Сетевой Дюк

Спонсоры:
MIF Production Books Periodicals, Wholesale, Retail.
Seaside Car Service

Инфоспонсоры:

КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: Как это делалось в Одессе (почти по Бабелю)
Автор: Семен Позин <pozin_rs@mail.ru>
Город: Санкт-Петербург Страна: Россия
Издатель: Анти-Тенета <delitsin@mail.ru>
Номинатор: Анти-Тенета, Леонид Делицын <delitsin@mail.ru>
Дата: May 10
Проголосовать | | Результаты голосования |
Имя:   EMail:
Пароль:
URL:
Отклик    Пародия    Худломер: вкл. выкл.


Лента
Издатели
Сценарии

Институт
Интервью
Объявления
ИЗДАТЬ КНИГУ В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "ЛАД"
АЛЕКСЕЙ ЛАД: У нашего издательства есть свои каналы реализации. 300-500 экземпляров продать вполне можем. Через интернет пойдет сто, остальные в книжные магазины в регионы. У нас своя переплетная мастерская, работают инвалиды. По этой причине Издательский Дом "ЛАД" освобожден от большей части налогов - это позволяет снизить затраты. ...>>
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $1200
Сетевой Бродвей
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

простой читатель
- Mon Jan 8 1:56:00 2001

Как это я пропустил такой великолепный рассказ! Только что, узнав о смерти Семена, прочитал от "А" до "Я"! Очень талантливо, ярко.
Рад, что Семен получил за этот рассказ премию. А также - что познал "на старости лет" (хотя, кажется, ему было всего пятьдесят три!) радость творчества... видно, опыт у него был большой, и было что ему рассказать...
"На том свете угольками сочтемся", "да и я сам на выданье", "до Одессы уже не доберусь" - видимо, знал Семен, что плохи были его дела.
Пусть земля ему будет пухом...


Позин Семен <pozin_rs@mail.ru>
- Sun Aug 6 17:20:19 2000

Думаю, что мой рассказик ни на большую, ни на малую прозу не тянет. Так, нон-фикшн, что-то среднее между мемуарчиком и эссе, а проще - байка из прошлого. Кстати, от первого до последнего слова -правда. Хотелось бы, чтобы тот мой тезка прочитал, вспомнил и отозвался! А вдруг... Итак, наверное, в эту категорию - нон-фикшн- и "вставимся", если почтенное жюри не возражает...

Вадим Ярмолинец - Леониду Делицыну
- Sun Jul 30 23:32:23 2000

Леня, помните, мы говорили о влиянии американского на русский? Вот вам пример из текста:
>не подал вида, хотя и намотал
информацию на ус:)


Леонид Делицын
- Sun Jul 30 20:36:57 2000

Да, ответ про Мелекес очень хорош. Что касается одесских рассказов - ведь это очень распространенное явление, когда одни авторы - хорошие стилисты, а у других есть интересный материал. На Западе существуют book doctors, которые могут помочь написать книжку. Разумеется, только тому, кто в состоянии оплатить их труд. Обычно в состоянии отставной полковник или бывшая любовница рок-звезды :)
У Марининой, кстати, обсуждается в одном из романов схема, когда у одного из соавторов - богатая выдумка, а у другого - бойкое перо.

В нашем случае многим авторам не помешал бы редактор. Но таковы условия Сети - редактор здесь - редкость. А читатель уже выбирает, что ему интереснее - увлекательный сюжет или 'вменяемое' письмо :)


ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

pss
- Sun Jul 30 16:22:53 2000

Вот что значит не просмотреть до конца отклики...
Если бы конкурс был "за Мелекес", то ответ Делицыну - не хуже основного "творчества"... Зона, зона. Кто только там не был...
Интересно, что многие, прошедшие этот путь во время "оно" страдают ностальгией по лагерю... Не замечали?


pss
- Sun Jul 30 16:15:48 2000

Таки не согласен! Для внуков, может быть, -да, но не так уж и плохо, и уж во всяком случае, не кич! Только анекдоты ни к чему. Без них было-бы лучше и скромнее, а так - вполне похоже на правду, а если не наврано -то написано вполне "читабельно".

ккк
- Tue May 30 23:00:34 2000

При всем уважении к личности и состоянию автора - но это просто плохо. Так, дневниковые записки для внуков. Литературой и не пахнет

Ъ
- Sun May 28 2:42:48 2000

Много дурного вкуса.Китч.

