САЛОН

Андрей Агафонов

Две пьесы


ПОМИНКИ

Романтическая комедия с фейерверком


Действующие лица:


Женщина
Весельчак
Бармен
Доктор
Труп

Акт первый


Кафе "Лазурное". Освещены столы с закуской и выпивкой, заиндевевшие от мороза окна. За окнами темно. Дверь открывается, входит молодая красивая женщина. В руках у нее небольшой металлический цилиндр. Женщину пошатывает. Она останавливается посреди кафе и задумчиво смотрит на сервированные столы.

ЖЕНЩИНА: Есть кто ж-живой? Ах да, глупый вопрос.

Плюхается на один из стульев, ставит цилиндр на стол перед собой и щелкает по нему ногтем.

ЖЕНЩИНА: Вот мы и одни. Ты сам по себе, я сама по себе. Ты ведь всегда этого хотел. Да? Не дави-и на меня... Не ле-езь ко мне... А вот возьму и залезу.

Пытается отковырять крышку цилиндра ногтями.

ЖЕНЩИНА: Что у тебя там... Ай! Ноготь сломала. Вечно из-за тебя неприятности.
Вот скажи мне, милый мой... Вот были у тебя руки, ноги. Ты был такой большой, такой сильный. Мужчина. И ничего теперь нет. И кто ты после этого?
А как ты меня замечательно прикладывал. Как я боялась-то тебя. А чего я боялась?
Что у тебя руки больше, голос громче? Да? Но это же... это же... это же физическое... А я думала, ты меня морально прикладывал. А ты просто был... как слон. Понимаешь? Понимаешь? Ну, скажи что-нибудь своим замечательным голосом. Как ты умеешь (трясет цилиндр). Мне подождать? Я подожду (смеется).
Вот я теперь одна. Свободная, красивая. Молодая относительно. Спасибо тебе за это. Не задержался. Закатилась... звезда моя...
Давай это дело отпразднуем. Давай?

Наливает себе водки. Чокается с цилиндром. Пьет.

ЖЕНЩИНА: Что пожелать тебе, не знаю, ты только начинаешь жить. От всей души тебе желаю с хорошим ангелом дружить... (плачет).

Свет гаснет. Несколько секунд слышны только всхлипывания. Затем вспыхивают неоновые буквы “БАР”, и мы обнаруживаем Бармена и Весельчака по обе стороны стойки.

ВЕСЕЛЬЧАК: Включи что-нибудь веселенькое.
БАРМЕН: Шопен подойдет? Здесь поминки.
ВЕСЕЛЬЧАК: Кого поминают?
БАРМЕН: Да так, черта одного... (смотрит на женщину). Женщина! Вам плохо?
ВЕСЕЛЬЧАК (оглянувшись): Да она спит.
БАРМЕН: Пойду гляну.

Выходит из-за стойки. Весельчак перегибается через стойку и включает магнитофон. Оттуда раздается:

-- Спят усталые игрушки, книжки спят... ла-ла-ла-ла-ла...

Конец первого акта



Акт второй


Кафе ярко освещено. Вокруг уснувшей стоят трое мужчин -- Бармен, Весельчак и Доктор. Доктор осторожно вынимает из руки Женщины цилиндр, опускает его во внутренний карман дорогого пальто. Женщина поднимает голову.

ЖЕНЩИНА: Кто? А... Садитесь, господа. Я собрала вас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие...
ДОКТОР: Ну, перестань, перестань. Поехали отсюда.
ЖЕНЩИНА: Как это поехали? А поминки?
ДОКТОР: Видишь, никого нет.
ЖЕНЩИНА: Ну и плевать. (Бармену и Весельчаку) Садитесь, садитесь. Я избалована вниманием мужчин.
ВЕСЕЛЬЧАК: О как.
БАРМЕН: Я не могу.
ЖЕНЩИНА: Да ладно, не могу. Нету же никого. Садись!

Тянет его за руку. Бармен послушно садится рядом с ней. Остальные опускаются на соседние стулья.

