Лапушинская Галина Алексеевна: другие произведения.

Дубок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 17, последний от 01/01/2003.
  • © Copyright Лапушинская Галина Алексеевна (al@angara.ru)
  • Обновлено: 20/01/2003. 10k. Статистика.
  • Рассказ: Сказки
  • Оценка: 8.10*6  Ваша оценка:


      
       Легкий ветерок задел ветви дуба, всполошил листья, слегка качнул желуди и улетел.
       -Ух ты, как Вас крутит, я бы тоже так хотел, - обратился к одному из листьев, новенький блестящий желудь. - Но у меня не получается.
       Лист с удивлением повернулся. Чтобы желудь заговорил с листом было невиданное дело, поскольку орехи считали сами себя единственными достойными собеседниками и общались только друг с другом. Причиной этому была возможность, упав на землю, прорасти в новый дубок, стать наследником старого дуба, а листья такой надежды не имели, и могли быть только перегноем, на котором прорастет новое дерево. Следовательно желуди считали их никчемными и пустыми созданиями, не имеющих будущего. О том, что большинство орех станет кормом для местных свиней и кабанов, они предпочитали не думать, и причисляли себя к элите общества, а листья к его низшим слоям.
       Листья же не пытались этого изменить, так как были не менее высокомерны. И считали, что раз они появляются на свет гораздо раньше, больше видят, то они умнее, лучше и развитее орех, поэтому общение с глупыми желудями ниже их достоинства.
       Но была и еще одна причина, по которой листик так удивился обращению к нему желудя. Он был парией, уродом, и не то что орехи, но даже и листья старались не обращать на него внимания. Случилось так, что когда он был еще совсем молоденьким свеженьким листком, пошел дождь перешедший в град, и нежный лист был немного побит. А в любом обществе, тот кто отличается от остальных вызывает страх, боязнь, или просто его стараются не замечать. И только самые близкие родственники первое время общались с листом, а потом тоже потихоньку забыли о его существовании.
       -Вы это мне говорите, - изумленно спросил он, опасаясь услышать в ответ грубость или глупость.
       -Тебе. Мне так завидно смотреть, как вы кружитесь. Я вот так вертеться не могу, сразу начинаю о ветки стукаться.
       -А я Вам завидую, - вежливо ответил Лист, - мне надоело уже крутиться.
       -Давай знакомиться, меня зовут Блестик, а тебя?
       -А я просто Лепесток. - и тут же поспешно добавил, опасаясь насмешек над своим именем и внешностью - Хотя это и смешно, я ведь не на цветке расту.
       Вокруг стали обращать внимание на их разговор.
       -Ну надо, же - стали хихикать желуди, - нашел с кем разговаривать. -Это же лист. Ты, что? О чем с ним вообще говорить можно?
       Листьям тоже не понравилось, что кто-то из них опустился до разговора с желудем, пусть даже забытый ими родич.
       -Это же пустомеля и гордец, - как ты с ним можешь общаться? Он только хочет над тобой поиздеваться.
       Но Блестик и Лепесток, не стали их слушать и продолжили болтать.
       -Ты ведь уже давно здесь, расскажи, что происходит, когда нет еще нас желудей?
       И Лепесток стал рассказывать ему, как начинается жизнь на дубе, и что происходит в это время вокруг. Про первую траву, и первые цветы. Про полуголые ветви деревьев, и проклевывающиеся листья. Как потом начинают появляться вокруг ягоды. Он рассказывал, что бывают дни, когда день длиннее ночи, а потом день снова начинает уменьшаться, а ночь нарастать.
       Так днями на пролет они болтали и обсуждали все на свете. След реактивного самолета на небе, игру зайцев на поляне, падающую звезду, и даже проплывающий в вышине спутник. Хотя они и не знали, что такое спутник, и думали, что это высоко летающий светлячок.
       Однажды разыгралась страшная буря. Дождь, усиленный ветром хлестал по листьям и желудям, пытаясь сорвать их с места. Каждый надеялся, что его черенок выдержит. Листья были еще зеленые, и им не хотелось опадать раньше времени, а желуди не созрели, а значит сорвавшись, они бы навсегда потеряли надежду прорасти, поэтому каждый старался из последних сил удержаться на дубе.
       Блестик тоже очень переживал, но не за себя, а за своего друга Лепестка. Того так крутило и вертело, что казалось, он не выдержит и оторвется, как многие его соседи улетавшие теперь прочь, вереща и крутясь в воздухе. Желудя тоже болтало во все стороны, но он был тяжелый, и считал, что если его и сорвет, то далеко он не улетит, а останется где-то поблизости, а вот его друга наверняка унесет ветром очень далеко. Поэтому желудь пытался, сопротивляясь ветру, прикрыть собой Лепестка, чтобы того не сорвало, хотя самого Блестика при этом нещадно колотило по веткам.
       Через какое-то время буря улеглась и установилась тишина. Все стали осматривать себя и ощупывать. Многих листьев не досчитался в этот день дуб. Желуди пострадали чуть меньше.
       -Ха, эти листья, - стали говорить они. - Даже на ветке удержаться не могут, что от них еще можно ждать.
       Они сразу же забыли, что только что каждый из них сам трясся от страха, что его сорвет.
       Листья же осматриваясь горестно вздыхали. Ряды их поредели, а те что остались выглядели не важно.
       -Ты как? - спросил Блестик Лепестка. - Не очень плохо?
       -Да вроде ничего. А ты? Я так боялся, что тебя расплющит об дерево, когда слышал, как ты стучишься об него.
