Буковски Йожи: другие произведения.

Череп богини смерти

Журнал "Самиздат": [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Регистрация] [Помощь]
  • © Copyright Буковски Йожи (voodooru@comset.net)
  • Обновлено: 10/05/2002. 63k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Аннотация:
    Детская фантастическая повесть.

  •   
      
      
      Йожи Буковски
      
      Череп богини смерти (c)
      
      (детская фантастическая повесть)
      
      ЧАСТЬ 1
      
      
      
      
      Пролог
      
      
      Германия, управление секретной службы СС "Ананербе", 1940 год.
      
      
      Черный "Хорьх", с отполированным до зеркального блеска кузовом, бесшумно подкатил к парадному подъезду довольно неприметного особняка, расположившегося на окраине Берлина. Из автомобиля вышел штурм-фюрер СС Генрих Штраубе. Два офицера, со шмайсерами наперевес, приветствовали шефа службы. За массивными дубовыми дверьми находился длинный коридор с мрачными серыми стенами, с закрепленными на них горящими факелами. После поворота Штраубе вошел в большой зал с гранитными колоннами по окружности. Здесь было довольно много людей, как в военной, так и в гражданской одежде. После входа в зал штурм-фюрера наступила гробовая тишина.
      -- Хайль Гитлер! -- приветственно вскрикнули все присутствующие.
      -- Хайль! -- ответил шеф. -- Прошу всех занять свои места.
      Присутствующие расселись за огромным столом, стоящим в центре зала.
      -- Господа, -- продолжал шеф, -- сегодня наступает великий момент в истории Третьего Рейха... Германии, а может быть и всей цивилизации за все то время, пока существует человек. Вчера я встречался с фюрером. Он отдал приказ о снаряжении экспедиции для поисков артефактов расы Атлантов. Главным, из которых является череп богини смерти.
      В это мгновение в просторном помещении послышался легкий шепот присутствующих.
      -- Я прошу тишины! -- потребовал оратор. -- Думаю необходимо заслушать речь главного научного сотрудника Национальной Академии Оккультных Наук, профессора археологии доктора Ганса Ульке.
      В зале приглушили свет, и на трибуну поднялся седоволосый пожилой человек с тростью в руке.
      -- Здравствуйте, господа! Свой короткий, но думаю, исчерпывающий доклад я хотел бы начать с последних открытий, сделанных во время нашей последней тайной экспедицией в районы Тибета и Перу. Прошел ровно год с момента начала исследований. Вся исследовательская работа базируется на основании найденных в двух этих, слишком удаленных друг от друга районах, редчайших находок, имеющих, по моему мнению, прямое отношение к некогда погибшей расе Атлантов. Что это за находки, спросите вы? Это, господа, два цилиндра времени, причем похожие друг на друга как две капли воды. Хотя, как вы уже поняли, они были найдены в разных регионах планеты. Предварительный прогноз о возрасте находок может перевернуть всю историю, как говорят с ног на голову... хотя это так. Историческим реликвиям, как это не парадоксально, порядка полутора миллионов лет. Тем более покажется антинаучным то, что изготовить эти вещи даже в настоящее время абсолютно невозможно!
      Старик сделал паузу. Он налил себе воды в стакан из хрустального графина, стоящего на трибуне, и спустя несколько секунд, осушив его, продолжил:
      -- Сейчас я бы попросил операторов показать всем вам найденные сокровища. Уверен, что вы сможете убедиться в правдивости моих слов. Прошу вас минуту внимания! Проектор...
      Позади профессора медленно опустилось белое полотно-экран. Вскоре погас свет и зал погрузился в темное, совершенно непроглядное безмолвие. Темнота, казалось, впитала в себя каждый миллиметр громадного помещения. Примерно через две-три минуты с противоположной стены, из невидимого отверстия вырвался яркий луч света. Раскроив тьму, он тут же упал на экран. Зазвучал нацистский гимн, появилось изображение орла с зажатой в когтистых лапах фашистской свастикой. Заставки с фамилиями тех, кто снимал этот фильм... было... Впрочем, и о дате съемки и месте ее проведения невозможно было догадаться. Через секунду, пришедшие на тайное собрание люди, могли видеть, как в одной из засекреченных лабораторий перед столом, установленным по центру комнаты с белыми стенами, появились два человека в белых халатах, похожие на лаборантов- химиков. Они несли на руках тяжелый, вероятно, бронированный чемодан. Вскоре один из лаборантов набрав на замке чемодана шифр-код, приоткрыл крышку и извлек изнутри два цилиндра стального цвета. Цилиндры, диаметром в несколько сантиметров, по всей длине корпуса были расписаны замысловатыми надписями. На основаниях находок, с одной и другой стороны, виднелись красные лампочки. После демонстрации фильма в зале снова зажегся свет...
      -- Это и есть, господа, так называемые цилиндры времени. -- произнес профессор.
      -- Подождите, доктор, -- сказал кто-то из присутствующих, -- вы утверждаете, что эти довольно странные находки имеют отношение к Атлантам?!..
      -- Да, вы меня абсолютно правильно поняли.
      По залу прокатился неодобрительный ропот.
      -- Простите, но на каком основании вы делаете такое смелое утверждение?
      -- Вы знаете, что такое "Энигма-500"?
      Профессор хитро улыбнулся и покосился на того, кто задал ему вопрос.
      -- Естественно! Шифровальная машина.
      -- Так вот, при помощи этого сверхмощного шифровального аппарата мне и группе "Вульф" удалось расшифровать надписи на обоих цилиндрах...
      Наступила гробовая тишина. Казалось, что теперь можно было услышать тиканье наручных часов присутствующих.
      -- Сейчас я зачитаю то, что удалось расшифровать... Боюсь, что вы услышите нечто, что ввергнет всех вас в еще больший шок, нежели чем само существование цилиндров времени. Итак, я начинаю! Год восемнадцатый от созыва первого собрания Верховного Совета жрецов Галактического союза Мира. Миллион лет существования расы белого воина в открытом пространстве, не мог пройти без каких-либо ошибок и просчетов. Вот уже три столетия подряд идет прямая и косвенная война с темной стороной мироздания. Мы были вынуждены втянуться в эту бессмысленную бойню, зная о том, что понесем огромные потери, как живой силы, так и огромных ресурсов, несоизмеримых ни с чем. Но видимо удача все же не захотела отворачиваться от нас полностью. Мы заполучили единственный в мироздании форпост нерушимой силы, единственный в своем роде идеал могущества -- Череп Богини Смерти. Осознавая всю ответственность принятия своего решения, Совет постановил спрятать оную ценность на одной из планет заброшенной в этой глуши галактике, где вряд ли когда-нибудь сможет зародиться разумная жизнь. Кроме всего, методом структурного клонирования у нас получилось размножить Череп до пяти экземпляров. Так что мы вполне обезопасили все существующие миры от возможности ввязывания их когда-либо в войны. Естественно, до конца просчитать возможные отклонения, касающиеся Черепа, практически невозможно. Даже мы, со своим развитием, не можем себе представить ту разрушительную силу, которая хранится в артефакте. Никто не может просчитать, сколько энергии содержится в нем. Да пребудет с нами мир и покой!
      Приглашенные на секретное совещание "Ананербе" люди, были потрясены докладом Ганса Ульке до такой степени, что казалось, вопросы к докладчику отпали у них сами собой.
      К трибуне снова подошел штурм-фюрер Штраубе:
      -- Я обращаюсь от имени фюрера!
      Он вытянулся по стойке "Смирно"...
      -- В настоящее время созданы четыре команды СС, во главе которых стоят опытные офицеры Рейха. Наша цель -- любыми путями обнаружить священную реликвию. Да прибудет с нами Бог!!!
      
      
      
      Аста
      
      
      Солнечная система. Марсианская долина пирамид 2091 год.
      