ВЕСЕЛЬЧАК (наливая женщине и себе): Ну, за что пьем?
ДОКТОР: Земляк, мы с похорон.
БАРМЕН: Мои соболезнования. Не чокаемся (пьет).
ДОКТОР: И на том спасибо.
ЖЕНЩИНА: А ты знаешь, что значит “спасибо”?
ДОКТОР: И знать не хочу.
ЖЕНЩИНА: Спаси тебя Бог.
ВЕСЕЛЬЧАК: О как.
ЖЕНЩИНА: Что ты заладил?
ВЕСЕЛЬЧАК: Прошу прощения, у знакомой перенял. Она по любому поводу это говорит.
БАРМЕН (кашлянув): А это... Почему не пришел никто?
ДОКТОР: Да она там на кладбище устроила... Содом и маленькую Гоморру...
ЖЕНЩИНА: Ага. Дала просраться старым кошелкам.
ВЕСЕЛЬЧАК (хочет сказать привычное “О как”, но вовремя спохватывается; все, тем не менее, смотрят на него): То есть ты, выходит, молодая вдова?
ЖЕНЩИНА: Да, выходит, я -- молодая вдова. Но вы, молодой человек, не суетитесь понапрасну, поскольку -- вот, видите? -- у меня есть уже друг. Вакантное место занято.
БАРМЕН (выпивает): Это правильно, да. Всегда надо иметь запасной аэродром.
ВЕСЕЛЬЧАК (хихикает): Анекдот вспомнил...
ДОКТОР: Да, давайте будем анекдоты рассказывать, пошлости говорить. Может, станцуем еще? (Женщине). Чего ты добиваешься? Ну, ненавидела ты его. Я не меньше ненавидел. Но есть же какие-то предельные ситуации.
ЖЕНЩИНА: Я ненавидела? С чего баня-то упала?
ДОКТОР: А что, любила, что ли?
БАРМЕН (вставая): Может, нам лучше это...
ВЕСЕЛЬЧАК: Говори за себя, мне интересно.
БАРМЕН: Да ну вас. Помянуть по-людски не можете.

Уходит за стойку.

ВЕСЕЛЬЧАК: А что мы делаем? Только о нем и говорим. В уставе не записано, что обязательно добрым словом. Каждому свое.
ДОКТОР: Я не пойму, ты издеваешься, что ли?
ВЕСЕЛЬЧАК: Почему издеваюсь? На самом деле. Он умер. Вы живы. Если она (кивает на Женщину) не ревет белугой, это не значит, что она радуется. Если она его не ненавидела, это не значит, что любила. Это же логика, земляк. Простая логика. Если А, то Бэ. Если не А, то не Бэ. Понял?
ДОКТОР: Нет, не понял.
ВЕСЕЛЬЧАК: Объясняю. Вот сидишь ты с кислой рожей и типа переживаешь. А тебе-то чего переживать? Она тебе досталась, одет ты хорошо, проживете. Значит, твоя кислая рожа преследует какую-то цель. Но другую. Логично?
ДОКТОР: А если я тебе щас в глаз дам, логично?
ЖЕНЩИНА: Так, сели, сели. Спокойно. Это вообще мои поминки.
ДОКТОР: Вот именно. Что вы здесь делаете? Кафе откуплено на весь вечер.
ВЕСЕЛЬЧАК: Да пошел ты, откуплено. Тобой, что ли?
ДОКТОР: Да, мной!
ЖЕНЩИНА: Слушай, я сейчас тоже уйду тогда, и сиди в своем кафе. Благодетель.
ВЕСЕЛЬЧАК: Я куплю тебе новую жизнь, да? Медленно и печально, да?
ДОКТОР: Так, ладно. Хватит с меня. Я уйду. Празднуйте на здоровье.
ЖЕНЩИНА: Скатертью дорога.
ВЕСЕЛЬЧАК: Он у тебя это... стащил... пока ты дрыхла...
ЖЕНЩИНА: Отдай.
ДОКТОР: Ты понимаешь, что нельзя...
ЖЕНЩИНА: Отдай, сволочь.
ДОКТОР: Я договорился, что сейчас верну на место...
ЖЕНЩИНА: Ах, ты договорился.
ВЕСЕЛЬЧАК (вставая): По-хорошему...

