Словесность
win      koi      mac      dos      translit 
Rambler's Top100 Service



Пьесы:
Элина Войцеховская
Михаил Сазонов



ДВЕНАДЦАТАЯ  ДОЧЬ
или
ВАМ  ЭТО  ПОНРАВИТСЯ



Пьеса для взрослых детишек с принцами и принцессами,
королями и королевами, министрами и фрейлинами,
астрологами и лекарями, солдатами и слугами,
а также не без участия сверхъестественных драконов



Действующие лица:

Шарль, король
Клэр, королева
Принцесса Ева, младшая, двенадцатая королевская дочь
Офелия, первая фрейлина
Агнесса, вторая фрейлина
Гастон, первый (он же последний) министр
Антуан, паж, сын Гастона
Джек, приглашенный лекарь
Филипп, король соседнего королевства
Эрик, король отдаленного королевства
Генриэтта, королева отдаленного королевства
Альфред, принц, сын Эрика и Генриэтты
Придворный астролог короля Эрика
Селена, дочь придворного астролога
Джон, лекарь при дворе Эрика
Жан и Жак, стража при дворе Шарля
Солдаты, слуги, придворные


Первое действие происходит во дворце Шарля, второе - в дороге, третье - в дороге и во дворце Эрика. Антракт рекомендуется после второго действия.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


СЦЕНА ПЕРВАЯ

Один из залов в королевском дворце. Очень обветшалая роскошь. Рваные шторы, кресла с торчащей из них ватой. Посреди сцены - огромная куча хлама, похожая на свалку. Фрейлины разбирают вещи.

Офелия (проверяя инвентарный список приданого):
Очаг портативный
на дюжину дров.
(Агнессе)
А принц-то противный
и выпить здоров.
(продолжая)
Семейный, старинный,
проверенный, как
кровать и перины, -
солидный очаг.

Агнесса (подслеповато):
Новехонький синий
дорожный сундук
(Офелии)
Да, принцы-то ныне
отбились от рук.
(утыкаясь в листок)
Бельё... Покрывало
б/у?

Офелия (сверяясь со своим списком):
... нет! х/б!
Принцессе пристало
покорство судьбе.

Агнесса:
Но если попойки
прельстят и ее?
(поднося листок к самому носу)
Так... три мухобойки
и снова белье.
Передник, корона,
накидка, свисток.
(опять - Офелии, со вздохом)
От чуждого трона
Не спас ее рок.

Офелия (не без ехидства):
Куда уж чужЕе -
за тридевять гор.
Но разве на шее
сидеть - не позор?
в её-то годочки?
в бирюльки играть?
(носом в список)
Чулочки, носочки...
Велю постирать.

(идёт к двери)

Агнесса:
Офелия, зря ты
ворчишь - не тебя ль
из речки когда-то
тащили? Не жаль
неужто принцессы?
Девчонка ж совсем.

Первая (из-за двери, злобно):
Так жалко, Агнесса -
не пью и не ем.

Агнесса (смотрит на дверь и осуждающе покачивает головой):
От этой уродки
давно нет житья.
(со вздохом)
Мы с ней одногодки,
возможно, и я...
(нехотя возвращается к списку)
Узорная пряжка,
игра "Свинопас".
Принцесса-бедняжка
уедет сейчас.

Капор для ненастья,
огниво и трут.
(обращает взор к потолку)
Но мы-то, по счастью,
останемся тут.

Уже отослали
десяток принцесс.
(гордо)
Мы их обучали
блюсти политес.

Входит королева Клэр.

Королева (властно):
Офелия, то есть, (близоруко щурится) Агнесса,
Что с приданым младшей принцессы?

Агнесса (в сторону):
Явилась, чудачка,
торопит, "скорей"...
Чужая чужачка -
и всё не по ней.

А было - давно ли
и ей этикет
в придворной мы школе
внушали. Но нет,

не помнит, какую
из дальней земли
невежу дикУю
её привезли...

Королева (в сторону):
Все старая дура бормочет...
(второй)
Агнесса! Я, кажется, жду!

Офелия высовывается из двери (в сторону):
Вот это грохочет!
Пока не пойду!

Агнесса:
Величество Ваше
меня да простит!
От гречневой каши
растерянный вид
меня настигает,
коль эту стряпню
одну поглощаю
три раза на дню.

Королева:
Но ешь ты серебряной ложкой!
Твоя да отсохнет рука!
Чего же ты хочешь, картошки?
Капусты?

Агнесса (боязливо):
Еще молока...

Королева (заметив в дверях подслушивающую Офелию):
Офелия! Платья и юбки
немедля забрать у портних!
(с кривой ухмылкой)
Заждался уж, юный и хрупкий,
в своем королевстве жених.
Вы обе уедете вскоре
с принцессой в карете туда.
Готовы ль?

Фрейлины (в унисон, не умея скрыть чувств):
Вот горе так горе!
Беда так беда!

Королева (злорадно):
Там будут вам булки, грибочки
и много сухой колбасы.
Вы станете обе как бочки,
и треснут под вами весы.

(В залу, отталкивая первую фрейлину, врывается принцесса со скакалкой. Прическа сбита на бок, платье в пятнах, лицо тоже. Кажется, спущен чулок.)

Принцесса:
Ох, маман, да не нужно мне этих старушек!
(фрейлинам)
Меньше платьев грузите и больше игрушек!

Королева (в сторону):
И мне дармоедок не надо -
чужой пусть жуют политес.
(фрейлинам)
А кто ж лучше вас это чадо
(кивает на принцессу, прыгающую вокруг и расшвыривающую собранные вещи)
научит, что нету чудес,

что прЫнцы прыщавы и глупы,
везде ритуал и канон...
Что пялите злобные лупы?
Живей, собирайтесь - и вон.

(Фрейлины уходят в расстроенных чувствах.)

Королева (принцессе):
Ну что же, злосчастная дочка,
твоя наступает пора,
и скоро чрез ямы и кочки
поедешь с родного двора.

Давно королевами стали
одиннадцать старших сестер
в чужих королевствах, видали
(смахивает скупую слезу)
нечасто мы их с этих пор.

Принцесса (мечтательно):
Мама-мама, я счастлива, мама, я рада!
На портрете, в сиянии зимнего сада
он такой неземной... он пушистый... воздушный!
Мама-мама, неужто он - мне, непослушной?
Забывавшей уроки? бесившей Агнессу
и Офелию? не поспевавшей на мессу?
Глажу бархат одежд... Слышу звонкие шпоры...
Не нашли ли портрет? не поймали ли вора?


Королева (достает из рукава огромный драный носовой платок и пытается вытереть лицо слегка брыкающейся принцессе):
Эх! Вора поймать разве можно,
когда все воруют? ... Ну что ж,
запомни закон непреложный:
портрет никогда не похож.

Припомни твой собственный, тот что
доставлен давно жениху
гонцом нашей экстренной почты.
(со вздохом)
У всякого рыльце в пуху!

Все принцы и глупы и грубы,
уж так повелося в веках.
Запомни: не принцы нам любы,
а золото в их сундуках.

Принцесса (готова расплакаться):
Мама-мама, зачем же, зачем же тогда
уезжать далеко, уезжать в никуда?

Королева (не больно ласково гладя принцессу по голове привыкшей к оплеухам рукой):
Ну, милая... что ты, малютка,
зато и шелка, и меха.
У них королевство - не шутка,
не наша... гнилая труха.

А принц... вдруг да будет красивый
и добрый, и влюбится - но...
то было бы дивное диво,
надеяться, право, смешно.
(распаляясь)
И что бы такое везенье
из всех - непременно тебе?
(вспоминая о своей загубленной)
Принцессам по долгу рожденья
покорствовать надо судьбе.

(Принцесса плачет в голос, убегает.)

(Занавес медленно начинает закрываться.)

Королева (с грубыми вздохами перебирает вещи в куче):
Ну вот и последняя дочка
суровый усвоит урок.
Дать что ли еще два платочка?
А пажа пусть даст муженек!



СЦЕНА ВТОРАЯ

(На сцену перед закрытым занавесом входят король Шарль с первым министром и прогуливаются, как по коридору):

Король:
Дочку-то младшую жалко!
Может ее не пускать?

Гастон (злобно, в сторону):
Пуще жалей и скорей в катафалке
будешь спокойно и чинно лежать!

Король:
Слушай, Гастон, ведь и ближе
принцев полно до сих пор?!

Гастон:
Нищие все, как церковные мыши!
А уж манеры! Тьфу! Просто позор!

(Занавес начинает разъезжаться. Куча тряпья на полу исчезла. Тронный зал. Посреди сцены - два обветшалых трона, стол. По краям - камин, аляповатые портреты, зеркало.)

Король (направляясь в тронный зал, в сторону):
Первый, должно быть, клевещет.
Славных полно холостых.

Гастон (идя следом, вкрадчиво):
Ваше Величество, нам ведь обещан
тем королевством мильон золотых.

Король, на троне, оживившись:
Верно, обещано это
в долг нам под льготный процент.
Ждет нас расцвет из расцветов!
Где же он, сей документ?

(Король роется по карманам, наконец, встает, кладет корону на стол и принимается искать под троном.)

Король:
Где ж договор злополучный?
Дьявол его поберет!

(Гастон украдкой берет корону со стола, примеряет ее и вертится перед зеркалом).

Гастон (с короной на голове, в сторону):
Лучше тебя! Чем скорее - тем лучше!

Король, растерянно вылезая из-под трона:
Где ж эта грамота?

(Гастон поспешно кладет корону на стол, лезет за пазуху, достает бумагу и машет ею перед носом у короля.)

Гастон:
Вот!

Королева (вошедшая некоторое время назад и видевшая маневры министра перед зеркалом - но не корону):
Опять перед зеркалом! эка!
уж ты б постыдился, старик!
(королю)
и что в голове человека?

Гастон (не расслышав, обиженно):
Что
с головою? (смотрясь в зеркало)
Парик как парик!

Королева (передразнивая):
Парик как парик! Любострастник,
по бесу на каждом ребре!
(кричит за кулисы)
Эй, паж! Антуан!

(Входит Антуан. Платье рваное, но чистое. Красавчик.)

Министр (не сдержав отцовской гордости):
Весь в папашу, проказник.
Стукнет шестнадцать уже в сентябре.

Королева (Антуану):
Король повелеть соизволил:
с принцессой (машет рукой вдаль) - за тридевять гор.

