Литературно-художественный журналCross_t
n32 (май 2001) Содержание. Стр.1
 

Евгений Козинаки
Во всём виновата Жучка

         Однажды воскресным утром во двор нашего дома въехал грузовик зелёного цвета. Его кузов был доверху наполнен белым сияющим снегом. Так подумали те жители, которые в это время глядели в окно или стояли просто так на балконе. Точно так же сначала решило и семейство Петуховых и очень удивилось: "Интересно, где это летом можно набрать целую машину настоящего снега?"
         Но когда грузовик, простужено чихая, остановился около третьего подъезда, а из кабины появилась знакомая старушка, то Петуховы сразу поняли, что ошиблись. В кузове грузовика был вовсе не снег, а огромная пуховая перина. А знакомая старушка с чемоданом в одной руке и рыжим котёнком - в другой, оказалась родной бабушкой Петуховых.
         Ох, уж эта бабушка Наташа!
         Нет, вообще-то она была человеком обыкновенным, но чуть-чуть, самую малость, с причудой. Бабушка Наташа почти никогда не расставалась со своей любимой периной. Вот и теперь, собравшись на несколько дней в гости, она захватила её с собой. Правда, для этого старушке пришлось нанять целый грузовик. Но если бы понадобилось, она бы и пароход наняла. Будьте уверены. А может, даже и самолёт.
         При виде гостьи всё семейство Петуховых дружно бросилось по лестнице вниз. Впереди всех, радостно крича и перепрыгивая сразу через три ступеньки, мчался первоклассник Гошка. За ним спешил старший брат Илья. А за ним следом, звеня бусами и браслетами, торопилась их мама
         - Джульетта Степановна. И самым последним спускался глава семейства
         - Афанасий Петрович Петухов. Он хоть и торопился, но старался делать это солидно: то поправляя съезжающие на нос очки, то поглаживая пушистые усы.
         - Ура, котёнок приехал! Мой рыжий Тишка! - закричал Гошка, пулей вылетев из подъезда и от радости чуть не свалив бабушку Наташу на землю. - Тишка, наконец-то ты родился!
         Он схватил испуганно пискнувшего Тишку и крепко-крепко прижал к себе. А Илья сказал, с завистью глядя на брата:
         - Эх, бабуля, лучше бы ты привезла щенка.
         Бабушка Наташа ничего ему не успела ответить, потому что в этот момент ей на шею бросилась Джульетта Степановна. Вскоре из подъезда вышел Афанасий Петрович. Он с большим трудом оторвал свою жену от бабушки и произнёс укоризненно:
         - Мама, ну зачем ты перину опять привезла? У нас раскладушка для тебя есть, почти новая: Ты посмотри, все соседи над нами смеются.
         - Ой, вы на меня не сердитесь, - засмущалась бабушка. - Не могу я свою перинушку одну оставить. Пусть она со мной поживёт, ладно? Впятером Петуховы втащили перину на четвёртый этаж. Положив её в спальне, они отправились на кухню пить чай с клубничным вареньем. Один только Гошка отказался от сладкого. Ему не терпелось похвастаться своим рыжим Тишкой.
         - Пап, мам, я пойду погуляю! - сообщил он уже из прихожей и, не дожидаясь ответа, шмыгнул за дверь.
         Гошка гордо вышагивал по двору, задрав курносый нос и расплываясь в широкой улыбке. Возле забора он увидел близняшек Прокошиных, которые играли в бадминтон.
         - Девчонки! - окликнул их Гошка. - А мне бабушка Наташа из деревни подарок привезла. Вот - настоящий, живой.
         - Подумаешь, - скривила пухлые губки Кристина. - Я своего папу попрошу, он мне хоть сто таких котят принесёт.
         - А если я попрошу, то он двести штук принесёт, получше твоего, - добавила её сестра Марина.
         Тут Гошка заметил своего друга.
         - Эй, Пашка! - позвал он. - У меня теперь котёнок! Павлик подошёл поближе. Он был с головы до ног увешан игрушечным оружием: два автомата, пистолет, три сабли, бинокль, четыре гранаты, пластмассовый меч, лук и колчан со стрелами. В одной руке он держал рыцарский щит, а в другой - верёвочку, за которую был привязан железный танк. Осмотрев Тишку, друг предложил:
         - Давай меняться. Ты мне - котёнка, а я тебе - гранату.
         - Ты что, с ума сошёл? - возмутился Гошка. - Какую-то игрушечную гранату за самого настоящего котёнка. Да я с тобой после этого никогда больше в разведку не пойду.
         - Эх, друг называется, - обиделся Павлик. - Мне для тебя даже гранату не жалко, а ты:
         - Да-а-а, если бы у меня было столько же котят, я с тобой, может, и поменялся, - ответил Гошка и пошёл дальше. Он направился к песочнице, в которой трёхлетний Вася лепил "куличики".
