Тенета-Ринет'2000: Стихотворения

Тенёта-Ринет' 2000:

ИТОГИ

АВТОРЫ

ЦЕРЕМОНИЯ

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ


КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: ПИСЬМО
Автор: Артем Скворцов
Издатель: Казанская поэзия <hel@kai.ru>
Номинатор: Алена Соколова <hel@kai.ru>
Дата: Apr 15
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $950
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

HeSaid <hesaid_98@yahoo.com>
- Sun Apr 23 16:16:25 2000

Присоединяюсь к вышесказанному. Очередная (одна из худших) реинкарнация глубокоуважаемого ослика И.А. Чур меня, чур!!!

Радуга
- Wed Apr 19 4:38:35 2000

до ударной гласной :))



Радуга (В. Антропов)
- Wed Apr 19 4:12:57 2000

Лариса - а Вы поступите, как я. Не торопясь - стихотворение я прочитал сразу после номинирования - подряд прочитайте-перечитайте венецианские стихотворения Бродского - а затем "Письмо". Это избавляет от иллюзий, которые навевает имитация техники.

Отсутствие стержня стихотворения совершенно очевидным становится, а вслед за этим - падает и композиция, держась на некоторой последовательности картинок и событий. Подражание делает большую заявку, но увы - бессильно ее выполнить. Я думаю, что вся подборка намного ровнее, чем Вам показалось :)

"Латуни и лагуны" - надо судить с точки зрения "оригинального" стиля, а не из общих соображений.

"прилип - прилив"
"карте - карпе"
- у Бродского часто ассонансы обогащаются созвучием до ударной согласной, как, впрочем и у Маяковского и Пастернака.
С этим все более-менее, если доверять стилю.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Лариса
- Wed Apr 19 3:33:52 2000

Артем, я, конечно,побежала читать стихи, о которых трубит нам Лента. Ахнула от *Письма* и прочла все другое в подборке. И сильно затосковала... Вот по какой причине. Становится сегодня явлением (прежде это не так бросалось в глаза), что существует определенный слой деятелей от литературы, когда никакого *я* нет, но авторы блестяще владеют техникой письма и подражают кому угодно. Вроде как копиисты-отличники. Таких авторов нахожу часто и здесь. Задаюсь, конечно, вопросом: нет у них опыта, пуста жизнь, молоды, бумажная жизнь сама по себе? В чем же тут дело? Слогом владеют - ну как никто другой, а голоса нет. Как правило, нет и сути. Ваше-то стихотворение совершенно безукоризненно, и только в конце Вы забыли о Бродском и вспомнили о себе, позволив *остался - расстался*, да и последняя рифма выпирает (*латуни - лагуны*), уж лучше б *лгуньи*, а то разбита вся музыка... Грустная шутка такая. Но по этому стих-ю даже не догадаться никогда, что у Вас могут быть слабые произведения неподалеку. А они слабы - абсолютно все. Потому что неподражательны на сей раз (кроме детского, но и его тут же портит рифма). Конечно, если б не Мастер, все бы захлопали, что Вы написали гениальное стихотворение, - может быть. Но Мастер незримо присутствует. Так что остается школу - перерасти, а себя самого - выявить, дать вырваться на свободу своему *я*. Без этого литературы Вашей, простите, не будет. А +может быть, должна хотя бы попробовать. Не сердитесь за прямоту, - но уж очень хорош этот стих!
ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Утомился, :)
- Wed Apr 19 3:04:13 2000

Ту же критику можно отнести и к массе других подражаний Бродскому.

Так стилистически правильнее. :)


Извиняясь за объем поста
- Wed Apr 19 3:02:36 2000

Прошу прощения за размер текста. Но то же самое можно отнести к массе "бродскообразных" текстов.

Владимир Антропов
- Wed Apr 19 3:00:19 2000

"Мотив" опознается сразу. Немедленно записав это в плюс автору, вчитался в само стихотворение.
И попал в непростое положение. Начни я сейчас плеваться, мол, вот, опять броодский, опять икра черная, хлебца бы... и прочее - было бы это не совсем честно перед автором. Все же, стОит объяснить, почему икра оказалась вовсе не черной.

Итак, автор берет на себя обязательство говорить "на равных" с ушедшим. Иначе, думаю, обезъянничанье и подделанность слога была бы насмешкой, пародией, стремления к коим в стихе не наблюдается. Заимствования из Марины Цветаевой в первых строчках убеждают в серъезности намерений, хотя и начинают тревожить несовместимостью Цветаевской "громогласной" манеры со звуком "бродской речи".

Придется рассуждать о пейзаже, Венеции, традициях русской поэзии, стиле и - немало - о биографии Бродского.

И тут разверзаются бездны. Совершенно ясно, что каждая из этих тем могла бы составить не один увесистый том, будь автор этого отзыва образованней, начитанней, опытней и имей в запасе десятка два безмятежных лет.