Гастон (в шоке - к королю):
Вввваше Величество! Как же?.. Доколе?..
(в сторону)
Планы - насмарку! Разбой! Приговор!

(Гастон в растерянности роняет бумагу на пол. Король и королева подбирают ее и уходят в глубину зала шепотом ее обсуждать, бурно жестикулируя. Антуан восторженно галопирует по залу.)

Гастон (в сторону):
Вздорная баба! Ведьма в короне!
Что же мне делать теперь, не пойму!
Я-то засесть собирался на троне,
а короля... - для начала в тюрьму.

Только б скорее спровадить принцессу,
только б кредит поскорей получить,
ну а потом - заявленье для прессы,
траур и... можно шампанское пить!

Сын мой единственный, гордость, наследник,
Принцем бы стал, а не... Тьфу ты! - шутом.
Надо сражаться до гимнов победных!
(собравшись с духом, громко)
Он никуда не поедет!

Королева (сжимая кулаки, громовым голосом):
Что-что?

Антуан (пританцовывая):
Конечно, поеду, конечно! Ура!
Скорее в дорогу, скорей - со двора!

Гастон (заикаясь):
Он не поедет, поскольку... поскольку...
я не хотел беспокоить... но он...
очень болеет
(Антуану)
немедленно в койку!
(выталкивая сына)
мор! изоляция! бдительность! сон!..

(отводит короля в сторону, что-то шепчет... доносится только нрзб)

Король:
...буйный?..заразно?.. не может...
как?.. эпидемия?.. врач?..
(отходит от довольного министра, королеве)
Он не поедет!
(видит разъяренную физиономию жены)
нннуууу.. разве, попозже?
(поворачивается, видит слышавшую последние слова принцессу)
Он вас догонит, не плачь.

Принцесса (влетает в зал, перепуганно):
Ах, маман, как же это? Ушам я не верю!
Мы играли с ним в куклы, скакалки вдвоем...
И теперь он умрет?

Королева (махнув рукой):
Эх, глупышка, потери
бывают и больше. Пойдем.
(приостанавливается, обеспокоенно - королю)
Послушай-ка, муж, не чума ли?
Не оспа с проказой грядут?
Что, лекаря к пажу позвали?

Министр (поспешно):
Ваши Величества, лекарь уж тут.
Ваши Величества, это опасно!
К сыну больному пойду я один.
Вам рисковать не пристало напрасно,
лучше пока соблюдать карантин!

Величества уходят в одну сторону, министр - в другую.

Занавес.

Перед занавесом появляются министр и лекарь Джек, молодой, скоморошистого вида - ярмарочный целитель - явный прощелыга.

Гастон (протягивая лекарю тугой кошель)
Все ли ты понял, любезный целитель?
Страшно опасно, но можно спасти.
Не отправлять ни к монахам в обитель
и ни в дорогу: погибнет в пути.

Джек (подмигивая министру, отчего тот морщится):
Будет, дядя, в лучшем виде,
нам ли, дядя, привыкать.
(удаляется за кулисы, напевая)
эх, в тесноте-е-е-е, да не-ее в абиде-ее
ох-да косточкаааа-ам в земле-еее ляяя-жать!

Гастон (один, вздыхает):
Жулик! последние десять пистолей!
Нечего больше в казне и украсть.
Боже! (бухается на колени) За что эта горькая доля?!
(замирает на пять секунд, потом встает радостный, как ни в чем не бывало, назидательно в зал)
Деньги не главное. Главное - власть!

Занавес.



СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Отъезд. В глубине сцены - облезлая карета. Навалены горой сундуки - неказистые, перевязанные верёвочками. Фрейлины - сбоку, с тоской глядят за кулисы.

Офелия:
Принцесса-то ладно -
за принцем, ура!
Девчонке отрадна
любая игра.

Но нам-то? Но мы-то?
Пора б на покой.

Агнесса:
Чтоб кухня - отмыта,
и яства - рекой,
(умеряет мечтания)
чтоб в гречневой каше -
фонтан молока,
бургундского чаша...

Офелия (ехидно):
и крепче клюка!
Мечтаешь, старуха?
Мечтай же, пока
вон та развалюха
(показывает на карету)
не мнёт нам бока.
Такие прогулки -
удары судьбы.

Агнесса (мечтательно):
Ты вспомни: там булки!
Ты вспомни: грибы!

Офелия (крутит пальцем у виска):
Там холодно, север,
и вкусного нет.
Не кашу, а клевер
едят на обед,

и тухлое сено
жуют поутру.

Агнесса (испуганно):
Ах нет, перемена
тогда не к добру!
(шепотом)
Величество наше
Отчаянно врет?!

Офелия:
Не сделалась краше:
всё злится, орет.
Давно уж не дева,
умчались (машет рукой вдаль) года.

Агнесса (примирительно):
Ах нет, королева
еще молода.

Офелия (ободряется):
И сами не сильно
мы старше ее.
(со вздохом оглядывает себя)
Одежек бы стильных,
не это тряпье!

Агнесса (мечтательно):
Эх, замуж бы что ли?
Ведь здесь-то - позор! -
живем, как в неволе,
а там - пышный двор.

Офелия (ломаясь):
Уж ты напророчишь...
(бодро)
Но... я не ропщу.
Агнесса! Как хочешь,
а я отомщу!

Агнесса (оживляясь):
Кому? королеве?
(вспомнив, с унынием)
Она ж будет здесь!

Офелия:
Не ей - так хоть Еве,
принцессе, не счесть

возможных придирок:
не зря ж для принцесс
в запасе у мира -
у нас - политес!

Что скажешь, Агнесса?
Согласна? Виват!

Агнесса:
И жалко принцессу...
Ну...(машет рукой) кто ж виноват?

Поедем! Поскачем!
Вперёд! По местам!

Гастон (входит):
Чао, красотки, желаю удачи.
(в сторону)
Вместо кикимор, найду милых дам.
(деловито обходя карету)
Вроде доехать должна колымага.
Лишь после свадьбы дадут нам кредит.

Aгнесса (приставив ладонь к уху, - Офелии):
Что этот бродяга
безродный твердит?

Офелия:
Вот-вот! Голодранец,
разбойник и плут.

Гастон (удовлетворенный осмотром кареты, мурлычет развеселую мелодийку и приплясывает):
Барышни, эй, не хотите ли танец
(в сторону) к счастью
(громко) последний станцуем мы тут?

(фиглярски раскланивается и тянет к фрейлинам руки)

Офелия (скривив губы, угрожая зонтиком):
Нахальной дубине
дубину б в ответ!
Ведь я же графиня!

Агнесса (обиженно):
А я, значит, нет?

Гастон (ничуть не расстроившись):
Нет? не хотите плясать менуэты?
Вольному воля, убогому - рай.
Вот вам тогда, ха-ха-ха!

(достает что-то из обоих карманов)

Фрейлины (в ужасе):
Пистолеты!

(сначала цепенеют, потом пытаются убежать, спрятаться за сундуки)

Гастон (фиглярски целится во фрейлин, потом разворачивает пистолеты и протягивает ближайшей фрейлине рукоятками вперед):
Ведьма... пардон, мадмазель, выбирай!

Офелия (министру, злобно):
Ты оспа, холера,
чума и беда.

Гастон:
Гидра, медуза, ехидна, химера!
Без револьвера теперь - никуда.

Агнесса (практично):
Разбойников много
в окрестных лесах.
Ведь скоро в дорогу.
Давай, вертопрах!

(Входит король, удивленно глядит на пистолеты в руках у фрейлин.)

Гастон (оправдываясь, но и похваляясь):
Ваше Величество, сам, без подсказки...
Быть безоружным - оно не с руки.

Король (одобрительно, деловито):
Бронежилеты и каски?

Гастон (с поклоном):
Проданы месяц тому за долги.

(Король осматривает карету и сундуки. Фрейлины вертят в руках пистолеты, пробуют целиться.)

Гастон (в сторону):
Вроде по плану. Сыночек - в постели,
связан веревками, с кляпом во рту.

Король (Гастону):
Верно, пора в самом деле.
Что же со стражей?

Офелия ( делая выпад наподобие фехтовального, с пистолетом):
Ату!

Гастон:
Нет, мадмазель, вы прямее держитесь!

Офелия (надменно):
Куда уж прямей!

Король (министру):
Ты не министр, просто витязь.

Агнесса (в сторону):
Не витязь, а змей.

Королева (входя, подозрительно - министру)
Твой паж, шалопай и бездельник,
придумал ещё - заболеть.
Так что же - в казне нету денег?
(бросает по монетке под ноги королю и министру с каждым словом)
потёртая, жалкая медь!
(подходит к министру)
Не странно ли это движенье
металла?
(министр пытается бочком уйти, посвистывая)
А ну-ка стоять!
Возьмёшь из своих... "сбережений"...
Принцессе не след голодать

Гастон (ретируясь):
Инсинуации! изыски! происки!
Что-то пропало, а я виноват.

Королева (королю):
Вот так. Разобрались. О войске.
Давай половину солдат.

Король (торгуется):
Нет, четверть!

Королева:
Сошлись бы на трети,
Когда бы солдат было шесть.
Тебе что - не дороги дети?
твоя королевская честь?

Да слыхано ль дело - без пажа,
и даже без пары солдат
в трухлявом, на слом, экипаже...

(Королева пинает карету, та крякает и оседает.)

Король (вздыхая):
Ладно.
(Агнессе)
Зови их сюда.

Гастон (входит, нехотя протягивает королю не особенно тугой кошель):
Ваше Величество! Скромно, годами,
к грошику грошик сие я собрал.
Что ж, я пожертвую, дабы нам с вами
стать еще ближе...

Королева (вырывая кошель):
Давай же, нахал!
Пятнадцать пистолей?! Не густо!
Давай -ка еще!

Гастон (разводя руками):
Больше нет.

Королева:
Не верю!

Гастон (выворачивая карманы):
Не видите ль, пусто!

Королева (Офелии):
А ну-ка, направь пистолет!

Офелия (с готовностью подходит к министру и приставляет пистолет к его пузу):
Сдавайся, злодей!

Гастон (спокойно):
Револьвер не заряжен.
(отводит руку Офелии в сторону, поучительно)
Надобно дальше стоять, мадмазель.

Офелия:
Разбойник-то важен!
Давай-ка кошель!

Гастон:
Сказано - нет.
(жалобно)
Обобрали до нитки!

