Борис Дувидзон

 

КРАЙ

 

Он вдруг подумал, что этот лес у подножия холма, это блеклое небо над ним зовут Агнесса фон Штильмарк. Смотри же ты, вспомнилось… столько лет прошло. Она, надо думать, давно вышла замуж, скорее всего за этого идиота Франца, да и рога ему, вероятно, уже наставила. И ведь нет в ней ни красоты, ни нежности, бледное сухощавое лицо, вылепленное из страдания, подлости и лжи, как лицо этой леонардовой Джиоконды, - а остается после нее дыра в душе и дуеет из нее черный ветер непонятно откуда… вот уже четыре года.

Он вспомнил, как ужасал его первый лес, который ему пришлось пересекать, бесконечное темно-зеленое море, полное скрытой опасной жизни. С тех пор он восемь раз пересекал лес. Лес - это, кажется, самое безопасное из всего, с чем ему приходилось сталкиваться. Лес, правда, это волки. Но волки не опасны в это время года, они не нападают стаями, а от одинокого волка всегда можно отбиться мечом и факелом. Есть еще разбойники. Разбойники нападали на него четыре раза. Дважды он спасся бегством, однажды отбивался от двух разбойников мечом, одного убил, второго ранил, и тот убежал. Оказалось, что он не так уж плохо научился владеть мечом в университете.

Раз разбойники захватили его во время сна. Еду, которую он нес с собой, они отобрали, а карты и секстант безграмотных грабителей, к счастью, не заинтересовали. Сильно избив, они бросили его в лесу.

«Они искали серебро», - подумал он и лишний раз похвалил себя за предусмотрительность. Он не нес с собой денег. В Гейдельберге он передал довольно крупную сумму (деньги за проданное поместье) еврейскому ростовщику и получил в обмен записки к богатым евреям в разных городах по пути его следования. Этот, казалось, безрассудный поступок, оказался вполне правильным. В каждом большом городе он получал деньги для необходимых покупок и на ночлег. Жаль только, что денег осталось совсем немного, очень дороги оказались путешествия морем. «Но и до цели, если верить Сибелиусу, совсем чуть-чуть», - подумал он, - «максимум года полтора».

«Да, Агнесса фон Штильмарк, я пересек этот Мир», - кричал он, почти соскальзывая с крутого холма, - «Я видел его весь. Я видел глубоководных рыб с горящими глазами, огромных морских зверей, выпускавших фонтаны. В джунглях я умирал от неизвестной болезни, и черные, как смола, дикари лечили меня травами и заклинаниями. Я видел, как львы дерутся в пустыне из-за добычи. Однажды огромная птица вцепилась мне в волосы, она хотела унести меня, но я ударил ее мечом, и она забилась на земле, истекая кровью и теряя перья. Да, я прошел этот Мир весь, и всюду видел одно - грязь, ложь, глупость, жадность и злобу. Это твой мир, Агнесса фон Штильмарк. К счастью современной философией установлено, что мир этот имеет границы. Надо только добраться до края, где земля сходится с небесной твердью, туда, где заканчивается этот мир. И я дойду, Агнесса фон Штильмарк, я дойду, видит Б-г!» - он споткнулся о корень и упал, это отррезвило его.

«Что это со мной?! Я кричал. Я схожу с ума от напряжения и одиночества.

Надо следить за собой», - он поднялся и зашагал к лесу. - «Г-ди, как болят спина и ноги!»

К ночи он достиг избушки лесника и переночевал там.

«Даже если я не достигну цели», - думал он, - «мое путешествие все равно

внесет вклад в науку. Я изучил и описал в своих тетрадях быт и нравы множества народов. Я изучил и описал двенадцать языков».  Он вспомнил, как с одним итальянским купцом они переправлялись через горный перевал в сопровождении двух проводников. Проводники говорили на редком даже для тех мест наречии, но он изучил и его во время путешествия. Из подслушанного разговора он понял, что проводники собираются ограбить их и убить. Убежать они с купцом не могли, те без труда отыскали бы их в горах. Пришлось заколоть негодяев. Потом они долго блуждали в горах, потеряли одного мула и часть товара, едва не замерзли.

«Интересно, как это будет выглядеть - Край Мира? Забавно будет, если это

окажется просто огромная замшелая стена, вроде стены замка».

Но все оказалось не так. Еще за четыре дня до цели воздух стал более разреженным, и с каждым днем это ощущение разреженности и как бы насыщенности лучами все возрастало. Мир вокруг и он сам стали как бы терять тяжесть, материальность. В эти дни он почти не ел и не спал. Короткий отдых - и снова вперед. Когда до края оставалось меньше суток, он увидел впереди алое сияние, и только сильная усталость и бешено колотившееся сердце удержали его от того, чтобы побежать.

«Г-ди! - думал он, - Г-ди!»

На небесной сфере были видны неровности и царапины. При этом она была пронзительно голубой, такой, что он не решался к ней прикоснуться. Он не сразу обнаружил источник ветра и сияния, но, пройдя немного вдоль края, он увидел отверстие с рваными краями. Розовый туман клубился возле него и дышал ветер. Он стал на колени и осторожно высунул голову в отверстие. Сначала он закрыл глаза, потом открыл их, вздохнул. Тут он понял, что никогда не сможет уйти отсюда. Мир со всем его богатством и разнообразием представлялся не более чем темным сараем. Бесконечный свет и музыка сфер окружали его. Он вдыхал счастье и холод отчаяния. Сердце, казалось, разорвется.

«Г-ди! - кричал он, - Г-ди!»

Он провел у края две недели, производя наблюдения, делая измерения, фиксируя в тетради результаты. Потом он отправился в обратный путь.

 

31.01.01

1