Начинается драка. Свет гаснет. Слышна милицейская сирена.

Конец второго акта

Акт третий


Квартира Женщины, больше похожая на студию: комната соединена с прихожей и с кухней. Кухня не освещена совсем, комната слабо. В постели двое -- Женщина и Весельчак.

ВЕСЕЛЬЧАК: Муж-то знал?
ЖЕНЩИНА: Откуда я знаю, что он знал, чего не знал. Я все вижу... вот верю ли я? (смеется).
ВЕСЕЛЬЧАК: Жванецкого любишь. Только не говори: “Откуда я знаю...”
ЖЕНЩИНА: Нет, ты уж не обижайся, пожалуйста. Если честно, я его очень любила. И боялась.
ВЕСЕЛЬЧАК: И изменяла?
ЖЕНЩИНА: Я и сейчас ему изменяю. А что, по-твоему, я делаю?
ВЕСЕЛЬЧАК: Ну, сейчас... Сейчас это не страшно.
ЖЕНЩИНА: А ты женат?
ВЕСЕЛЬЧАК: Ага.
ЖЕНЩИНА: И тебе не страшно?
ВЕСЕЛЬЧАК: А какая связь?
ЖЕНЩИНА: Я тебя неправильно поняла, наверное. Пойду я в ванную схожу.
ВЕСЕЛЬЧАК: Может, я с тобой? Заодно и помоемся.
ЖЕНЩИНА: Нет, лучше я одна. У нас санузел совмещенный...
ВЕСЕЛЬЧАК: А-а...
ЖЕНЩИНА (останавливаясь): Как накурено у нас... Слушай, ты кури под форточкой, ладно?

Уходит в ванную. Весельчак натягивает штаны, идет на кухню курить. Садится под форточкой, включает настольную лампу. Напротив него за столом сидит Труп.

ТРУП (весело): Привет.
ВЕСЕЛЬЧАК (роняя сигарету): Привет... И давно ты здесь?
ТРУП: Ну, в общем, да. Сижу вот, курю.
ВЕСЕЛЬЧАК: А ты вообще кто?
ТРУП: Вообще муж. Покойный.
ВЕСЕЛЬЧАК: Ты извини, что так получилось...
ТРУП: Да? И что, ты думаешь, извиню? Смешные люди, ей-богу.
ВЕСЕЛЬЧАК: С покойным -- это не грех. В смысле, с женой покойного.
ТРУП: Да при чем тут, грех -- не грех. Ты ведь женат, так что все равно душу погубил. Да мне как-то по барабану. Обыкновенная ревность. Ты кури, кури...

Весельчак лихорадочно закуривает.

ТРУП: А я ведь ее, дуру, предупреждал... Понимаешь, друг, дело не в том, что ты согрешил. Дело в том, могу ли я тебя за это наказать. А я могу. И что ты на это скажешь?
ВЕСЕЛЬЧАК: Так наказал бы этого тогда, дружка ее. Я-то при чем?
ТРУП: А какая разница? Того, другого... Ты опять исходишь из соображений какой-то абстрактной справедливости. Кто-то меньше виноват, кто-то больше. Херня это все. Я твою личность во внимание принимать не собираюсь. Я знаю, что ты добрый, жену любишь, а тот вообще говно полное. Но мне это неважно. Мне важно, что я ее видел - с тобой. И могу теперь вас обоих загасить - вот так вот примерно (гасит окурок в пепельнице). Смешно, правда?
ВЕСЕЛЬЧАК: Очень. Особенно если учесть, что ты сам сейчас как этот окурок. По идее.
ТРУП (задумчиво, явно не слушая): Ну да, ну да... Блядь, ну предупреждал же я ее...