Леонид Делицын
- Wed May 17 18:52:56 2000

Речка называется 'Черемшан':)


Позин Семен <pozin-rs@mail.ru>
- Wed May 17 18:11:21 2000

Ответ на реплику...
Городок наш, Мелекес, ныне Димитровгорад - тихий, весь в цвету... (Узнаете начало? Простите, собезьянничал...)
Стоит он на речке, не помню название, в более чем полутораста километрах от Ульяновска. Городок действительно небольшой, и был известен в основном, рядом старинных промыслов и традиций (смотрите у Гиляровского), да еще гулаговским лагпунктом. Правда, от отличие от большого Гулага, мелекесский лагпункт никогда не был ни звероподобным, ни политическим. В пяти колониях - общего режима, двух - усиленного, одной "строгой" и одной малолеткн бывало, по моим данным, "на круг" не более 7 тысяч зеков. Чем занимались на "общаке" - не знаю. Зоны с усииленным режимом - две: одна строительная - строили сперва пресловутый НИИ атомных реакторов, из-за которого прославился городок, затем - "соцгород" - жилые дома для работников института. В мои времена - просто строили жилые дома, квартал за кварталом. Территорию обносили заборами, устраивали "запретку" из "колючки", добавляли следовую полосу и полосу с проволокой высокого напряжения, ставили по периметроу вышки, и ... В жилой зоне - подьем в пять-тридцать, всякие ненужные развлечения вроде умывания, кормления зеков, и построения, а затем - не взирая на погодушку - под конвой, по машинам - и на стройку. Часа полтора - проверка перед запуском людей в зону. Там -работа, по 8 часов в день с перерывом на обед шесть дней в неделю. После работы - съём.Это уже дело посерьезнее...Пока всех до последнего из зоны строительной выведут, пока раза два, три не пересчитают и не перепороверят - много времени, из того, что у зеков считается "личным" уйдет. Особенно плохо, когда кто-то задержится на стройке, или "цирики" (воины, по монгольски, а по-нашему еще и "козлы" или "менты", обсчитаются... Не взирая на погоду стоят люди и ждут, пока пересчитают всех еще пару раз, или пока спецконвой стройку не обшарит... Летом, да еще и в хорошую погоду - по большому счёту, милое дело. Есть только хочется... А зимой, в метель, в тридцатиградусный мороз, под дулами автоматов и под лай собак - удовольствие то еще. Был случай, часов семь один раз "смена" на
морозе отстояла столбами, пока одного заснувшего в бытовке не откопали под ватниками... Обмороженых было много. А бедолагу, молодого парня, в ту же ночь "опустили" до самой палубы...
Второй "усиленный" лагерь - ЮИ78/3, где я имел удовольствие откантоваться чуть больше двух лет за попытку поставить "на место" одного питерского чиновника районного средней руки, был чистой "производственной" зоной. Двухэтажные кирпичные корпуса, ничем не отличавшиеся от армейских казарм, теплые, светлые, с удобствами в каждом корпусе, чтобы зекам на мороз "до ветру" на улицу бегать не приходилось. Клуб-столовая на две смены работников, а смен таких было три, и в каждой по 400 "рыл". Кино - по режиму: два документальных фильма в месяц и один - художественный, как окошко в мир... (По жизни - был момент, когда в месяц вечерами до двадцати фильмов смотрела зона, но это особый случай... об этом - в моих мемуарах.) Библиотека хорошая, вечерняя школа, баня, медпункт приличный - живи, не хочу. Только свободы нет. Зато работы было - хоть отбавляй. Зона работала на Ульяновский Автозавод - шили тента для УАЗиков, обрабатывали мелкое литьё - крюки буксировочные и еще кое что, металические изделия для машин делали кое какие. Кроме того - для Ульяновского Моторного завода производство было налажено, и на "оборонку", и на ширпотреб. Это - алюминиевое литье узлов подвесных лодочных моторов "Ветерок" - от поддонов и блоков цилиндров, до винтов гребных. А еще - газовые краники на всю страну делали бронзовые - сами отливали, сами точили и т.п. Это - для разводки бытового газа по квартирам. При мне наладили производство эмалированых газовых плит бытовых... Так что не скучали, заработки были приличные, только паши, хотя и 50 процентов "хозяину" шло. А главное - в светлых и теплых цехах работали, не на морозе. И промзона была - забор в забор с жилой, так что "выход" на работу и "съём" с неё, при всей мерзопакостности процедуры, сопроваждавшейся пересчётом и шмоном по обе стороны ворот, большой проблемы не доставляли, не в пример строителям или лесоповальникам.
Как ни странно, кормили прилично. Говорят, "хозяин" был порядочный, в отличие от многих других зон. Журов Василий Иванович, полковник. Начинал сержантом в этой же зоне, в санитарной группе крыс морил. Женился удачно. Умная женщина провела его через среднее, а потом высшее училище МВД, и вырос он до начальника лагеря. Так вот, при нем почти не воровали у зеков, а когда, был случай, картошка кончилась, он на собственные деньги закупил польскую сушеную картошку, и мы неделю перебивались, пока не подвезли нормальную, гнилую, с базы...
Зона не была ни воровской, ни сучьей.Определяли положение две трети контингента, а это в основном,местные, из ульяновской области. П причины посадки - от смертоубивства, когда два села по пьяне кольями передерутся, и три четыре трупа, а виновных нет, до козы, у соседа уворованой, и "трахнутой" неким любителем скотоложества. И такое было. Так говоря о деревенских драках, милиция тогда не особо разбиралась. Рабочие руки дешевые в зонах всегда нужны были. Вот и брали десятка два из одной деревни, столько же - из другой, и ничтоже сумняшеся "выписывали" за убивство "ниже нижнего", лет по пять - восемь.Одних - в одну зону усиленную, других - в другую, напротив... Так что народ был не уголовный и жить в нашей зоне, во всяком случае, было можно. О чем говорить, если я двадцатидвухлетний пацан, без жизненного опыта, без серьезной профессии, да еще и не скрывавший, что был до зоны комиссаром районного оперотряда и внештатником ментовским, не только не попал в историю и не погиб там., а еще и авторитет определенный приобрел, так как по моим надзорным жалобам и "помиловкам" десятка полтора на волю ушло, и кличку "юрист" я носил не совсем за зря... Правдо, добрые Боги ворожили - оказались среди зеков людя, которые по честному и встретили, и приняли, и помогли, и дали пройти по этому лезвию бритвы безошибочно... Из питерской общины. Питерских было человек двадцать, и, в отличие от москвичей, держались с первого момента друг за друга - в день этапа земляки находили и - к себе. Вот и было землячество в авторитете.
