№1'2000 << 01Константин Беляев13 >>
©ОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ
Константин Беляев Сергей Огиенко Вадим Волков Владимир Яськов Юрий Цаплин Владимир Стариков Андрей Краснящих

ЗАЩИЩАЙТЕСЬ, АРДЕЛЯР КЕЙС!

95 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЛЬВА КАССИЛЯ

30 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЛЬВА КАССИЛЯ

70 ЛЕТ СО ДНЯ ВЫХОДА В СВЕТ ПЕРВОЙ ПОВЕСТИ ЛЬВА КАССИЛЯ "КОНДУИТ"


КАССИЛЬ Лев Абр. (1905-1970), рус. писатель. <...> Автобиогр. приключенч. пов. "Кондуит" (1930) и "Швамбрания" (1933) о рев. событиях 1917 глазами детей <...>.

Большой Энциклопедический Словарь


Каких имен собрание!

Прощай, прощай, Швамбрания!



повод?

первые 3 строки

жанр?

нотабене там сям неопавшие листья хехе

структура?

а нет ея

ставлю циферки

римские

вот


i


Стоило перечитать - свет, свет от детства, от самого дна (чужого - и моего, и моего: и я знал, и я знал Место, Где Земля Закругляется); эпоха, ловко сцапанная, скомканная, скатанная в шар - бумажный, из рецепта из отцовского стола; глобус невеликой слободцы начала века - Века Крови, выжеванный, плюнутый из Века Крови - в вечность: плевалку из листа из кондуита... эпоха! воскресни, эпоха, спрыгни с измызганной стр. (о Детиздат! о синюшность и жухлость и запах обложки! о роскошь рисунков - тех, ганфовских, неотвязно детальных, родных тексту настоль же, насколь текст нелетуч из чада - из памяти чада-меня) - миг, и он здесь, магнетизер-гимназер Фьютингеич - Тпрунтиковский - Чимпарчиферечесалов - Фамин - Трепаковский - Поколено - Синеморе - Переходященский: кастет вполкармана плюс жмых вполгубы; сел к боку бок, двинул в бок - ххха, ты-ту-та? Айда! Дуй! Со! Мной!


ii


новая игра на всю жизнь


iii


Главное - взрыв, блямба букв, наважденье, исходный шок; шалая радость первооткрыть - первораскрыть - новую книгу: новый - невероятно-правдошний! - мир; ибо что подкупает стражей детского сердца?.. стражей сторожких, да падких до подкупа?.. Смешно ж: ведь не бочка варенья, не ящик печенья, но заверченность, интригующесть с первого раза - с первого аза: с распрекрасной красной строки... И точно; и помню, как нынче: раскрыть, раскрыть на странице 3; а уж там-то - такое!!! Такое:


КОНДУИТ И ШВАМБРАНИЯ

Повесть о необычайных приключениях двух рыцарей, в поисках справедливости открывших на материке Большого Зуба ВЕЛИКОЕ ГОСУДАРСТВО ШВАМБРАНСКОЕ, с описанием удивительных событий, происшедших на блуждающих островах, а также о многом ином, изложенном бывшим швамбранским адмиралом Арделяром Кейсом, ныне живущим под именем Льва Кассиля, с приложением множества тайных документов, мореходных карт, государственного герба и собственного флага


Гипноз, магнетика, волшба (анонс а-ля Алькофрибас, Веселый Доктор) - и кто из детских может, сможет, мог во так же вот?.. Из читанных покуда, до двадцати восьми - никто.

Никто.


iv


За Кондуит, первую часть, он взялся мальчишкою - в двадцать восьмом, в двадцать три, безопытно (статьи в Новый ЛЕФ? СовСибирь? Эту, как ее... Правду Востока? Всё не то. Лажа. Проехали), дополна полон эрою детства, мерою вечных ее соположных - микстур яви-бреда, восторгов-печалей, любви-нелюбви; оттого детство дышит Кассилем, Кассиль дышит детством как мало кто до - как мало кто после (как мало!..)... Кассиль-28 - пронзителен; слог КиШ - слог мастера, отточен до жути, явственно родствен слогу великих* (без дураков!); литвыкрутасы - в ассортименте (маяковская школа: давно ль обретался кассильчиковым при ВВ?)...

Но - парадокс: пафос, и вектор, и токи первейшей из книг первейшего детского автора эсэсэсэр тридцатых (кто вровень? Арсений П. Гай?.. Ленька П. / Гришка Б.?.. Валя Бачей?.. Юрий Карлыч?... Хм-м-м... Ну уж нет: Кассиль интереснее. Сейчас - интереснее: недоказуемо, но ощущаемо) - мимо детского мира; сверх того, вообще центробежны детству. Message КиШ - брось играть, вырастай, займись дельным делом, определи врага, сражайся за то и за се, убей, умри сам!!! Стигматы талантливой книги - завертки на случай и так, постояльцы цитатника; удельный их вес в КиШ - громаден (рискну утвердить: громаднее, нежели тот же параметр у эталонных - в сем смысле - Ильфа с Петровым; речь, натурально, о ДС и ЗТ). Что ж выносишь, дочтя до конца? Вот это:


Остров ни считается это клякьса ничаянно. - Место, где земля закругляется. - Вся война покрыта тротуаром. - Мы на вас презираем. - Гони их в хвост и в гриву! - Спозвольте причепиться. - Засекомая, вроде змеи. В кишках обитает. - Жри да рожу пачкай. - Неподходящее знакомство. - Умственность и рукомесло. - Чистый мрак без понятия. - Христос Воскрес его фамилия. - Ваше неправдоподобие. - "Прозба не дербанить в парадное, а сувать пальцем в пупку для звонка". - Киляля! - Аллюра-шкидла! - С оплаченным назадом. - Размордовать!.. И никаких! - Идея-фикус. - Воинствующий мальчик. - Апломбированный тон. - Зачем залезать на рожон? Осторожность прежде всему. - Я вас ни капли не понимаю. - Колоссающий обер-подлец. - Дело идет о жизни и наоборот. - Я - старый блуждающий еврей, и я вижу на вашем лице семейное счастье. Бьюсь об закладку, ваши дети не будут ходить босы и наги. - Да будет ей земля пухом и прахом. - Проборция и ушедрание. - Один на один - не нарываться. - Время пахнет порохом. - Мама, а наша кошка - тоже еврей? - Я кажу ура! - Утром был восход. - Я шел впереди всех, высокий и стройный. - У-ра, у-ра! - закричали тут швамбраны все. - Вечером был закат. - Получилась бурная овация. - Закат был отменен. - Кровь, сукровицу лили. - Точка, и ша! - Что это за плешь? - Э-мюэ. - Троглодиты и человекообразные. - Слушайте меня, первобытные братья, мамонты и бронтозаврихи. - Амеба из простейших. - Папонты пасутся в маморотниках. - Вселенский хай. - Сейчас начнете отсутствовать. - Считаю хай открытым. - Детский крик на лужайке. - Пусть умрет кого жалко. - Без пяти минут большевичка. - Ярко вырожденный талант. - Выше не может быть никакой критики. - Герой желудочного происхождения. - Устрани свой кулак, безумный! - Я чист душой и ясен разумом, но я несправедливо обойден людьми и властью. - Все швамбраны погибли, как гоголь-моголь.


