федору

Когда ко мне в квартиру врывается какая–нибудь соседка с претензиями самого абсурдного свойства (Апофеоз был в Цюрихе, вернее, в гнуснейшей подцюрихской деревне, единственным украшением которой была неоновая вывеска над забегаловкой: соседка с 7–го этажа заявила, что ей мешает шум воды от ванны, принимаемой мною на 1–м этаже. Это гротеск, даже для юмористического рассказа это уж слишком, перебор, но это быль.)...

Так вот, когда ко мне врываются тетки с подобными претензиями, я изрекаю, лучезарно улыбаясь: "Оревуар, мадам", — и хлопаю дверью у них перед носом". Но тут — фу–ты—ну–ты, кель оннер, перед дверью стоит вроде как поэт (сам, прошу заметить, явился), а не безграмотная тетка, я же не могу так, сразу, — оревуар.

Когда тетка, с криво наманикюренным пальцем, еще не отлипшим от звонка, вопит что–то о ванне, я знаю, что дело не в ванне, а в физиономии. Моей физиономии, понимаете ли. Вечная, знаете ли, всегда свежая и юная тема, лицо—кольцо. Этернальная дисгармония: то лицо не такое, то кольцо, то оба сразу. И когда выхожу на крыльцо, а соседка на гриле жарит мясцо, забыв от неожиданности отпустить словцо, дисгармония становится убийственной.

Только ли центральноевропейский плебс отличается вышеописанной воинственностью? Отнюдь. Один из моих давних московских знакомых как–то жаловался некоей старушке с известной и звучной фамилией на то, что люмпены задирают его в троллейбусах. Неужели все дело в кожаном пальто? — недоумевал знакомый. "Ах, что Вы, милый Г., — отвечала старушка, — пальто здесь ни при чем, просто у Вас интеллигентное лицо".

Дела обстоят серьезно, Феденька. Не для меня — для Вас. Я Вам чем–то мешаю. Вы искренне желаете мне исчезнуть. Как Вы в одной из гостевых изволили выразиться: "проткни ее скорей"?

Вас устраивает быть "одним из", но при условии, что эти "из" будут равномерной, пусть и перенаселенной верхушкой, а не низом — болотом вязким. Это дешевый прием, Феденька. Сварливым теткам–соседкам подобно, врываетесь Вы в гостевые и делаете там — Вы сами знаете, что Вы там делаете. Вы, пожалуй, даже знаете, что Вами движет в этой Вашей деятельности, ничего общего не имеющей с поэзогигиеной в стиле, скажем, Гиппиус. Движет Вами, Феденька, страх и неуверенность.

>> Элина, Вы там в Базеле, часом, не литературу в школе преподаете?

Да, Феденька, в школе. Литературу. А школа — в башне из слоновой кости, которая, на колесиках, запросто перемещается в чреве гигантского книжного шкафа. Вы, Феденька, — просто–таки пророк. Ваши замечания и предположения обо мне точны до последней детали.


Все. Дверь закрыта. Скрежет зубовный, проклятия и зловоние остаются снаружи. Оревуар, мадам! Пардон, миль пардон, месье.



ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

федор меркурьев - к Элине
- Sun Jun 18 23:38:54 2000

Для начала, я полагаю, нужно с одной мелочью разделаться:

>Словечки вроде "дорогуша"

Элина, словечки вроде "дорогуша" вполне адекватны словечкам вроде "Федя". Я - не Аллерген, брудершафту с Вами не пил и даже не предлагал этого делать, однако же Вы сочли возможным для себя перейти в общении со мной на такой интимно-дружественный тон, а я уж постарался соответствовать:)

>позволю себе порекомендовать Вам оставить для общения с кельнершами, парикмахершами, приказчицами табачных лавок, а также дешевыми гетерами.

А почему "а также"? Чем дешевые гетеры хуже кельнерш? Тем, что дешевые? А как прикажете обращаться к дорогим гетерам? "Дорогуша" не подходит...


>Я превосходно понимаю, что за прелесть — квазикультурный и квазибольшой город.