Попробуем сосредоточиться на главном, призвав на помощь вездесущего и эрудированнейшего Льва Лосева и его замечательное исследование в журнале "Иностранная литература", No 6 за 96 год. Вся тяжелая работа за нас, оказывается, почти сделана, и нам остается только насладиться практическим применением ее результатов к довольно печальной действительности.

Итак, имеем текст, открыто посягающий на родство, хоть сколько-нибудь равноправный (хотя бы в качестве обращения ученика к учителю), на "ты", "диалог", на некоторую осмысленность и глубину пейзажа, и на звание элегического сочинения, судя по темпераменту изложения.

Исходить будем сначала из анализа содержания, а потом - техники, с содержанием немалую имеющей связь.

Нельзя сказать, что от человека, посетившего дорогую сердцу могилу, всегда нужно ждать романтического вдохновения и громогласных молитв. Хотя, будь стихотворение выдержано в подобном ключе, оно довольно просто нашло бы надежную опору среди классики прошлого века. Традиция-то "веницейская" восходит прямо к Байрону, и, судя по очерку Лосева, весь девятнадцатый век, переходя от махрового романтизма и восторга :

Адриатические волны,
О Брента! нет, увижу вас
И, вдохновенья снова полный,
Услышу ваш волшебный глас!
Он свят для внуков Аполлона;
По гордой лире Альбиона
Он мне знаком, он мне родной.

Или - попроще:

По водам скользят гондолы,
Искры брызжут под веслом,
Звуки нежной баркаролы
Веют легким ветерком.

- к трогательной мечте Ивана Карамазова:

"Я хочу в Европу съездить, Алеша, отсюда и поеду; и ведь я знаю, что поеду лишь на кладбище, но на самое, на самое дорогое кладбище, вот что!" "

- бредил Венецией, вынашивая сложный облик города прелести -и смерти одновременно.

Итак, произнеси автор прочувствованную и трогательную речь, он был бы немедленно поднят на щит всем девятнадцатым веком, но автор оказывается стойким.

Действительно, мог ли растерянный, закружившийся в колесе бестолковой и вполне " туристической" (как довольно издевательски назвал ее Апдайк) жизни, никак не успевающий свыкнуться с новым состоянием в этом мире, поэт, грезить берегами над бурными водами и прочей романтической ерундой? В лучшем случае, ему на ум могло прийти ходасевичевское:

К Риальто подплывая,
Вдохни свободно запах рыбы, масла
Прогорклого и овощей лежалых

Рождается первое большое стихотворение ПОСЛЕ - "Лагуна", с его:

И восходит в свой номер на борт по трапу
постоялец, несущий в кармане граппу,
совершенный никто, человек в плаще,
потерявший память, отчизну, сына;
по горбу его плачет в лесу осина,
если кто-то плачет о нем вообще.

Не правда ли, близок этот "Никто" своему тезке внутри стихотворения?

Присмотревшись - а близок ли? Что несет с собой новоявленный И.О.? кроме знакомой интонации?

Тот, первый, нес в себе ясный до болезненности взгляд. С самого начала - с Питера, потрясенный пространством, его открытостью, перетерпев холмы Севера, в почти провинциальной затерянности и почти космической одинокости здесь, где, как сам он потом скажет,

"Зимний свет в этом городе! У него есть необычайное свойство усиливать разрешающую способность глаза до микроскопической точности.."

призывает всю эту зоркость, чтобы - на скорую еще руку - но вполне - набросать пейзаж, заставить пустующий мир вокруг быть - звенеть, старушечьи толковать, качаться на воде, а главное - не помнить, оттесняя то нечто, мучающее пустотой, - по ту сторону. Жизни гремят, подобно сервизу в коробочке, прошлое отступает в сны, укачивает

лодки качает, как люльки

И вот

Ночь на Сан-Марко. Прохожий с мятым
лицом, сравнимым во тьме со снятым


с безымянного пальца кольцом, грызя
ноготь, смотрит, объят покоем,
в то "никуда", задержаться в коем
мысли можно, зрачку - нельзя.

Пространство складывается, отражаясь в себе самом, начинает окружать и прорастать завязями нового зрения .

Обернувшись к " Письму", после прочтения этого , как сказал бы Моррисон, "свидетельства страшной ночи" сознания, с тоской сталкиваешься с пустым, не несущим в себе ничего "отвечающего" этому усилию быть, текстом, с пустыми и плохо звучащими

"как you перешёл на English. "

и "так сказать"...

Не желая сдаться, читатель предполагает в интонации более позднего Бродского, глядящего на мир из "Венецианских строф":

И вдруг оттуда:

О, девятнадцатый век! Тоска по востоку! Поза
изгнанника на скале! И, как лейкоцит в крови,
луна в твореньях певцов, сгоравших от туберкулеза,
писавших, что - от любви.

Дягилев, "Гражданин" - (как бы даже в настоящем) - Перми.

Сумевшее родиться и выжить, пространство не боится все же "процарапать" амальгаму нежности на своих зеркальных гранях - и среди густо заселивших строки

Шлюпок, моторных лодок, баркасов, барок, шпилей, арок
и прочего, чем "тусклый зрачок стремиться наполнить пейзаж",

проглядывает некоторое обнимающее прошлое, приводящее в конце концов к

где по улицам с криком "растли!растли!"
бегал местный философ, тряся бородкой,

- Розанову и

И лучшая в мире лагуна с золотой голубятней

- Ахматовой.

