Тенета-Ринет'2000: Стихотворения

Тенёта-Ринет' 2000:

ИТОГИ

АВТОРЫ

ЦЕРЕМОНИЯ

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ


КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: В пути
Автор: Сергей Зорохович <zor_ru@yahoo.com>
Издатель: Индоевропейский Диктант <heruka@operamail.com>
Номинатор: Индоевропейский Диктант <heruka@operamail.com>
Дата: Apr 19
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $950
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

лайбах
- Mon Sep 4 18:12:08 2000

Загадочным образом в титульной странице самого "издателя" данное сочинение отсутствует.


David to Alma Pater
- Fri Jul 7 19:30:11 2000

За "бордовый" - спасибо. Я иногда - как слышу - так и пишу. Потом стыдно самому.
"Меня-меня" - сейчас бы я так, наверное, не написал бы. Тогда, в 1991, это казалось правильным. Переписывать тоже не хочется.
Однако об эллиптичности - я сейчас поставлю небольшое ... в своей гостевой, напишу там, что это -Вам, чтобы легче было найти. Посмотрите, я там пробовал из эллиптических деталек что-то смастерить.
Ваш


Alma Pater Давиду
- Fri Jul 7 18:19:14 2000

Спасибо за целую умэоп (кто ж там знает, какие аволс деноанировал Леонид "Карабас" Делицын, приходится в старинном индоевропейском елитс по-семитохамитски изощрятся. Амэоп не сказать чтобы в классической манере письма, но и без особых изломов психологических переживаний, эллиптические ходы хороши типа "Я закрываю и вижу" или "Господин мой, ум, ты еще не успел меня", бАрдовый соус - это не бОрдо, а в самом деле что-то такое страшное тибетское? И Левифан непривычный.
По меньшей мере не банально, хотя и покоробило в начале "меня-меня-меня", - может, это так и положено, и то простенькие рифмы типа соха-греха, гонку-гонга, то вовсе без них, вот кратером - похитроумнее те .
alma pater - alma paterа вроде и рифма, но уж не кровь-любовь, спасибо.
Разлапистая амэоп, амэоп воспитания, перечитаю как-нибудь натощак, за один раз она в узенькие вводные мои отверстия не пролезает вся.
У Сергея Зороховича тоже там такой дуxoвный путь, так "Литсья за окном" будем считать таким мотскетерп его атскет, с предысторией его лирическаго гироя, как он дошел до жизни такой.
Восемь строк про alma paterа точно включу в свою антологию, куда недавно включил испанскую песенку:
В темном поле, в темном поле

Бродит Альма вдоль дороги;
В темном поле, в темном поле
Видит вход в шалаш убогий
и так далее.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

David to Alma Pater
- Fri Jul 7 8:30:22 2000

Я нашел текст. Девять лет назад. Он длинный, так что заранее приношу извинения автору гостевой за левый пост. Я это не от амбиций каких-то - мне и в самом деле не давал покоя Alma Pater - я должен был вспомнить!
Ладно, вот стИхотворение. Делицын, если захочешь - стирай к херам.

2. Л И С Т Ь Я З А О К Н О М

Когда закончится это бесконечное время,
мне ничего не останется, как продолжать исследование
нескольких ..., что я еще не сказал.
Я закрываю и вижу. Вода смущает меня.
Клекот воды, выныривающей из камня.
Я прикасаюсь к окружающим меня
травам и цветам и другим вокруг меня.
Все освещено солнцем. Солнце вокруг меня.

Я иду по вытоптанной траве. Камни сталкиваю в траву.
Трогаю шероховатые стволы. Начинаю бежать.
Снова иду шагом. Как судорожно я умею
менять свою скорость, как живое существо.

Встретил лицо, говорящее мне зеленое.
Мне опять плохо, в середине меня застряло
какое-то тяжелое, ему уже несколько лет,
оно дышит за меня все свободней.

Кастор и Левифан - два молодых греха.
Куртка намокла у одного смиренца.
В золотых руках изумрудная дочь-соха.
Танцевал до смерти, испортив одно коленце.

Господин мой, ум, ты еще не успел меня.
Прочитайте глаза, что написаны посередине
темной поверхности картона, грунтованного
влажным вечерним настроением осени,
мечтавшей в пиджак одинокого проходимца,
листьями опадающими помогавшей стыд
и свет прикрыть этому окну, а за ним
двое почти неразличимых продолжали
тот разговор, на котором я
в самом начале слегка прервался.