Весельчак незаметно отрывает задницу от табуретки, в полусогнутом положении пытается привстать.

ТРУП (толкая его обратно на табуретку): Посиди-ка... Сейчас интересно будет.

Подходит к дверям ванной, щелкает выключателем.

ЖЕНЩИНА (из-за двери): Эй! Включи свет!
ТРУП: А вот сиди теперь в темноте. Долго ты там просидишь?

Слышно, как в ванной выключают воду. Полная тишина.

ТРУП (Весельчаку, самодовольно): Видишь, узнала голос. Замечательный ведь голос у меня. (Через дверь). Да?!

Из-за двери доносятся какие-то странные звуки.

ВЕСЕЛЬЧАК: Включи свет, она ведь с ума сойдет.
ТРУП: Да я думаю, уже сошла... Но раз ты просишь... Крибле, крабле...

Жмет на кнопку выключателя. Раздается истошный звериный вопль, летят искры, сцена озаряется тысячью огней. Затем все меркнет. Становится тихо и темно. Из темной глубины сцены выкатывается металлический цилиндр. Он падает со сцены в зал и катится дальше, по зрительскому проходу.

Занавес

ОСТАНОВКА

Пьеса в трех актах

Действующие лица:

Мужчина
Женщина
Ангел
Бес
Доктор

Акт первый

Сцена частично затемнена, вспышки света выхватывают то один, то другой угол. Кухонный стол, кровать, окно. За сценой дребезжат трамваи.

МУЖЧИНА (в костюме, при галстуке. Он только что пришел. Разговаривая, снимает с себя пиджак, галстук, расстегивает рубашку). Я вот думаю, не проехаться ли мне по городу. На трамвае.
ЖЕНЩИНА (сидит за столом, пьет кофе). Может, просто погуляем?
МУЖЧИНА. Нет, я хочу один.
ЖЕНЩИНА. Что-то случилось? Неприятности на работе?
МУЖЧИНА. Неприятности? Нет… Какая разница. Я не хочу тебе врать.
ЖЕНЩИНА. Ты что-то скрываешь?
МУЖЧИНА. Нет. Почему обязательно "скрываешь"? Если я говорю ложь, это не значит, что я скрываю какую-то правду. Никакой правды вовсе нет. Это чистый вымысел (смеется).
ЖЕНЩИНА. Как это нет? Ты врешь. Все врут. Говорят одно, думают другое.
МУЖЧИНА (садясь напротив и закуривая). Да это все понятно. Я тоже говорю одно, думаю другое.
ЖЕНЩИНА. Ну, вот видишь.
МУЖЧИНА. А что я думаю? Откуда я знаю, что то, что я думаю – это правда? Другим я говорю, что меня заботит их сраная жизнь. А думаю про себя, что хочу денег, любви хочу. Но это тоже ложь.
ЖЕНЩИНА. Ничего не ложь.
МУЖЧИНА. Ну вот, например. Я хочу тебя. Это правда?
ЖЕНЩИНА. Я не знаю.
МУЖЧИНА (встает). Это правда. Ты можешь убедиться. Но что значит мое "хочу" на расстоянии десятка метров или пары часов? Значит ли оно – хочу ТОЛЬКО тебя? Значит ли оно, что ВЕСЬ я хочу ВСЮ тебя? Малому во мне нужно совсем немного от тебя… Нужно сейчас, не знаю, как будет завтра… И что ты дашь мне взамен?
ЖЕНЩИНА. Ты серьезно спрашиваешь?
МУЖЧИНА. Ладно, забудь.
ЖЕНЩИНА. Вечно ты так. Тебя достают на работе, ты приходишь домой, и начинается. Раньше ты таким не был. Раньше ты бездельничал, и у тебя была куча проблем, помнишь? Но ты не боялся. А теперь боишься. Хотя проблем стало куда меньше. Работа стала тобой.
МУЖЧИНА. Да, работа стала мной. Работа дает мне свободу от множества других работ. Одно унижение избавляет от множества других унижений. Но какая работа освободит меня от унижения быть с тобой?!
ЖЕНЩИНА. Тебе унизительно быть со мной?
МУЖЧИНА. Мне унизительно быть с кем-то. Разговаривать с кем-то. Мне унизительно это, потому что я профессиональный лжец. Потому что я знаю все кнопки. Но здесь я не хочу врать, не хочу быть профессионалом, не хочу манипулировать и пресмыкаться. А мне приходится это делать, иначе наш пасхальный мирок даст трещину. Мирок, замешанный на лжи любви. Это сильный состав.
ЖЕНЩИНА. Ты не любишь меня. Ты никого не любишь.
МУЖЧИНА. Любовь тоже ложь. Все эти краткие вспышки импульсов, кто их знает, когда они начнут вспыхивать реже, когда прекратятся совсем? А мы делаем вид, что эти вспышки – это ровный свет, горящий круглые сутки. Это альфа-ритм на наши головы. Наша жизнь состоит из сплошных стоп-кадров. И никто не знает, какой стоп-кадр окажется последним. Бесконечное множество финалов – и ни одной настоящей развязки. Мы топчемся на месте.
ЖЕНЩИНА. Ты хочешь поссориться?
МУЖЧИНА. Ты что, переводишь мои слова с человеческого на женский? Я знаю все эти тесты – "если он говорит, то он думает". Я сам их сочинял. Нет, я не хочу с тобой поссориться. Я хочу поссориться с собой. Окончательно и бесповоротно.