         - Васятка, посмотри, кто у меня, - сказал он, присаживаясь рядом. - Его Тишкой звать.
         - Киска, - обрадовался малыш. - Типа, типа, типа:
         - Представляешь, а Пашка хотел, чтоб я его поменял на обыкновенную деревяшку, - пожаловался Гошка. - Иди, Тишенька, погуляй. Он отпустил котёнка на землю. Наконец освободившись, Тишка стал носиться по двору, как угорелый. А Гошка бегал за ним следом, размахивая руками и звонко смеясь.
         Неожиданно из кустов акации выскочила пятнистая собачонка по кличке Жучка. Громко залаяв, она бросилась к Тишке. Вообще-то Жучка была крохотной и запросто помещалась в кармане пальто. Но голос у неё был, как у настоящего бульдога. От страха котёнок фыркнул и, распушив хвост, кинулся к ближайшему дереву.
         Ближайшим деревом оказался старый тополь, росший как раз напротив подъезда, в котором жили Петуховы. Дерево было таким высоким, что макушкой доставало до крыши дома. Перепуганный Тишка в одно мгновение вскарабкался по стволу вверх.
         -Трошин! - заорал Гошка не своим голосом. - Убери свою Жучку, а то я не знаю, что с ней сейчас сделаю! Может, даже укушу!
         Из-за кустов выбрался Борька Трошин и не спеша подошёл к Петухову-младшему.
         - Чего орёшь? - спросил он спокойным голосом.
         - Да твоя Жучка моего котёнка на дерево загнала, - объяснил Гошка, чуть не плача.
         - Только кошек в нашем дворе не хватало, - хмыхнул Борька и подхватил Жучку на руки. - Бедная моя собаченька, нет тебе нигде покоя. Выпустят тут каких-то ненормальных детей, а они собак начинают кусать.
         Когда Трошин ушёл, Гошка почти полчаса уговаривал котёнка спуститься вниз.
         - Тишка, Тишка, кис-кис-кис: Иди ко мне, трусишка: Тишенька, кис-кис-кис-кис:
         Однако Тишка, вытаращив желтоватые глаза, лишь жалобно мяукал в ответ. Тогда Гошка снял кеды и решительно полез на дерево. Добравшись до ветки, на которой сидел Тишка, он стал осторожно передвигаться к краю. Оказавшись рядом с котёнком, Гошка случайно глянул вниз и: тоже вытаращил глаза.
         Теперь на дереве сидели двое: только один от страха мяукал, а другой - хныкал.
         В это время Илья зашёл в комнату и, услышав подозрительные звуки с улицы, вышел на балкон. Каково же было его удивление, когда он увидел прямо перед собой сидящих на ветке брата и котёнка.
         - Гошка, ты что там делаешь? А ну быстро спускайся вниз, пока я тебе уши не надрал!
         - Не могу-у-у, - пропищал Гошка. - Я бою-ю-юсь.
         - А зачем туда забирался, если боишься?
         - Это не я. Это Жучка во всём виновата. Она загнала моего Тишку на дерево, а я полез его спасать.
         - Сколько раз я тебе говорил, что любая собака в сто раз лучше породистой кошки. Теперь так и будешь до самой старости со своим Тишкой по деревьям лазить: Ладно, сиди и не шевелись. Сейчас я тебе помогу.
         Илья спустился во двор и подошёл к тополю. Поплевав на ладони, он обхватил руками и ногами толстый ствол и полез спасать младшего брата. А заодно и котёнка. Оказавшись наверху, Илья уселся рядом с Гошкой и сказал:
         - Эх вы, трусишки, высоты испугались.
         Он смело посмотрел вниз и: лицо у него быстро побелело. Илья зачем-то опять поплевал на ладони и, вцепившись обеими руками в ветку, неожиданно для самого себя заскулил как щенок. Теперь они сидели на ветке втроём: Тишка - мяукал, Гошка - хныкал, а Илья - по собачьи скулил.
         А в это время их мама, папа и бабушка Наташа спокойно пили на кухне чай. Выпив полную чашку, бабушка взглянула в окно и недовольно покачала головой:
         - Надо же, какие-то проказники сидят на дереве и подсматривают, что мы тут делаем.
         Зрение у старушки было слабое. К тому же ей и в голову не могло прийти, что её внуки могут так безобразничать. Поэтому она их и не узнала.
         - Да, проказников у нас во дворе хватает, - сказал Афанасий Петрович, увлечённо намазывая на хлеб клубничное варенье. А Джульетта Степановна ахнула и выронила из рук чайную ложку. Она сразу узнала своих сыновей. Не говоря ни слова, она выбежала из кухни и спустилась вниз. Бабушка Наташа и Афанасий Петрович, занятые чаепитием, даже не заметили её исчезновения.
         - Илья, ты зачем загнал брата на такую высоту?! - закричала Джульетта Степановна, стоя под деревом.