Королева:
Молчи, уж трещит голова.
(Офелии)
Готовы ль в дорогу пожитки?

Офелия (приседая в поклоне):
Конечно, готовы.

(Входит Агнесса во главе четверых солдат. Солдаты в обмотках, заплатанной кое-как амуниции. Худые мушкеты через плечо.)

Агнесса (командует):
Ать-два!

Королева (показывает на солдат):
Сержант... и ефрейтор... гордитесь,
вам выпала честь и хвала.
(в сторону)
Катитесь с принцессой, катитесь.

Гастон (в сторону, одобрительно кивает):
Правильно! Верных - долой со двора!

Королева:
Где дочка?
(Принцесса высовывается в окошко кареты. Королева машет рукой, не давая ей ничего сказать)
На месте. Пожитки
погружены. Фрейлины тут.
Пажа б...
(В глубине сцены пробегает паж с обрывками веревки на ногах и руках)

Король (в сторону):
Посчитаем: в убытке -
дочка со свитой, дадут,
правда, кредит миллионный,
справлю наряд поновей...

(Слуги цепляют на карету оставшиеся сундуки. Все, кроме отъезжающих постепенно расходятся, так толком и не попрощавшись. Солдаты встают на запятки, фрейлины "садятся" в карету, выглядывают в ее окно.)

Лекарь Джек (вскакивает на козлы):
Раа-азбегайся, пеший-конный,
гей, залётные, э-геее-ей!

(Занавес закрывается. Доносится голосок принцессы)

Мама-мама, я счастлива, мама, я рада...


(На занавесе нарисовано окно. Перед ним стоят король, королева и министр.)

Королева (поглядывая в "окно", чуть сокрушенно):
Малютка уж тоже... Прощай!

(машет рукой)

Король:
Только б все вышло как надо.
Свадьба. Кредит.

Гастон (подстраиваясь в тон):
Апельсины и чай.

Королева:
Остались одни. Вот кручина!
А там-то готов небось бал!

Король:
Эх, не послал нам Бог сына,
Принца...

Гастон (в сторону, уходя):
Уж мне-то послал!
(прибегает назад)
Горе, беда, нападенье, пропажа!
(хватается за сердце)
Нет, я умру, погибаю, нет сил!

Король (Гастону):
Эй, ты про что?

Королева (отвечает за Гастона):
Да про пажа.
(министру)
Голубчик, увы, след простыл.

(Министр, пошатываясь и держась за сердце, уходит. Король и королева идут под ручку в другую сторону.)


Конец первого действия.





ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Вечер. Темно. Движущаяся декорация - лес.

Агнесса (высовывается из окна кареты):
Возница, куда мы
приехали? Эй!

Джек:
Вам бы, дамы, да в Амстердамы,
ой да было б да веселе-е-е-й!
Вам бы, девки до Парижа,
там пошли бы в ресторан.

Офелия (высовывается тоже):
Ты подлый, бесстыжий,
безмозглый баран!

Джек:
Я-то лекарь, ну а ты-то?
Как вас, тетки, величать?

Офелия:
Эх, быть тебе битым!

Агнесса:
А я буду спать.

(захлопывают окно кареты)

Джек:
Эх вы, тетки-одногодки,
Чудо тетки хара-а-а-ши!
Я бы розги взял да плетки,
Наподдал вам от души!

(Тем временем Антуан выбирается из укрытия, проверяет стражу: спит, и прокрадывается к козлам.)

Антуан:
Подвинься, любезный!
(влезает на козлы, отбирает хлыст у лекаря)
Мне хватит сноровки
С конями управиться и самому.
(сталкивает лекаря с козел и огревает его хлыстом)
Сейчас я припомню тебе и веревки,
И кляп!

Джек:
За что, я не пойму?!

(убегает)

Антуан (наклоняется с козел вправо, "официальным" тоном, но не очень громко):
Графиня Офелия! Спит... И Агнесса.
Храпят гренадёрские дамы, ого!
(наклоняется влево)
Эй, Евочка, Ева! Девчонка! Принцесса!
И эта уснула. А снится - другой.
(кривляется)
Он прынц, битте-дритте, позвольте-извольте,
(достает из-за пазухи маленький портрет)
в меху и шелку... Что за рыло в пуху!
(бросает портрет за кулисы, откуда слышится "ой" притаившегося лекаря, но паж не слышит, продолжает)
склонись в менуэте, пошаркай в гавоте...
(слышится крик петуха)
Откуда бы взяться в лесу петуху?
(Шум, движение за кулисами. Паж кричит)
Тревога! Солдаты! В ружьё! Нападенье!

(Солдаты слезают с запяток, бестолково бегут в разные стороны.)

Джек (выбегая на сцену, машет рукой невидным разбойникам):
Эй, ребятки, не зевай!
(поёт "страшным" голосом, чтоб напугать сидящих в карете)
Я рррразбойник, Джек-из-тени!

Офелия (высовывается из переднего окна):
А ну!
(стреляет в лекаря, тот подпрыгивает, удивленно смотрит на фрейлину, убегает)
получай!

Офелия:
Агнесса, патронов!
Второй пистолет!

(Агнесса высовывается из окна, протягивает патроны.)

Офелия (ухарски перезаряжая пистолет):
Далече от трона -
Долой этикет!

Принцесса (сонная, пытается вылезти из кареты):
Как "долой этикет"? Не могу я поверить!
К этикету еще бы долой политес!

Офелия:
Заприте-ка двери,
Кругом темный лес!

Агнесса (палит из пистолета):
Я, может быть, битвы
Ждала много лет!
Вперед и с молитвой!
(Офелии)
Не дам пистолет!
Эй, войско, в атаку!
Герои, за мной!
(Солдаты палят в темноту из мушкетов.)

Офелия:
Покажем, где раки
Зимуют! Войной
пойдем и построже
закатим урок!

Агнесса:
Помилуй нас, Боже!
Дай легкий нам рок!

(Шум и выстрелы за кулисами затихают.)

Агнесса (прислушиваясь):
Отбили атаку,
пора бы вперед?

Офелия:
Агнесса, однако...
Эх, черт поберет
разбойников этих,
а мы-то, а мы!
Изящные в свете,
но хуже чумы
для всяких...
(солдатам, продолжающим палить из мушкетов)
Отставить!
Мы едем вперед!

Агнесса:
Но кто будет править?

(замечает пажа, бродящего по сцене и собирающего, как грибы, брошенное разбойниками оружие)

Антуан:
Прекрасно, чудесно, и вот еще, вот.

Агнесса:
А ты-то откуда?

Офелия (подозрительно):
С бандитами что ль?

Принцесса (выскакивает из кареты):
Антуан! Быть не может, вот чудо так чудо!
Но откуда ты здесь? Ведь зараза и боль!

Антуан:
Да не был я болен. Папашины штучки.
Сама королева открыла обман.
Папаша и лекарь за ножки, за ручки
схватили, связали...

Принцесса:
Так это маман
Отпустила тебя, перерезав веревки?

Антуан:
Величество ножик отправили мне
С резной рукояткой, средь фруктов. Я ловкий!
Удрал я, и вот я уже на коне!

Офелия (ехидно):
Верней, за конями.
Ну ладно, коль так,
Останешься с нами!
Сбежал ведь дурак,
разбойник, мошенник,
и кучера нет.

Антуан (галантно):
Сударыни, я ваш и рыцарь, и пленник,
и кучер, и паж. Но когда же обед?

Офелия:
Обедать, бесстыдник?
Забыл политес?

Антуан (в сторону):
Когда ж наконец политес им обрыднет?

Принцесса (пажу, вытаскивая корзинку):
Для героя - бриоши, и сыр, и шартрез!

Агнесса (возмущенно):
Уж больно Высочество
Ваше резво:
вести себя хочет
не как комильфо!

Офелия (подыгрывает):
У принца-то, право,
построже страна:
придётся ль по нраву
такая жена?

Антуан (кончает жевать, приходит на помощь принцессе):
Давайте отложим на завтра уроки:
разбойники могут вернуться сюда.

Агнесса:
Не рано порок
исправлять никогда!



СЦЕНА ВТОРАЯ

Лес. Солнечный день. Поют птички. "Навстречу" выходит Филипп - король соседней страны. Скромно, но благородно одет, в сопровождении двух-трех придворных.

Король Филипп:
Вам привет, честные други!
Мир вам, путники, и благость!
Не видали ль вы в округе
тех героев, что с отвагой

злых разбойников, ужасных
победили, одолели?

Принцесса (высовывается вперед, ангельским голоском):
Добрый день! Да, мы знаем, мы знаем прекрасно!
Это, видите ль ... мы.

Король (растерянно оглядывая компанию):
В самом деле?

Офелия (строго):
Принцессам не вольно
язык распускать.

Король:
Как? Принцессам?

Антуан (принцессе, кивая на фрейлин):
Нет, довольно!
Старушек пора б, наконец, обуздать.

Король Филипп (разглядывая карету):
Верно, гербы и короны...

Агнесса (принцессе):
Головку - повыше!

Офелия (принцессе):
Пониже поклоны!

Король Филипп (покачивая головой, в сторону):
А колеса-то... а крыша?!
(пажу)
Королевич досточтимый,
благодарствуйте премного:
воров тех неукротимых,
рыцарей большой дороги

напугали вы до смерти,
так что те пришли проситься -
чтобы их побрали черти -
к нам в столичную темницу.

Антуан (кивая в сторону принцессы):
Принцесса - она.

Офелия (негодующе):
Это - паж.

Принцесса:
Я принцесса.

Антуан:
А эта графиня, сама не своя...

Агнесса (представляясь):
Графиня Агнесса.

Офелия (кричит, потрясая пистолетом):
Офелия я!

Король Филипп (раскланиваясь):
Очарован! Очарован!
Я король страны окрестной.
Перепуган, обворован
был народ мой тихий, честный.

Победили вы злодеев,
ждут вас почести по праву.
Так поедем поскорее
во дворец! И... пир на славу!

Принцесса (грустно):
Мы не можем, Величество Ваше, простите!
В королевстве далеком жених заждался.

Король Филипп (разводя руками):
Жалко очень...

Офелия (принцессе):
Молчите!

Агнесса (принцессе):
Молчите!

Антуан (поглядывая на растерянную принцессу, в сторону):
Вот это зарделась! Пунцовая вся!

Офелия:
Денек погостили б!

Агнесса:
Всего-то денек!

Офелия:
Обрыднет постылый
еще муженек!