      
      Межпланетный звездолет стоял на посадочной платформе космопорта. Папа Асты, Антон Петрович Синицын ожидал свою дочь в отсеке встречи пассажиров, держа в руке огромный букет марсианских "кипучих" лилий. Мягкий женский голос, доносящийся из динамиков, произнес:
      -- Уважаемые встречающие! Пассажирский звездолет, следующий маршрутом Земля-Марс, прибыл. Через минуту карантинный отсек будет открыт.
      Действительно, через минуту стальные двери карантинного отсека открылись, и через них тут же, хлынула толпа людей только что прибывших с далекой Земли. Антон Петрович разглядел в этой толчее невысокую стройную рыжеволосую девочку лет двенадцати, с небольшим чемоданчиком в руках. Это была его дочь Аста.
      -- Ну, здравствуй, Асточка!
      -- Привет, Папа!
      -- А это тебе! -- он протянул ей цветы, -- А где же мама?!
      Девочка улыбнулась.
      -- У нее снова дела, дела, дела... Беглые корсары, кажется, подняли очередное восстание. Вчера в два часа ночи она срочно вылетела на Плутон, что тут поделаешь, она ведь у нас с тобой космический рейнджер.
      -- Да, не хотел бы я оказаться на месте этих самых корсаров, если уж за дело взялась мама!
      -- Пап, а пап! Ты снова даришь мне эти "кипучие" лилии, но их ведь так тяжело собирать!
      Антон Петрович похлопал дочку рукой по плечу.
      -- Да ничего, вовсе и не тяжело. Понимаешь, мы совсем недавно открыли новые, еще неразведанные пирамиды, а там... -- он развел руками в стороны, -- этих лилий видимо-невидимо. Как земляники в лесу. Ну, прямо как у нас на даче.
      Аста опустила глаза.
      -- А ты мне покажешь новые пирамиды?
      -- Думаю, что да. Завтра снимаем последние вирусоносные образцы грунта и... в путь, к новым открытиям.
      Так за разговором они не спеша, дошли до стоянки марсианских флайеров и сели в один из них. В салоне заговорил робот-водитель:
      -- Приветствую вас, глубокоуважаемые пассажиры!
      Девочка недоуменно посмотрела на своего отца.
      -- Куда летим?
      Антон Петрович искоса посмотрел на свою дочь и ответил:
      -- Городок Главной Археологической Базы.
      -- Будьте любезны, назовите номер кредитной карты.
      -- Пожалуйста! Три тысячи восемьдесят девять. Это все?
      -- Пожалуй, этого вполне достаточно. Благодарю вас, что вы решили воспользоваться услугами нашего транспортного агентства.
      -- Пап, а когда можно будет снимать предохранительный шлем?
      -- Через несколько минут полета, думаю, примерно километра через полтора. Сейчас слой атмосферы намного чище, чем раньше. Кстати, как твои успехи на поприще учебы?
      В это мгновение отец заметил некоторое смущение Асты.
      -- Да-а-а... э-э-э, нормально. Почти хорошо.
      -- Это как почти?
      -- В четверти получила почти все пятерки, кроме истории. По ней у меня четверка.
      -- А что так? -- Антон Петрович нахмурился.
      -- А-а-а, пустяки, на экзамене немного запуталась. Ты же знаешь, что я никогда не любила меловой период. Ну вот, сработал закон подлости. Билет достался с вопросом об этом самом историческом периоде. Н-е-в-е-з-у-х-а!
      -- Ясно.
      Флайер бесшумно парил над красными марсианскими горами. Такой ландшафт никого не мог оставить равнодушным. Казалось, что горы, играющие в лучах восходящего солнца своими острыми гранями, не настоящие, а нарисованные кистью на холсте, сказочным художником. Такой красоты, как здесь, нет больше нигде. Горные хребты походили на мистических великанов-атлантов, стерегущих неизвестно кем спрятанные в своих недрах, несметные сокровища. Аста всматривалась завороженным взглядом в стекло иллюминатора. Наконец, впереди показались башни из стекла и бетона, отражающие на своих поверхностях, марсианские просторы.
      -- Папа, это и есть археологическая база?
      -- Да, она самая. Правда, красиво?
      Девочка прильнула к стеклу.
      -- Да-а-а... это что-то!
      Летательный аппарат медленно приземлился на крыше одного из зданий. По обеим сторонам флайера автоматически открылись двери. Аста вместе с папой, любезно распрощавшись с роботом-водителем, вышли из летательного аппарата, и направились к ожидающему их лифту. Через несколько минут они стояли возле каюты, в которой жил папа. На входной двери помещения красовалась серебристая табличка с надписью:
      
      "Профессор археологии,
      член союза внеземных цивилизаций
      Синицын А.П.".
      