         - Это не я, - отозвался старший сын. - Это всё Жучка.
         - Не обманывай меня, - не поверила она. - Гошка не боится собак. Наоборот, они его боятся, потому что он у нас кусачий.
         - Я не обманываю. Просто Жучка загнала на дерево Тишку, а Гошка полез его спасать. И теперь боится спускаться.
         - А тебя кто туда загнал?
         - Никто. Я полез за Гошкой и тоже испугался.
         - Эх ты, парень называется, а трусливый как девчонка, - пристыдила его мама.
         Она поправила бусы и, охая и ахая, стала медленно забираться по стволу вверх. Оказавшись рядом с детьми, она посмотрела вниз и взвизгнула: "Ай!"
         Теперь они сидели на тополе вчетвером: Тишка - мяукал, Гошка - хныкал, Илья - скулил, а Джульетта Степановна - повизгивала. Бабушка Наташа допила вторую чашку чая и, обмахиваясь платком, снова посмотрела на улицу.
         - Ну и ну! У вас во дворе не только дети - проказники, но и взрослые хулиганки имеются, - недовольно проворчала она.
         - Да? - удивился самый старший Петухов. - Ни разу не встречал. Он отложил хлеб, наполовину намазанный вареньем, и решил хоть раз в жизни посмотреть на взрослую хулиганку. Однако то, что он увидел в окне, потрясло его до глубины души. Вся его семья сидела на ветке тополя, как будто они не люди, а какие-то сказочные птицы. Не долго думая, Афанасий Петрович выскочил из-за стола и поспешил во двор. Бабушка Наташа посмотрела ему вслед, пожала плечами и стала наливать себе третью чашку чая.
         - Вы что, совсем с ума сошли?! - крикнул самый старший Петухов, задрав голову.
         - Это не мы, - откликнулась Джульетта Степановна. - Это Жучка.
         - Какая ещё Жучка?
         - Из третьего подъезда, - подсказал Гошка, шмыгая носом.
         - Она, что ли, с ума сошла? - удивился Афанасий Петрович.
         - Нет, она загнала на дерево Тишку, а я полез его спасать.
         - Ну и что?
         - А потом я полез спасать Тишку и Гошку, - проскулил Илья.
         - А потом?
         - А потом я полезла спасать Тишку, Гошку и Илюшку, - ответила Джульетта Степановна.
         - Так чего же вы там все сидите и никого не спасаете? - рассердился Афанасий Петрович.
         - Мы боимся спускаться! - ответили все хором.
         Самый старший Петухов снисходительно улыбнулся и, сняв очки, полез на дерево. Добравшись до своей семьи, он уселся на ту же ветку и смело взглянул вниз.
         - И ничего тут страшного нет, - рассмеялся он. - Просто вы все бояки.
         - А ты надень очки и посмотри ещё раз, - предложила ему Джульетта Степановна.
         - Пожалуйста.
         Афанасий Петрович достал из кармана очки и водрузил их на переносицу.
         - Ух ты! - воскликнул он, трясущейся рукой разглаживая усы.
         Теперь они сидели на тополе впятером: Тишка продолжал мяукать, Гошка - хныкать, Илья - скулить, Джульетта Степановна - повизгивать.
         Афанасий Петрович хоть и сидел молча, но зато довольно громко стучал от страха зубами.
         А бабушка Наташа допила третью чашку чая и ещё раз посмотрела в окно. Теперь наступила очередь удивляться ей. Если она не могла разглядеть своих внуков и Джульетту Степановну, то собственного сына она узнала бы где угодно. Хоть на небе, хоть под водой. Бабушка Наташа распахнула пошире окно и закричала:
         - Афонечка, как тебе не стыдно! Ты же взрослый мальчик, а сидишь на дереве вместе с проказниками и хулиганкой!
         - Это не проказники и хулиганка, - ответил он. - Это мои дети и жена. А вон тот рыженький с краю - твой Тишенька.
         - А зачем вы сидите на дереве? Спускайтесь вниз.
         - Мы боимся, - ответил за всех Гошка.
         - Афонечка, неужели и ты трусишь? - не поверила бабушка Наташа.
         - Нет, сам-то я не боюсь. Это они все испугались. А я боюсь, что они боятся, что я боюсь.
         - Что-то я ничего не поняла, - проворчала старушка и, закрыв окно, спустилась во двор.
         А здесь уже собралось полным-полно зевак. Бабушка Наташа встревожена ходила вокруг тополя и повторяла:
         - Ах ты, батюшки, что же делать? Что же мне делать, а?
         - Надо позвать пожарника дядю Гену из пятого подъезда, - подсказал Павлик, сжимая в руке гранату. - Он приедет на машине, вытащит лестницу и сразу их с дерева снимет.