Антуан ( в сторону):
В того влюблена, никакого сомненья.

Король Филипп (глядя на пажа, в сторону):
Честен взгляд, движенья быстры.
(пажу)
Кто ты, мальчик, по рожденью?

Паж (учтиво кланяясь):
Зовусь Антуаном. Сынок я министра.

Король Филипп:
Вот удача! Благородный!
Полюбился ты как сын мне.
Хочешь царствовать свободно,
чтоб тебя воспели в гимне?

Антуан:
Меня? Мне?

Офелия (толкая Агнессу в бок):
Ты слышишь?

Агнесса (ворчливо):
О да! Ну и ну!

Офелия:
Король-то отпишет
лентяю страну!

Король Филипп:
Будешь править, славный малый!
Я устал, пора в могилу.
Ты согласен?

Антуан (грустно смотрит на принцессу):
Да, пожалуй.

Король Филипп (свите):
Эй, бумагу и чернила!
(пишет на спине у одного из придворных)
Завещаю Антуану
и корону, и ботфорты,
и богатства. Без обмана.
Я. Король. Филипп Четвертый.

(бодро)
Раздавайся, гимн победный,
стяг мой, развевайся гордо.
Ну, пожалуй, принц наследный,
царство принимать и город.

Офелия (сварливо):
А нас без пажа-то
ограбят в пути.

Король (кричит свите):
Эй, принцессе - провожатых.

Антуан:
Я дал слово чести её довезти.

Король:
Уважаю слово чести,
что не рвётся там, где тонко,
что ж, езжай с принцессой вместе -
я даров пошлю вдогонку.

Антуан:
Доставлю до места - и сразу вернусь.
(в сторону)
Поцарствую, что ли - развеется грусть...

Kороль Филипп:
Вам-то, значит, на чужбину,
в ту страну, где правит Эрик?
Надо ехать по равнине,
здесь в горах бывают звери,

и (со вздохом) карета... У дороги
скоро будет указатель.
Там свернете. Честный, строгий
люд живет тут, много знати,

много замков и трактиров.
Коль с каретой что случится,
вам помогут. (снова вздох) Что же, с миром,
в добрый час! Пора проститься!

(Все учтиво раскланиваются.Король со свитой поворачиваются и уходят.)

Офелия (кряхтя выпрямляется):
Гляди-ка, поклоны,
не лес, а Париж!

Агнесса:
Пажу-то - корона,
а нам-то...

Офелия:
Нам - шиш.

Агнесса:
Когда бы хоть с маслом!

Офелия:
Ах, что говорить!
Надежда угасла.

Агнесса:
Что делать?

Офелия:
Как жить?

(закрывают окно)

Антуан:
Что делать? Как жить? Вот и сам я стал принцем
и все ж не могу на принцессе жениться.

Принцесса (высовывается из окна, в сторону):
Что мне делать? Как жить? Принцем стал Антуан.
Принц любой подойдет, говорила маман.
(прислушивается к Антуану, продолжает мечтательно)
Антуан... он и умный, и добрый, и смелый,
с ним недаром стояла под веткой омелы
в Рождество... и красив он, любезен и весел,
и влюблён... сколько пел серенад мне и песен!
Но тот принц на портрете - хорош он на диво.
Ах не знаю, я просто хочу быть счастливой!

(Приходят солдаты, карета трогается. Появляется запыхавшийся гонец с узорным мешком.)

Гонец (читает по бумажке):
Я, Филипп, вам шлю поклоны,
шубу, перстень и корону.

(Всучивает обескураженной принцессе мешок и отдельно дает большой перстень, убегает.)

Принцесса:
Перстень послан, пожалуй, тебе, Антуан!
(Антуан галантно принимает перстень, вздыхает, возвращается на козлы.)
Этот лучше. А тот - все прикрасы, обман.

Занавес. Свет гаснет. Когда зажигается, перед занавесом лекарь Джек у указателя: в одну сторону - "Дикие горы", в другую - "Царство Эрика".

Джек:
Ох, мерзавцы, ах, поганцы,
я готовлю вам урок!
(переворачивает указатель наоборот)
будут вам ужо и танцы,
и заморский ролл-энд-рок.
Антуана я...(задумывается) повешу,
гнусных тёток
(задумывается, ничего не находит особенного, машет рукой)
гнать взашей,
а принцессу
(бормочет неразборчиво, потом прислушивается и кричит)
Чёрт и леший!
Едут! (убегая) слышу мой кошель!

(Из-за занавеса слегка показываются лошадиные головы. Антуан слезает с козел, подходит к указателю.)

Антуан (смотрит на указатель, по складам читает про себя, шевеля губами, морщит лоб, соображает):
Туда (машет рукой) будут горы.
Туда (вздыхает) - наша цель.
(замечает что-то на земле, поднимает)
Откуда здесь взялся папашин кошель?

(Возвращается к карете, затихающий стук копыт.)



СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Занавес открывается. Темно. Вдали видны черные очертания гор. Карета стоит, под ней спят солдаты - привал.

Офелия (вылезает из кареты с пистолетом в одной руке и узорным мешком - в другой):
Итак, все заснули:
и сами (вздергивает нос, корчит гримасу) и стража.
(злобно)
Стоять в карауле
теперь не для пажа.
(спохватывается)
Все спят и чудесно.
Примерю-ка я
(кладет пистолет в карман платья, открывает мешок)
Корону. Не тесно!
(достает из мешка зеркало и вешает его на карету, любуется собой)
Царя бы в мужья!
Примерю и шубу.
(достает из мешка, надевает, вертится перед зеркалом)
Премилый фасон!
(жеманничает)
Ах, тонкие губы,
Ах, томный поклон!

(В углу сцены появляется лекарь Джек, переодетый драконом, с мешком и шарфом. Со спины видит Офелию. Почти ничего не видно, только корона поблескивает в свете звезд.)

Джек:
Глянь-ка, шуба и корона!
Так, принцесса, поделом!
Не видать тебе ни трона,
ни папаши!
(Подкрадывается к Офелии, зажимает рот, завязывает шарфом. Накидывает мешок на голову.)
(удовлетворенно)
Повезло!

(Утаскивает мешок. Офелия начинает сопротивляться и глухо кричать, несмотря то, что рот завязан.)

Антуан (спавший под каретой, вылезает, потягивается)
Приснится ж такое! Драконы (видит драконий хвост) Драко?..
(Хвост скрывается. Антуан подбегает к короне, упавшей с головы Офелии)

Принцесса? (бежит за драконом) Ну, нет, не уйдёшь далеко!
(Вытягивает дракона с Офелией под мышкой за хвост на сцену, подбирает дубину, начинают сражаться. Охаживая дракона по бокам, приговаривает с каждым ударом.)
Отдай мне любимую, чудище зло.

Принцесса (проснулась, вылезает из кареты, наблюдает за схваткой; ревниво и обиженно):
У него есть любимая? Ей повезло.

Антуан (попадает дракону по голове, тот падает, выпускает Офелию. Антуан подбегает к ней, снимая мешок с головы):
Принцессочка! Евочка! Как ты? Жива?
(Сдергивает мешок... с изумлением)
Графиня Офелия?

Принцесса (радостно):
Ах, какие слова!
Антуан!
(бросается ему на шею, Антуан растерянно стоит между Офелией, мычащей с кляпом во рту и принцессой)
за меня ты сражался с драконом!

Антуан (приобнимая и целуя принцессу - Офелии):
Но как же корона и шуба? Прошу!
(Вынимает кляп изо рта Офелии. Та только стонет - от испуга и смущения. Антуан ехидно завывает, как бы цитируя.)
Понятно - "графиня упала со стоном"
(отворачивается, Офелия, шатаясь, поднимается и убредает переодеваться в карету... дракон очнулся, кряхтит)
Шевелится? Гадину вмиг порешу.
(Вытаскивает из-под кареты меч.)

Джек (снимает "голову" дракона, падает на колени, - Антуану):
Отпусти меня в темницу!
Я исправлюсь! Я клянусь!

Антуан (поигрывая мечом):
Мы где-то встречались, а, лекарь?

Агнесса (зевая, вылезает из кареты):
Возница?
(видит растерянную Офелию)
Подруга, не трусь!

Антуан (издевательски):
Ага. Ну конечно. Я так и поверил!
Честнейшие ныне пошли доктора!

Агнесса (поддакивая):
Опасней, чем звери
в высоких горах!

Джек (морщится, втягивает голову в плечи):
Я не лекарь. Скоморох я,
балаганный бедный шут.
(пытается разжалобить)
Сиротинка.

Антуан (помрачнев):
И я сирота. Только вздохи
ты лучше оставь при себе. Не спасут.
(смягчаясь)
В тюрьму?
(принимает царственный вид)
Из резины мои что ль темницы?

(Офелия что-то шепчет на ухо Агнессе.)

Агнесса (простодушно):
Тебя он украл?
Так обязан жениться!

Лекарь (по-настоящему перепуганно):
Что? Жениться? Я пропал!

Принцесса (хлопает в ладоши от радости):
Ах, идея прекрасна! Спасибо, Агнесса!
(Офелии)
Преподай жениху этикет с политесом!

Офелия:
Спасибо! Уж лучше
драконы и лес!

Джек:
Не нужна мне эта клуша!
Ненавижу политес!

Антуан:
Ну что ж, как хотите. В тюрьму - так в тюрьму.
Заткну-ка дракону я пасть моему!

(Фрейлины садятся в карету.)

Джек:
Подождите, не туда мы...

Антуан:
Молчи, образина! Когда бы не дамы...
(Ругается про себя, дает затрещину, засовывает лекарю в рот кляп и привязывает его к карете сзади, возвращается на козлы.)
Поехали! Живо! Заждались уже.
(фрейлинам, показывая вперёд)
Эй, крепче держитесь на том вираже!

(Лекарь мычит, показывает руками назад. Движущаяся дегорация - горы, дергается и подпрыгивает. Желательно, чтобы во время следующих реплик карета меняла направление.)

Агнесса (высовываясь в окно):
Мычит, бессловесный:
Му-му да му-му.

Офелия (несмело):
Ах, что-то известно
ему одному.

Антуан (ухмыляясь):
Известно, конечно: кого воровать!

Агнесса (выговаривает Офелии):
Ты слишком беспечна,
тебе ли не знать:
в лесу, в одиночку
девицам нельзя!