       После этой бури Желудь с листом сдружились еще больше. Они старались почаще общаться, так как поняли, что их и так не долгий век, может стать еще короче из-за злого рока: новой бури или просто сильного дождя. Вокруг дуба росла целая гвардия полевых ромашек, и Блестик, постоянно расспрашивал Лепесток, какие цветы бывают еще, так как он появился гораздо позже листа и кроме этих ромашек ничего не видел. Лепесток рассказывал ему, как на полянке расцвели первые одуванчики, и после голых веток, это соцветие зеленой травы и желтых пятен на ней особенно радовало глаз. Как после стали появляться яркие и экстравагантные Анютины-глазки, и изысканно-нежные ландыши. Желудь слушал все это с таким интересом, что Листику порой было даже стыдно, что он смотрел на это все, и не испытывал такого восторга от увиденного, как желудь от услышанного. Они вместе рассматривали ромашки и Лист учился у Желудя, видеть в простеньких белых лепесточках и желтой сердцевине тонкую и мягкую красоту. Он заново открывал для себя мир в этих простых цветах.
       Много бурь, дождей и даже сильный град пережили вместе лепесток и Блестик, но лето близилось к концу, листья стали желтеть и опадать. Лепесток не был исключением, вначале он стал покрываться желтыми пятнами, потом пожелтел весь. Его друг с грустью смотрел на эти изменения, и каждое утро просыпался со страхом, не увидеть рядом Лепестка. Каждое дуновение ветра, маленькая капелька дождя заставляли его замереть и ждать, не собьет ли лист с ветви. И вот однажды, когда даже самый легкий ветерок не резвился в воздухе, листик отломился от ветви и стал падать и вскоре желудь уже не мог рассмотреть его на земле. Блестик остался один. Он повернулся к своим родственникам желудям, но те не обращали на него внимания. Желудь друживший с листом больше не был для них братом. Листья тоже не хотели с ним общаться. Для них Блестик был и остался слишком молодым и глупым. Желудь посмотрел на солнце, небо, вздохнул и стал раскачиваться на ветке, что было сил. Наконец черенок, прикреплявший его к дереву отломился и желудь полетел на землю. Но он раскачивался так сильно, что улетел далеко от того места, над которым висел, и под которым теперь находился Лепесток. Дуб остался в стороне, а желудь лежал на открытом месте, среди пожухших ромашек, и пожелтевшей травы.
       -Лепесток, - закричал он, что есть силы. - Я тут.
       В ответ было молчание. Желудь закричал еще громче, но никто не ответил. Весь день пролежал Блестик один, а на следующее утро подул ветерок, и поднял ворох опавших листьев в воздух.
       Они кружились и порхали как желтые бабочки, а потом снова стали опускаться, но игривый ветерок не дал им коснуться земли и снова закружил в медленном вальсе. Потихоньку, кружась в воздухе листья приближались к тому месту, где лежал желудь.
       -Лепесток. - Снова закричал Блестик.
       -Блестик? - раздался в ответ неуверенный голос Лепестка. - Это ты?
       -Я!!!! - радостно воскликнул желудь.
       Когда ветерок поутих, листья наконец опустились на землю, Блестик покатился в их сторону, а Лепесток, постарался пододвинуться к нему. Лепестку тоже было одиноко среди своих родных. Другие листья, побитые и искалеченные градом и дождем, так и не признали Лепесток равным себе, теперь уже за то, что он общался с желудем, и поэтому поглупел.
       Все снова пошло по-прежнему, за исключением того, что теперь они не висели не ветви, а лежали на холодной земле. Издалека наблюдали Блестик с Лепестком, как падают с дуба другие листья, а потом и желуди, и дерево остается обнаженным и пустым. По ночам они смотрели на далекие звезды и удивлялись: летом, пока они висели на ветке, и было тепло, огоньки на небе казались им родными и теплыми. А сейчас, лежа на земле звезды стали казаться далекими, холодными и колючими. Такими ночами, только присутствие друга согревало, и давало надежду.
       С падением других желудей пришла страшная пора. К дубу стали приходить свиньи. Они любили полакомиться опавшими желудями. Каждый раз, когда вдали раздавалось похрюкивание, орехи старались вдавиться в землю, а Лепесток бросался закрывать собой своего друга. Он наваливался на него всем своим невесомым телом, и прятал от алчных пятачков. А когда лили дожди, и дул ветер, желудь прикрывал собой лист, чтобы того не унесло прочь. Что помогло в конечном итоге, то ли то, что Блестик лежал в стороне от дуба, то ли то, что однажды маленький поросенок наступил на них с листиком и вдавил в землю, то ли их дружба, но Блестик и лепесток остались лежать там, где и были, не расставшись и не доставшись свиньям.
       Прошло много лет. На этом месте зашумел ветвями молодой и крепкий дуб, его листья весело переговаривались с желудями, рассказывая, о том, что видели или слышали, а желуди прикрывали их во время бурь и дождей. Не было там чванливых и заносчивых желудей, и зазнавшихся листьев. Все жили дружно и весело. А вокруг шумела поросль маленьких дубков.
       А старый дуб, так и стоял одиноко, с ссорившимися желудями и листьями, и ветер грустно шумел в его огромных ветвях, порождая лишь новые ссоры и страхи.
  • Комментарии: 17, последний от 01/01/2003.
  • © Copyright Лапушинская Галина Алексеевна (al@angara.ru)
  • Обновлено: 20/01/2003. 10k. Статистика.
  • Рассказ: Сказки
  • Оценка: 8.10*6  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка