Цитаты из детективов:
 
ГЕОДИМ КАСЬЯНОВ

БАЙКАЛЬСКИЙ ЭКСПРЕСС
(Часть первая)


           День был неудачным,но погода,наперекор всему,стояла прекрасная.И пейзаж вокруг был неправдоподобно сказочным.Впрочем людям, глазевшим на него,было не до восторгов.
           Они с унынием смотрели на залитые солнцем горы,мохнатые от зелёной тайги,на торчавшие за ними скалистые пики гольцов,покрытых шапками снега,хмурились и качали головами.
           - Я никогда в жизни не попадал в такие дикие места,- сказал пожилой,интеллектуального вида мужчина другому,такого же возраста.-Бог миловал.А вы,Владимир Николаевич?
           - Я тоже,- ответил Владимир Николаевич с кислой улыбкой.
           И они с осуждением покачали головами.
           Мягко говоря,по поводу диких мест пожилые мужчины были не совсем правы.Потому что стоило повернуть голову в другую сторону - и дикие места сменялись вполне цивилизованными; с другой стороны был вокзал,шумная толпа пассажиров и тьма привокзальных киосков,чуть ли не сидевших верхом друг на друге.
           Вокзал был старинный,из серого камня,с высокими сводчатыми окнами,а толпа - вызывающе яркая и по-современному нагловатая,лишь слегка ошарашенная обилием видов дикой природы и чистым воздухом. Напротив вокзала пути у нескольких перронов были забиты пассажирскими и скорыми составами.А за зданием из серого камня,между куполом православной церкви и кирпичной коробкой административного корпуса мерцала таинственно водная гладь.Отсюда широкой полосой - километров в тридцать - уходила на восток и далее на север громада священного озера.Самого глубокого в мире.С самой прозрачной и чистой водой.С тысячью таинственных загадок,которые не могут разгадать самые изобретательные умы.Озеро Байкал...Вот где бы жить,да радоваться подарку судьбы.Но...



           Но все мы спешим по неотложным делам.
           А скорые стояли уже почти полсуток на южном берегу Байкала и конца этому стоянию не было видно.
           Чуть западнее того места,где стали на отстой поезда,Транссиб уходил от священного моря влево,пробираясь тайгой и горами к перевалу,и далее спускался вниз,в долину Ангары.Где-то на полпути к шумному торговому Иркутску и произошло событие,которого ждали последние двое суток,которого боялись и надеялись,что оно не произойдёт: железную дорогу пересекло половодье.
           Половодье в разгар лета? Именно так.
           Неясные даже самым дошлым метеорологам причины принесли в горы Саяна раннюю весну.На гольцах стал бурно таять снег,пополняя талой водой горные озёра.Метеорологи заохали: зима-де была снежной... как бы чего не вышло.Тем более,что быстрый Иркут стал прибывать.Но кто и когда слушал охающих?Жизнь шла своим чередом: президент в Москве издавал указы,Дума непрерывно что-то обсуждала,губернаторы от Калининграда до Камчатки принимали к сведению.Заводы между тем работали,натужно скрипя механизмами,оптовые рынки торговали чёрт знает чем оптом и в розницу,рестораны шумели в ночи,а ранним утром бессонные киллеры мочили неугодных.Поезда же,как это им положено,возили через всю Сибирь пассажиров и товары широкого потребления.
           И довозились.
           Где-то южнее,в верховьях то ли Чёрного,то ли Белого Иркута горы толкнуло землетрясением.Одно из вместительных горных озёр,расположенное в седловине между пиками,дало течь.За несколько часов течь обрушила берег и произошёл залповый сброс воды вниз.На пути ревущих потоков оказалось другое озеро,и его берега тоже были снесены...
           В результате за двое суток Иркут поднялся на одиннадцать метров.Быстрое течение понесло вниз странные предметы: заборы,ворота, крыши сараев и домов с гуляющими по ним курами и свиньями.Притоки Иркута вздулись,затопили долины,прорвали заградительные дамбы и в одном гнилом месте насыпь вместе с рельсами ушла под воду.
           Теперь всем приходилось несладко: и пассажирам,застрявшим на узловой станции,и начальству упомянутой станции,вынужденному кормить,поить и обхаживать эту пёструю нервную толпу,свалившуюся нежданно-негаданно на его шею.
           Один из великих учёных нашего проклятого прошлого сказал: мы не можем ждать милостей от природы...Они,значит,не могут,а мы можем? Или мы дурней кого-то? И железнодорожники быстро нашли способ, чтобы хоть как-то разгрузить станцию.После обеда вокзальное радио трижды объявило,что граждане пассажиры,следующие до Иркутска,могут завтра утром отправиться в путь,пересев на дополнительный поезд, следующий по кругобайкальской железной дороге - КБЖД.В порту "Байкал",конечном пункте КБЖД,их будет ожидать теплоход,который доставит пассажиров по Ангаре до Иркутска.Поездка этим маршрутом,явля ющимся "золотым поясом" Транссибирской магистрали,принесёт неизъяснимое удовольствие.Неповторимые байкальские виды,каскады туннелей и галлерей,общим числом пятьдесят шесть...Ажурные мосты и виадуки,коих насчитывается двести сорок восемь... И всё это на пути длиной в восемьдесят пять километров.Не упустите свой шанс! И так далее.
           В толпе возникла лёгкая паника.Десятки людей ринулись к единственному окошку справочного бюро задавать вопросы.Что,двести пятьдесят мостов и виадуков - и все исправны? А как же знаменитый ветер Баргузин?Он не снесёт поезд в волны священного моря? А туннели числом пятьдесят шесть,не поселились ли в них медведи? А ну как остановят поезд и в окна начнут заглядывать?Детей испугают...Не остановят,отвечало справочное бюро,два дня назад по этому пути у нас ходил туристический поезд,и ничего,к утру назад вернулся...



           В тот день я ничего ещё не знал об этих событиях.И был в меру счастлив и доволен жизнью,наслаждаясь безмятежным отдыхом у берега моря.Но достали сии события и меня.
           Началось с того,что на следующий день,ближе к обеду я сидел на каменистом берегу Байкала километрах в тридцати от места описываемых событий и смотрел на медленно колыхавшуюся бирюзовую гладь воды.С моря дул юго-восточный ветер - шелонник.У ног моих под прозрачной метровой толщей воды серебрились на дне камни и между ними сновали бычки-желтокрылки.Дальше от берега дно зримо уходило вниз,в сумрачную бездну.Вдали чуть синели горы Хамар-Дабана; то был южный берег.За моей спиной,метров на десять выше уровня воды лежали рельсы КБЖД; за ними вверх вздымались скалистые,изборождённые морщинами утёсы; справа шумел горный поток Шарыжалгай,пробивший себе путь вдоль широкой расселины в скалах.В расселине же стоял старинный деревянный дом,где жил добрый путевой обходчик с женой и пятью детьми. У него я и скрывался от жизненных бурь и суеты,привозя с собой в качестве платы за такую счастливую жизнь водку,колбасу и тушёнку.
           Но мир устроен так,что всё хорошее в нём непременно когда-то кончается... Конец моему безмятежному отдыху положило появление на берегу коренастого мужика в форме капитана милиции.
           Мы сидели на камнях с Павлом Селивёрстычем,повернувшись лицом к солнцу,и распутывали леску.Хитрый капитан зашёл с противоположной стороны и спикировал на нас совершенно бесшумно.
           - А если бы медведь? - рявкнул он,застав нас врасплох,и захохотал оглушительно.
           - Медведь не дурак,- отвечал на это Селивёрстыч,пожимая капитану руку.- Он без дела по шпалам не шляется,как некоторые.Садись.
           Капитан сел на валун,расставил ноги в сапогах и сразу же поинтересовался у хозяина,кто я такой.Я оценил его практическую сметку: зачем спрашивать меня обо мне самом? Мало ли что я о себе,любимом, наплету; я человек нездешний,поди проверь; а хозяин никуда не денется,его,в случае чего,и к ногтю потом можно... Поэтому в ответ на вопрос я загадочно улыбнулся,затем отвернулся деликатно и уставился на завораживающую байкальскую волну.И тут узнал,какое мнение обо мне имеет суровый путевой обходчик.Пересказывать его слова не буду, но мысленно я с ними согласился...
           Капитан внимательно выслушал мнение заслуженного работника дороги,задумчиво почесал подбородок и тут же перевёл разговор на рыбалку.Селивёрстыч вновь взялся за леску.А я опять углубился в наблюдение за подводным миром прибрежной полосы.И вдруг услышал слово: наводнение...
           - Паршивая ситуация,- говорил капитан,постукивая ладонью по голенищу.- Давно такой не было.Всё из-за этого...природного катаклизма.Через час дополнительный мимо тебя пойдёт,восемь вагонов.Пассажиров в объезд повезут.Такое паскудство приключилось... Ты,Селивёрстыч,присмотри за ним,как мимо пойдёт.Так,на всякий пожарный.
           - Да знаю я,когда и что пойдёт! - откликнулся Селивёрстыч.- По линии сообщили уже.Ну и что? Дорога в порядке,камнепада нет.Ты-то чего переживаешь?
           - Тут вот какое дело,- начал объяснять капитан и вдруг посуровел.- Кхм...Слушай.На перегоне от Гончарово до Иркутска наши ребята брать какого-то важняка хотели.А сейчас,видишь,в объезд людей повезли.Теперь такая картина: кто за этим важняком в дороге присматривал,тот вчера пропал куда-то.Понял? Может,он уже в Байкале рыб кормит.
           - Может,- согласился Селивёрстыч.- Это дело нехитрое.
           - Вот! И теперь никакой информации нет,будет тот важняк ждать, когда вода спадёт,или сегодня мимо нас покатит.
           - Может и покатит,- опять согласился Селивёрстыч и,сорвав травинку,стал крутить её между пальцев.- Тогда его надо в порту Байкал встречать.
           - Надо,кто же спорит.Но только наши командиры чего-то опасаются.Есть у них в уме какой-то наихудший вариант,когда с поездом может это...что-нибудь нештатное случиться.Что за вариант - не знаю.
           - Да ты что? - изумился путевой обходчик.- Не может такого быть.У нас не Чечня.Вот если камнепад...Но его ещё весной из пушек расстреляли.На семьдесят восьмом километре.
           - Не Чечня,это конечно,- подтвердил капитан.- Но представь: а если по нашей дороге сегодня повезут какие-нибудь оху... офигенные воровские ценности? А? Вполне может случиться какой-нибудь беспредел.Вот паскудство-то будет...По жопе прилетит непременно.И всё изза наводнения.
           Тут он замолчал и с сосредоточенным видом стал рассматривать свои сапоги.Сапоги имели начищенный вид.
           - Да,наводнение - это вам не фунт изюму,- задумчиво заметил Селивёрстыч.- Ну что же,приглядим за дополнительным.Ты у Проценко был? Он,вроде,болеет сегодня.
           - Ничего,за него баба на путь выйдет,- отвечал капитан.- Ну, я пойду.Надо ещё зайти кое куда.
           И он,пожав нам обоим руки,выбрался на полотно дороги.
           - Он кто? - спросил я.
           - Участковый.
           Не спеша Селивёрстыч убрал под камень леску,которую распутывал только что,и поднялся.
           - Схожу-ка вон к той туннельке.Там подожду.Пойдёшь со мной?
           Я встал и потянулся.
           - Само собой.Вдруг и в самом деле эти...офигенные ценности повезут.Любопытно взглянуть,хоть издали...



           На выходе из короткого,длиной всего метров сто пятьдесят туннеля сразу начинались заросли дикой малины,подходившие почти вплотную к полотну.Далее на двух каменных быках висел небольшой ажурный виадук,высотой метров двенадцать,по которому проходили рельсы.Внизу, под виадуком бился о камни узкий поток,младший брат Шарыжалгая;сбоку,ближе к скалам по виадуку был проложен узкий деревянный тротуарчик для пешего хождения,с невысокими металлическими перилами,кое-где почему-то разорванными.За виадуком стоял франтоватый километровый столб и за ним - длинная бетонная стенка,подпирающая скалы.Чтобы не было у них соблазна устроить камнепад.А ещё дальше - поворот, за которым полотно огибало по берегу небольшую бухточку и вползало в следующий туннель.
           Путевой обходчик ступил на шпалы,глянул вдаль,на рельсы,исчезающие за поворотом,и поскрёб за ухом.