Достает из кармана брюк пистолет, прикладывает его к голове и стреляет. Визг. Гром. Пламя выстрела освещает новую фигуру на сцене. Это Ангел.

АНГЕЛ. Повторяй за мной: то, что сделано, не имеет значения.
МУЖЧИНА. Не имеет значения.
АНГЕЛ. То, что запомнилось, не имеет значения.
МУЖЧИНА. Не имеет значения.
АНГЕЛ. То, что воспоследует, не имеет значения.
МУЖЧИНА. Не имеет значения.
АНГЕЛ. Ты очень глупо поступил, сделав это. Теперь я оставляю тебя.

Пятно света перемещается, фигура ангела пропадает во тьме. Видно больничную кровать. Мужчина лежит на кровати.

МУЖЧИНА. Кто это был?
ЖЕНЩИНА. Это врач. Он сказал, что с тобой все будет в порядке.
МУЖЧИНА. Правда?
ЖЕНЩИНА. Абсолютная.
МУЖЧИНА. Я не слышал.
ЖЕНЩИНА. Это не имеет значения. Я слышала.

Свет возвращается туда, где был ангел. Но теперь там другое существо.

БЕС. Она лжет! Она всегда лгала тебе, потому что жалела тебя, желала тебя. Потому что она добрая женщина. Но что тебе теперь до этой лжи? Этой мелочи? Ты умер уже давно. У тебя пробита голова, выбиты мозги. Посмотри на свою рубашку, она промокла от крови и уже засохла на тебе, как кожура граната. Твое лицо татуировано порохом. У тебя белые руки, холодные пальцы. Тебя нет.
МУЖЧИНА. Но ты же разговариваешь со мной.
БЕС. Я всегда разговариваю с теми, кого нет. Кто-то же должен с ними разговаривать.
МУЖЧИНА. Я когда-нибудь был живым?
БЕС. Зависит от того, веришь ли ты в это. Вспомни самый солнечный кусочек своей жизни. Это был хорошо прогретый объем воздуха, вот и все. Пустота, напоенная ароматами. Ты не присутствовал в этой пустоте, ты только наблюдал. И тем не менее, чувствовал себя счастливым. Почему? Объясни мне.
МУЖЧИНА. Я не знаю. Облака закрыли солнце, и получился такой густой, теплый свет. Лица людей рядом со мной стали так красивы. Их одежда казалась странной, нездешней. Они негромко переговаривались, и это успокаивало, как журчание воды или жужжание мухи. Да, как жужжание мухи… Какая-то девочка прошла мимо и улыбнулась мне. Мне ничего не хотелось больше. Я стоял бы так, рядом с ними, целую вечность.
БЕС. Ты мог остаться там. Жаль, что ты не понял этого тогда. Где это было?
МУЖЧИНА. На трамвайной остановке.
БЕС. А потом пришел твой трамвай, ты встряхнулся, занял свое место и поехал дальше.
МУЖЧИНА. Да, и у меня очень болела голова потом.
БЕС. Теперь у тебя нет головы.
МУЖЧИНА. У меня нет головы.
ЖЕНЩИНА. Он опять бредит.
МУЖЧИНА. У меня нет сердца.
ЖЕНЩИНА (плачет).
МУЖЧИНА. Но это не имеет значения.
ЖЕНЩИНА (плачет).