Перечень - не исчерпывающ; да что из того? Диаграмма упадка - расчерчена (швамбраны погибли. Занавес); фантазия, антоним смерти, гибнет (не так чтоб враз, без боя, но почти); смерть, маскарадясь изломом эпох (революцией, Самым Большим Взрослым Делом, вообще всяким таким), обстает рыцарей, алчущих справедливости (рыцарей - двое, и всяк из двоих - тот еще фантазер!). Исходом осады - простой ультиматум, где: а) убить фантазерство; б) принять уравненье всех-вся, несомое смертью, как Единственно Истинную Революцьонную Справедливость; в) сдохнуть. Кондиции - приняты; пункты - исполнены. Первый - сдыхает тут же (†1937); второй - испросивши отсрочку в тридцать лет и три года; открещаясь от детских выдумок; физкультурно бодрясь; спортивно пасуя; тщась перевыдумать наново; выдумывая пустое...

Константин
Александрович
БЕЛЯЕВ
(р. 1971) - переводчик, поэт, беллетрист-кроссвордист. В 1994 закончил Харьковский Национальный (тогда - Государственный) университет по специальности переводчик-референт (английский язык). Публиковался в харьковском журнале В Кругу Времен. В 1999 издал (за свой, между прочим, счет) работу Памятная книжная дата: 2 февраля 1999 года = 60 лет со дня выхода в свет последнего романа Джеймса Джойса "Поминки по Финнегану"  (переработанный и дополненный вариант работы планируется к публикации в настоящем издании). Живет в Харькове.

v


Spiritus flat ubi vult: Аргонск; Баламутинск; Баламуть; Бальвония; Бильбоке; Биомальц; Бита; Бренабор; Бренаборск; Гамма; Гиальмар; Гирляндия; Гратис; Драндзонск; Жегля; Заграница; Какао; Кальдония; Канифолия; Каршандар; Каскара Саграда; Кегля; Китар; Клёк; Козны; Кондора; Конь-Яки; Кор-и-Дор; Кулички; Лаптаныка; Ливрея; Лукоморье; Матчиш; Микстура; Наказань; Нахлобучи; Ныка; Нью-Шлямбург; Пафнутий Синекдоха; Пей; Перегон; Пилигвиния; Плоцка; Портвейн; Порт-Ной; Порт-Сигар; Порт-у-Пея; Порт-Фель; Порт-Янки; Пришпандория; Ребус; Рич-Рач; Рыбьежирск; Сатанатам; Серсо; Сок-Панок; Танго; Угол; Уродонал Шателена; Хальма; Хина; Шарада; Швамбраэна; Шелапутия; Шпандырь; Южные Канделябры; Юла - пестрая компания, славные места, леткие бонмо детской интеллигентного дома 10-х ХХ-го! Что ж, та вселенная, тот обиход, то детство - располагали к игре, сотворенью уютных констант, милых незыблемостей шоколадного мирозданья... Бьет час; ИГРА - функция жара / снов / детского бреда сынов авраамовых, чад у врача - оккупирует нынешность, будущность, быль; к концу КиШ Швамбрания - нарицательна: вся сюрреальная виртуальность, всяк неотмирный отсверк, всё невзаправду-взаправдашнее - она:


Однажды Оська прибежал из школы в полном смятении. На улице среди белого дня к нему подошел какой-то солдат и спросил Оську, не знает ли он, как пройти в Швамбранию... Оська растерялся и убежал. Мы сейчас же отправились вдвоем искать таинственного солдата. Но его и след простыл. Оська высказал робкое предположение, что, может быть, это был настоящий заблудившийся швамбран. [ Блуждающие острова | Блуждания швамбран, или Заблудившийся солдат ]1

И вот когда на той же неделе мы гуляли с Оськой по площади, к нам подошли два молодых крестьянина в обмотках и с маленькими сундучками на спине.

- Молодые люди, родные, уважаемые, где здесь... это... - начал один скороговоркой, и мы замерли в страшном предчувствии. - Где тут в штабармию пройтить? В красные добровольцы записаться...

Так вот куда искал дорогу таинственный солдат! [ Блуждающие острова | Швамбрания первой ступени ]

В эти минуты я заметил, что одна из ламп, стоящих на авансцене, сильно коптит. Пламя тоненьким фонтанчиком встало из стекла. Отец приближался к дочери. Пламя уже доставало до края холщового павильона. Отец поднял руку с револьвером. Декорация могла вспыхнуть каждую минуту. Дочь ломала руки. Я уверен, что очень многие зрители видели, как грозила пожаром лампа. Но дочь упала на колени, и зрители молчали. Они боялись испортить убийство. Швамбрания владычествовала в зале. [ Блуждающие острова | Швамбрания для взрослых ]


Можно и так (смелее, смелее!): Швамбрания - жизнь после жизни, предощущаемая при жизни; константою КиШ - остро, до колик в паху: бытие по сю сторону - шатко да валко, увы; непрестанный баланс на грани меж "здесь" и "там" - не для Лели и Оси: для всех (слушайте, Sartre et Camus!); сеансы Швамбрании - подыск уюта не здесь, так там - тождественны обморокам (сочти число сумеречных позиций на трех сотнях страниц)2:


У меня до сих пор все воспоминания поются на мотив "Ханона". Только дни, утонувшие в липкой микстуре жара, дни нашего дифтерита, кори, скарлатины, крупа вспоминаются без аккомпанемента. [ Страна вулканического происхождения | Земля Ханонская ]

Шитая позументом тишина молебнов. Руки по швам. Обмороки от духоты и двухчасового неподвижного стояния. [ Голубиная книга | П. Г. ]

Меня били редко: боялись убить. Я был очень маленький. Все-таки раза три случайно валялся без сознания. [ Голубиная книга | Голуби-сизяки ]

Боженова уносят. Обморок. [ Голубиная книга | Царский день ]

Вскоре мне влепили в глаз таким крепким снежком, что у меня закружилась голова и в глазах заполыхали зеленые и фиолетовые молнии... [ Февральский кондуит | Большая перемена ]

И мы увидели, что глаза Лизы закачены под лоб. Лиза давно была в обмороке. [ Блуждающие острова | Матч в "гляделки" ]

Меня же Мадам Халупа однажды так грохнула головой о кафельный пол, что я лишь пять минут спустя ощутил себя снова живым, и то лишь наполовину. [ Блуждающие острова | Учиться было некогда ]

Но комиссар уперся в плакат невидящими глазами. Он сидит на парте, отчаянно раскачиваясь, и что-то бормочет.