Антуан (обеспокоенно, с паузами, декорации трясутся все сильнее):
Откуда здесь впадины эти да кочки?
Дорога все уже, колеса скользят.
Всё выше да круче, ни изб, ни шато.
Коль это не Дикие горы - то что?

То вправо, то влево, развилки повсюду.
Но Добрый Король (смотрит на перстень) нам о том не сказал.

Офелия (со стоном высовывается из окна):
Ой худо мне, худо!

Антуан:
Графиня, вам плохо? Ну ладно, привал!

(слезает с козел, озирается)

Принцесса (вылезает из кареты):
Антуан! Не могу я поверить в измену!
Королю ни к чему ведь обманывать нас?!
Как бы ванну хотелось принять с пышной пеной!
(вздыхает)
Прежде мыться тащили силком, но сейчас...

Офелия (со стоном вылезает из кареты):
Вот это дорога!

Антуан (подавая руку, с ухмылкой):
О да, не из меха!

Агнесса (вылезает из кареты, с опаской):
Совсем нет людей!

Антуан ( в сторону):
Но мне-то что делать? Куда теперь ехать?
Никто не подскажет.

(Лекарь мычит громче.)

Антуан (замахиваясь на лекаря):
Молчи же, злодей!

Агнесса (подходит к лекарю, вынимает кляп, дает хлеба, Офелия демонстративно отворачивается):
Поешь-ка, болезный.
(кормит)
Рукой-то не взять!

Джек (с набитым ртом):
Тётка, слышь, совет полезный:
поворачивайте вспять.
Указатель был направо,
вы ж поехали сюда!

Антуан (догадывается, хлопает себя по лбу, а лекарю дает пинка):
Так ты же, мерзавец, его переставил!

Принцесса:
Мы совсем заблудились?

Офелия (причитает):
Беда так беда!

Антуан:
Я с вами, сударыни. Будем обедать,
потом заночуем, а завтра, чуть свет
(слегка запинается)
вернемся... продолжим.
(отходит, озирается)
Дорогу б разведать.
(подходит к лекарю, толкает в плечо, тихо)
Ты знаешь, куда надо ехать?

Лекарь:
Да нет!

(Слышавшие последние слова дамы, а также стража смотрят на Антуана и лекаря с ужасом. Немая сцена.)

Занавес. Конец второго действия.





ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Горный пейзаж. Утро. Поют птицы. Вся компания, включая лекаря и стражу, вповалку спит на ложе из веток. Все в лохмотьях. Кареты нет. Потрепанные мешки под головами.

Офелия (встаёт, ходит взад-вперед, она замёрзла, дует на руки, причитает):
Бока отлежала,
Продрогла насквозь.
Не помню, пожалуй,
чтоб шло так всё вкось

когда-либо в жизни
несчастной моей.

Джек (поднимает голову, паясничает):
Нет тебя, my love, капризней!
Ну-ка, тётка, веселей!

Офелия (не слыша или не обращая внимания):
Карета! Подушки!
Перины! Комфорт!

Джек (напевает):
Эх, карета, три-та-тушки,
взял карету горный чёрт!
Как те лошади помчали -
слава упряжи гнилой!
А не то б и мы лежали
под высокою скалой.

Офелия (продолжает причитать):
Недели четыре,
а может и пять
одни в чуждом мире...

Агнесса (привстает на локте, недовольно):
Да дай же поспать!

Джек:
Тетка! Все могло быть хуже!
Надо ль, тетка, нам тужить?

Агнесса (переворачиваясь на другой бок):
Послушай-ка мужа!

Офелия (руки в боки, собирается ругаться, но потом машет рукой, с тяжким вздохом):
Эх, горькая жизнь!

Принцесса (садится, зевает):
Нет припасов, зато уцелели короны,
(достает из мешка две короны)
Тут и шуба (показывает на что-то ободранное, чем все они укрываются)
и все мы по счастию тут.

Джек:
Спрячь! Сороки да вороны
Мигом в гнезда унесут!

Антуан (встает):
Итак, мы блуждаем уже три недели.

Агнесса (еще раз переворачивается с боку на бок и с кряхтением встает):
А может четыре.

Офелия
А может и пять.

Антуан (расталкивает солдат):
Эй, стража, а ну-ка вставать... из постели.
(задумывается)
Послушайте, братцы, а как же вас звать?

Первый солдат (застенчиво):
Жан.

Второй солдат (еще застенчивee):
Жак.

Джек (лезет к Жаку обниматься):
Тезка! Я-то Джек!
Ай да милый да челаве-е-ек!

Антуан:
Послушай-ка, Жан... или может быть, Жак?
(поворачивается к одному, потом к другому)
Из гор этих выйти не знаешь ли как?

Жак (сначала спотыкаясь, а потом с нарастающим воодушевлением):
Знаю! Точно так! Осмелюсь доложить:
мне мальчишкой довелося здесь пожить.
Так что помнится мне каждый поворот.
Там, к примеру (показывает рукой), есть дворец, а в нём живёт
царь. Бога-аатый! Звать Эразм. Не то Эдип.

Джек:
Может, Эрик?

Жак (увлекаясь):
Да, ЭрИк, чтоб я охрип!
У него как в масле сыр служилый люд,
куры жирные, и денег не клюют...

Джек:
Что ж ты, тёзка, всё молчал-то?
Мы уж выбились из сил!
(припевает)
Истрепа-ались, ка-акк мочалка.

Жак (гордо):
Без приказу никогда не говорил!

(Все отряхиваются, собираются.)

Агнесса:
Молчал, как в могиле!

Офелия:
Веди же, балбес!

Принцесса (Антуану, кивая на фрейлин):
Худа нет без добра - этикет-то забыли,
Позабудут того и гляди политес!

Антуан (грустно покачивая головой):
Да нет, не успеют, прибудем мы скоро!

Принцесса (со вздохом):
Жалко! Я бы хотела еще поблуждать!
(мечтательно)
Водопады, брусника...

Антуан (в сторону, со вздохом):
... влюбленные взоры!
(мечтательно озирается кругом, натыкается взглядом на лекаря, кривится)
А с вором что делать? Придется решать!

Джек (настораживается, в сторону):
Им - дворец, а мне - тюрьма?
Не сошел пока с ума!

Антуан (расслышав слова лекаря, обстоятельно):
Конечно, в тюрьму!
(в сторону)
Если Эрик откажет,
придется к себе (царственно приосанивается), а расход-то каков!

Джек:
Прощевайте! Вот поклажа,
(кладет на землю мешок, который взвалил было на плечо)
а тюрьма - для дураков!

(собирается уходить)

Агнесса (участливо):
Куда ты, бедняга?
Что сможешь ты сам?

Офелия (злорадно):
Не ступишь и шага -
на завтрак волкам.

Агнесса:
Ты в пропасть сорвешься,
костей не собрать.

Джек (насмешливо):
А в тюрьме-то разживешься,
будешь в фанты там играть.
(все же приостанавливается, обращается к Жаку)
Тезка, эй, куда идти-то?
Ну-ка, милый человек?
Будет дело да шы-ыта-крыыта...

Жак:
Без приказу не скажу тебе вовек!

Джек (Жаку):
Эй, послушай, славный малый!..
(Жак хмурится. Лекарь обращается к Антуану.)
Ваше прынчество, изволь!..
(Антуан тоже хмурится - еще пуще Жака. Лекарь умоляюще)
Отпусти меня, пожалуй,
(льстиво)
ты ведь будущий король.
Я же ма-аленькая сошка,
не разбойник и не вор
(все смеются, лекарь показывает на кошелёк у Антуана на поясе )
тянет всякий понемножку,
что для сильных не позор,
то для слабого - погибель,
прибыль вам, а нам печаль.

Антуан (теряя терпение):
Папашины деньги? Какая тут прибыль?
Подобной канальи ещё не встречал!

Агнесса (жалостиво вмешивается):
Помилуем, может?
Привыкли к нему.

Офелия (Агнессе, злобно):
Придумала, тоже!
В темницу! В тюрьму!
А то уступлю -
муженёк хоть куда!

Джек (в сторону):
Эту в злобе переплюнуть
не удастся, господа.

Принцесса:
В самом деле, нельзя ли помиловать Джека?
Вспомни, друг мой, как он развлекал нас в пути?
Переправил нас всех через горную реку,
сколько ягод, грибов он сумел нам найти!

Офелия (злобно):
Грибов-то хватило,
да булок все нет!

Принцесса:
Антуан, ну пожалуйста, что же, мой милый?

Лекарь (подходит к краю сцены и притворяется, что хочет броситься "в пропасть"):
Брошусь вниз! (посылает воздушный поцелуй Офелии) Прощай, мой свет!

Антуан (принцессе):
Ну если ты просишь...
(хватает лекаря за шкирку)
Постой, а злодеи?
Разбойники? Нет, к ним пойдешь ты в острог!

Лекарь:
С ними дел я не имею.

Антуан (ворчливо):
Ну ладно, дадим испытательный срок.


Занавес закрывается. Основные действующие лица остаются перед ним на сцене.


Лекарь:

Вот спасибо - так спасибо!
Я исправлюсь, ей же ей.
Эх, если б мя-аасо д было б рыбой,
Был ба бе-ееелый свееет скушней!

Антуан:
К ЭрИку! А Жак нам покажет дорогу.

Жак (идёт вперёд):
Тут крутенечко, а дальше там полого.

(Антуан скрывается за Жаком.)

Принцесса (за Антуаном вслед, радостно щебечет)
Ах, увижу я принца прекрасного скоро!
(вдруг вспоминая, останавливается, грустно)
Но милей Антуан!.. не кончались бы горы!

Офелия (поднимает ногу, смотрит на дырку в башмаке):
Натёрла! всё слякоть...
Ах, больно ступать
Помыться! На мягкой
постели поспать!

(уходит прихрамывая)

Агнесса (мечтательно):
Придворные... свита...
нестарый вдовец!
(исчезая, жалобно)
Устала, разбита,
дойти б наконец!



СЦЕНА ВТОРАЯ

Сад. Поют птицы. Вдали виднеется красивый дворец. С правой стороны сцены принц Альфред полулежит в большом кресле. Селена сидит у его ног на маленькой скамеечке.

Селена (озабоченно):
Альфред, голубчик,
тебе не лучше?
Неужто нет?
О, мой Альфред!
По гороскопу
чрез пол-Европы
придет к нам счастье
сквозь все ненастья.
Так съешь обед!
О, мой Альфред!