Конец первого акта

Акт второй

Кабинет доктора. Стол освещен настольной лампой. Все остальное – в темноте.

ДОКТОР. С чего все началось?
ЖЕНЩИНА. Я сама не понимаю. С разговоров о работе. Может быть, его там обидели сегодня. А потом все так быстро случилось. Только что был спокойным. Ну, обычным. Вдруг начал орать. Достал пистолет.
ДОКТОР. Откуда пистолет?
ЖЕНЩИНА. Ему подарили недавно. За хорошую работу. Зарегистрированный, все.
ДОКТОР. А что за работа?
ЖЕНЩИНА. Я не вдавалась.
ДОКТОР. Вы вообще дружно жили? Интересовались друг другом?
ЖЕНЩИНА. Ну, конечно. Нет, ну, он мог там дуться часами, но в принципе мы разговаривали.
ДОКТОР. Разговаривали.
ЖЕНЩИНА. Да. Мы любили вечерами поговорить.
ДОКТОР. А он изменился за время вашего знакомства? Я так понял, что изменился. И вам это не нравилось.
ЖЕНЩИНА. Мне не нравилось, потому что ему не нравилось. Он говорил, что стал обыкновенным. Стал как все.
ДОКТОР. Мы все – обыкновенные.
ЖЕНЩИНА. Я об этом и говорю.
ДОКТОР. А он чем-то отличается?
ЖЕНЩИНА. Отличался. У него были живые глаза. Теплые. Он мог так посмотреть, как будто…
ДОКТОР. Как будто что?
ЖЕНЩИНА. Ну, вот вы сейчас так смотрите (улыбается). Не надо.
ДОКТОР. Почему?
ЖЕНЩИНА. Не надо, и все.

Отводит взгляд. Свет выхватывает того, на кого она смотрит.

БЕС. Тебе это неприятно?
ЖЕНЩИНА. Нет. Мне это приятно. А так не должно быть. Он там, рядом.
ДОКТОР. Это не имеет значения.
БЕС. У него нет головы.
ЖЕНЩИНА. Вы врете. Он еще жив.
БЕС. Он все равно что мертв. Он не может обнять тебя, поцеловать тебя. Он оставил тебя. На час, на месяц – какая разница? О чем он думал? Разве можно оставлять женщину?
ДОКТОР. У него нет сердца.
ЖЕНЩИНА. А у вас?
ДОКТОР. Я не женат, мне сердце ни к чему.
ЖЕНЩИНА. Вы не любите себя.
ДОКТОР. За что мне себя любить? Я обыкновенный.
БЕС. Он любит тебя. Он хочет, чтобы ты его пожалела.
ЖЕНЩИНА. Мы только что познакомились.
БЕС. Это не имеет значения. Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, любит ее здесь и сейчас. Он смотрит на тебя. Ты можешь ответить на его любовь?
ЖЕНЩИНА. Но это предательство.
БЕС. Предательство – это оставить женщину одну. Женщину нельзя оставлять одну.
ДОКТОР. Пойдем ко мне? Тебе нельзя здесь оставаться.
ЖЕНЩИНА. Я не хочу.
БЕС. Нет, ты хочешь. Ты хочешь вспомнить, как это – впервые отдать мужчине свои губы, свою грудь, свою плоть. Ты вспомнишь, как бешено может биться твое сердце, его сердце. Ты почувствуешь, что жива. Он будет любоваться тобой, дышать тобой. А когда это кончится, тебе даже не будет больно. Потому что тебе есть к чему возвращаться.
ЖЕНЩИНА (кивая на доктора). А как же он?
БЕС. О нем не беспокойся. С ним все будет хорошо. Я позабочусь об этом.
ДОКТОР. Идем.
ЖЕНЩИНА. Идем.