- В замечании тонких холмов покрывала
шорох листьев опавших едва ли услышишь,
только лунная дрожь на стене раздвигает,
чтобы спать тебе снова, свои тихие двери.
Ты знаешь, что вода изменяющимся поддерживает
зеленую лютню свирели, и в этой тишине
мы промелькнем в тепле нашего дыхания,
мы исчезнем в глубоком сне. Мы пропадем во сне.-
- А цепи, что скручивают твою голову,
цепи твоих сновидений пробуждений.
Ты в деревьях, весь заперт, бьешься
о твердые, не отпускающие стволы.-
- Постарайся подойти ко мне, я с тобой рядом.
Возьми мою руку. Сделай простое прикосновение.
Ветви за окном заходят к нам с помощью тени,
как того, вероятно, захотела ослепительная луна.-
- Я возьму тебя за руку. А ты ее не отпустишь?
- Ты возьми меня за руку. А ты ее не оставишь?
- Ты видишь зеленую тьму, что покидает нас?
- Ты знаешь, листья за окном замолчали.

Это он, проходящий недалеко от дома.
Он, заглядывающий в окно сквозь стеклянную воду.
Скрывшийся в усталости осени, в ее сырости.
В лимонном, роняющем светлое существо
в лужи, опавшие листья, бумажную траву,
во влажную стену дома. Дом замер,
перед тем как вскочить, вытянуть каменную шею,
доставая до фиалковых линий лунных деревьев.

Это - последние строки начала повести.
Лучше себя не знаю, чем в безысхожности.
Топчусь, как рыбак, увидевший рыбу-дно
в лодке рта своего, открывающегося кратером.
Судьба моя поместилась у alma pater-а
между ладони, качающей веретено.
Это - последнее ... заканчивающего гонку,
что голову разбивал о поверхность гонга.

Я хотел проснуться, но весь проспал.
Я спросил окно, обращаясь втуне:
"Почему тебя не зовут Гаспар?
Где твой легкий глаз неживой латуни?
Почему мой трепетный метрохром
под собой, как храмом, не слышит грома?
Где молитва, исторгнутая нутром,
и когда я все передам второму?
Знаю, знаю, он ходит во мне за мной,
разевая лаковый свой монокль.
Что ему показать? Свой дырявый бок ль,
или просто приветствовать тишиной?"

Меня путешествовали к реке в горах,
кормили острыми котлетами в бардовом соусе,
показывали взрослое вино способом выпить,
катали страшным сиденьем над нижней высотой.

В реке я собирал окаменелые раковины,
слипшиеся в серые, иногда не унести.
А жаль, я иногда неплохие находил,
хотя понимал, что все произойдет много позже.

Несколько лет - один или два года,
и я оказался на маленьком юге.
Уходя, минуя более окружающего мира,
оставив меня на попечении сердитой,
мне приносили древние предметы,
один из них любил хранить в небольшом кармане.
Иногда доставал и проверял, что гладкий,
а потом, спустя полжизни, потерял на пляже.

Став взрослым, заметил толкоту подобных,
влез в нее по самую хребетную ямку,
которая тотчас наполнилась кровью,
доходящей порой до самого горла.

Когда все закончилось, вернулся к реке в горах,
голыми ногами бегал по холодной воде,
собирал окаменевшие раковины. Если ты
хочешь увидеть меня, попробуй найти меня там.

5.01.91г.



ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Леонид Делицын
- Fri Jul 7 4:25:04 2000

Да, 6-го июля в 6:40 утра грохнулась гостевая Вити воска. И теперь там ничего нет.
Прискорбно. Фрима-таки вяжет веники.
Значит, Витя Воск и А-Сан-Ри. Ну не за горами суббота - сделаю.


Alma Pater
- Fri Jul 7 2:56:11 2000

Буду признателен, а то как-то неудобно без биографии и даже фотки нигде нет, особенно такой, как у Макса Фрая (не, я без амбиций, Херука упаси, но приятно было б взглянуть порою на себя со стороны), разве что добрая Ёжинька удружит.


Давид - Альма Патеру
- Fri Jul 7 1:02:02 2000

Вы знаете, лет 12 назад я использовал "Альма Патер" в сТихотворении. Попробую отыскать - вам должно быть интересно, как вы попали в Историю.