(пытается кормить с ложечки)

(С левой стороны сцены потихоньку выползает старая компания: принцесса, паж, фрейлины, лекарь, солдаты. Молча озираются, пока не замечая принца и Селену.)

Принц Альфред (слабым голосом):
Оставь, Селена, все попытки
и вылей свиньям мой обед.
Мне без тебя не жизнь, а пытка...
Ах, без тебя мне жизни нет.

Мой папа - простодушный Эрик -
призвал астролога и вот...
(разводит руками, продолжает укоризненно)
Мой папа твоему поверил,
меня никто уж не спасет!

Селена (падает на колени, простирает руки горе):
Даруй, Всевышний,
спасенье нам!

Джек (своей компании):
Харе Рама, харе Кришна!
Это что за тарарам?

Селена (не слыша, Альфреду):
Ведь лучший самый
астролог он!

Джек (громко):
Харе Кришна, харе Рама!
Пошатнулся штой-то трон.

Антуан:
Привет вам, о добрые люди! Скажите,
что с вами случилось? Беду назовите!
Стенания ваши за душу берут.
Помочь будем рады, не в тягость нам труд.

Альфред :
Спасибо, добросердый странник,
беде лопатой не помочь.
Спасенья нет и в битвах бранных:
болезнь меня уносит прочь...

Лекарь Джек (выскакивая вперёд, обращается к принцу):
Сам-то, дядя, я не местный,
но врачую хоть куда!
Отведу недуг болезный
и продлю твои года!

Альфред (умирающим голосом):
Не исцелить душевной раны!
Принцесса едет из-за гор,
и ей, нелюбой, нежеланной -
вершить неправый приговор.

Я жду лишь чуда: мне спасенье,
по слову каверзных светил -
с принцессой принца появленье
и с ним дракона...
(откидывается в кресле, слабым голосом)
Нету сил...

Агнесса (Офелии):
Итак, дотащились!

Офелия (злобно):
Пляши менуэт!
Почти что в могиле
злосчастный Альфред

Не свадьба - поминки,
похоже, грядут.

Лекарь Джек:
Что за бархат да без холстинки!
Мы ж недаром с вами тут!

Принцесса (обиженно, в сторону):
Принц-жених... Ну конечно! Подумаешь, штучка!
Я ему не нужна и прекрасно! Нахал!

Лекарь Джек:
Врачеватель наилучший
тыщу верст к вам отмахал!

Антуан (в сторону):
Не хочет жениться, ну что же, прелестно!
(громко)
Да, лекарю можно сему доверять.

Лекарь Джек:
Врачеватель я известный,
будешь петь да танцевать!
(достает откуда-то стетоскоп, прикладывает к груди принца, делает вид, что прислушивается)
Morbus... так-так-так... amoris...
(бросает взгляд на Селену)
И у дамы... ай-яяй!
Дело трудное, не спорю,
ну-ка ухо подставляй!

(шепчет принцу на ухо)

Принц Альфред:
Что-что?.. не хочет?.. есть соперник?
Она - его? Меня же нет?

(Принц оживляется. Тут входит король Эрик - лохматый, с рыжей бородой, со своим лекарем Джоном -таким же пройдохой, как и Джек.)

Лекарь Джон:
Знаю много средств я верных,
драгоценный (звякает кошельком) дам совет.

Агнесса (в сторону):
Король! и красивый!
не нашим чета!
Ах! крови приливы!
Ах! феличита!

Король Эрик:
Так что ж, сынок, тебе не лучше что ли?
Эх, молодежь, вот я-то был - ого!
Ни лихорадки, ни сердечной боли...
Что? Нищие? (свите) Подайте им чего!

(Свита пытается отсыпать "нищим" медяков. "Нищие" надменно отбиваются.)

Королева Генриэтта (входит, скорбно):
Идите с миром, люди!
Не видите - беда.

Агнесса (Офелии):
Царя нам не будет.
Жива. Молода.

Офелия (ехидно):
А если б и вдовый,
Делили бы как?

Антуан:
О, Ваши Величества, не за того вы...
Совсем не за тех... Вот вам царственный знак.

(достает из мешка две короны и нахлобучивает себе и принцессе на головы)

Король Эрик:
Уж был бы смех, когда б не хвори сына!
В коронах нищие - вот так картина!

Принцесса:
Верьте, Ваши Величества, было немало
По пути и невзгод, и тяжелых потерь.
Сами мы обносились, карета пропала.
Я принцесса, дочь Шарля Восьмого и Клэр.

Король Эрик (вздыхает):
Ах, вы принцесса! Что ж, монарх монарху-то
не медведь и, стало быть, не волк.

Королева Генриэтта (ходит вокруг принцессы и Антуана, щупает материю одежд):
Да не был это бархат!
Да не был это шелк!

Лекарь Джон (замечает лекаря Джека со стетоскопом):
Hostis malus! Вот так штуки!
Я здесь лекарь, а не ты!
Самозванец! Ноги в руки
и катись-ка ты... В кусты!

Лекарь Джек:
Hostis bonus! Vita brevis!
Ты оставь-ка лучше крик!
(докладывает королю)
Обстоятельно проверил:
принц Альфред здоров как бык!

Лекарь Джон:
Aut Caesar, aut nihil.
Болен! Буду я лечить!

(Король и королева растерянно смотрят то на одного, то на другого.)

Лекарь Джек (пытается вытащить Альфреда из постели):
С прынцами одна погибель:
Не поднять, не уложить. (злобно зыркает на Антуана)

Лекарь Джон (отталкивая Джека):
ИмпостОр и самозванец!
Игнорамус и осёл!

Лекарь Джек (соединяя руки принца и Селены):
Принц - пожалуйте на танец!
(Джону)
Что ж ты так, братишка, зол?

Принц Альфред (весёло):
Отец, мне в самом деле лучше.
Я голоден. Устроим пир?
Целители! Оставьте бучу!
To be, to be! - сказал Шекспир.

Офелия (громко, показывет на лекарей):
Смотрите! Пройдохи
похожи-то как!

Антуан (вглядываясь):
И ростом, и статью - и жульничать доки,
и каждый, как видно, болтать не дурак!
(Лекари смотрят друг на друга.)

Лекарь Джон:
Это что за alter ego?
Ты откуда? кто таков?

Лекарь Джек (кривляясь):
Я есмь альфа и омега.
Джек (кланяется) с шотландских берегов.

Лекарь Джон (недоуменно):
Скотт? Я тоже. (в свою очередь кланяется)
Джон из Глазго.

Лекарь Джек (задумчиво):
У меня был братец, Джон,
старший, от семейной дрязги
убежавший за кордон.
Говорили, что к французам
Я не помню - был мальцом.
(поёт)
Ах, семе-ееейные об-узы -
как не вда-арить в гря-азь лицом.

Лекарь Джон (настороженно):
Чей ты сын?

Лекарь Джек:
Мне Джим - папаша,
мама - Дженни, но увы...

(тяжко вздыхает, смахивает слезу)

Лекарь Джон (задумчиво):
Baby-Джек?!

Лекарь Джек (радостно):
Братишка! Спляшем,
сварим суп из трын-травы!

(обнимаются, пританцовывают)

Агнесса (поняв по-своему):
Действительно, сено
Придется жевать.

Офелия:
Ишь, встречи, измены!
Нам могут не дать
ни сена, ни корки
сухой. Ни-че-го!

(Обе обеспокоенно поглаживают себя по животам.)

Король Эрик (смотрит на фрейлин, хлопает себя по лбу):
Вестимо, пир! (отдает распоряжения слугам) Колбаски и икорки
подать скорей! Вина и пирогов!

Королева Генриэтта (слугам):
Гостям готовьте ванны,
наряды и духи.

Лекарь Джек (напевает):
Искупленья нам желанны
ой за тяжкие грехи!

Королева Генриэтта(продолжает):
Давайте не холстину,
а бархат и шелка.
Разгладьте кринолины,
не жали чтоб бока!
Камзолы чтоб сидели,
как турки на ослах!
Чтоб мягкие постели,
пахучие масла!

Принцесса (умиленно глядя на королеву):
Если б замуж за принца была б мне как мать!
Кстати, что же теперь? Пировать? Уезжать?

Король Эрик (обескураженно):
Вот принц Альфред, жених-то ваш, принцесса.

Принц Альфред:
Ой, папа, мама, худо мне!

(хватается одной рукой за сердце, другой - за голову, пошатываясь возвращается к креслу)

Принцесса (надменно):
Симпатичный, конечно, но нет интереса.

Король Эрик (сокрушенно, сыну):
В твои-то годы сам я на войне...
Добыча! Деньги! Золото!

Лекарь Джек (ухмыляясь):
Красотки!

Король (продолжает):
Сьешь каплуна. Осушишь флягу водки.
И вечный бой! Покой мне и не снился.
Эх, надобно, чтоб ты хотя б женился,
с войной уж (машет рукой) ладно. Что ж, опять в кровать?

Лекарь Джон:
Будем снова врачевать!
Amor fati. Слышь, астролог
все сказал.

Лекарь Джек:
Наш путь был долог,
но теперь вершат закон
принц, принцесса и дракон.

Король Эрик:
Итак, добро пожаловать, принцесса.
(Принцесса кланяется, как учили, каким-нибудь сложным образом. Фрейлины одобрительно перемигиваются.)
У нас тут запросто, не надо политеса.
(Фрейлины в шоке.)
Я человек простой, не при дворе
я рос, в сраженье, не в игре
я с малых лет нашел покой и волю.
(увлекаясь)
Эх! на врага скакать по чисту полю!
Мы ломим! Гнутся россы, как трава!
(вытаскивает шпагу из ножен, бежит в атаку... потом принцу)
Да, сила не бывает не права!
А то на корабле направить парус
к селеньям мирным... Грабь! Задай им жару!

Королева Генриэтта(прерывает зашедшего далеко супруга):
Селена, солнце, где же
великий звездочёт?
Светила нас утешат,
(Принцу)
я верю, всё пройдёт!
(Селене опять)
Зови сюда папашу!
Где новый гороскоп?

Селена (заикаясь):
Он занят вашим...
ну этим, чтоб...

(Королева понимающе кивает, делает Селене знак замолчать.)

Слуги, стража и фрейлины уходят. Занавес.

Перед занавесом остаются король, королева, принцесса и Антуан.

Королева Генриэтта (принцессе):
Тебя мы ждали долго.
Гонец уж был от вас.
Принцесса (машет рукой) - не иголка.
Уехал в тот же час.