      -- Весьма недурно, папочка! -- радостно воскликнула Аста.
      -- Ну, так, -- с гордостью ответил папа. -- проходи же скорее.
      После своих слов Антон Петрович прислонил руку ладонью вперед к двери. Она тут же бесшумно отворилась. Папина, так сказать, марсианская квартирка оказалась довольно большой каютой, состоящей из двух, изолированных друг от друга комнат, с огромным видеомонитором на стене в прихожей.
      -- Ты проходи и располагайся, а я сейчас введу твой индивидуальный электронный код в дверной замок. Иначе, если ты захочешь выйти отсюда, то обратно не попадешь до тех пор, пока не приду я. Аста плюхнулась в большое мягкое кресло, и тут же стала разбирать свои пожитки. Неожиданно сам собой включился экран монитора, и на нем появилось довольно странное на первый взгляд изображение. Зашипели динамики, и кто-то заговорил басом, вглядываясь в комнату, где сидела девочка:
      -- Где Синицын? Дайте мне, как можно скорее, Синицына!
      Незнакомец на мгновение замолчал. Он несколько раз похлопал своими большими глазами, а затем, нахмурив густые брови, продолжил:
      -- А ты еще кто такая? А-а-а?!..
      Девочка вздрогнула от неожиданности. Но, пытаясь показать свою невозмутимость, прошептала:
      -- Это вы мне?
      Незнакомец еще сильнее нахмурился.
      -- Тебе, тебе, а кому же еще? Девочка, ну, ты видишь еще кого-нибудь в квартире моего старого приятеля. А-а-а?!.. Глупая какая!
      Аста покраснела.
      -- Вовсе я не глупая. А вот вы, как мне кажется, настоящий грубиян! Меня зовут Аста Синицына.
      Незнакомец замолчал, пытаясь, что-то вспомнить. Потом он скривил рот в неумелой улыбке, и через секунду закричал:
      -- А-а-а... дурья моя башка! Прости! Я же совсем заработался на этом кирпичном шарике! Аста, точно, Аста! Ты дочь Синицына, совсем забыл!
      В это мгновение в помещение вошел папа девочки:
      -- Ну вот, тебя и на минутку оставить нельзя. Ты с кем это здесь уже успела познакомиться?
      -- Да я не знаю, это все он. -- девочка показала рукой в сторону изображения.
      -- А это ты, Лутс!
      Профессор засмеялся.
      -- Кто же еще?! Только моя проветренная космическим ветром дырявая голова могла забыть, что у тебя, Синицын, есть дочь. Да притом такая умница и красавица.
      -- Понятно, понятно. Не кричи так. Лучше скажи, что ты хотел мне сообщить?
      -- Слушай, Синицын, давай я лучше через десять минут зайду к тебе и все по порядку расскажу. А заодно... -- он расплылся в довольной улыбке, -- я с превеликим удовольствием познакомлюсь с твоей дочуркой. Хорошо?
      -- Хорошо, только, пожалуйста, не задерживайся. А то мне еще к пирамидам надо успеть. Завтра мы снимаем последние вирусоносные слои.
      -- О-о-о, да, да. Конечно, дорогой приятель! Жди, я скоро буду!
       На этой фразе связь оборвалась, и экран тут же погас.
      -- Пап, а кто такой Лутс?
      -- О, это один из лучших путешественников во всей галактике. Это он сумел лет пятнадцать тому назад расшифровать древние фрески в трех храмах Великого белого воина на планете "Ацилок-2". А три года назад Лутсу удалось пройти путем знаменитого капитана Морсона через плеяду черных дыр в пятом секторе созвездия Лебедя. Причем... не удивляйся... на обычном исследовательском звездолете. Еще он боролся за независимость трех звездных систем и помогал звену внешней защиты ловить космических корсаров.
      Не успел Антон Петрович закончить свой рассказ, как охранная система жизнеобеспечения каюты сообщила о прибытии гостя. Профессор отдал соответствующий приказ, и дверь в помещении открылась. На пороге появился высокий, могучий, одетый в защитный комбинезон человек. Его скуластое лицо имело красноватый оттенок. Он протянул обе руки вперед, тем самым, поприветствовав Антона Петровича. Затем Лутс подошел к Асте.
      -- Это твоя дочурка, Синицын?
      Профессор подошел к Асте и, обняв ее за плечи, ответил своему другу:
      -- Да, это Аста, дорогой друг, а это, -- посмотрел на девочку, -- Аста, Лутс.
      Космический путешественник сел в кресло, достал старинную деревянную курительную трубку и начал неторопливо забивать ее зеленоватым табаком.
      -- Синицын, -- сказал он, -- я, в общем-то, вот по какому поводу хотел с тобой поговорить... Примерно минут тридцать назад вернулся с места проведения раскопок и... вот что там обнаружил.
      Путешественник на мгновение остановился и раскуил трубку. В помещении запахло приятным, дорогим табаком.
      -- Не тяни, что-то произошло?!.. -- неожиданно встрепенулся Астин папа.
      -- Ты снова не можешь потерпеть, дружище!
      Лутс громко рассмеялся и, выпустив кольца табачного дыма, закрыл глаза.
      -- Помнишь, две недели назад ты сделал заключение... Синицын, ты тогда сказал, что в неразведанных пирамидах мы найдем нечто, подтверждающее теорию о послании нации белого воина. И не спорь со мной, пожалуйста. Так?
      Профессор почесал подбородок и довольно протянул в ответ:
      -- Конечно, но мало кто мне тогда в это поверил.
      -- Так вот, -- Лутс сделал многозначительную паузу и снова затянулся табачным дымом, -- я с удовольствие могу тебя поздравить. Мы нашли тайный склеп. Да, да, как ты и говорил, прямо под большим Сфинксом. Единственное препятствие -- он пока перекрыт массивной бетонной плитой.
      В это мгновение можно было заметить, как Антон Петрович пришел в неописуемый восторг. Он даже закричал от радости:
      -- Свершилось! Я уверен, что там есть то, что называется черепом богини смерти. Могу поспорить на что угодно, что в склепе находится череп, тот самый, о котором во все время говорилось так много, но его никто до сих пор так и не смог найти.
      Девочка выскользнула из крепких папиных объятий.
      -- Папа, что за череп? Какая богиня смерти?
      Профессор прокашлялся, и немного успокоившись, ответил:
      -- Аста, это самый древний мифический предмет, который до настоящего времени никому не удалось обнаружить. Хотя... многие о нем слышали. Несколько копий черепа в разное время находили на Земле. Одну из них не так давно обнаружили на Луне. Но тот, с которого сняты все остальные копии, никто никогда не видел.
      -- Папа, это какая то мистическая вещь? Я правильно понимаю?
      -- Аста, -- вмешался Лутс, -- это самая мистическая штука... во всей вселенной! Черепу богини смерти приписывается огромная, ни с чем не соизмеримая, сила. Он способен творить такие чудеса, о которых испокон веков могли только мечтать. В одном старинном документе есть полная расшифровка всех его сверхъестественных свойств, о которых я только что сказал. В документе говорится, что очень давно некая раса белого воина при помощи этой самой черепушки смогла победить темную сторону мироздания. Хотя лично мне почему-то в это мало верится.
      -- Ну, это только твои личные доводы, Лутс, -- перебил рассказ космического путешественника папа, -- он ведь у нас практик, теория и легенды не его профиль.
      Путешественник тут же насупился. Он даже не заметил, насколько сильно затянулся дымом. И... через секунду-другую его пробил кашель хронического курильщика.
      -- Тебе, Лутс, к тому же не мешало бы бросить курить этот визонский табак. Он еще никого до добра не доводил.
      -- Знаешь, Синицын, меня еще ни разу никто кроме тебя, конечно же, не упрекал в том, что я курю. -- отворачиваясь, обиженно пробурчал побагровевший Лутс.
      Синицын подошел к своему товарищу и, похлопав его по плечу, произнес:
      -- Ну, вот опять обижаешься! Дорогой друг, я же тебе желаю только добра. Причем, ты прекрасно знаешь, что ты -- мой самый закадычный приятель. Так говорят у нас на Земле. И при всем этом представь, что мы с тобой, быть может, как когда-то Шлиман открыл Трою, повторим его подвиг! Если бы не ты...
      -- Синицын, -- путешественник опустил глаза, -- ты и впрямь так думаешь?!..
      -- Конечно, дружище. А сейчас, я полагаю, хватит миндальничать, надо срочно лететь на раскопки.
      -- Пап, -- вмешалась Аста, -- а меня-то хоть возьмете с собой? Или нет?
      -- Нет, Асточка, там еще не сняты вирусоносные слои грунта, а это может быть очень опасно. Так опасно, что...
      -- Ну а как же вы?
      -- Мы вместе с твоим папой, если надо пройдем огонь, воду и медные трубы. Я его никому в обиду не дам, ты уж поверь мне, пожалуйста! -- пробасил Лутс.
      Девочка, тяжело вздохнув, отвернулась к большому тонированному окну, за которым виднелись безбрежные марсианские просторы. Выходя из каюты, папа коротко проинструктировал свою дочь о работе охранной и сервисной систем жизнеобеспечения квартиры и вместе со своим коллегой быстро удалился на работу.
      
      Приключения только начинаются
      
      
      Немного посидев в одиночестве, Аста, наконец, проглотила обиду и включила телевизор. На экране появилась симпатичная кошка, которая, облизнувшись, заговорила человеческим голосом:
      -- Здравствуйте! Какую информацию вы хоте ли бы сейчас получить у видео-гида по Марсу?
      Девочка насупилась.
      -- Дайте мне, пожалуйста, полный географический атлас... -- она на мгновение задумалась, -- с воздушными маршрутами. Если, конечно, можно. И поскорее пришлите автоматический логопереводчик.
      -- Это все?
      Кошка довольная собой мяукнула, и подмигнула Асте одним глазом.
      -- Думаю что да. Спасибо!
      -- Ваш заказ принят. Пожалуйста, подождите. Через пятнадцать минут вам все доставят по месту жительства.
      На последнем слове электронного животного экран погас. Девочка поставила на стол свой чемоданчик и аккуратно приоткрыла его гладкую, отполированную до зеркального блеска, крышку.
      "Что бы мне взять с собой? Думай, Астка, думай. Шевели извилинами. -- размышляла она. -- А-га-а-а... Вот!"
      Девочка достала электрокомпас, бытовой лучевой парализатор, карманный видеотелефон и минимизирующий ранец. Ровно через пятнадцать минут телевизор снова включился. На этот раз кошка сообщила о прибытии посыльного из службы доставки заказов. Спустя несколько минут Аста прикрепив логопереводчик на поясе и надев ранец на спину, направилась к стоянке флайеров.
      