           - Ну и что? - спросил он,оборотясь почему-то не ко мне,а к священному морю.- Что с ним может быть,с составом? Восемь вагонов, скорость - хоть и захочешь,нигде не разбежишься...
           - Обыкновенная перестраховка,- заявил я.
           - Ага.Ну наше-то дело телячье.Значит давай,Филипп,займём позицию.Ты иди под скалу,влезь в малину и сиди там.
           - Это можно,- согласился я.- А ещё какие будут мои функции?
           - А такие: как состав пойдёт - не спи,гляди в оба: все ли двери вагонов закрыты.И нет ли на крыше кого.
           - На крыше? Да вы что!
           - Э-э! Попадаются в народе клоуны.Такие номера выкидывают - в цирке не увидишь.А я со стороны берега посмотрю.Надо бы буксы ещё поглядеть,мало ли что.Вагоны,небось,из резерва...
           Я принял суровый вид и пошёл к кустам.
           Вагоны из резерва,конечно,меня ни капли не озаботили.Фиг с ними,с буксами.В тот момент в голову мою пришли совсем другие мысли.
           Что это за чертовщина такая - наихудший вариант,о котором обмолвился участковый? Что бы это конкретно значило? Ограбление поезда? Чушь.Кто его будет грабить? Местные жители,чтобы добыть несметные воровские богатства? Или сама транспортная милиция? Ерунда.У нас не Америка,ковбоев здесь нет.Тогда,может,наихудший вариант - это непредвиденная остановка поезда в глухом месте и тайный побег с него некоего пассажира,груженного этими богатствами? Тоже глупость. В тайгу можно беспрепятственно уйти на любом из остановочных пунктов,которых должно быть ещё несколько.Трое или четверо участковых, работающих по всей линии,вряд ли смогут помешать этому,тем более, что диких туристов,как и обыкновенных бомжей,здесь в тёплое время года бывает немало.
           Тогда что же это такое - наихудший вариант?
           Я влез в малину и укрылся за кустами,устроив перед собою удобный обзор.В воздухе гудели шмели,перед глазами мелькала разная летучая шантрапа; над скалой,в которой был пробит туннель,кружились чайки.По роду своей деятельности - а был я профессиональным научным сотрудником - я сильно не любил необъяснимых явлений или поступков.И по мере сил старался всегда найти им логическое объяснение, если они попадались на моём пути.Но вот сейчас зловредный наихудший вариант логично не объяснялся.Может,всё это выдумки милицейских теоретиков? Здесь,на узкой прибрежной полосе,прижатой к морю скалами и с трудом обжитой людьми,не могли,я был уверен,происходить такие крутые и циничные события,которыми сейчас полна жизнь больших городов.Ведь всегда на Земле - думал я,сидя за кустами,- найдутся такие тихие уголки,в которых...
           - Филипп! - рявкнул Селивёрстыч.- Состав идёт.Слышишь?
           - Нет.Далёко?
           Селивёрстыч подумал.
           - Минут через десять будет.
           Ну что же,додумаем эту интересную мысль потом.
           Тепловоз вынырнул из туннеля через девять минут с секундами.За ним с ритмичным грохотом покатилась вереница зелёных пассажирских вагонов.Скорость потрясающая - километров за двадцать.Скептическим взглядом следил я,как вагоны,дружно подскакивая на стыках,катятся мимо меня.На крышах вагонов пусто.В окнах торчат изумлённые физиономии.Из-под колёс дымок не струится.Двери везде...Стоп! Что там за идиот выглянул из двери последнего вагона?
           Молодой мужчина в спортивном костюме висел на подножке,напряжённо глядя вперёд.В руке его болталась голубенькая сумка.
           - Дурак! - крикнул я в пространство,цепенея от дурного предчувствия.- Там же виадук!
           И тут же сообразил,что виадук ему не виден за кустами малины.
           Человек,проехав мимо меня,сгруппировался и прыгнул.
           Далее всё произошло втечение трёх секунд.С первых же шагов человек попал на пешеходную дорожку,проходившую по виадуку,и его тут же бросило на перила.Мелькнула в воздухе сумка,потом ноги в ботинках...
           Мотаясь по колее,последний вагон удалялся к повороту.



           Как ни странно,первым на насыпь выскочил старик Селивёрстыч. Хотя увидеть этот акробатический прыжок он никак не мог - сидел с другой стороны.