Свет переходит на другую сторону сцены.

АНГЕЛ. Постойте. Вы подумали о том, кто там, за стеной?

ДОКТОР. Да, мы подумали о нем.
ЖЕНЩИНА. Мы помним о нем.
БЕС. Мы любим его. Мы все очень любим его. Но сейчас он ничем не может помочь нам.

Конец второго акта.

Акт третий

Трамвайная остановка где-то на окраине. Летний вечер. Зеленая трава за остановкой. Солнце зашло за облака. Удивительно теплый, мягкий, густой свет. Двое стоят на авансцене – Ангел и Бес. Еще несколько фигур стоят в отдалении, проходят мимо.

АНГЕЛ. Я хотел бы лечь на траву прямо здесь. Пусть это будет отпуск. Я так хочу в отпуск. Лежать на траве и ни о чем не думать. Мир так прекрасен сейчас.
БЕС. Ночью будет холодно. Ты замерзнешь.
АНГЕЛ. Ночи может и не быть. Посмотри на этого человека. Он верит, что ночи может и не быть.
БЕС. Ни черта он не верит. Он просто немного устал.
АНГЕЛ. Он еще совсем мальчик. С чего ему уставать? Хотел бы я быть таким счастливым, как он.
БЕС. Он еще не знает, что мир принадлежит ему. Он думает, что сам по себе, а мир – сам по себе. Что ничего нельзя взять от мира и не надо брать. Но я расскажу ему. Он далеко пойдет.
АНГЕЛ. Он останется здесь, со мной.
БЕС. Посмотрим. Видишь вот эту девочку? Она будет его женой.
АНГЕЛ. Он останется здесь.
БЕС. У тебя нет сердца.
АНГЕЛ. На что оно мне? Я ангел.
БЕС. Она проходит мимо. Сегодня они не узнали друг друга. Завтра он полюбит другую. Влюбится в первый раз. Будет счастлив и несчастлив в любви. Будет меняться. Взрослеть. У него будет много женщин, у моего мальчика.
АНГЕЛ. Такой же твой, как и мой.
БЕС. Давай не будем ссориться. Все разрешится само собой. Сейчас придет его трамвай, он сядет в него и поедет дальше, жить.
АНГЕЛ. Как жаль. Как жаль. Лучше бы он остался со мной.
БЕС. К счастью, он не знает пока, что лучше, что хуже. Он думает, что все еще впереди.
АНГЕЛ. Ничего, он вернется. Я буду ждать его здесь. Я всегда буду ждать его.

Лязг трамвая. Солнечный свет пропадает. Снова тьма и вспышки иного света. Больничная палата. Рука лежащего на кровати держится за спинку кровати, как за трамвайный поручень. Затем рука падает. И наступает молчание.

Где-то вдалеке звенит удаляющийся трамвай.

КОНЕЦ

11 июня 2000 года.

Правила голосования:

Голосовать можно лишь один раз. Оцените текст по пятибалльной шкале от -2 (ужасно) до +2 (замечательно). Затем нажмите "Вот так". Если захотите посмотреть результаты голосования, нажмите "Как там?". По умолчанию ставится оценка "0" (никак). Если голосовалка не пустила вас проголосовать (а такое случается), не огорчайтесь, выскажите все, что думаете об авторе и его тексте в гостевой книге.


 
Андрей Агафонов 
Две пьесы

1
-2 -1 0 +1 +2

Проголосовало 7 человек(а)

Оставить отзыв
В Салон

TopList