Работал я сперва в котельной, весь коллектив которой, включая "вольного" начальника, был из Ленинграда. Затем - перешел в ОТК на производство газовых кранов.
Затем, через пол-срока расконвоировали меня с подачи наших же земляков, и поставили фактически начальником комплектации - дали машину с шофером, и я мотался по снабженческим делам аж до Ульяновска. Так и оттянул свои два года три месяца и десять дней, пока в собственный день рождения не вызвал меня начальник режима и не вручил телеграмму с красной полосой о немедленном освобождении с реабилитацией и возвращением "всех прав состояния" - мой институт в Питере, где я до своего кульбита в лагерь учился, расстарался. Как только "тот" чиновник, из-за которого я загремел, в мир иной отбыл, они и расстарались, и всё кончилось...
"Строгая" зона по бытовым условиям от нашей не отличалась, только кормили хуже и по режиму, и по уровню воровства у зеков и внутреннего беспредела. А работа у них была - не дай Бог, хотя и в цехах тёплых - отбойными молотками - зубилами пневматическими, а то и ручными зубилами и кувалдами обрубали "приливы", а потом метровыми напильниками - ращпилями "ручниками" обдирали после отливки траки танковых гусениц! И норма была, не дай Бог...
Чем малолетки кроме онанизма занимались, право, не знаю. Но несколько наших мужиков посерьезнее и возрастом, и физически, и авторитетом отправляли туда в качестве воспитателей "изнутри" - было одно время такое поветрие... Так ничего хорошего не вышло. У пацанов такой малолетковский беспредел по рассказам наших творился, что иначе, чем "кузницей кадров" для "строгойц" зоны эту колонию назвать было трудно. Во всяком случае, при мне в нашей зоне был за почти два года только один труп - не проснулся один стукачек утром, в висок гвоздь забили..., а на малолетке только за это время похоронная бригада из бесконвойников, где были двое и из нашей зоны, человек двадцать пять в землю уложила после их "детских" разборок...
Режим усиленный в те времена благословенные был самый хороший для жизни. На "общак" попадале все, почем зря, и бакланы там творили, порой, беспредел по сопливости, наглости и отсутстви "понятий". "Строгий" - он и есть строгий. И режим строгий, и народ строгий -не менее двух ходок, и срока серьезные, и статьи - за траханую козу или курицу туда не попадешь. На "усилке" сидели в основном по первой "ходке" при сроке от з-х до пятнадцати. И только если человек отбыл срок и погасил уже судимость, а через много лет залетел во второй раз, он мог получить усиленный. От "общего" наш режим отличался количеством свиданий - одно личное в год и два общих, а у "общака" - два и три соответственно. Писем те могли писать и получать, сколько хочешь, а у нас - получали три письма в месяц. Посылка, 5 килограммов в год, и то первая - через ПОЛ-СРОКА (!) Получишь десятку, и жди первой "дачки" пять лет... Да еще ларек, "выписка" у них - на 8 рублей в месяц, а у нас - на шесть... Зато, повторяю, контингент вполне серьезный и приличный. Ни шушеры, ни отморозков. Будь сам человеком, и можно выжить...
Бесконвойники бывают не только в нестрогих зонах. Бригада бесконвойников была и на "строгаче". Это зависит от статьи, от срока, от производства - надо ли по делу, настроения начальства - хочет ли брать лишнюю ответственность, ну и от месторасположения колонии.
Наша зона была, как правильно запомнил мой номинатор, у самой железной дороги. Конвойная рота в основном из украинцев с северной Украины - из под харькова, да десяток ребят - из ... Одессы. Среди срочников за всё моё время не встретил и не столкнулся ни с одним подонком, хотя был на бесконвойке долгое время и через вахту ходил туда-сюда, да и машину гонял немерено раз, причем, естественно, не пустую - каждый раз "заряжал" то чаем, то консервами на заказ, то колбасой с мелекесского мясокомбината - наши же зеки, бесконвойники, от работяг получали, порой, а то и тырила, но в зону занести можно было только через меня... Ни разу с конвоем проблем не было - в зоне осмотра машин, между двумя воротами, просто показывал солдату, который шмонал машину, где под сидением лежит его доля, и всё... Водку, правда, не возил принципиально, и солдаты это знали, а самое опасное в зоне - это водка. Перепившийся зек способен на многое, а тогда начинается раскрутка - где взял, да кто помог...
И так далее, и так далее, и так далее...
Вот закончу мемуары, опубликую, и читатйте... В жизни много интересного было,не только плохое...
А уважаемого номинатора прошу - не жалейте, что в зоне не были... Хотя у меня нет даже намека на плохие воспоминания, и мне повезло, как никому, очевидно, не жалейте! Даже для жизненного опыта - лучше не надо. Особенно теперь в России, зде по слухам нет ни питания, ни работы, ни законов. ддаже воровских, а сплошь - туберкулёз, сифилис, порой, спид, да еще беспредел отмороженный. К тому же 121-ю (бывшую) отменили, так что...
Разболтался, простите...
Позин, Семен