- Чего ж они не встречаются?.. - беспокойно шепчет комиссар. - Пущай встренутся... И точка.

- Кто не встречается, товарищ Чубарьков? - спрашиваю я.

- Да они же, А и Б... путе... шественники...

Александр Карлович встревоженно наклоняется к нему. Гибельным тифозным жаром пышет комиссар. [ Блуждающие острова | Красные безобедники ]

Температура около сорока одного, состояние бессознательное, бред... [ Блуждающие острова | Плохо дело ]

Тетки по очереди, одна за другой, как кегли повалились в обморок. [ Блуждающие острова | Чем пахло мыло ]

Когда я с трудом открыл глаза, была драка. [ На твердой земле | Нашествие иогогонцев ]

Голова кружилась от победы и от жестокой затрещины Биндюга.

<...>

Мне дали воды, и я сам поднялся с пола. [ На твердой земле | Большие новости ]


Автор - вообще не взыскующий легких путей, не бегущий ни терниев, ни камней преткновенья - легко грохается в потьмы в виду всякого - и наималого! - форс-мажора. Персонажи - от шушеры до заглавных - ежестранично грохаются туда же. Кредо опоссума: мимо терниев - к звездам (тот путь - не прямей ли прямого?)...


Итог(о).

Пафос драки за справедливость, драки с миром, смердящим несправедливостью, - вне Кассиля, навязан Кассилю, воспринят Кассилем... (Какое там - драка! Так, вялые махи, невнятный посул: "лучше сказки будет быль"; "я хочу быть матросом революции"; "я хочу быть матросом и буду им"... Ох-хо-хонюшки, уж тот нам матрос - реинкарнация Джека, Спутника Моряков; неубиенный матрос всех кассилевских книг; матрос, раз приставший к покровским брегам - и не отчаливший никогда; м. б., сама Волга, отлитая - как океан в кэмероновской Бездне - в человечью плоть! Кто-кто, а Лева Кассиль, мальчишкою сросшийся с ролью ничтожной частицы не Волги - приволжского окоема, приречных, а все ж сухопутных, ландшафтов - знал: не быть, ой, не быть ему тем матросом!.. Душа автора - неказистого телом, слабоватого духом колумба сов. книги для юнош, обдумывающих житье - о другом, явно и непреложно.

"Соцзаказ на высококлассную лит-ру для новых юных, вызревший к финалу 20-х - стартер досартровского экзистенциализма, совхайдеггеровщины а-ля Кассиль".

(Бред. Вычеркнуть. Нет.)

Дух дышит, где хочет.


vi


Кассо/Кассиль:


Рыбий Глаз был ставленником прославившегося своей мерзостью министра народного просвещения Кассо. [ Голубиная книга | Директор ]

- Фью-ю! Наяривай! Муштровщик! Граф Кассо! Рыба! [ Февральский кондуит | Калоши директора ]


Лев Аристыдыч Кассо, бессараб (Византийское Право в Бессарабии и проч.); Лев Абрамыч Кассиль, швамбран (Кондуит и Швамбрания и проч.).

Сближенья - из разряда странных?

Полноте.

Браки имен - не фикция, но обряд, привычный ономастическим небесам. Враг юношей Лев Кассо, друг юношей Лев Кассиль - wow!


vii


Часы.


В классе уже начали отстегивать с рук часы, чтобы не повредить их в драке. [ Блуждающие острова | Внучки бесформенные ]


Наручные часы - да не у одного, а у многих?.. (Этак между прочим: место и время действия - бывшая слобода Покровская Саратовской губернии; бывшая Покровская мужская гимназия; год 1918-й: живо, живо наследье треклятого царского ига!) Живо, живо всплывает: в мои 13 (по-тогдашнему - шестой класс; образцовая школа; Харьков; восьмидесятые годы) наручных часов у меня еще не было. У одноклассников - тоже. Т. е. у пары-тройки особо продвинутых они, вероятно, имелись - да я этого не помню, вот где изюм! Сизяк-гимназист при наручных часах - что, скажем, Тимур (тот, что с Ко) при, скажем, плейере; как-то вот так же непредставим. Вол.-невол. сопоставишь качества жизни - не в пользу совковых восьмидесятых, ага?..


viii


А кондуит у нас был. У нас (на нас?) и у всех (на всех?) Остальных. Ничегошеньки с ним не случилось. Нормальный сов. кондуит. "Дневник поведения". Сам там был. Интересно: как с этим сейчас? Что вместо?..


ix


Кстати-некстати: Пукис - трикстер, душа шалмана - ну чисто же бабелевский персонаж!..


x


Странное дело: Леля - законченный неудачник "по части сласти". Вкусные еды сознательно отторгаются либо попросту не вставляют (как до "рев. событий" семнадцатого, так и после):


Я вгляделся в него и... наполеон застрял у меня в глотке, как в снегах России. [ Голубиная книга | Наполеон и Кондуит ]

Половинкой пирожного я запустил в кадета. Полтора пирожных я съел сам.

Потом я лег на крышу и стал переживать. [ Голубиная книга | Первая швамбранка ]

Теперь каждый получал большую кружку морковного настоя и два куска рафинада. Я пил школьный чай несладким и нес драгоценные кусочки домой. [ Блуждающие острова | Шишка на ровном месте ]

Я стремительно бросаюсь к столу, наливаю из чайника, накрытого ватником, желтоватый настой в кружку и незаметно опускаю туда весь свой двухдневный паек рафинада. Трясущейся рукой принимает у меня кружку комиссар. [ Блуждающие острова | Чай да сахар ]

Я оделся, чтобы сбегать домой.

- Швамбранский сахар? - спросил Оська, поняв меня.

- Безусловно! - сказал я.

<...> Я представил себе, что бы вышло, если бы все это видел Степка Атлантида. "Вот, Степка, - сказал бы я, - отдаю на общую пользу всю сладкую частную собственность".

<...> И с гордостью наблюдали мы, как матери пили чай со швамбранским сахаром вприкуску. [ На твердой земле | Простая земля ]


Вывод?

Да вот:

Путь автора - путь аскета; неедячество Лели - универсалия, символ: стезя бесталанной державы, разбазарившей сладкую частную собственность, легшей костьми в аккурат у дверей европейской кондитерской (кондуитерской?..).