А я вот с трудом понимаю - Вы о чем вообще? Я не объявлял свой -бург ни большим, ни культурным городом (хоть с приставкой "квази", хоть с приставкой "псевдо"), равным образом в любви к нему тоже не признавался, о географии своих странствий не сообщал. Да и какая разница? Чтобы писать о "приказчицах табачных лавок", не надо жить в Базеле, достаточно жить в книжном шкафу. Все Ваши реалии, уважаемая Элина - из того же книжного шкафа. За то, собственно, я Ваши стихи и бранил. А не за то, что Вы в Швейцарии живете.

>Я сочувствую, искренне сочувствую.

Лучше деньгами:)

>Только человек, насквозь пропитанный собственным ядом и изнемогающий от хронических поносов (это к слову о запорах), может воспринять сочувствие как издевательство.

Ну, тогда это не ко мне, поскольку я в Ваших словах никакой издевки тоже не обнаружил, одни понты корявые:)
Вообще, конечно, приятно, когда ты не просишь ничьего сочувствия, а тебе сочувствуют, да еще искренне. Элина, ДОРОГУША, у меня все хорошо, материально, морально, физически и духовно, как угодно - так что приберегите Ваше сочувствие для тех, кто в нем действительно нуждается. Пушкин страдал, говорите? Вам бы так страдать:)))


>Что такое "лунная зависимость" пусть Вам объяснит Ваша жена. Я имела в виду именно этот — низменный — аспект лунной зависимости. Это не благо, а бремя.

То есть менструации? Да, была у меня мысль, что Вы именно это имели в виду, но я ее отбросил, за очевидной пошлостью.

>С Вами же, Федя, мне кажется, произошло следующее. Была у Вас и вспышка в юности, и серьезная работа над собой, а потом вы умышленно или непроизвольно свернули со стези и уже не можете или не хотите вернуться назад. Стезя не принимает. Обладание техникой позволит Вам какое–то время держаться на плаву , жить старыми запасами и вдохновениями, но потом в Ваших творениях будет все больше и больше аккуратно упакованной пустоты. Если бы хотя бы чепухи! Пустоты, Федя! Профанов Вы легко собьете с толку, но того, кто умеет летать, — никогда.

Элина:)))
Интересно было бы узнать, каковы основания Ваших суждений. Вспышка была, работа была - это следует, очевидно, из моих стихов. А из чего следует, что я со "стези" свернул? Из тех же самых стихов? Можете на этот вопрос ответить в моей гостевой, можете здесь, как Вам удобней.

То, что Вы пишете о солнечной и лунной поэзии, о Золотом и Серебряном веке - это все правильно, конечно, но, простите, настолько банально... Ну, как всерьез можно писать такое, например:

>Пушкин велик и уникален не только тем, что он создал язык, над которым мы тут все успешно издеваемся, и не только безупречной своей техникой. Пушкин был и остается единственным настоящим солнцем русской поэзии.

Элина, Вы там в Базеле, часом, не литературу в школе преподаете?:)

>Возвращаясь к обсуждаемому стихотворению

А вот это Вы хорошо сказали:)))

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Анатолий Воробей <mellon@pobox.com>
- Sun Jun 18 22:15:13 2000

Элина --

>Мне страшно неудобно, что так здесь >вышло.

Ничего ужасного не произошло, уверяю
Вас. Я теперь понимаю, что даже
хорошо, наверное, что моя
рекомендация вызвала столь скромный
интерес и такое недоверие. Так вот
несколько человек еще собрались и
поговорили. Вербицкий только
мимоходом нагадил по привычке. А
если бы эта гостевая стала бы
"дежурной" на день, как здесь
бывает -- представляете, сколько
бы всего здесь собралось? Мне
потом перед Вами очень стыдно бы
было.

Так что, пожалуйста, не чувствуйте
себя неудобно. Всё к лучшему
(обычно) и т.п.

Вот только как бы мне ухитриться
жить не от недосыпа до бессонницы,
а как-то по-другому, вот как вопрос
стоит в последние дни. Я в
хорошие гостевые, вроде
этой, просто боюсь заглядывать, ведь
напишу что-нибудь такое, за что
потом мучительно больно и прочая.
Вот и скитаюсь по геополитическим
разборкам, только на наезды меня
и хватает. Все: под влиянием момента
объявляю самому себе односторонний
мораторий: две недели ничего общего
с ЛЕНИНосвязанными гестбуками не
иметь. Все будут очень рады, и я,
надеюсь, больше всех.