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Леонид Делицын о Димитроградской зоне
- Wed May 10 17:39:02 2000

Автор пишет, что в 1972 году побывал в Димитровградской зоне.

И я там был :)

Не внутри, правда, снаружи. Через 15 лет, в 1987 году. НЕ уверен, правда, что что-нибудь изменилось. Мы жили на территории полигона не то Гидропроекта, не то местной какой-то конторы, забыл уже. МЕжду городом и местной АЭС в лесу были скважины, туда пытались закачивать отходы атомной станции, а мы просвечивали пласты глин между чтими скважинами. Геологи хотели сделать т.н. "гидроразрыв", закачивая воду и поднимая давления, разорвать пласты глин, закачать туда отходы. Вопрос был весь в том, будут ли туда проникать грунтовые воды? (И соответсвенно, разносить отходы по округе :))

Сам городок, Димитровград, маленький, зона, кажется, недалеко от железной дороги, и экспедиция тоже. Потому что мимо зоны я, кажется, в икон ходил, как раз вдоль железной дороги. Была эчта зона, видимо, нестрогого режима, потому что зчки ходили не только внутри, но и снаружи забора. Были у них такие симпатичные байковые робы, которые мне очень нравились, тоже хотелось такую :)
НА вышке торчал часовой, однажды он меня позвал, попросил принести сигарет. Но у меня не было. Так я на зоне пока и не побывал :)


ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

InterReklama advertising

RB2 RB2 [an error occurred while processing this directive]