(Не индуцируй, К. Б.! Не индуцируй!)


xi


О звуках - особо. КиШ - бенефис акустика; изящность + тщательность, с каковыми Кассиль фиксирует, холит, лелеет, смакует самомалейший оттенок звука - беспрецедентны для детской книги: не советской, но вообще:


Самовар фыркает на Аннушку: "Фррря..." И посвистывает: "Фефела..."

<...>

При этом податной издает какой-то особенный, свой обычный пронзительный звук:

- Кркльххх... [ Страна вулканического происхождения | Гудок разбудил Швамбранию ]

- Ка-акх? - откинулся земский <...>. [ Страна вулканического происхождения | Золушка разоблачена ]

Звонок. Лязгающий звон его имел два выражения. Одно, в конце урока - веселое, хихикающее, беззаботное:

"Дунь! Жизнь - дребедень!"

Другое - в начале урока, когда кончается перемена. Брюзжащая, злая морда:

"Дррать вас надо, дрянь!" [ Голубиная книга | П. Г. ]

У расщепленного пера звук нестерпимый, зудящий, как зубная боль: зинь-ицив... [ Голубиная книга | Голуби-сизяки ]

У церкви Петра и Павла - колокол с трещинкой:

"Ан-дрон!.. Ан-дрон!.. Ан-дрон!..

Ти-ли-лик-нем помаленьку...

Тилиликнем помаленьку..."

<...>

- Ура-а!

- А-а-а-а-а-...ыак ...

- Николай Ильич, Боженов уже блюет на пол... [ Голубиная книга | Царский день ]

- Гага-аап-чхи!!! <...>

- Чжщхи!.. Ох! <...>

- Чжихи!.. Ох!.. Чхищхи!.. [ Дух времени | Первое орудие, чхи! ]

- Нтц-нтц-нтц! [ Февральский кондуит | Галоши директора ]

- У-у-дрррж-ууджж-ррджржж...

Громадной мухой бился в окне учительской вентилятор. [ Февральский кондуит | Отцы, папаши, батьки ]

В четыре часа за Волгой, в Саратове, уронили что-то очень тяжелое. Шарахнулся ветер. Попробовали задребезжать окна.

- ...Баммм...

Еще раз, сдвоенно:

- Ба-бм... бамммм!..

Казалось, выбивают чудовищной скалкой невиданный многоверстный ковер. [ Конец кондуита | Канун ]

Историк не выспался. Он зевал и скреб подбородок.

- И вот император Юстиниан Великий и... ыыэх-хе-хе... Федора... (Зевота одолевала его.) И Фе-ыаа-ха-ха-дора... [ Конец кондуита | Урок истории ]

- Э-мюэ... [ Блуждающие острова | Э-мюэ и троглодиты ]

- Станем же на четвереньки, милые мои троглодиты, - веселился Э-мюэ, - и вознесем мохнатый вой извечной ночи, в которую мы впадем... Уы! У-у-у-ы-ы-ы!!!

- Уы-уы! - обрадовался новому развлечению класс. [ Блуждающие острова | Мамонты в Швамбрании ]


Автор - ужасающе молод, он все еще помнит подлинную природу вещей и тварей, всамделишный голос их: как там посвистывал самовар да кто как зевнул-чихнул... Звуки, увязшие в мозгах юного гения, скажем, восемьдесят с хвостом лет назад - отзванивают в мозгах у меня, только что перечитавшего КиШ... Класс! Вот, скажем, Набоков так не умел... (При чем тут Набоков?.. А кто умел?.. Белый?.. Может, и так. Пожалуй, что да. Да. Белый - умел. Но речь - не о нем.)


xii


Отец.


В слободе прежде шибко хулиганили. "Фулиганы", как называли их покровчане, были пожилыми, семейными людьми... От хулиганов этих в слободе не было житья. Полиция бездействовала.

Жители решили действовать сами. Был составлен список самых матерых разбойников. По этому списку адресов толпа шла из улицы в улицу. Толпа шла и убивала...

Было это глухой ночью.

Один из главарей хулиганской банды скрылся у папы в больнице. Он действительно был серьезно болен. Он умолял спасти его. Он валялся у папы в ногах.

- Бьют вас за дело. Только ваше счастье, что вы заболели вовремя. В данную минуту вы для меня прежде всего пациент, больной. И больше я ничего знать не хочу. Вставайте с пола, ложитесь на койку.

Распаленная толпа осадила больницу. Она ярилась и гудела у закрытых ворот. Отец вышел за ограду к толпе.

- Чего надо? Не пущу, - сказал отец, - поворачивайте-ка оглобли! Вы мне еще тут заразы нанесете в родильный. Дезинфицируй потом...

- Ты, доктор, только бы Балбаша на руки выдал... Под расписку. Мы б его... вылечили.

- У больного Балбашенко,- строго и раздельно ответил папа, - высокая температура. Я не могу его выписать. И никаких разговоров! И не шумите. А то больные пугаются - им это вредно.

Толпа тихо придвинулась ближе. Но тут из нее вышел старый грузчик и сказал так:

- Доктор, ребята, правильно излагает. Им ихняя специальность не позволяет. Пошли, ребята. А только мы Балбаша и после закончим. Извиняйте за беспокойство.

Балбаша "закончили" через три месяца. [ Страна вулканического происхождения | Домашний капитан ]


Во-первых (так - любопытно, не боле): чем все-таки занимались "фулиганы"? Насильничали? Что ж полиция-то бездействовала? Ежели, скажем, давалось на лапу приставам - отчего те не встали на пути у толпы?

В-главных: крутой нрав, незаемное мужество, всамделишная интеллигентность Абрама Кассиля обрисованы, вопреки паре-тройке утаек, вполне отчетливо. От человека, способного на такое, логично ждать некой неслепоты, некой способности сортировать зерна/плевелы - либо, на крайний случай, решимости встать над схваткою, когда схватка станет вокруг... Тем глупей сущеглупый глупизм конформных речей, тем летальней аппендицит - нет-с, обширный перитонит либеральной интеллигентскости: вера в право на какую-то собственность (увели пианино), право на голос какого-то там протеста (отняли дом), вообще в какие-то свои интеллигентские права; тем омерзительней как бы слепая готовность служить сатанинской власти не за страх, не за совесть - за не к ночи усмотренные "культурные тенденции" (в ритм - белинковское: сдача и гибель, сдача и гибель...)...