           - Кто там был? - оторопело спросил он,глядя вперёд.
           Стряхнув,наконец,оцепенение,я ринулся сквозь кусты.
           - Он вниз упал,через перила! Вон там...
           И мы оба помчались к виадуку.
           В беге по шпалам я вырвался вперёд.Прибыв к финишу,я ухватился за перила и заглянул вниз.
           Он лежал на камнях в неестественной позе,отвернув в сторону голову.Длинные светлые волосы разлетелись в стороны и были запачканы чем-то бурым.Сероголубая сумка валялась в стороне.
           - Чёрт возьми,- сказал я ошеломлённо.- Только что живой был...
           - А я гляжу - чьи-то ноги под вагоном мелькают.Итить твою мать...Как его угораздило? - говорил Селивёрстыч.- Из какого вагона выпрыгнул?
           - Из последнего.
           Старик крякнул.
           - Давай,Филипп,ноги в руки и ко мне домой.Если хозяйка дома - пусть звонит по линии.Виадук на тридцать шестом километре.Если её нет - пусть из пацанов кто-нибудь позвонит,телефонистки их голоса знают.Тебе самому лучше не соваться,а то разбираловку устроят.Чужим не положено.
           - А вы?
           - Вниз полезу,вдруг он жив ещё.Хотя вряд ли,на камни упал...По этому берегу выше по ручью тропка есть,козы ходят.По ней спущусь.
           И снова я,что было сил,помчался по шпалам,но теперь уже в другую сторону.
           Хозяйка,пожилая,расплывшаяся от множества родов и тяжёлой работы женщина,готовила обед на многочисленную ораву,толкущуюся в доме и поблизости от него.
           - А Паша где? - спросила она,выслушав меня.
           - Хотел вниз спуститься,к... пострадавшему.По какой-то козьей тропе.
           - Всегда так.Как козёл по горам скачет,будто молодой,- заметила она с неодобрением,вытерла руки о фартук и пошла к телефону.
           К моему удивлению,после телефонного сообщения о событии у виадука громоздкая,скрипучая машина правоохранения заработала довольно шустро.Когда я приплёлся по шпалам обратно,то обнаружил,что внизу,у трупа толкутся уже трое,а мимо меня с воем покатила автодрезина.Как потом выяснилось - за криминалистом в Култук.Всего пару десятков километров.
           Моя одинокая фигура у перил не осталась незамеченной.
           - Спускайся! - призывно махнул рукой участковый,один из появившихся внизу.
           - Как?
           Тут же я получил разъяснение,следуя которому подошёл к скале, поднялся чуть вверх,проник в расселину и там уже обнаружил козью тропу.Действительно,козью...
           Но спустился по ней, впрочем, благополучно.Подошёл к трупу.Участковый и ещё один человек в штатском,с короткой шеей и прилизанными волосами,прекратили разговор и смотрели на меня очень внимательно.А путевой обходчик Селивёрстыч сидел на валуне,курил сигарету и смотрел,почему-то,в сторону.
           - Крупно не повезло парню,- сразу же объявил я и взглянул наверх,прикидывая,сколько пришлось лететь несчастному.
           Никто на это замечание не откликнулся.
           - Малина здесь густо растёт,- продолжал я делиться своими соображениями,- он и не увидел.От вагона прыгнул подальше,и сразу через перила...
           - А вы видели,как он прыгал? - спросил тот,что был в штатском.
           - Прямо на моих глазах произошло.Я ему даже крикнуть успел.
           - Что именно?
           - А вы кто?
           - Дознаватель Синичкин Матвей Григорьевич,- отрапортовал за штатского капитан.
           - Что крикнул...- я слегка замялся.- Вообщем,крикнул,что он дурак.Потому что сейчас виадук будет...Но разве в таком грохоте услышишь?
           - Что ещё? Вы поподробней,- подбодрил дознаватель.
           - Да ничего,собственно.Стоял на подножке,в руках сумка.Постоял,прицелился и прыгнул.В результате,- я вздохнул,- вот - он,а вон сумка.

Следующая Глава
Copyright © 2001,Geodim Kasianov.
Web site Design Copyright © 2001,Vasilii Kasianov
1