      
      
      
      
      
      
      Легкая воздушная машина медленно парила над высокими горами, едва не задевая за их острые, как лезвие бритвы, вершины. Вокруг стояла девственная тишина, несмотря на то, что постоянно то здесь, то там подобно пчелам сновали юркие пассажирские и грузовые флайеры. С высоты птичьего полета поверхность Марса больше всего походила на гигантский муравейник, с его бестолковой суетой, совершенно необъяснимым движением, и, в то же время, с четкой, расписанной до мелочей жизнью. Неожиданно в ранце что-то запищало. Аста достала видеотелефон. Это был папа. Он стоял, в каком-то глухом склепе, тускло освещенном люминесцентными лампами. Позади него виднелись исписанные древними фресками заплесневелые стены.
      -- Аста, ты меня хорошо слышишь?
      -- Да, папа! Даже слишком хорошо. Так, что можно прочесть начертанные на стене за твоей спиной иероглифы. Или, что это там еще? Клинопись?
      -- Где ты сейчас?
      -- Да вот решила немного прогуляться. Сейчас лечу в зоологический музей. Хочу полюбоваться местными достопримечательностями.
      -- Ясно. Только, пожалуйста, будь аккуратнее.
      -- Хорошо, хорошо! А как у тебя там?!..
      -- Посмотри, -- он обвел вокруг себя рукой, -- мы уже внутри склепа. Я думаю, что уже сегодня произведем настоящий фурор в археологии.
      -- Я знаю, папка, что у тебя все получится, ведь ты у меня молодец!
      -- Асточка, постарайся долго не задерживаться. Если что, позвони. Ладно?
      -- Хорошо.
      Флайер медленно сел возле мощеного синим булыжником здания, рядом с которым был вбит в марсианскую поверхность огромный щит с надписью на пяти языках:
      
      "Центральный зоологический музей солнечной системы"
      
      Аста прошла в большой холл, из которого, двигаясь в трех направлениях, можно было попасть в совершенно разные эпохи, начиная от самых древних, заканчивая современным периодом. Девочка, как обычный ребенок, остановилась в раздумье:
      "Как в сказке, разве что камушка на распутье не хватает. А ладно, раз уж по меловому периоду запорола экзамен, так видно оттуда и начну".
      Было довольно интересно наблюдать за тем, как в огромных вольерах прыгали, ползали и бегали существа, которые какие-нибудь сто лет тому назад считались ископаемыми. Аста подошла к довольно большому бассейну, окруженному непроходимым для зверей силовым полем. На аннотационной табличке было написано:
      
      "Хвостоногий крокоящер. Конец мелового периода.
      Клонирован по молекулам ДНК в августе 2089 года
       палеонтологической лабораторией
      Тувинской Академии Наук"
      
      "Вот из-за тебя, дорогой мой, -- подумала девочка, -- я и допустила ошибку на экзамене".
      Она вытащила из рюкзачка карту памяти и вставила ее в едва заметный паз, находящийся на небольшом постаменте возле бассейна. Через секунду вся информация, касающаяся крокоящера, была записана на карту и теперь Аста могла по прибытии на Землю ее легко выучить при помощи авторизованной системы самообразования.
      "Ну вот, как говорится, -- подумала она, убирая в минимизирующий рюкзак карту с записанной на ней бесценной информацией, -- совместила приятное с полезным. А теперь не мешало бы и подкрепиться".
      Девочка осмотрелась и вскоре зашла в кафе, находящееся в небольшом лесу, в котором росли розовые пальмы с еловыми ветками вместо листьев. Возле мраморных столиков, прямо в воздухе висели маленькие, но довольно изящные кожаные стулья. Аста аккуратно присела на один из них. В зале, если его можно так назвать, было много народа.
      -- Вы что-то будете заказывать? -- спросил робот-официант.
      -- У вас есть финиковое мороженое со взбитыми сливками? -- спросила она, предвкушая наслаждение от поедания любимого лакомства.
      -- Конечно, у нас все есть! Кстати, я бы предложил вам еще дивный сок монитанов, если, конечно, хотите.
      -- А он случайно не кислый? -- спросила девочка.
      Механический официант закатил глаза и промычал что-то невнятное в ответ.
      -- Ну, раз не кислый, тогда я его попробую.
      Робот принес через несколько минут два блюда, и тут же молча удалился исполнять заказы других посетителей кафе. С удовольствием, уплетая мороженое, Аста совершенно случайно остановила свой взгляд на соседнем столике, за которым сидели два человека в одежде пилотов межзвездных рейсов.
      "Какие то они не совсем нормальные, -- подумала Аста, -- как будто никогда мороженого не ели".
      И впрямь, после каждой новой порции лакомства они строили такие невообразимые гримасы...
      Это был не просто восторг, а настоящее изумление.
      -- Х-м-м, это выглядит действительно странно. -- прошептала она, пытаясь не привлекать к себе внимание незнакомцев. -- Словно с Луны свалились...
      Девочка незаметно достала логопереводчик и направила его встроенный микрофон прямо на странных людей, пытаясь подслушать то, о чем они говорили во время трапезы. Перевод начался с небольшой задержкой. Видимо язык, на котором говорили пилоты, был достаточно редким. Вот то, что удалось разобрать девочке:
      -- Вакхлан, ты уверен, что нам здесь никто не сможет помешать? -- говорил один из незнакомцев.
      -- Будь спокоен, эти ищейки пошли по ложному следу. Недаром я тринадцать лет подряд учился уходить от погони. -- отвечал второй.
      -- Смотри, я не хотел бы оказаться на месте Мотона. Из-за оплошности этот дурачок уже пятьдесят лет греется в пустынях Лонхитрона. А все так хорошо начиналось...
      -- Гот, когда мы с тобой сюда прилетели, я сказал тебе, что функции по обеспечению нашей безопасности я беру на себя. Твое дело -- найти священную реликвию, за остальное не изволь беспокоиться. Лучше скажи, план "X" сработает?!..
      -- Сегодня один из наших верных агентов передал мне довольно интересную информацию. Она касается неразведанных пирамид и, что вполне естественно, главной цели нашего с тобой путешествия.
      Услышав слова о неразведанных пирамидах, Аста немного насторожилась. Что могло заинтересовать загадочных космических пилотов в новых археологических открытиях, которые совсем недавно совершил ее папа и Лутс? Тем более что этот странный диалог, происходивший между двумя незнакомцами, касался ее отца. Девочка так увлеклась размышленьями, что не заметила, как два незнакомца встали из-за столика и направились в сторону главного выхода из кафе.
      -- Ты успел проверить то, что тебе передали?
      -- Ты о чем, а?
      -- У-у-у, какой же ты бестолковый! Я имею в виду ту информацию, которую тебе передал агент.
      Первый незнакомец фыркнул и через мгновение недовольно прохрипел в ответ:
      -- Своим агентам я доверяю, как самому себе, старик. Тем более что интересующая нас информация стоит не дешево... Главное, что все эти людишки продажные, и это, стоит заметить, прекрасно.
      Так, не привлекая к себе особого внимания, Аста дошла с незнакомцами до стоянки флайеров. Через некоторое время, поднявшись в воздух на одном из них, она продолжила слежку, постепенно удаляясь от зоологического музея...
      
      
      
      
      
      Находка.
      