xiii


Вот Донна Дина (Диндона) - юная большевичка, пассия тов. Чубарькова, раскройщица перспектив, окончательная погубительница Швамбрании (оттого, кстати, невзлюбленная мною уже в первом, младенческом чтении). Как Донна Дина попала в дом г-на Кассиля - в дом, сохраняющий даже тогда, в девятьсот восемнадцатом, мощные крохи буржуйского благополучия? "Из Москвы к нам приехала жить молоденькая двоюродная сестра". Этак запросто, без конфузий: приехала жить - и ага!.. Ладно. Вот троица недалеких, трусоватых да вороватых - короче, старорежимных с макушек до пят - тетушек. О них - много иначе, откровенней и злей: "<...> на нас со всех концов России посыпались голодающие тетки". Ясно: повод приездам дам (всех четверых) - голод, и только он. Все "приехали жить", чего там... Т. о., в знаменитой дискуссии о большевизме у Диндоны ровно столько же прав - птичьих прав - на сарказм и на пафос, сколь у столь нелюбимых Кассилем тетушки Сэры, тетушки Нэсы и третьей, - как бишь ее? - вообще безымянной, н-да, тетушки. Ибо и старорежимные тетки, и юная коммунистка Диндона - нахлебницы в плюс-минус сытом доме доктора-совбуржуина. (Но Диндона устроилась ведь на работу? В библиотеку? Детской библиотекаршей?.. Не катит: в Москве-то что?.. Библиотек, что ль, не было? То-то! Шалишь! Не в трудоустройстве дело... А в чем? А в жратве. Чтоб, значит, жратва была... и чтоб быть при жратве. Ведь просто ж, как стожды сто!) Меж тем Троетётие - последние люди, при всей их мещанской отвратности сохраняющие здравый смысл в бардаке, именуемом "город Покровск первых лет большевистской власти". Тетки - и только они! - имеют отвагу назвать чекистов разбойниками, большевизм - влиянием улицы (но не имеют, однако ж, отваги воспротивиться революцьонному натиску большевизанствующей тинэйджерши).

Я вам объясню, ребята:


- Я вам объясню, ребята, - сказала Донна Дина. - Тут виной всему старая пословица: там хорошо, где нас нет. Но вот один известный коммунистический писатель так писал: пролетариату незачем строить себе мир в облаках, потому что он может основать, и основывает, свое царство на земле. И для того у нас пролетарская революция, чтоб было там хорошо, где мы...

В треске аплодисментов я услышал отзвуки гибели развенчанной Швамбрании.

<...>

- Ничего, ничего, они вернутся, - уверенно сказала Донна Дина. <...> - Они вернутся работать, а не играть. [ На твердой земле | Простая земля ]


Там хорошо, где мы, так и не стало. Вернувшиеся работать - уволены без расчета.

Но тогда, в девятьсот восемнадцатом (девятнадцатом?) ревсарказм Донны Дины - убийственно действен: "Значит, выходит, тебе золотая рамочка нужна? Тогда и Покровск в Швамбранию превращается?" Леля - тот не нашелся, что возразить... Надо бы: да! Мне, тебе, всем - нужна, до зарезу нужна золотая рамочка! К чертям мир без рамочки чистого Au! Даешь! "Честь безумцу, который навеет..." и проч. И прочь! Руки прочь от мечты, освященной-омытой шоколадными слюнями двоих - и кровищею миллионов!..


xiv


Вычитал у Веллера (Всё обо Всём, 1999):


В славной книжке Льва Кассиля "Кондуит и Швамбрания" есть блестящий эпизод. Слегка как бы эстетствующего подростка "умные" товарищи хотят устыдить - дивным образом. В вечерней комнате отодвигается занавес - и в раме является прекрасный зимний пейзаж с луной. Блестящий пейзаж! - он ахает. И вдруг через пейзаж едет извозчик. И для подростка очарование картины сразу исчезает - он понимает, что это окно с рамой от картины. Друзья поучающе посмеиваются. Кассиль, надо заметить, был невеликого ума мужчина, и в данном случае сам не понял, чего написал: он тоже фигово разбирался в сущности искусства и условности шедевров. Мол, если есть красота, созидательный акт художника уже излишен. И вообще на фиг оркестру дирижер (такое время стояло на дворе, ранние гримасы сов. власти).

Это как раз перекликается с анекдотом: мама указывает сынку на рисующего художника: "Смотри, как дядя без "Поляроида" мучится!".


Все верно. Вот только ума, ума-то он был великого - это без фиг, без веллеровских гипербол!.. А впрочем, оттого всё еще паскудней.


xv


Раскаленные зреющие силы бушевали в нас. Их стискивал отвердевший, закостенелый уклад старой семьи и общества.

Мы хотели много знать и еще больше уметь. Но начальство разрешало нам знать лишь то, что было в гимназических учебниках и вздорных легендах, а уметь мы совсем ничего не умели. <...> Мы хотели участвовать в жизни наравне со взрослыми - нам предлагали играть в солдатики, иначе вмешивались родители, учитель или городовой.

<...>

Мы играли с братишкой в Швамбранию несколько лет подряд. Мы привыкли к ней, как ко второму отечеству. Это была могущественная держава. Только революция суровый педагог и лучший наставник помогла нам вдребезги разнести старые привязанности, и мы покинули мишурное пепелище Швамбрании. [ Страна вулканического происхождения | Запоздавшее предисловие ]

Позже мы занесли в список несправедливости наше воспитание. Сейчас я понимаю, что нельзя особенно бранить наших родителей. Они были только люди своего времени, и, уж конечно, совсем не худшие. Подлый уклад той жизни уродовал нас так же, как наших родителей. [ Страна вулканического происхождения | Езда "в народ" ]

Нам было оборудовано классическое "золотое детство" - с идеалами, вычитанными из книжек "Золотой библиотеки". У нас была специальная гимнастическая комната, игрушечные поезда, автомобили и пароходы. Нас обучали языкам, музыке и рисованию. Мы знали наизусть сказки братьев Гримм, греческие мифы, русские былины. <...>

Но старые книги и учителя, воодушевленно повествуя о коронованных героях, ничего не сообщали о людях, делающих вещи. И из нас растили или белоручек, беспомощных и никчемных, или надменную касту чистоплюев - людей "чистого умственного труда". [ Страна вулканического происхождения | Вокруг нас ]


Гм-гм... Изрядная же ты сволочь, Леля!

Ну, кем ты вырос? Кочегаром ли? Плотником? Монтажником ли, высотником?

Вырос ты, Леля - увы! - чистоплюем, человеком - увы и увы! - "чистого умственного". Увы, и увы, и увы! Кого-что винить? М. б., золотое детство? А м. б., подлый уклад той жизни (родителей, теток, Э-мюэ с Ла-Базри-де-Базаном впридачу)? Ты хотел много знать, еще больше уметь - но прежнее мироустройство, отринутое тобою (с тобою - такими, как ты) ради сказочных знаний-умений, щедро посуленных революциею, по крайности, не убивало желанья знать, желанья уметь... Возжелавшие много знать, вкушая от древа жизни в большевистском эдеме - падали от меча ("...и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и огненный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни" - Быт., 3, 24. Ха!); ведь и брат твой Иосиф - из их числа; ведь и сам ты доплелся до плеши лишь потому, что вовремя перестал соваться, сказавши "не знаю и знать не хочу" - неужто не помнишь, а, Леля?..