Это я так еще пытаюсь бочком
извиниться за всяческие долги
некоторым из присутствующих, в
гестбуках и
почтах. Стыдно, аж жуть.

А тут еще Вы в оффлайн собрались --
зачем, да еще и на неопределенное
время? Если *куда-нибудь* -- то могу
только позавидовать и приятных
путешествий пожелать; сам я уже и
не знаю, когда и куда смогу
вырваться. А если нет -- то
оставайтесь, пожалуйста. Вот
расскажите, например, почему Вы
считаете, что

>Я думаю, у нас есть все основания
>ожидать нового золотого века
>русской поэзии.

Я рад был бы прочесть об этом
подробнее.

Всем привет от Иерусалима, по
которому я сейчас отправляюсь гулять.

С уважением,
Анатолий.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Элина — Аллергену и Федору
- Sun Jun 18 20:50:01 2000

Приветствую!

1. Аллергену

И то, правда, Аллергенушка, и то правда.

Но

а) Как мы синхронизироваться будем? Так, чтоб одновременно?

б) Экран чмокнем, мышку, или воздушными ограничимся?

в) Где именно наши дедушки лобызались? Это так, для анналов. Мне, к сожалению, мало что известно из бурных похождений моих дедушек, царствие им небесное.

Эля



2. Федору


Вы знаете, Федя, я предпочитаю не штаны, не брюки, не панталоны, не портки, а стиль. Космос = хаос + стиль, как известно. Если стиль требует вовсе отказаться от штанов, то нужно вовсе отказаться от штанов. Возвращаясь к обсуждаемому стихотворению, содрогаюсь от воспоминаний о зимних страданиях несчастного Августа. Он был гиперчувствителен к холоду, а стиль напрочь отрицал кальсоны.

Далее. Я превосходно понимаю, что за прелесть — квазикультурный и квазибольшой город. Вам легко Федя, со стартовым пунктом в Вашем –бурге взять да и объехать мир? Вот и мне было нелегко. Необходимо ли это? Необходимо ли, уточняю, для поэта видеть мир? — не знаю, Пушкин справлялся без этого, хотя и страдал. Я сочувствую, искренне сочувствую. Только человек, насквозь пропитанный собственным ядом и изнемогающий от хронических поносов (это к слову о запорах), может воспринять сочувствие как издевательство.

<< летящий мимо Воробей...
А вот это неожиданно точно. Левитация в нашем цеху — редкий и ценный дар.

Словечки вроде "дорогуша" позволю себе порекомендовать Вам оставить для общения с кельнершами, парикмахершами, приказчицами табачных лавок, а также дешевыми гетерами.

Что такое "лунная зависимость" пусть Вам объяснит Ваша жена. Я имела в виду именно этот — низменный — аспект лунной зависимости. Это не благо, а бремя.

Вы же, кажется, восприняли мои слова как посягательство на обладание пророческим сомнамбулическим даром, на этакое складно–рифмованное вытье на луну. Это большая честь для меня — столь возвышенная трактовка моих низменных фразочек. Что же, я тоже готова слегка воспарить. Поговорим об этом аспекте лунной зависимости.

На мой взгляд это тоже не то, к чему следует стремиться и чем следует гордиться. Итак, раз уж пришлось к слову, позволю себе слегка порассуждать о лунной и солнечной поэзии.

Пушкин велик и уникален не только тем, что он создал язык, над которым мы тут все успешно издеваемся, и не только безупречной своей техникой. Пушкин был и остается единственным настоящим солнцем русской поэзии.

Т.н. Серебряный век, на который сейчас ориентируются лучшие из нынешних, — насквозь лунный с редкими солнечными вкраплениями. Стих, полный неясным светом и нежной тоской, может быть очень хорошим. Но поэт, который пишет ТОЛЬКО такие стихи, никогда не станет первым поэтом — Солнцем.
Эта мысль восходит к В. Иванову — лунному поэту.

Продолжим. Гете сказал о музыке, что она должна быть или сакральной, или радостной. Поэзия, к счастью, не поставлена перед подобной альтернативой. Она может быть и сакральной (жречески посвященной), и радостной одновременно. Поэт, гадящий в собственном стихе (сортирно–бордельная лексика, коверканье слов, умышленное вливание грязи), не отдает себе отчета в своем кощунстве. У Вас–то такого я, слава Богу, не видала, и здесь, я полагаю, Вы должны со мной согласиться: сортиру–сортирово, Аполлону–Аполлоново.