      
      -- Профессор, -- произнес робот-копатель. -- Мы сняли все двенадцать слоев, но обнаружить так ничего и не смогли. По всей видимости, произошла ошибка в ваших расчетах. Такое нередко случается, правда?
      Антон Петрович сидел на большой, запыленной донельзя, каменной глыбе, и рассматривал в огромную лупу, странный золотистый шар.
      -- Вы хотите сказать, что десять лет моей непрерывной работы теперь можно выбросить коту под хвост?
      Профессор покосился на робота, готовый в следующее мгновение швырнуть в него шар.
      Копатель опустил металлические руки и закрыл глаза:
      -- Шеф, я бывал с вами на десяти планетах и ни разу не был так удручен, как здесь. Вы никогда не ошибаетесь. Но теперь... Или я что-то не понимаю?
      Неожиданно в склепе появился Лутс:
      -- Синицын, я думаю, что ошибки не может быть. Я только что получил космограмму с Земли, в ней сообщается, что к нам прибывает комиссия из института всемирного разума.
      -- И что? -- удрученно протянул профессор.
      -- Ну, ты даешь, старина? Эти ребята просто так по раскопкам не шатаются. У них есть какая-то информация о неразведанных пирамидах, иначе нам не пришлось бы сегодня ожидать в гости столь высоких особ.
      -- Да, здесь ты прав! Но ума не приложу, что заставило их лететь сюда?
      -- Знаешь, я полагаю, что нам нужно быть к ним предельно внимательными. Они ведь запросто могут перевести раскопки к своему ведомству, тогда действительно... наш труд, ку-ку, пойдет насмарку.
      -- "М-5", -- обратился профессор к роботу-копателю. -- Надо срочно установить сенсорные камеры слежения по всей территории изысканий. Нужно, как можно скорее, опломбировать хранилища и выставить наружные посты наблюдения по секторам.
      -- Ясно! Через час я вам доложу о выполнении ваших предписаний. Разрешите выполнять?
      -- Действуй.
      Механический археолог, жужжа стальными конечностями, тут же удалился выполнять задание профессора.
      -- Лутс, -- продолжил Антон Петрович. -- Это все мне кажется довольно странным. Ведь мы передавали отчеты о раскопках только в правление союза внеземных цивилизаций... больше никуда. Как ты думаешь, мог кто-то перехватить наши сообщения?
      -- В принципе, конечно, да. Могли! Ведь институт всемирного разума все же имеет некоторое отношение к секретным разработкам новых видов оружия, а то, что мы ищем, пожалуй, самое мощное которое когда-либо существовало, по крайней мере, если верить легендам.
      Неожиданно запищал видеотелефон. Профессор нажал на зеленую кнопку подтверждения вызова, и на крохотном экранчике в тот же миг появилось изображение "М-5".
      -- Антон Петрович, -- начал тот. -- Кажется, мы опоздали. Вероятно, сейчас у нас будут большие неприятности...
      -- Говори, пожалуйста, поконкретнее.
      -- На стартовой площадке стоят... кхе-кхе, три межзвездных истребителя.
      В это мгновение Лутс и Синицын замерли в оцепенении. Первым очнулся краснолицый космический путешественник:
      -- Что-что, ты не ошибаешься?
      -- Мой дорогой ученый друг, я не просто механический археолог, я конверсионная модель боевого робота двадцать третьего поколения. В мою память заложена информация о существующем ныне, и о уже снятом с производства, оружии. Так что... я бы попросил вас, меня не обижать.
      -- Ну, извини, я об этом совсем забыл. Лучше скажи, где ты сейчас находишься и что там еще видно.
      -- На площадке выстроились два десятка солдат в черной униформе и десять десантных киборгов. Я нахожусь в расщелине между входом и долиной. Да, все наши подопечные копатели, по всей видимости, отключены. Их выстроили в одну колонну возле карантинного терминала. О-о-о, погодите...
      Профессор не выдержал:
      -- Хватит молчать, говори!
      - Один наш из третьей бригады вырвался, он быстро перемещается в сторону стоянки флайеров, но... Киборг сжег его дотла из лучемета, хороший был работник.
      -- Скажи, тебя там никто не видит?
      -- Нет. Когда я ушел от вас, не знаю почему, но сразу включил рентгеноскопический излучатель. Меня не засечет даже самый лучший радар.
      -- Хорошо, будь осторожным. Постарайся не привлекать к себе внимания и оставайся, пожалуйста, на месте.
      -- Есть, а вы как там?
      Лутс зашагал вдоль серой стены, заложив за спину руки:
      -- Мне кажется, нам надо оставаться здесь.
      -- "М-5", -- продолжил профессор. -- Оставайся на месте. О каких-либо изменениях тут же сообщай мне по видеотелефону. Ясно?
      -- Будет исполнено, шеф!
      -- До связи.
      Антон Петрович переключил аппарат в режим соединения и набрал номер телефона Асты.
      На дисплее появились серые полосы, и через секунду механический голос произнес:
      -- Соединение с абонентом в данный момент невозможно, в связи с нахождением его в высоком электромагнитном поле. Попробуйте соединиться с абонентом позднее. Общепланетарная служба коммуникаций. Всего хорошего!
      -- Синицын, ты хотел поговорить со своей дочерью? -- спросил Лутс.
      -- Да, но она не отвечает, хотя предупредить ее, как мне кажется, нужно. Надо скорее найти более безопасное место, пока нас еще не нашли.
      Профессор на секунду задумался. Он медленно шел вдоль стены, на которой были нанесены древние фрески, изображающие подвиги героев, некогда существовавших на этой неприглядной в настоящее время планете. Антон Петрович случайно оперся рукой на нарисованную на стене птицу, как вдруг...
      Пол под ногами археологов неестественно задрожал, а с потолка посыпалась пыль, перемешанная с мелкими осколками камня. Ученые в недоумении переглянулись между собой, не понимая, что происходит. Через секунду пол в помещении оказался рассеченным на две половины. Меж раздвинувшихся плит зиял глубокий, темный провал. В глубь провала, поглощаемая неизвестностью, уходила винтовая лестница с деревянными перилами.
      -- Вот такого поворота событий, -- почти что выкрикнул Лутс, -- я себе даже представить не мог.
      Он стрелой метнулся в сторону, затем к стене и вскоре оказался рядом с провалом:
      -- Синицын, я думаю, что медлить нельзя! Идем!
      -- Да, пожалуй, здесь можно было бы годами ходить в поисках спасительного выхода, если бы не... случайность. Пошли!
      Сказав это, профессор достал люминесцентный фонарик и включил его. Скользкие от странной слизи, местами, запыленные от времени ступени поскрипывали при каждом шаге ученых. Казалось, что по этому рукотворному штопору никто не спускался, со времен его создания и по сей день. Где-то в темноте раздавались глухие удары разбиваемых о камни капель воды. Через пять минут полного опасностей спуска, дрожащий лучик профессорского фонарика нащупал дно.
      -- Кажется, мы уже спустились. -- прошептал Антон Петрович.
      Лутс наклонился к уху профессора и также тихо произнес:
      -- А чего ты говоришь так тихо? Боишься разбудить духов войны Братства Белого Воина?!..
      -- Я не знаю, с чем мы здесь можем столкнуться, а ты пытаешься вставлять свои неуместные шуточки даже здесь, в желудке громадного каменного монстра. Шути так со своей бабушкой, хорошо?
      - Синицын, переведи на нормальный язык то, что ты сейчас произнес. Я твой земной жаргон очень туго понимаю. А если быть более точным, то временами совершенно не разбираюсь в том, что ты хочешь сказать.
      -- Это означает, не обращай внимания на то, что я говорю. Это нервное. Понял? -- Антон Петрович едва заметно улыбнулся.
      -- Ну, так бы сразу и сказал, а то бабушка -- мабушка...
      Луч от фонаря медленно, сантиметр за сантиметром, обшаривал заплесневелые стены. Это происходило до тех пор, пока он, наконец-то, не уперся в небольшой экранчик, занавешенный обрюзглой бахромой, состоящей только из паутины.
      -- Стоп, кажется панель управления! Ну-ка, посвети здесь! -- воскликнул краснолицый космический странник.
      Он медленно, по-отцовски провел дрожащей рукой по запыленному экрану. А затем, что было сил, дунул. Грязь и пыль в одно мгновение слетели с клавиатуры и монитора.
      -- Вот теперь, после долгого молчания тебе пора послужить добрым намерениям разумного существа, прошу.
      Закончив риторику, он нажал на кнопку с изображением символа солнца.
      В ту же секунду зал замерцал сотнями разноцветных огней. Включалось давно не работавшее освещение потайных комнат, отключенное многие десятки миллионов лет назад, рукой того, кого давным-давно не было на этом свете.
      -- Подобрал, смотри! -- крикнул он своему коллеге.
      В это мгновение в зале наступила гробовая тишина, и через секунду все три двери, расположенные друг против друга, с шипением отворились.
      Стоя в центре помещения, тяжело было понять, за какой из трех одинаковых на вид дверей, хранится древний артефакт. Но времени на раздумье у исследователей практически не оставалось. Предчувствуя необходимость срочного выбора, Антон Петрович двинулся в средний дверной проем, за ним безропотно последовал Лутс.
      -- Слушай, а почему мы с тобой идем именно сюда? -- спросил он у профессора.
      -- Интуиция, мой друг, меня еще никогда не подводила. Новые открытия я чувствую за милю, так что идем. Тем более у нас с тобой настолько безвыходное положение, что размышления на тему: "А туда ли мы идем?", нас точно до добра не доведут.
      Довольно узкий коридор медленно уходил все глубже и глубже в марсианскую твердь. Мокрые, заплесневелые стены от пола до потолка были полностью исписаны древними символами, вперемешку с изображениями каких-то эпизодов из жизни строителей марсианских пирамид. Тусклый свет довольно хорошо освещал коридор. Нигде не было видно ни малейшей тени: ни на стенах, ни на полу. Через несколько минут путешествия по неизвестности, археологи, наконец, подошли к стеклянной двери, над которой красовалась матовая табличка с непонятными символами. Синицын жестом остановил своего приятеля. Так, что тот от неожиданности чуть было, не упал:
      -- Что такое, снова твое чертово предвидение?
      -- Погоди, ты знаешь, что здесь написано?
      Профессор внимательно посмотрел на приделанную над странной дверью табличку. Лутс покачал головой, давая понять своему старому знакомому, что он ничего не понимает в марсианской клинописи. Антон Петрович, постояв, минут пять, начал переводить древний текст:
      