Ты рвался участвовать в жизни на равных со взрослыми - что ж, то бытие предстояло карьерою, скажем, врача, иль там физика-математика (физмат МГУ - та реальность: рудиментарно), литератора тож; во всяком итоге - достаточного буржуа, шестерни среднего класса, нормальной чел. единицы (той, что не вздор и не ноль!) в нормальном чел. обществе - не без нормальных мерзостей, не без нормальных прелестей...

Увы.

Но кто ты таков, Леля? Каков ты - не в том, но в сем, сколиозно-кривом, сбывшемся бытии?

Отметим дурное (хе-хе, в аккурат по Леле - Толстому). Отметим навязчивость Minderwertigkeitskomplex’а, вечную лебезу чистоплюя-интеллигентика пред волгарем из простых (всегда правильным, блин, до обидного правильным - что твой арбуз, ей-богу...).**

Отметим недолговечность таланта: после первых, блистательных повестей не написано, ежели честно, совсем ничего, что не жаль было бы "скурить, не читая" ("я свой букварь во втором еще классе скурил, не читая" - ™один мой знакомый). Налицо - ретирада от бодрой посредственности (Вратарь Республики, 1932-37) ко вполне импотентной бездарности (Будьте Готовы, Ваше Высочество!, 1962-64): ретирада мучительная, с поступенным (ступень за ступенью) осознаваньем писательской израсходованности, с тасовкою схем, находок, характеров, блестяще задействованных - и исчерпанных до конца! - в первых двух повестях...*** Прежний быт - генератор чудес детской эры - обесточен, растаскан на лом; власть выдумывать дивные дальние страны - вон из рук; ни Синегория, ни Джунгахора не стоят ничтожнейшего из обрывков швамбранской карты - ты сам чувствуешь, чувствуешь это ("...чувствую я, уж очень перехвалил мою повесть канадский общественный деятель..." - это вот, для примера, о Бгвв!). Результат - атрофия пера: скудосложие; дряблость сюжетов; унылое морализаторство - по поводам (что ужасно), безповодно (что ужасней!). Результат - ротация полюсов: автор, сыздетства знавший, что есть магическая реальность, под старость, увы, забывает - тайну, теряет ключи, зубы, хватку, прыть, дар... Автор, юнцом попиравший мечту в чистом виде, мечту, не приложенную к действительности, в пятьдесят девять лет, вишь ты, цепляется за фантазию, настаивает (вполне запоздало) на подлинности придуманного:


Кондуит и Швамбрания (1933)

Это при царском режиме всякие тайны были... А теперь и без секретов дела хватает. [ Блуждающие острова | Единственная тайна Швамбрании ]

Сказка - прах, сказка - пыль! [ На твердой земле | Земля! Земля! ]

Щит с гербом Швамбрании красуется теперь у меня в комнате. Он ехидно и весело напоминает со стены о наших заблуждениях и швамбранском плене.

<...> Но вот глобус полностью обернулся. Швамбрании на нем не обнаружено. [ Глава с глобусом | Заменяет эпилог ]


Будьте Готовы, Ваше Высочество! (1964)

<...> Взрослые обязательно станут скучно и назойливо спорить с вами, уверяя, что всё в этой книжке только сказка и ничего подобного на свете не происходило в самом деле. И даже страны такой, Джунгахоры, тоже будто бы нет. Они станут тыкать вас в карту носом и твердить, что всё это выдумка, ничего больше.

<...> Нет уж, пусть лучше взрослые думают, что всё это только сказка. А вам, одним лишь вам, я скажу по секрету, что всё это совсем не выдумка, никакая не сказка, так всё и было, как я написал в этой книге. Только мне пришлось пока что изменить название страны, которую я имею в виду, чуточку переместить ее на географической карте <...>

<...> Скажу вам больше того, друзья! Я обещаю, как только можно будет, открыть подлинное название страны Джунгахоры, показать вам ее на карте. [ Глава II | Совершенно секретная ]


Парадокс: молодой-то Кассиль - не молод, но взросл, скептичен не по годам; Кассиль зрелый - напротив, упирает на вымысел (но вымысел - неубедителен, вот в чем беда...). Кассиль-молодой сам схож со "взрослым": он "тычет вас в карту носом" - вполне скучно, куда как назойливо; Кассиль-пожилой - всё навыверт! - зовет верить в дурацкую Джунгахору...

Поздно. Джунгахора - прах, Джунгахора - пыль. Раньше, раньше надо было, товарищ!.. Ну, что ж вы так, а?..

В Джунгахору не веришь - и правильно делаешь.

Так и надо ей, Джунгахоре.

Не надо нам Джунгахоры!

Даешь Швамбранию!!!


xvi


Чтобы подготовить переворот на всем материке, я тайком, в запломбированном трюме одного парохода, пробрался в Нью-Шлямбург. Я жил в столице, загримировавшись в дикого индейца. [ Швамбранская революция | Закат был отменен ]


Это что ж за намек за такой?!

Кто тянул за эзопов язык?!!

Кто протащил в печать?!!!

Стоп. Автор вполне верноподдан. Автор, верно, и в мыслях ничего не держал. Так, само написалось (ежели что, вали на Сатириконъ - их, их стиль, проклятущие тэффи-аверченки-дымовы*...)... Спокойно! Дыхание - 34!


xvii


Дом Угря был похож сразу на старинный боярский терем, на ярмарочный балаган и на висячие сады Семирамиды. <...> Весь фронтон дома был расписан живописцами. Внизу баловались русалки. На втором этаже плыли корабли. Разнообразные генералы были нарисованы на третьем. А под крышей охотники в альпийских шляпах с перьями стреляли в тигров и львов.

<...> Пытались квартировать в доме какие-то отчаянные жильцы, но висячие сады Семирамиды стали при ветре раскачиваться, полы гнулись, рамы трещали. Дворец стал рассыпаться, словно карточный домик. Угорь скончался от горя. В предсмертном бреду он просил поставить ему на могиле флюгер и вентилятор... А дом продолжал тихонько истлевать. Отмирали косяки, перила, иногда целые галереи. Отмирали и рушились. Цветные перила красовались в окнах соседских домов. По всей улице гремели флюгера, покинувшие дом Угря.

Когда пурга убыстряла разрушение, осторожно приближались соседи. Они тянули за собой порожние салазки. Соседи располагались вокруг дома и ждали. Они сидели, как гиены вокруг издыхающего льва. Отпавшие куски дома они растаскивали по своим дворам. Но открыто напасть на дом и разорить это уже никому не нужное сооружение они не решались. Соседи еще уважали недвижимую собственность. [ На твердой земле | Дворец Угря ]

Шорохи, скрипы и гулы населяли остатки дома и питали нашу фантазию. По дряхлым лестницам ступал ветер. Страхи ютились во мраке и сырости коридоров, и ночами ползла по стенам жуть...