         - Мы сейчас позовём пожарника! - сообщила бабушка Наташа.
         - Ой, не надо! - ещё больше испугалась Джульетта Степановна. - Пожарник здесь не поместится.
         - Тогда надо вызвать вертолётчика дядю Сеню из первого подъезда, - опять предложил Павлик. - Он подлетит на вертолёте и запросто заберёт их оттуда.
         - Тогда мы пригласим вертолётчика с вертолётом! - крикнула бабушка Наташа.
         - Только вертолёта нам не хватает, - ответил Афанасий Петрович и ещё сильней застучал зубами.
         Больше Павлик ничего предложить не мог. Бабушка Наташа совсем растерялась, она бегала вокруг дерева и причитала:
         - Охо-хошеньки, приехала в гости, хотела отдохнуть, а здесь в первый же день такой ужасный переполох. И зачем я только приехала? Сейчас была бы у себя в деревне, лежала бы спокойно на мягкой перине: Неожиданно она замолчала и, остановившись, посмотрела вверх, потом - вниз. Все, кто стоял во дворе, тоже посмотрели вверх и вниз.
         - Так, ты, ты и ты, - сказала старушка старшим мальчикам, - пойдёте со мной.
         Она вместе с ребятами скрылась в подъезде. Во дворе воцарилась тишина, все ждали, что будет дальше. Лишь на макушке дерева были слышны - мяуканье, хныканье, поскуливание, повизгивание и громкий стук зубов. Через несколько минут мальчишки вынесли огромную перину и разложили её под деревом.
         - Прыгайте все в перину! - скомандовала бабушка Наташа.
         - Нет! Нет! Нет! Нет! - раздались сверху испуганные голоса. Один только Тишка ничего не сказал. Он даже перестал мяукать. Увидев перину, на которой он родился и часто играл, котёнок сразу перестал бояться. Он разжал острые коготки и стремительным рыжим лучиком полетел вниз.
         По двору пронёсся вздох облегчения.
         Как только Гошка увидел, что его любимца нет рядом, он шмыгнул носом и сказал:
         - Я за Тишкой хоть с какой высоты прыгну.
         И прыгнул. По двору во второй раз пролетел вздох облегчения. Илья после прыжка младшего брата перестал скулить.
         - А что тут такого, - сказал он. - Отсюда и я запросто спрыгну.
         И спрыгнул. В третий раз раздался вздох облегчения. Джульетта Степановна прекратила повизгивать.
         - Я должна быть там, где мои дети, - произнесла она. - Это мой материнский долг.
         И вскрикнув: "Ой, мамочки!", плюхнулась в перину. В четвёртый раз во дворе послышался вздох облегчения.
         Теперь на дереве оставался только Афанасий Петрович. Он уже давно не стучал зубами, но ему было ужасно стыдно за свой недавний испуг. Поэтому самый старший Петухов решил сделать что-то необычное. Он осторожно встал на ветку ногами и стал на ней раскачиваться. Все внизу затаили дыхание, наблюдая за смельчаком. Раскачавшись, Афанасий Петрович подпрыгнул и взмыл в воздух. Вытянув ноги и раскинув руки, он стал похожим на огромную усатую птицу.
         - Афонюшка! - воскликнула бабушка Наташа. - Куда же ты?!
         - Мы здесь, папочка! - закричали дети.
         - Спускайся к нам! - попросила его Джульетта Степановна. Взлетев над крышей дома, самый старший Петухов поджал ноги, обхватил их руками и быстро-быстро закувыркался в воздухе. Оказывается, это он делал кульбиты, как настоящий воздушный акробат в цирке. Афанасий Петрович успел сделать ровно тридцать три кувырка и благополучно приземлился на перину. На этот раз зрители дружно захлопали в ладоши. Кто-то даже закричал:
         - Браво! Бис!
         Аплодисменты были такими громкими и долгими, что Афанасию Петровичу пришлось выбраться из перины и раскланяться на все четыре стороны. Он очень смущался, но был доволен своим успехом. Глаза у него блестели от восторга, а усы топорщились, как сапожная щётка.
         - Я же вам говорила, что это циркач, - сказала какая-то женщина. - А вы мне не верили.
         Но никто с ней и не спорил. Все были довольны тем, что им совершенно бесплатно удалось посмотреть выступление воздушного акробата. А семейство Петуховых, счастливое, что всё так хорошо закончилось и все наконец опять вместе, подхватило перину, посадило на неё Тишку и пошло домой допивать чай с клубничным вареньем.
 
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Обложка

От редакции

Авторы

Наш адрес
 
Cross_b
Страница 1Страница 2Страница 3Страница 4Страница 5Страница 6Страница 7Страница 8Страница 9Страница 10Страница 11Страница 12Страница 13Страница 14