      "На сорок пятой неделе строительства хранилища высочайшим Советом уведомляю о захоронении черепа богини смерти.
      Во избежание катастрофы хочу передать мощное оружие для сохранения вышеупомянутого символа лишь в случае преследования открывателя хранилища, в целях его безопасности.
      Да прибудет с тобой сила света и храбрость миллиардов звезд.
      Твой вечный слуга и помощник - Асторн".
      
      -- Странно, Синицын, у меня складывается впечатление, что этот самый Асторн знал, что с нами произойдет. Скажи, это игра моего воображения, или как?
      -- Я не могу точно тебе об этом сказать, но этот самый Асторн явно был провидцем.
       -- Он-то да, я уже понял. А вот я, прости друг, кажется, буду должен, вскоре отправиться на свалку... Ничем тебе не могу помочь.
      Антон Петрович встал на выделяющуюся, на общем фоне пола желтоватую плиту обеими ногами и замер в ожидании... Примерно через минуту стеклянная дверь распахнулась, и взору путешественников открылось просторное помещение со свисающей со стен вековой паутиной.
      -- Друг мой, -- со вздохом произнес Лутс, -- кажется ты, как всегда оказался прав.
      Они двинулись вперед. В центре зала находилась большая труба, изготовленная из прозрачного материала, выступающая из бетонного пола и тянущаяся прямо до потолка. Профессор медленно обошел вокруг странной конструкции и, подойдя к стеклу, осторожно провел по его поверхности рукой, тем самым, стерев с него тысячелетний слой пыли. Затем он осторожно посмотрел в образовавшийся просвет. Внутри трубы на небольшом бархатном постаменте лежал изумрудный человеческий череп...
      
      -- Иди скорее сюда! -- позвал он приятеля.
      Лутс впился очумелыми глазами в вожделенную находку.
      - Да-а-а! У меня нет слов! -- прохрипел космический путешественник от переполняющего его изумления.
      Неожиданно в зале послышалось странное жужжание, заморгал свет, и через секунду металлический голос произнес:
      -- Дестабилизация хранилища полностью завершена, начинается десятиминутный отсчет времени! Просьба присутствующим покинуть помещение во избежание детерминации живых организмов, удачи!
      -- Вот это номер, что будем делать?! -- засуетился Лутс.
      Не успел профессор ответить, как в стеклянной трубе открылся проход.
      -- Идем!
      Оба первооткрывателя прошли внутрь прохода, и за ними тут же закрылась дверь.
      -- Возьмитесь, пожалуйста, за поручни и закройте глаза. -- продолжал тот же металлический голос.
      -- Почему эта железяка говорит на понятном для нас с тобой языке, профессор? -- спросил Лутс, вставая к бархатному столу, с мирно покоящимся на нем черепом.
      -- Видимо, их цивилизация не ограничилась изготовлением сверхмощного оружия и полетами в дальний космос. Она, скорее всего, проводила исследования и в области лингвистики тож...
      -- Большая просьба, прервите вашу беседу и закройте глаза. -- приказным тоном произнес голос.
      -- Прервать так, прервать. -- закончил Антон Петрович.
      