Что такое поэт? Это вспышка озарения в молодости, да приобретенное годами практики умение складно рифмовать. А дальше остается ego с его свободной волей. От того, как будет вести себя этот ego, зависит слишком многое. И я здесь, сейчас, пытаюсь изложить Вам чрезвычайно серьезные вещи.

В нынешней молодой поэзии заложен, мне представляется, немалый потенциал. Я думаю, у нас есть все основания ожидать нового золотого века русской поэзии. Первое, что следует сделать, чтобы приблизить его, — отделить поэзию от антипоэзии. Когда конкурс, наконец, завершится, я, быть может, напишу об этом подробнее, с цитатами. Сейчас же не считаю это допустимым.


С Вами же, Федя, мне кажется, произошло следующее. Была у Вас и вспышка в юности, и серьезная работа над собой, а потом вы умышленно или непроизвольно свернули со стези и уже не можете или не хотите вернуться назад. Стезя не принимает. Обладание техникой позволит Вам какое–то время держаться на плаву , жить старыми запасами и вдохновениями, но потом в Ваших творениях будет все больше и больше аккуратно упакованной пустоты. Если бы хотя бы чепухи! Пустоты, Федя! Профанов Вы легко собьете с толку, но того, кто умеет летать, — никогда.

Как выйти из подобного состояния? Нужно, знаете ли, мужество. Подробности, если угодно, обсудим в частной переписке, а пока отсылаю к своему предисловию к "Стихам художника" (см. в Лавке), где описан поучительный пример. Надеюсь продолжить тему и в дальнейшем, на других примерах.

Пока же раскланиваюсь,

Э.


3. Господа!

Вот только с Аллергеном расцелуюсь и уйду в офф–лайн на неопределенное время.

До новых встреч.

Эля.



ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

федор меркурьев
- Thu Jun 15 20:51:55 2000

>Да, Федя, да, печально все, почти безнадежно... Кому–то — лунная зависимость, кому–то — екатеринбюргерство.

А-а, ну, я вижу, что узнан. И изобличен, как запредельный пошляк:

>поэтова жена в каком–то там чепце...

Чепцы - это у Вас там, в Базеле:) А мы все больше в шапках-ушанках, зимой и летом.

>У меня–то, слава Богу, никакой жены нет, поэтому я так, вообще рассуждаю.

А почему нет? Швейцария, я слышал, довольно либеральная страна в этом отношении, там даже однополые браки разрешены. Или я с Данией путаю?:)

>Предмет мебели, из–за которого Вы без сожаления расстались с подарком небес, обзывайте уж, что ли, туалетным столиком, не так пошло будет.

Дык нам-то чё ломаться, валенкам сибирским? Я вон и сигареты без мундштука курю, и сортир называю сортиром. А Вы, по-моему, из тех дам, которые считают неприличным слово "штаны". Надо, мол, иначе выражаться: предмет туалета... не так пошло будет...

Элина, дорогуша, почему Вы, собственно, так уверены в своей "лунной зависимости" и в моем замшелом екатеринбюргерстве? Можно на всю жизнь запереться в башне из слоновой кости - а все равно выйдет из этого один только запор и сопутствующие ему истошные крики "Занято!" Да разве изредка похвалит летящий мимо Воробей...









ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Allergen
- Thu Jun 15 19:53:47 2000

Дорогая!
От пузырька валерьянки, когда подносят, никогда не отказывался. Только, дорогая, чего это "как положено коту вина не пьешь"???
Пьющий я. Однажды, решив свести счеты с поэтической жизнью в 37 дней, дорогих, решил сделать это через купание в тазике с виски, вылакивание его, дорогого, постепенно и последующее захлебывание в состоянии анестезирующего блаженства. Вся сеть, дорогая, наблюдала этот поцесс. Но попытка не удалась. Анестезирующее блаженство наступило, но захлебываться было уже негде - тазик, дорогой, к тому времени оказался пуст, как взгляд кобры. Вот мучаю и мучаюсь с тех пор 8Ж)

Может, все-таки, как деды наши - выпьем и поцелуемся? Виртуально, я имею в виду, упаси бог, чтобы кто-то чего-то не подумал. Гады тут и пошляки присутствуют в изрядных количествах, все-таки. Как, впрочем, возвышенные и талантливые, дорогие. Часто это совмещается.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Элина — Анатолию
- Thu Jun 15 18:57:51 2000

Да, я уже заметила, спасибо. Если Вы обратили внимание, поправка уже сделана. Между философскими "или–или" ,действительно, третьего обычно не бывает. Словесный же поток подчинен, как будто, закону непрерывности.

Но я и сама не люблю издевательств над языком и должна признать, что этот язык от меня неудержимо ускользает. Чувство ударения, впрочем, пока еще есть. По части же U и V сама слышала, как один сабра поправлял другого. К тому же, забавное детское наблюдение: Вы рассматривали когда–нибудь римские камни? U=V. Ускользаю в транслитерации двухтысячелетней давности.

Но даю торжественное обещание не пускаться больше на базарные вольности с сакральным языком. Я понимаю, что это может показаться неприятным.

С уважением,

Э.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Анатолий Воробей <mellon@pobox.com>
- Thu Jun 15 18:08:37 2000

Элина --

Либо KAMA ZE TOV VENAIM, либо
(если строка из песни/молитвы)
HINE MA TOV UMA NAIM,
с характерным нестандартным
ударением на нАим:

hИнэ ма тОв у-ма нАим

Дело тут в том, что ивритский
союз "и" -- "вэ" -- в некоторых
случаях редуцируется в "у" перед
согласной, но в современном
разговорном иврите это происходит
реже, чем в иврите более ранних
времен. Поэтому "вэ" в "вэнаим",
в разговорной фразе, но не "вема",
а "ума" в песне/молитве.

Об остальном позже, простите
(сказал он, озабоченно глядя на
часы).


Элина — Сочинению, ААндрею, Аллергену, Феде
- Thu Jun 15 17:54:37 2000


Приветствую!

1. Сочинению (Lady's first)

Как приятно, милый опус–типус, что, наконец, прекрасная дама привнесла благоуханную свежесть в сумрачный жентльменский клоб!

Да, сударыня, самоконтроль — критерий истины.


2. Аандрею

Как кот кусался! Было больно
(И стыдно, — бают старики).
Вскричать, заплакать бы невольно!
Но я молчу, с меня довольно
ОДНОЙ прокушенной руки.


3. Аллергену

Без брудершафта, увы, уважаемый, ничего не выйдет, даже если принять на веру, что Вы и в самом деле кот, а не, положим, пес — ризеншнауцер.

Технология брудершафта описана ниже. (Вылизать блюдце из–под мороженого, позволю себе напомнить). Проблема состоит в том, что к такому виду брудершафта я сама сейчас не готова. От бесчисленных брудершафтов с бесчисленными котами у меня жутко болит горло и мороженого мне нельзя.

Вина Вы, как положено коту, вероятно, не пьете. С водой связаны обряды более возвышенного свойства. Могу предложить валерьянку. Ваше отношение к валерьянке, сударь? Бывают, знаете ли, коты, совершенно равнодушные к этому дару богини Баст.


4. Феде

Да, Федя, да, печально все, почти безнадежно... Кому–то — лунная зависимость, кому–то — екатеринбюргерство.

Жена? Наверное, можно углядеть поэзию: поэтова жена в каком–то там чепце...

У меня–то, слава Богу, никакой жены нет, поэтому я так, вообще рассуждаю.

Предмет мебели, из–за которого Вы без сожаления расстались с подарком небес, обзывайте уж, что ли, туалетным столиком, не так пошло будет.


5. Маленькая поправка. Разумеется, вообще говоря, HINE MA TOV, но я не уверена, что HINE, а КАМА — оно всегда КАМА.


До новых встреч и новых вдохновений.


Э.


ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

федор меркурьев
- Thu Jun 15 14:18:35 2000

>Вид Дорфмана ужасен: камуфляж, тараканы в прорехах карманов, обожжены сиво-рыжие волосы за отсутствием спичек (он войдет к вам, от конфорки прикурит), свернет склизкой бумажкой, слюною цигарку, с недосыпу(питается он шрапнелью сирила, отчаянно чешется по ночам, к нему ночами во весь опор скачет ОБРАЗ ЕВРЕЯ! - командирский образ еврея на еврейском коне - больше, глубже, выше и шире, чем жизнь - этот еврей! это не еврей, это незабвенный ОБРАЗ ЕВРЕЯ!), этот грустный глумливый еврей. В армейских штанах, в рваных кедах с половинкой шнурков (он разрезал шнурок и за бедностью превратил его в два), в трэйне в Бостоне Дорфман скрипит сухожилиями, гнет сутулую слабосильную спину. Черные поцы отодвигаются подальше от Дорфмана, выступают слезы на черных глазах. То ли луком, то ли селедкой несет. Чу! Не форшмак, не цимус, не гумус - вдруг по трэйну разнесется запах ХУДЛА! Сфинктер Дорфмана слаб, истыкан катетерами, непроизвольно из Дорфмана вытекает ХУДЛО!!

Вот это литература!:))))
Я в восторге!

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

сочинение
- Thu Jun 15 2:24:08 2000

ну я прочитала
и нафига
типа вопрос

типа ответ

Достаточно, что мои стихи произвели впечатление на меня. Почему Вашему впечатлению я должна доверять больше, чем своему?





Элина
- Thu Jun 15 1:46:47 2000

Уважаемый простой глыбокий читатель!

Вы пишете классно. Представляю, как Вы умеете читать, если Вы ТАК пишете.

Вы берете чужой текст, стряхиваете немые, слегка увечные буквы–блошки в ржавую банку из–под растворимого кофе, бросаете в нее непотушенную самокрутку и трясете обеими руками до хруста в суставах.

Немые, увечные буквы–блошки от экзекуции, именуемой глыбокая читка, обретают дар речи, вернее крика, но становятся еще более увечными и, наконец, в агонии смешиваются со зловонными останками сигареты, в протоплебсе именовавшейся козьей ножкой.

В это время несчастный автор, коего буквы–блошки составляли астральное тело, испытывает жесточайшую печеночную колику, а еще через мгновение с ужасом обнаруживает собственную прозрачность. Вне себя несется он к книжным полкам, чтобы убедиться в том, что самые мрачные из его предположений сбылись: Загоскин, Гоголь и даже Пелевин стоят себе и стоят, а от его законнорожденных фолиантов остались только чистые листы!!!

Ползком выбирается мученик на столбовую дорогу Рунета, к мусорным кучам его, и там, там тоже — пустота...

Автор, подвергшийся обряду глыбокой читки, вообще говоря, обречен. Спасти его могут только его собственные черновики, до которых не добрались жадные, всевидящие очи и цепкие руки глыбокого читателя. Если черновиков таких нет, если все откровения автора покоились на его книжных полках и
в мусорных кучах Рунета — все ближе, ближе марш Фюнебр, Шопен.

А мы — тоже ближе, ближе к делу. Если не мной упомянутый г–н Дорфман не вздрогнет от не мной же набросанного портрета, соблаговолите передать ему, уважаемый глыбокий читатель, что я его ничуть не боюсь, ибо

а) от моей конфорки не прикуришь, она керамическая. Могу предложить свечку, но это считается отчего–то плохой приметой, и шевелюру обсмолить, как следует, так сложнее;

б) образ еврея имел не меньше дюжины подобразов еще во времена Яши Израилева; Он, стало быть, слишком общ , чтобы существовать, т.е. с образом еврея, не особенно затрудняясь, я вполне могу проделать нечто вроде того, что делает уважаемый глыбокий читатель с чужим текстом. Равновесие–с.

в) на тараканов и блох брызнем убийственным ядом жеманства и кокетства;

г) в спальню никого не пускаем. Там же черновики, святое! Что будет, если черновики подвергнутся обряду глыбокой читки? О ужас, о прозрачный мрак!!!

д)"Все врачи и аптекари Базеля называют меня шарлатаном", но и они вслед за мной, поют трагическим хором, что катетеры ставят в другое место. А в то место, которое Вы изволили упомянуть, ставят, извиняюсь, клистиры;

Но ежели кто не врывается, а мирно стучится в дверь, гостям мы всегда рады. Цимеса не обещаем–с, но хумус, фалафель и салат хацилим держим наготове.

Так что КAMA ZE TOV VМА NAIM и вечное HAIRE впридачу.


В восхищении,

Элина



ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

InterReklama advertising