Alma Pater Леониду Делицыну про гб Вити Воска
- Fri Jul 7 0:39:49 2000

Загадочно белый-белый экран вместо гб Вити Воска "Екклесиаст", кaтeгopия "Cтиxoтвopeния", а страсть как хочется посмотреть, что же там Дм. Гусев понаписал. Может быть, было какое-то распоряжение по Воску, оставшееся мне неизвестным? Вот по соседству все нормально работает. Странно это...


отклик
- Tue May 2 19:04:56 2000

Творчество - тема для творчества же и глубокая и, главное, новая. Когда-то была.

отзыв
- Sun Apr 23 20:32:10 2000

А я увидел в отсутствии ярких, бросающихся в глаза метафор одновременно смирение (Воскресение сегодня как никак :-) и следование моде на subtleness в мировой литературе (о моде сужу по моему любимому New Yorkerу).

Сейчас модно писать как бы пожухлыми красками. Этакий иНпрессионизм. Впрочем, мода - туфта, к слову пришлось.

Причем, отсутствие яркой оригинальности иногда легко спутать с китчем (которому а-вы продолжают петь гимны). "Очень прекрасно", что автор избежал этого.

Не удивлюсь, если автор окажется религиозным человеком.


Альма Патер
- Sat Apr 22 5:57:53 2000

Да, фоникой и берет - на ней и спотыкается, с дЫм. Вообразим генезис произведения: автор в хорошем состоянии ямбит по тропинке, ничего особенного не переживая, кроме удовольствия от жизни (он оттого вернуться к ней и хочет - не буддист!) и зуда стихотворства. А где нет лирического переживания, там нет и движения лирического сюжета. Вот он заемными формулами и чешет в меру своей социализации.

Misha Verbitsky <verbit@mccme.ru>
- Sat Apr 22 5:22:50 2000


Симпатичные стишки, грамотно написанные по крайней
мере. Ни единой идеи, и с образами напряг жуткий
("литавры медью", огни судьбы", "воззовешь к Единому").
Но фонетика тип-топ. Такое впечатление, что автор сознательно
строит свое стихотворение на образах-штампах, с целью
девалуировать аккуратно, сочно написанный стих.
Нечто вроде крученныховской заумной поэзии,
где вместо супа из слогов -- избитые и набившие
оскомину штампы.

Такие дела
Миша.




Альма Патер
- Sat Apr 22 5:21:40 2000

По "Индоевропейскому Диктанту" Этер граф де Панья и вовсе без рифм висит, а корявость рифмы дым - равнин образно передает тяготы пути, рытвины и колдобины дороги туда и, главное, обратно. Про тривиальность подозреваю, что это неизбежный этап социализации - в каком-то возрасте внезапно, где-то в перелеске у дачи, ощутить реальность великой метафоры пути. Что ж поделать, экзистенциальных тем в смысле Лидии Гинзбург кот наплакал, набрал поэтического воздуха в грудь - так или про бренность бытия выдохнешь, или про "весь я не умру", и по любви вариации.

Леонид Делицын
- Sat Apr 22 4:43:13 2000

Ох, не знаю, что там пикантно.

Ну ни одной нетривиально мысли.

Последнее четверостишие куда эффектнее рывазил Виталий Третьяков в здравице на юбилей Сталина:

исуждаете? А кто из Вас на его месте принес бы больше Добра? И меньше Зла?



Херука
- Sat Apr 22 4:38:14 2000

Ну, все равно дым - равнин рифма сомнительная. Трактор - птеродактиль

Альма Патер
- Sat Apr 22 4:29:34 2000

В черновике, вероятно, было:
Тропинкой среди северных равнин
Идешь от жизни к смерти и обратно.
Печально, но по-прежнему приятно:
Отечества чуть горьковатый дым.
Только что-то уж больно бравым ямбом шагает наш путник - "Он выняньчен был мамкою не дурой"? Но что особенно интересно, так это содержательный план: как мыслится лирическим субъектом стихотворения движение от смерти к жизни?!


Херука
- Sat Apr 22 2:16:02 2000

Рифма у Зороховича в первой строке несколько корявая, но это придает определенную пикантность.

отзыв
- Sat Apr 22 2:02:32 2000

понравилось, а зачем рифма такая в первой строфе?

InterReklama advertising