Пока тебя носило
по дальним по горам,
сынок наш бедный милый
попался докторам.

Напала на сыночка
невиданная хворь.

Король Эрик (пытается что-то вставить):
Астролог наш-то целых три листочка...

Королева Генриэтта:
Эй, муж, иди, не спорь!

(Король разводит руками, уходит.)

Королева (переходит на громкий шепот):
А этот-то в короне (кивает на Антуана)
Не принц ли тоже он?
(громко и торжественно)
Довольно беззаконий!
Нам надобен дракон!

Принцесса:
Да, он принц, он наследник Филиппа и он
(робко)
мой жених, а наш лекарь - известный дракон.

Антуан (в сторону):
Что слышу я? (шепчет) Ева - сказала - жених!
(нормальным голосом)
О Евы! И счастье, и горе - от них!

Королева (не всё расслышала, продолжает щебетать):
Ах, милые, как в воду
глядел астролог наш.
Закончатся невзгоды,
и сладится марьяж!
(Антуану)
И вас, голубчик, женим,
найдем... кого-нибудь...
Теперь - без возражений! -
вам надо отдохнуть.
Я провожу вас в спальню.
(направляются к выходу)
Извольте ж рассказать,
как человек... нормальный...
драконом может стать.

(Уходят. Появляются фрейлины в новых нарядах. Розовые банты повсюду.)

Агнесса:
Что шёлку-то, шёлку
на платье пошло!

Офелия (передразнивает):
Что толку-то, толку!
Не нам повезло.
Пусть будет и каша,
и платья...

Агнесса (радостно):
Да! Да!

Офелия (плачет):
Но молодость наша
прошла навсегда!
Не будет ни свадьбы
у нас, ни мужей.

Агнесса:
Моложе нам стать бы!..
(гладит рыдающую Офелию по головушке)
ну, хватит уже...
(бодро, в зал)
Я верю в Фортуну!
Ещё мы вполне!

Офелия вытирает слёзы, улыбается. Уходят вместе, напевая:
Икорка, каплун и
барашек в вине!



СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Пиршественный зал. Стоят столы. Темно. Никого нет. С одной стороны сцены появляется астролог с графинчиком, с другой - дракон (попышнее прежнего, весь в блестках, пышет огнем.).

Астролог (торжественно):
Чудный готов эликсир. Светила ж готовят нам карму:
Венус, Юпитер и Марс! (замечает дракона) Боги! Драконий что ль хвост?!

Дракон:
Nasti satyat para dharmo!
Штой ты, дядя, слишком прост!

Астролог (слабым голосом):
Да, гороскоп говорил, что надобно ждать нам дракона.
В наш просвещенный-то век?! Боги! Спасите меня.

(Падает в обморок, успев поставить графинчик на стол.)

Дракон:
Эй, не знаешь ты закона:
Дым бывает без огня.
(укладывает бездыханного астролога на пол за столом)
Так, живой. Прекрасно, дядя,
полежи-ка здесь, мой друг.
После славно мы поладим,
а пока мне недосуг.

(уходит)

(Появляются фрейлины.)

Агнесса:
Пришли слишком рано.
Пустынно. Темно.

Офелия:
Ни слуг, ни охраны,
добра-то полно.

Агнесса (подходит к столу, с вожделением глядит на еду, астролог лежит за столом, ей не виден):
От яств разносоленных
ломится стол.
(жалобно)
Ах, горькая доля!
Ах, политес зол!
Ни крошечки в рот
положить не моги.
(принюхивается, берёт графин)
Что это? (вдыхает запах, ммммммм от удовольствия) компот?
вот соблазн - хоть беги.
(уговаривает себя)
Глоточек! От жажды
грешно помирать.
Нарушу... однажды...
(Наливает стакан. Тут Офелия обходит стол и спотыкается об астролога, чуть не падает.)

Офелия:
Не могут убрать!
(глядит вниз, видит астролога, склоняется над ним)
Ой, что с ним! Агнесса!
Скорее воды!

(Агнесса машинально наливает стакан "компота", Офелия вливает немного в рот астролога, потом отхлёбывает сама, отдает стакан Агнессе. Астролог приходит в себя как раз, когда Агнесса пьёт.)

Астролог:
Драконы!..

Офелия (ехидно):
...и бесы!
С вином до беды
недолго. Стыдитесь:
не мальчик!

Агнесса (оценивающе):
Но муж!

Астролог (видит графин в руке пьющей Агнессы, догадывается):
Вкус эликсира во рту. Не пейте! Сейчас превратитесь...

Офелия (восклицает, потом падает в обморок - за стол):
Плохо мне!

Агнесса:
Что-то и мне...

(Падает в обморок к Офелии за стол)

Астролог (меланхолично):
Поздно! Мне дурно к тому ж.

(уползает тоже за стол)

(Входят король Эрик и королева Генриэтта.)

Королева Генриэтта:
Эгей! Где слуги наши?
Где гости? Вот позор!
Хоть зал и разукрашен,
но темен до сих пор.

(прибегают слуги)

Король Эрик:
Зажгите, слуги, свет! Гостей зовите!
Несите принца! Или сам придет?

(Зажигается свет.)

Королева Генриэтта(обходит стол кругом, натыкается на двух фрейлин и астролога):
Ой, кто здесь? Этих в свите
не помню... Звездочет?!

Король Эрик:
Вот ловелас! Гляди-ка, Генриэтта,
две барышни и обе хоть куда!
Но что с ним? Седины почти что нету.
Все трое пьяны? (слугам) Разбудите дам
и звездочета. Вот еще! Попойки
устраивать! Что, живы? Или как?

Королева Генриэтта (всматривается в посуду на столе):
Стакан. Графин. Постой-ка... (переводит взгляд на все еще обморочную троицу)
Недобрый это знак!

(Слуги вытаскивают за ноги три безжизненных тела на авансцену. Брызгают водой.)

Агнесса (не открывая глаз):
Как странно, Офелия,
радостно вдруг:
расслабленность в теле
и сердце - тук-тук

(блаженно улыбается).

Офелия:
И верно, Агнесса,
ни хворей следа
не чую, ни стресса -
свежа! молода!

Лекарь Джек (прибегает):
Что? Агнесса и Офелья?
Это - тётки? Вот те раз!
Как они похорошели!
Хоть жениться сей же час!

Астролог (все еще не открывая глаз):
Чувства меня ли подводят? Не снится ль изнанка мне мира?
Важное что-то не вспомнить. Цела ли бутыль эликсира?

Королева Генриэтта:
Разбой! Кошмар! Покража!
Все выпито до дна!
И нет ни капли, даже
полкапли нет. Одна
была надежда... Что же,
зачахнуть и пропасть?

(Астролог садится, протирает глаза.)

Королева Генриэтта (астрологу):
На что это похоже?!
(королю)
Муж! Прояви-ка власть!

Король Эрик:
А что случилось, meine grosse Liebe?
Ну да, (смеется) пирушку закатил мудрец!

Астролог (горестно хватаясь за голову):
Я сотворил эликсир! О горе, несчастье мне, ибо
раз в десять лет тот цветок... Горе! Несчастье! Конец!

(Агнесса открывает глаза одновременно с Офелией. Хлопают несколько секунд глазами.)

Агнесса:
Офелия! ты ли?
лет 20 долой!

Офелия (Агнессе):
Тебя подменили
другой, молодой!

Астролог (горестно, королеве):
Если б дракон не вмешался, молодость Вам бы доставил!

Лекарь Джек:
Это, дядя, против правил,
кто дракона предрекал?
(в сторону)
Хорошо же я сыграл!

Агнесса (вытаскивает зеркало, смотрит на себя):
Красавица, право!
(астрологу, кокетливо)
Волшебник и маг!
За чудо вам слава!
Отдаривать... (с придыханием, строя глазки) как?

(Астролог смотрит во все глаза на похорошевшую Агнессу, млеет.)

Офелия (вытаскивает зеркало, смотрит на себя):
Одета, обута,
(оценивающе)
лет двадцать так пять.

Лекарь Джек (напевает):
Всё така-ааая же зануда,
Тётка! что с тебя-ааа и взять!

(Королева рыдает на плече у короля, раздосадованно глядя на фрейлин.)

Астролог (встряхивается, нехотя переводит взор с Агнессы на бумажку, вытащенную из кармана):
Все по расчету... Но нет! Эликсира хватило обеим.
(подносит к глазам край темной бороды)
Капля досталась и мне.
(достает карандаш, черкает в бумажке)
Здесь разделю я на два.

Король Эрик (начинает соображать):
И что такое ты, мудрец, затеял?
(королеве)
Любовь моя! Ты, к счастию, жива!

Королева Генриэтта:
И правда, если б это
досталось мне одной...

Король Эрик:
Была бы ты, голубка Генриэтта,
в пеленках или... (машет рукой)

Королева Генриэтта:
Ой!

Офелия (поддакивает):
Как было мне плохо!

Агнесса:
Ужжжасно! О да!

Король Эрик:
Душа моя! Оставь же эти вздохи!
Прекрасна ты собой и молода!

(В залу вбегает Антуан, тянет за собой принцессу, оба придерживают короны на головах.)

Антуан:
Огромный дракон!.. В коридоре у спальни!

Принцесса (смотрит на лекаря):
Да, дракон! Настоящий! В дыму и огне!

(С другой стороны сцены вбегают Альфред и Селена.)

Альфред (радостно):
Конец событиям печальным!
Большой дракон явился мне!

Королева Генриэта (растерянно):
Все видели дракона...
(супругу, астрологу)
Опасен он иль как?

Селена (подбегает к отцу, радостно):
Дракон, короны! (кивает на Антуана и принцессу)
Исполнен знак!

Королева Генриэтта:
Все ж боязно немного,
опасен, видно, он?
(переводит взгляд на принцессу и Антуана)
Отмылися с дороги -
совсем другой фасон!

Принц Альфред (оценивающе смотрит на принцессу):
И правда, вовсе не дурнушка...
Но нет! Селена мне милей!

Король Эрик (озабоченно посматривая на еду):
Дракон мешает нам начать пирушку.
(астрологу)
Должны ли мы сражаться?

(Вбегает запыхавшийся лекарь Джон с выпученными глазами.)

Лекарь Джек (подает брату стакан с водой):
На, попей!

Лекарь Джон:
Чудо! Я дракона видел
и поймать его хотел!