Более подходящего места для швамбранских приключений найти было нельзя. [ На твердой земле | Приключение в мертвом доме ]

- Товарищи, - закричал я, - предлагаю разобрать на дрова Швамбранию!

- Швамбранские дрова годятся только для отопления воздушных замков, - сказала Дина. - Забудь про Швамбранию.

- Да нет же, - сказал я, - я не про то... Дом Угря знаете? Там досок всяких, бревен, обломков полно внутри... Это наша тайна была... Мы там играли с Оськой и видели... Давайте сделаем субботник и запасемся дровами. Черт с ней, со Швамбранией... Для своих не жалко. [ На твердой земле | Земля! Земля! ]


Дом Угря - не только Швамбрания, но и Россия, ясно. Но что стало с Эммой Угер, наследницей предка?


xviii


А ведь ты тосковал по ней, Леля (не по Эмме, но по Швамбрании) - по ней, стократ похороненной прозою и стихами, растасканной на общеполезные бревна тогда, в девятьсот девятнадцатом... "<...> как мне не радоваться, получая книжку о жизни ребят коммунаров из Ленинградской пионерской коммуны имени Фрунзе, прочтя которую я узнаю, что у них проводятся специальные дни, посвященные Швамбрании, когда в коммуне всем правят законы, утвержденные на Материке Большого Зуба..." ("Черт с ней, со Швамбранией!") "В Швамбранию я давно уже сам не играю, но все же стараюсь сохранить в себе некоторые черты швамбран" (это - за год до смерти, в девятьсот шестьдесят девятом). Смерти, однако ж, нет... Viva Schwambrania!


xix


Защищайтесь, Арделяр Кейс! Принц и Нищий, Макс и Мориц, Бобус и Бубус, Том Сойер и Гек Финн, Оливер Твист, Маленькие Женщины и Маленькие Мужчины, они же ставшие взрослыми, дети капитана Гранта, маленький лорд Фаунтлерой, двенадцать егерей, три пряхи, семь мудрых школяров, тридцать три богатыря, племянники дядьки Черномора, Последний День Помпеи и Тысяча Одна Ночь, всяк швамбран, погибший как гоголь-моголь, все, кто был предан вам, преданы вами; следует вызов - извольте драться: здесь и сейчас! "Спасибо эпохе" - сказали вы, народившись в один с нею год, да не заставши поносной кончины, блевотного издыханья ее; "размозжен быт, заросший седалищными мозолями" - сказали вы, по малым годам не успевший обзавестись таковыми, оттого не узнавший чисто филистерских чувств - адской боли от их размозженья; "нам крепко наподдали" - сказали вы, как бы не зная, что были (и будут - тысячно, миллионно) такие, кому наподдали - и наподдадут - куда крепче вашего... Вы, Арделяр Кейс, - вечный докторов сын, тщащийся, презрев умственность, приобщиться к рукомеслу; беллетрист, не без блестящести осмеявший быт старой России-Швамбрании (с милым уютом его; с отвратным маразмом его; с неотменимою подлинностью его; уклад бытия на твердой земле - не на блуждающих островах! - бытия, отчалившего невозвратно...) - слушайте: мне недостанет отваги бросить вам вызов; мне достанет чернил передать его вам. Здесь и сейчас!


xx


дальше?

вперед

успех пастырь юных республиканский вратарь

успех пастырь юных

до мадаполама ль до полумадама ль?

да! до! но -

черемыш брат героя эмиссар агитпропа оська

марксист диаматчик путаник взят

расстрелян в 37-м3

но -

вперед

война второй брак моя устя

дщерь собинова4

война

война очерки

война репортажи рассказы

страна синегория

отвага + верность + труд + победа

великое против-стоянье:

соло соавторов

улица младшего сына

(где ты где ты о макс поляновский?)

успех пастырь юных полсталинки

футбол и хоккей шайбу шайбу

ранний вос-

ход королевы

(не той, не

швамбранской. Белой)

успех но успех

но -

но сердце

вперед

сценарий главнейшей елки страны

трижды орденоносец

членкорр академии педнаук

страна джунгахора

но -

будьте готовы

вперед

сердце

сердце

сел

съел

подавился

инфаркт.

За пять дней до шестидесяти пяти.

Вот уж некстати...


(Что ж нынче?

Кто помнит?.. Кто любит?..

Да и читают ли?..

Брось!

Кто помнит, тот любит -

недоказуемо, но ощущаемо.

Правда?..)


[ 2000 ]



*/* Спешу застолбить за собою литературоведч. мини-открытие. Рисунок на тему "Наш переезд на новую квартиру" на стр. 252-253 (разворот) первого - и лучшего в моей жизни - издания КиШ (Киев, 1960, Государственное издательство детской литературы, худ. Ю. Ганф: старшесверстник Кассиля, товарищ не вроде как чуявший - явственно знавший, откуда-почем!) нескрыто копирует иллюстрацию А. Радакова Великое переселение народов из Всеобщей истории, обработанной "Сатириконом" - стр. 56-57, разворот (СПб., 1912, изд. М. Г. Корнфельда). Нюанс - показателен; ищешь еще; чаешь зримого сходства - и зришь: псевдодетский слог хроник государства Швамбранского (личных кассилевских - тоже) - то и дело заемен, почерпнут у гг. Тэффи, Аверченко, Дымова:


Всеобщая История, Обработанная "Сатириконом"
(1912)


Кондуит и Швамбрания
(1933)


Сама природа разделила Грецию на четыре части:

1) Северную, которая находится на севере;

2) Западную - на западе;

3) Восточную - на востоке и, наконец,

4) Южную - занимающую юг полуострова.

[ Древняя история | Греция ]


Швамбрания была страной высокой справедливости. Все блага, даже географические, были распределены симметрично. Налево - залив, направо - залив. На западе - Драндзонск, на Востоке - Аргонск. У тебя - рубль, у меня - целковый. Справедливость.

[ Страна вулканического происхождения | География ]


Летом в Лаконии было жарко, зимою холодно.

<...> Спартанцы, хитрые по природе, устроили так, что у них царствовали всегда два царя зараз. Цари грызлись между собою, оставляя народ в покое.

<...> Ликург был царского рода и опекал своего племянника. При этом он все время тыкал всем в глаза своей справедливостью. Когда терпение окружающих лопнуло, Ликургу посоветовали отправиться путешествовать. Думали, что путешествие разовьет Ликурга и, так или иначе, повлияет на его справедливость.