      
      Погоня
      
      
      Через двадцать минут полета флайер с незнакомцами немного замедлив скорость, плавно опустился на небольшую площадку, окруженную ребристыми выступами обшарпанных временем пирамид. Аста, чтобы не вызывать подозрений, снизила свой воздушный аппарат в тени небольшого склона. Она, выйдя наружу, тут же приказала машине отправляться обратно в флайерпарк. Первым делом девочка попыталась включить видеотелефон, чтобы вызвать папу, но ее все попытки оказались безуспешными. Отсутствовала связь. Она осторожно подкралась к краю тени так, что теперь могла безбоязненно наблюдать, что происходит на площадке, где собралось довольно-таки многочисленное общество...
      Вакхлан и Гот, с которыми юная сыщица уже успела познакомиться, размеренным шагом направлялись к выстроившимся в шеренгу незнакомцам. Аста выдвинула антенну дальнего приема речи на логопереводчике. Из общего строя вышел один из людей, облаченный в черную одежду и быстро доложил:
      -- Авангардный отряд "Зет" совместно с группой десантных киборгов прибыл для выполнения поставленной вами задачи. Командир подразделения лейб-гвардии корсар Хамс.
      -- Похвально, похвально! -- произнес довольный Вакхлан. -- А что у нас с проникновением в пирамиды?
      -- Мы прибыли в район операции пятнадцать минут назад, но так и не смогли пока что проникнуть в потайные ходы, притом кто-то из археологов успел включить рентгеноскопическую защиту. Все сканирующие приборы зашкаливает. Единственное, что мы успели сделать, так это отключить всех, за исключением одного копателей. Но не извольте беспокоиться, он ликвидирован при попытке к бегству. Это пока все, командир.
      Вакхлан заложил руки за спину и нахмурил брови.
      -- Гот, где-то произошла незапланированная ошибка. А быть может это просто самонадеянность?
      Аста начала понемногу разбираться, что здесь происходит:
      -- Это просто заговор, какой то! -- прошептала она. -- Но не против археологов, точно!
      Девочка потянулась к логопереводчику, чтобы сделать его звук громче, как вдруг почувствовала совершенно необъяснимое, холодное прикосновение к своему плечу. Ей вдруг стало немного не по себе. Она не торопясь, повернула голову назад. За спиной с бластером на перевес стоял робот.
      -- Ты еще кто такая? -- спросил он.
      -- А вы кто? -- ответила Аста.
      -- Я? Экспедиционный робот-копатель модели "М-5", помощник профессора Синицына Антона Петровича.
      Девочка присела на пыльный камень, и с облегчением вздохнула:
      -- А я дочь этого самого профессора... Синицына.
      -- О-о-о... вот это настоящий сюрприз! -- обрадовался робот. -- Но что ты здесь делаешь?
      -- Это длинная история, если честно. Понимаете, я сегодня прилетела с Земли, чтобы провести каникулы с папой на марсианских раскопках. Он меня встретил, но потом вместе с Лутсом отправился сюда. Я же флайернула в зоологический музей, чтобы исправить четверку по истории. Там в кафе случайно услышала разговор вот этих двоих. -- она показала в сторону Вакхлана и Гота. -- Не поверите, но они говорили про неразведанные пирамиды, как раз об этом самом месте. Вот так я и оказалась здесь.
      -- Да-а-а-а! Ты очень смелая девочка. Антон Петрович должен тобой гордиться! -- ответил робот. -- Но мне кажется, нам нужно отсюда с тобой выбираться.
      -- А как же папа?
      -- Я полагаю, что они вместе с Лутсом должны что-то придумать. Это же величайшие умы, которые мне когда-либо приходилось встречать во всей галактике. А сейчас нам нужно пробраться поближе к боевым звездолетам, на которых прилетела эта гвардия.
      "М-5" вместе с Астой начали осторожно пробираться в сторону площадки, где поблескивая стальной обшивкой в лучах марсианского солнца красовались три боевых звездолета.
      -- Ты, -- обратился Вакхлан к старшему корсару, -- сейчас блокируешь все предполагаемые выходы из пирамиды и включишь автономное силовое поле радиусом около пяти километров.
      Он нахмурил брови.
      -- Чтобы ни одна живая душа не смогла сюда ни войти, ни выйти.
      -- Будет исполнено, командир! -- отрапортовал служака Хамс и тут же направился исполнять приказ.
      В это время девочка со своим новым помощником незаметно подкрались к космическим аппаратам.
      -- Видишь этого киборга? -- спросил робот. -- Смотри, что сейчас произойдет...
      Он прицелился из бластера в спину охранника и аккуратно нажал на спусковой крючок. Небольшой разряд молнии в ту же секунду поразил мишень. Раздалось шипение, киборг покачнулся из стороны в сторону, и через мгновение упал на спину. В воздухе запахло гарью. Аста в сопровождении робота подбежала к одному из кораблей, люк которого был открыт.
      -- Кажется, нас никто не заметил, -- произнес робот. -- Проходи внутрь, я тебя прикрою.
      Девочка поднялась по небольшому трапу и очутилась внутри звездолета. Там было всего одно помещение с тремя креслами для пилотов, экраном и бортовым компьютером, расположенными вдоль стены. Девочка села в кресло и через секунду рядом с ней очутился "М-5".
      -- Пристегнись! -- сказал он, перебрасывая через могучее плечо матерчатую лямку и одновременно набирая на компьютере, какие-то цифры.
      Сзади послышался шум закрывающегося люка, и металлический голос системы управления произнес:
      -- Боевой звездолет класса "Black" готов к вылету! Требуется задать координаты полета.
      
      -- "М-5", а как же папа и Лутс?
      -- Моя сканирующая плата не выдает сигналов о его присутствии в этом месте.
      -- Ты думаешь, что его здесь нет?
      -- Все может быть.
      В этот момент включился экран, на котором отчетливо можно было наблюдать довольно странную картину...
      Посреди площадки, где располагалась группа захватчиков, из земли начал медленно выкручиваться большой прозрачный цилиндр, внутри которого можно было разглядеть держащихся за поручни папу Асты и его верного друга и помощника Лутса. После этого, довольно замысловатого выкручивания, цилиндр остановился. Он как-то необычно заискрился и через мгновение рассыпался на сотни осколков.
      -- Смотри! Это же мой папа и его приятель, с которым я познакомилась сегодня! Им надо помочь, дай мне свой бластер!
      -- Девочка, никуда не надо бежать, просто нажми вон ту голубенькую кнопку с изображением молнии.
      Она сделала то, что ей сказал робот, и в то же мгновение вокруг корабля образовалась едва заметная полусфера. В поле, кроме корабля с роботом и Астой попали ее папа и космический путешественник Лутс. Через минуту со всех сторон к сфере побежали неприятели во главе с Вакхланом и Готом. Появились вспышки от выстрелов, но защитное силовое поле надежно защищало беглецов. "М-5" открыл люк.
      
      
      
      
      
      
      -- Асточка, -- прокричал Антон Петрович, -- с тобой все в порядке?
      -- Да, со мной то все, а вот как вы?
      -- Ой, -- пробубнил красноголовый Лутс, -- лучше не спрашивай нас об этом... Главное, мы нашли то, зачем прилетели на Марс. Ну-ка Петрович покажи!
      Профессор поставил на пол металлический саквояж и открыл его. Внутри которого, играя всеми цветами радуги, лежал стеклянный череп.
      -- Это и есть тот самый череп богини смерти? -- спросила девочка.
      -- Да! -- ответил отец.
      В следующее мгновение послышался голос системы управления кораблем:
      -- С командой звездолета хочет связаться центральный корабль-матка.
      -- Связь? С кораблем-маткой? Черт подери, кажется, уже запахло жареным. --произнес Лутс.
      На мониторе появилось дрожащее изображение незнакомца, одетого в черный балахон.
      -- Приветствую, вас на борту моего... -- он прокашлялся, -- захваченного вами звездолета! С кем я могу вести переговоры?
      -- Буду говорить я! -- ответил профессор. -- Меня зовут Синицын Антон Петрович.
      -- Отлично! Я -- Зерот, правитель третьей системы Сириуса-2 и командир тринадцатого полка космических корсаров.
      -- Позвольте, но, насколько я знаю, весь ваш флот был не так давно разбит космическими рейнджерами...
      В ответ послышался оглушительный хохот.
      -- Так думали все, включая и самих рейнджеров, но, как видите, я здесь. Цел и невредим! И мои солдаты... Посмотрите, они, кажется, собираются вас атаковать. Но меня, собственно, даже не это сейчас интересует. У вас на борту находится артефакт, за которым я охочусь уже много лет.
      -- Вы имеете в виду это? -- профессор показал череп богини смерти.
      -- Да, он самый. Мне сейчас не составляет никакого труда стереть вас в порошок, но я решил все же быть благосклонным к вам. Предлагаю сделку...
      -- Какую? Или это военная тайна?
      -- Все очень просто, дорогой профессор. Я вам -- жизнь, вы мне -- череп.
      К Антону Петровичу наклонился Лутс и прошептал:
      -- Мне кажется, он блефует. С такой штукой ему нас не так просто одолеть. Б-л-е-ф-у-е-т!
      -- А если мы с вами, Зерот, не договоримся?
      -- Вы понимаете, если бы я не был уверен в своих словах, то наверняка не стал бы с вами даже разговаривать. Сейчас на орбите Марса находится четыре корабля -- матки, в каждом из них примерно по триста боевых звездолетов. Прикиньте, вернее, посчитайте и все тут же встанет на свои места.
      Профессор повернулся к своим друзьям:
      -- Тысяча двести единиц! Это слишком много, профессор, для того, чтобы вступать с ними в схватку. -- сделал заключение "М-5".
      -- Зерот, -- продолжил Синицын. -- А как же с силами космической безопасности?
      -- Я и об этом позаботился. Все земные службы слежения в настоящее время заблокированы. Ни один звездолет с рейнджерами не сможет стартовать ни с одной из планет галактики в течение суток. Уверяю вас, что этого времени мне хватит. Ну, вы пока поразмыслите над моими словами, я с вами соединюсь примерно через час по земному времени. А пока... пока!
      На этих словах экран погас.
      -- Какие будут соображения? -- спросил профессор.
      "М-5" подошел к бортовому компьютеру, и что-то нажал на его клавиатуре. Буквально через секунду металлический голос сообщил:
      -- Связь ни с одной из станций общей планетарной защиты не возможна. Попробуйте повторить соединение позже!
      -- Здесь все ясно, -- произнес робот. -- Мы в ловушке... Вернее, почти что в ловушке.
      -- Что значит "почти"? -- поинтересовался Лутс.
      -- Понимаете, нам сейчас никто не сможет помочь. Плюс ко всему, мы абсолютно не владеем обстановкой. Что в эту минуту происходит на Марсе, Земле, да и вообще в Солнечной системе? Кто мне сможет ответить, что еще удалось сделать этому противному Зероту?
      -- Получается, что у нас выход один -- сдаться?!.. -- поинтересовалась Аста.
      -- Ну, уж нет, дорогие мои друзья! Лутса во всей галактике знают как храброго бойца и первооткрывателя звездных систем, да и бластер я держать умею не хуже этого негодяя. -- пробасил он, взмахнув своей огромной рукой в сторону потухшего экрана.
      -- Да ты не переживай так! -- попыталась его успокоить девочка.
      -- А что, наше положение действительно столь безнадежно? -- спросил профессор.
      "М-5", заложив металлические руки за спину, задумчиво произнес:
      -- Есть одно средство, но о его возможностях я знаю лишь понаслышке. О нем написано в памяти моего микропроцессора.
      Робот сел в одно из кресел и сенсорно подключился к аналоговой системе бортового компьютера. На экране появился следующий текст:
      