- И уже выстояв в схватке создания времени и пространства, - не с позиции претерпевающего, но с высоты - дарующего свести Питер и Венецию в "Watermark".

Что осталось от этого усилия ЖИТЬ - в "Письме" ? Практически - ничего.

Некоторая метафизичность вяловатого рассуждения, мол "сколько их...", только произнесенного голосом не Цветаевой, а жалостливой старушки у могилки внучатого племянника соседки.

"А если отвлечься от спекуляций и копания в мотивах? " - встает резонный вопрос. Если мы не в состоянии определить всего, что владело поэтом, когда писал он свои вещи, как мы можем судить о верности подражания?

Возможно, по его языку. Опять же, не желая вдаваться в технические подробности, отсылая к статье о тропах Бродского (Валентина Полухина, 52 номер "Митина журнала") констатируем: изо всех разнообразнейших поэтических приемов Бродского, мы находим в "Письме" только слабые - поскольку не имеющие "второго" плана, - метафоры - исключение (может быть) - "Местный Франциск" - если автор понимал, что именно он имел в виду, а не автоматически по смежности перенес значение).

Попытки провести метафоры-копулы, чрезвычайно характерные для поэтики Бродского -

анонимность - залог свободы.

- заставляют повздыхать об ожидавшемся, лишенные парадоксальности и остроты, или - нагнетания в цветаевском стиле (если речь в начале идет о "Новогоднем", это усиление было бы крайне уместно)

Итак, что же осталось от пейзажа, лишенного внутреннего человеческого живого усилия, и не обремененного техническим совершенством?

Кое что осталось - наследство не так просто прокутить. Вторично, в повторении, в собирании "кирпичиков" на полях былой славы, слов, отрывочных образов, пейзаж автору удается все же собрать - концовка стихотворения вылезает из провальной середины и пытается хоть как-то отфокусировать окружающее , приведя его в некоторый "унисон" с источником.

:Жемчужина, дворцы, запах рыбы, - лишенные какой бы то ни было поддержки, единства внутри стиха, все же, доносят слабый отзвук... и немедленно тают в

"неописуем иными словами.
Кроме твоих"

Оказывается, и был вызван этот призрак, чтобы вынудить его подтвердить, что да, мол, никак, кроме...

Это губит стихотворение. Рифма "расстался-остался" только подчеркивает поражение.

автор еще находит в себе силы приподняться в звучной концовке:

"где по-латыни цвета латуни
шепчутся ровные волны лагуны"

заставляя возмечтать о "если бы так с самого начала...".

==============

Итак, стилистическая заявка, сделанная автором, не выполнена - ни по смысловому строю стиха, ни по его технике.

У автора была возможность выбирать из огромного разнообразия существующих в русской поэзии "веницейских" традиций, и "посмертных посланий" более близкие, чтобы избежать непомерных требований к стиху, но либо по невнимательности, либо по нежеланию, этого сделано не было. В результате, взятый тон оказался фальшивым, дискредитирующим сам себя.
Автор мог попытаться создать лирический аналог, пере-создать пейзаж - своим, оригинальным манером, внести новое - свое -единство в уже существующее пространство поэта, подобно тому, как это было сделано Цветаевой, "перетворившей" "рильковскую вселенную".
Можно было сделать ставку на воссоздание этапа жизни Бродского, точно соотнеся стихотворение по стилю и времени. -
Из массы лежавших перед автором решений не было выбрано ни одно. Стих лишился внутренней обоснованности и целостности.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Misha Verbitsky <verbit@mccme.ru>
- Wed Apr 19 0:34:41 2000


Какие кошмарные студенческие опусы для стенгазеты.
Разговор с покойным Бродским как высшая точка пост-совкового
китча. При совке ту же роль исполнял висевший в сортире
портрет мальчика, который писал в Сену.

Чем это, интересно, не сайт "Он и Она"?

Привет
Миша,


you перешел на English
- Tue Apr 18 21:26:26 2000

you перешел на English !!! - это, извините, просто отвратно звучит.

Тошнит, извините
- Tue Apr 18 21:17:06 2000

Блядь, опять Бродкий в смертельной дозе! Блядь, тошнит! Рвет!
Уберите это. Просто физическое отвращение! Брлллллааааааа....


Юная вдова
- Mon Apr 17 9:17:18 2000

Дрожу в гондоле по-барсковски.

Но хуже. Скучнее.


отзыв
- Mon Apr 17 8:49:06 2000

ника, посмотрите на название. Потом возмущайтесь - так и было задумано.

Вода не у Тарковского, а у Юсова.

Свободу кинооператорам!

Каждому кинооператору - по встроенному камкодеру в башке!


Ника
- Sun Apr 16 23:41:33 2000

Бр-р-р-родский! Причем взят стиль, но не суть.

InterReklama advertising