[ Древняя история | Спарта ]

"Дорогой господин царь Швамбрании! <...> Выходите сражаться на Войну. Мы вас победим и посадим в Плен. А если вы не выйдете на Войну, то вы трусы, как девчонки. И мы на вас презираем. Вы дураки. Передайте поклон вашей мадам царице и молодому господину наследнику. <...>"

После этого царь говорил кучеру:

- Но! Трогай с богом! Гони их в хвост и в гриву!

И ехал на войну.

[ Страна вулканического происхождения | История ]


Пример - наобум. Легко убедиться: вся (ВСЯ!) ...история... писана совершенно кассилевским слогом!.. То есть, натюрлихь, наоборот.

Бонус-доводом - Э-мюэ, человек-поганка, историк-алхимик Семен Игнатьевич Кириков (вероятно, он-то и ввел Льва Абрамовича Кассиля в курс - и во вкус - дела):


И он нудной скороговоркой отбарабанивал следующую порцию доисторических сведений. Отбарабанив, он разом веселел, ставил у двери дозорного и оставшиеся пол-урока читал нам вслух журнал "Сатирикон" за 1912 год <...>. И внимательная тишина была одной из почестей, воздаваемых Кирикову. [ Блуждающиеострова | Э-мюэ и троглодиты ]


Ср., например и кстати, проповедь Кирикова с писаньями все того же Аверченки (да хоть бы и с Дюжиною Ножей в Спину Революции!). Что тут сказать? Разве то, что литературные корни автора КиШ - не из самых ничтожных... (К слову, о Кирикове: уж не есть ли он собирательный образ всех сатириконовцев сразу, а?..)



** Тандем, марширующий тропами фонетической кармы из повести в повесть:


Кейс, АрделЯР > Степка АТЛАНТИДА (Кондуит и Швамбрания, 1933)

Женя КАР > АНТОН КАНДИДОВ (Вратарь Республики, 1937)

принц ДЭЛИХЬЯР > АНТОНИДА Пашухина (Будьте Готовы, Ваше Высочество!, 1964)


Плюс девиация: КАпКА ИзобАР > АНТОН Пашков (Дорогие Мои Мальчишки, 1944). Схема та же, но первый из двух - пролетарий, второй - вообще не волгарь и не главный герой: мичман при школе юнгов, эвакуированной с Валаама - на Волгу (но тоже - а как же! - матрос революции). Война, путая живых/мертвых, тасует уделы кассилевских книжных...

NB: вариантом одноименного komplex’а комментаторская ипостась Льва Кассиля, страсть говорить и писать о спорте: страсть не спортсмена, но дохляка - сведущего, однако ж, в наитончайших нюансах (смилуйся, Зигмунд! Те ж сублимации!..).



*** Вопиющие самоповторы (ср. три самых известных, самых кассилевских повести):

1 Здесь и ниже: 1-е место в квадратных скобках - цитируемый раздел книги (по умолчанию - КиШ), 2-е, после вертикальной черты - глава (главка), непосредственный источник цитаты. [ Все цитаты - по изд.: Лев Кассиль. Кондуит и Швамбрания (в сб.: Три Страны, Которых Нет на Карте. - М.: Детская литература. - 1975). ]

2 Но чу; здесь еще один - планетарный инфант; певец младенческих бредов; профессоров сын (папа - выкрест: крещеный китаец)... ведь вот детская, и фортепьяно, и корь - где Леля Кассиль, там и Котик Летаев!!! Но - стоп. Тема "Белый/Кассиль" - чересчур необычна, не в меру побочна сейчас... После. Под настрой, под дату, под повод... Как-нибудь.

3 Я вспомнил, что слышали швамбраны в Чека: "И у нас будут мускулы, мостовые и кино каждый день..." Пока сказка сказывалась, дело делалось. [ Глава с глобусом | Заменяет эпилог ]

4 - Боже мой! Какая красивая была жизнь! - вздыхали тетки. - Концерты Собинова, альманахи "Шиповник", пятнадцать копеек фунт сахару... А теперь?! - Тетки! - говорил я голосом главного мужчины из темного угла комнаты, где происходила у нас Швамбрания. - Послушайте, тетки! Я же раз навсегда просил, чтоб вы контрреволюцию агитировали про себя а не вслух. Мне, конечно, с гуся вода и чихать... Но вбивать несознание в маленьких... [ На твердой земле | По дороге туда ]

Константин Беляев Сергей Огиенко Вадим Волков Владимир Яськов Юрий Цаплин Владимир Стариков Андрей Краснящих

Кондуит и Швамбрания
(1933)


Вратарь Республики
(1937)


Дорогие Мои Мальчишки
(1944)


Я, изображая Джека, просто читал подряд словарь разговорных фраз. Получалось очень здорово.

- Гром, молния, смерч, тифон! - говорил Джек, Спутник Моряков.

- Доннер, блитц, вассерхозе!.. Здравствуйте, сударь или сударыня, гоод морнинг, бонжур. Говорите ли вы на других языках? Да, я говорю по-немецки и по-французски. Доброго утра, вечера. Прощайте, гутен морген, абенд, адьё. Я прибыл на пароходе, пешком, на корабле, на лошадях; пар мер, а пье, а шваль... Человек за бортом. Ун уомо ин маре. Как велика плата за спасение? Вифиль ист дер бергелон? [ Страна вулканического происхождения | Джек, Спутник Моряков ]

И скоро Тошка стал щеголять целыми фразами, вычитанными и крепко засевшими в голове. Особенно нравилась ему одна. Надо или не надо, он произносил ее во всех случаях жизни, произнося одним духом, без знаков препинания: "Пер-Бако это львенок а не ребенок клянусь душой о боже мой удар был верен я умираю". [ Глава III | Пароходы ]

Лешка Дульков любил неожиданно щегольнуть литературным оборотом речи. Для этого применялись им ни к селу ни к городу подписи под иллюстрациями в собрании Сочинений Лермонтова. Самой книги Лешка, конечно, не читал, но то, что было напечатано под картинками, запало ему в голову, и, надо не надо, он пускал в ход: "Вы странный человек!..", "Так вот всё то, что я любил!..", "О други, это мой отец...", "Мне дурно, проговорила она", "Блеснула шашка, раз и два, и покатилась голова..." [ Глава 6 | Испытайте ваши нервы ]

- Если вляпаешься - вот! Приложу... - и Биндюг поднес к носу Сатрапа свой чудовищный колотушкообразный кулак. [ Голубиная книга | Земский и сын ]

И Антон поднес к носу Карасика свой огромный кулак, медленно поворачивая его, как на вертеле. [ Глава Х | Иордань ]

- Гляди, - сказал Тимка, поднося к носу Ходули свой тяжеловесный кулак, - раздокажу. Вещественно. [ Глава 9 | Слово имет Тимсон ]

№1'2000 << 01Константин Беляев13 >>
©ОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