Лекарь Джек (озабоченно):
Но тебя он не обидел?

Лекарь Джон:
Оттолкнул... и улетел.

Астролог:
Вышло по слову планет, совершились благие знаменья,
счастью детей не мешать - таково нам небес повеленье.

Принц Альфред:
Отец и мать! Наш брак с Селеной
благословите - без неё
мне мир - что огненна геенна,
а с ней нам - райское житьё.
Я сохраню и приумножу,
в походах славу обрету.

Король Эрик (радостно):
Вот - речь наследника. Теперь, похоже,
могу дела оставить и мечту
осуществить о благостном покое,
как мудрым надлежит в мои лета.
(шум, вбегают слуги)
Ну, что ещё за шум? Что там такое?

Слуга:
Король Бордолии!

Принцесса:
Отец!

Король Эрик (вздыхая):
Всё суета!..

(Входят первоначальные король и королева, с министром Гастоном.)

Гастон (вырывается вперед, наспех отвешивает поклон, озирается):
Здрасьте! И верно! Мой мальчик в короне!
(королю Эрику и королеве Генриэтте)
Сын! Антуан! Он мне сердце разбил!

Антуан (подходит к отцу):
Молчи-ка, папА! про твои беззаконья
напомнить мне что ли, коль ты их забыл?

Королева Клэр (кланяется):
Привет вам, сановная пара!
Мы родичи, вроде, сейчас?
Каким это было ударом!
Но дочка, по счастью, нашлась!

Королева Генриэтта:
Гостям всегда мы рады!
Вот только... как же быть?
Похоже... видно... надо...
Нам свадьбу отменить?

Принц Альфред:
Наоборот! Устроим свадьбу,
и не одну, а целых две!

Король Эрик:
Ещё Филиппа короля позвать бы.
Эй, подавать на стол! Да поживей...

Королева Клэр:
Любимую дочку - и с этим
(показывает на Антуана)
венчаться?
(ехидно, кривляется)
Поздраа-аавим чету!
(принцессе)
Должны королевские дети
кровей соблюдать чистоту!

Слуга (объявляет):
Король Филипп Четвёртый!

Король Филипп (целует ручку королеве Генриэтте)
Генриэтта!
(кланяется королю Эрику)
Здравствуй, Эрик!
(обнимает Антуана)
Мой наследник!

Королева Клэр (удивлённо):
Сколько почёта!

Король Филипп(кивает в сторону королевы Клэр, короля и министра):
Это кто же там у двери?

Принцесса (приседая в поклоне):
Это, Ваше Величество, мама и папа.

Антуан (выводит министра вперед, представляет):
А это отец!

Король Филипп (раскланивается):
Рад сердечно!

Королева Клэр (ворчливо):
Ну ладно, корона не шляпа.
Он правда наследник?

Антуан и Филипп (дуэтом):
Конечно!

Королева Клэр (Филиппу):
Мы так истерзались, коллега,
пропали-то дети совсем!

Король Шарль (перебивает, жалуется):
Больше карет нет, в телеге
ломит бока!
(королева злобно зыркает на него)
Глух и нем!

Король Филипп (Антуану, добродушно посмеивается):
Шли о свадьбе разговоры:
зря, выходит, вёз принцессу
за далёкие за горы
ты от ближнего от лесу.

Что ж, тебя благословляю.
(вздыхает)
Царству надобен наследник.

Гастон:
Мальчик! Сыночек мой! Я поздравляю!
Счастливы будьте! Нас помните, бедных. (всхлипывает)

Королева Клэр (в сторону):
Раз принц, то, пожалуй, и можно,
корона улучшит и кровь.
(громко, обнимает принцессу)
Ну, Евочка, будь осторожна,
опасна слепая любовь!

Гастон (оглядываясь кругом):
Дамы какие! Не наши уродки!
Вот бы (смотрит на Офелию, вздыхает) жениться на этой красотке!

(Пододвигается поближе к Офелии, начинает подмигивать. Офелия сначала кривится, потом слегка кокетничает.)

Астролог (торжественно):
Благословляю сердечно дочку и юного принца.
Благословен будь и сей (оборачивается к принцессе и Антуану) царский прославленный дом.
Звезд предсказанья верны. Но... (смущенно) сам я задумал жениться.
Третья свадьба грядет. Звезды смолчали о том!

Гастон (в сторону):
Надо спешить, а то всех разберут.
(Офелии, с ужимками)
Барышня, здрасьте, а как вас зовут?
Я-то (гордо) министр, королевский отец!
Но одинок я, несчастный вдовец!

Офелия:
Известный мошенник,
бездельник и вор.
(в сторону)
Ни чести, ни денег...
Но ловок, хитёр,
и видный мужчина,
силён... и пригож...
(машет рукой, решаясь)
Расчёты, причины -
притворство и ложь.

Гастон (в сторону):
Вижу впервые, но голос знаком.

Офелия (представляется):
Офелия, фрейлина.

Министр:
Как? Вы о ком?
(в сторону)
Странно, что имя у фрейлин так модно!
Имя - пустое. Юна и гибка!
(громко)
Чудо мое, вы, голубка, свободны?
Вот вам и сердце мое, и рука!

(Офелия молча смущенно кивает и протягивает руку.)

Министр (радостно провозглашает):
Свадьба четвертая: я и Офелия!

Король Шарль (пораженно):
Как? Это ты... вознеслась?!

Королева Клэр (недоверчиво):
Офелия? Ты?
(Офелия смущенно кивает.)
Видно, зелья
какого-то здесь напилась!
Сильны заграничные штучки!
Чего они не утворят!

Гастон (в шоке):
Все-таки ты? Ладно (машет рукой)... щечки и ручки...

(любуется, целует ручки)

Король Шарль (раздосадованной жене):
Всякие зелия - яд!
(оправившись и вспомнив)
Как же моё королевство?
Ссуды теперь не видать.

Король Филипп:
Дам я выкуп за принцессу,
золотых мильонов пять.

Король Шарль (министру):
Пять миллионов? Нам хватит:
первое - двор и дворец,
далее - армия.

Королева (принцессе):
Тратит
скоренько деньги отец.
Ну ладно, посмотрим попозже,
куда золотые пойдут.
(вздыхая)
Агнесса, Офелия - тоже
и вас потеряла я тут.

Агнесса (подходит к Офелии, ей, злобно):
Ага, отослала
подальше...

Офелия (злобно):
К чертям!

Агнесса (кривляясь):
Теперь... потеряла?!

Лекарь Джек (озадаченным астрологу и министру):
Не поймете этих дам!
Шпильки, ножницы, булавки
при себе у них всегда!

Принцесса (только сейчас сообразив, что к чему, обрадованно подбегает к фрейлинам):
Ах, Агнесса! Офелия! Чудно!

(целует фрейлин, они начинают улыбаться)

Король Эрик (поразмыслив):
Для справки.
И я дарю мильон. Вот ерунда -
мильон какой-то!

Королева Генриэтта:
Верно!
Сынок бы был здоров!

Агнесса (благодушно):
А вышло нескверно!

Офелия (радостно):
Краса и любовь! (чмокает министра в щеку)

Король Шарль (обнимает Эрика):
Друг! Вот спасибо! Доволен
очень я, что и скрывать?!

Офелия (назидательно, в зал):
Желаниям волю
полезно давать!

Агнесса (продолжает Офелию):
Мечтать не бояться,
но и (чмокает астролога) не зевать.

Лекарь Джек:
Да по беее-елу све-еету шляться...

Лекарь Джон:
чистый во-оооздух про-ооодавать!

Лекарь Джек:
Тряпки, блё-ооостки ииии смекалка -
подмогну-уул драко-оон судьбе!
(вдруг перестает петь, плачет, к нему присоединяется Джон)
Никому-то нас не жалко.

Король Эрик (Джеку)
Найду тебе занятье. (Джону)
И тебе.

(Слуги обносят всех гостей чашами с вином. Аперитив.)

Антуан:
Солдат - в генералы.
(Жан и Жак, в новых мундирах, бодро отдают честь.)
Нет, лучше - в майоры.
(Жан и Жак отдают честь не так бодро.)
Молчали, как рыбы, идя через горы.
В полковники. Ладно. Я добрый король.

Гастон (гордо):
Вот и досталась почетная роль.
Зло оказалось сильнее добра!

Король Эрик (жестами приглашая к столу):
Итак, друзья, за здравие пора,
за счастие поднять хмельные чаши.

Король Филипп (радостно):
Случай правит судьбы наши.
Вышел в лес я на прогулку,
а попал на пир веселый.

Агнесса (принюхиваясь):
Ах, сдобные булки!

Офелия:
Икра, разносолы.

Принцесса:
Было счастье так близко...

Антуан (весело):
... и близко осталось!

Принцесса:
Чтобы это понять, как я долго скиталась!

Антуан:
Скитаться пришлось нам...

Принцесса:
... пешком, без кареты.

Королева Клэр (со вздохом):
Как нищей! Принцессе самой!

Королева Генриэтта (благодушно):
Все в прошлом!

Принцесса (благодарно):
Мы сыты, одеты.

Антуан (задумавшись, растерянно):
Но надо еще нам доехать домой.

По сцене пролетает дракон, машет крыльями. Занавес.



КОНЕЦ




© Элина Войцеховская, Михаил Сазонов, 2002-2003.
© Сетевая Словесность, 2002-2003.






13.02.2003 Сегодня в РЖ Памяти А.А.Носова, или Об одном незаконченном споре   "Большая жрачка" во время чумы   Антиевропеизм в Америке. Продолжение   Возможность идеологического "гешефта"   Тело террора. Окончание   Последняя любовь Ивана Петровича   Невод и т.д. Выпуск 120   Сконструированная история   Ближневосточно-кавказские параллели   Русскоязычная фантастика как теневой духовный лидер   Иракский Mono-Logos. Экспертная лента   Государыня - актриса. Татьяна Доронина   Быков-quickly: взгляд-51   Как нам избавить от комплексов 10 миллионов бюрократов   Шведская полка # 101   Северная Корея: "красный" Интернет с душком капитализма   Тело террора   А не хотят ли нерусские войны?   Экспансия, колонизация, междисциплинарность   Кривоватый профиль  
Словесность Рецензии Критика Обзоры Гуманитарные ресурсы Золотой фонд РЖ
Яркевич по пятницам Интервью Конкурсы Библиотека Мошкова О нас Карта Отзывы