      "Система микронавигации включена! Пожалуйста, задайте координаты вашего запроса... Спасибо, координаты получены... Точно следуйте предъявленным предписаниям:
      
      1) Звездолеты, приписанные военным ведомством к классу "Black" предназначаются для использования их в наступательных операциях и чрезвычайных ситуациях.
      2) Выполняемые функции звездолетов данного класса:
      
      - многоцелевое нападение
      - защита грузовых караванных путей
      - перевозка оружия и боеприпасов
      - установление защитных полей
      - выполнение телепортаций
      
      По необходимости задайте расширенный поиск..."
      
      "М-5" резко развернулся в кресле к своим спутникам:
      -- Видите в основные функции данного класса заложено выполнение телепортаций. Ввожу запрос. Он начал снова нажимать на кнопки клавиатуры бортового компьютера. Вскоре на экране появилась следующая надпись:
      
      "Вывести возможные методы телепортации!
      
      Тр-пр-тчк-зпт...
      
      Ответ системы:
      
      1) Статическая телепортация. Для вхождения в предстартовое состояние необходимо отключение всех сторонних силовых полей и перенос вместе со звездолетом не более двух членов экипажа.
      2) Динамическая телепортация. Для вхождения в предстартовое состояние необходимо отключение всех сторонних силовых полей и перенос вместе со звездолетом не более четырех членов экипажа.
      3) Квадродинамическая телепортация (экспериментальный метод!). Для вхождения в предстартовое состояние не требуется отключение сторонних силовых полей, перенос членов экипажа не ограничен. Возможны отклонения в переносе численности экипажа, а также раздвоение несущей матрицы звездолета.
      
      Отчет завершен".
      
      -- Ну, как я понимаю, -- задумчиво произнес профессор. -- первые два варианта отпадают. Я правильно думаю?
      -- Абсолютно верно, -- ответил "М-5". -- мы не можем снимать защитное поле. Этим корсарам только и хочется, чтобы мы отключили защиту.
      -- Тогда подойдет третий вариант! -- вскрикнул Лутс.
      -- В третьем варианте есть одно "НО"... Оно заключается в том, что при телепортации мы должны в любом случае использовать энергию какого ни будь космического тела. Астероида, кометы или планеты. В нашем положении мы можем использовать только Землю, ее энергии вполне хватит для того, чтобы мы совершили скачок, пройдя как бы сквозь планету. При телепортации образуется нечто вроде тоннеля, в котором смешаны пространство и время. В первых двух случаях эти две составные точно скоординированы, а в третьем варианте мы не знаем точно, кто из нас окажется в заданной точке, а кто будет болтаться где-то во времени... -- ответил "М-5". -- И, главное, мы не сможем определить это время!
      -- Да, получается, что в любом случае мы что-то теряем. Хотя, где наша не пропадала? -- сказал Лутс, нахмурив брови.
      Аста сидела на папиных коленях, когда "М-5" включил клавиатуру управления кораблем. Заморгали какие-то лампочки, и уже знакомый металлический голос произнес:
      -- Стартовая система телепортации готова, задайте ваши координаты.
      -- Солнечная система, планета Марс, 72 градуса севернее марсианской археологической базы. Район марсианских пирамид. -- монотонно произнес "М-5".
      -- Ответ о конечных результатах телепортации. Первое -- будет получено физическое раздвоение звездолета. Второе -- экземпляр номер один -- конечный пункт Земля, космопорт, 2091 год. Число перенесенных членов экипажа -- два. Третье -- экземпляр номер два -- конечный пункт не определен, год -- не определен. Число перенесенных членов экипажа -- два. Четвертое -- точка прохождения телепортации Земля. Год 1908, месяц -- июнь, число --30, день недели -- вторник, утро, 6 часов 58 минут по земному времени. Место прохождения -- Восточная Сибирь, междуречье рек Лена и Подкаменная Тунгуска, заход -- солнечная сторона. Высота вхождения -- восемь километров над уровнем поверхности Земли. Отчет закончен. Всем членам экипажа желаю удачного старта!
      -- Ребята, -- закричал Лутс, -- вы читали, что ни будь про Тунгусский метеорит?! Это же мы! Черт подери, мы!
      -- Да, о таком повороте событий не мечтал даже Шлиман! -- задумчиво пробубнил Антон Петрович. -- Стартуем?
       "М-5" не спеша, протянул свою механическую руку к пульту управления кораблем и нажал на зеленую кнопку. Пространство вокруг звездолета в тот же момент искривилось. В воздухе запахло озоном. Из-под летательного аппарата стали вырываться снопы оранжевых искр, сопровождаемые невыносимым свистом двигателей. На верхних надстройках корабельной палубы вырос огромный светящийся столб яркого света. Еще секунда и звездолет... растворился в воздухе. Аста закрыла глаза...
      
      На Земле
      
      
      - Аста?!.. Асточка, открывай глаза! -- послышался знакомый мамин голос.
      И правда, рядом с кроватью, на которой она почему-то лежала, сидела ее мама -- Екатерина Сергеевна.
      -- Мам, где это я? И почему ты рядом со мной?
      -- Все очень просто. Ты проспала две недели на базе отдыха космических рейнджеров.
      -- Как так, мамуль?
      -- Ты оказалась на базе после вашего с папой приключения на Марсе.
      -- Где он?
      -- Разве ты не знаешь нашего папу?
      -- Работает?!..
      Аста недовольно фыркнула, а мама на это только едва заметно улыбнулась.
      -- А Лутс и "М-5"? А? Как же они?!..
      -- К сожалению, мне о них пока ничего не известно. Скажу только одно, они живы.
      Девочка с облегчением вздохнула.
      -- Их местоположение во времени сейчас пытаются выяснить ученые.
      -- И какие успехи?
      -- Есть положительные результаты... Но их так мало, что спасательная экспедиция нецелесообразна!
      -- Череп Богини Смерти вы нашли?
      -- Да. Его сейчас исследуют.
      -- А разве его возможно исследовать?
      -- Конечно, моя дорогая!
      Екатерина Сергеевна встала.
      -- А сейчас отдыхай, силы тебе еще понадобятся. Кстати, как там у тебя с историей?
      
      
      
      
      Йожи Буковски
      
      Санкт-Петербург
      E-mail: voodooru@comset.net
      Конт. Тел: (812) 328-7687
      Моб. Тел: 89112263868
  • © Copyright Буковски Йожи (voodooru@comset.net)
  • Обновлено: 10/05/2002. 63k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика

  • Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка

    MAFIA's
Top100