Козырев Олег: другие произведения.

Масленица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 13, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Козырев Олег (gagman@mail.ru)
  • Обновлено: 27/09/2002. 24k. Статистика.
  • Рассказ: Проза, Мистика
  • Оценка: 5.32*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Масленица пришла!Произведение номинировано на конкурс "ТЕНЕТА-РИНЕТ'2002" в номинации "Фантастическая и приключенческая литература"


  • Масленица

       Началась Масленица. Город украшен веселыми плакатами, в домах на столе все чаще можно увидеть праздничные блины. И только наша семья, не разделяя всеобщей радости, каждый год ждет этого праздника с содроганием. Мы боимся, что к нам опять придет Масленица. Теперь я понимаю, что она могла зайти не только к нам. Возможно, она навещала и других. Просто мы единственные, кто остался в живых.
       Я очень хорошо помню, что все это случилось ровно пять лет назад. Трудно забыть те дни. Каждый год мы не верили тому, что все осталось позади, каждый год мы с ужасом ожидали Масленицы.
       Отпуск я взял в марте. Он очень удачно совпал с мартовскими праздниками, благодаря чему мы с семьей брата успели съездить в Эмираты, позагорать, а потом заехать к тете Рите в деревню. Не каждый год удавалось ее навестить, но мы всегда делали это с удовольствием, ведь когда-то тетя заменила нам мать.
       Варенья, соленья, печенья - трудно перечислить все вкусности, которыми потчевала нас тетя. Дети сутками напролет катались с ледяной горки, к ним иногда присоединялись и мы. Мой Вовка и его двоюродный брат Сеня были ровесниками, одному десять и второму десять вот-вот должно было исполниться. В принципе, взрослые ребята, но мы за ними посматривали. Особенно переживали, чтоб они не пошли на реку. Лед был уже ненадежный, не хотелось, чтобы пацанята попали в беду. Впрочем, такой присмотр - лишний повод провести время с детьми и друг с другом.
       В городе с братом мы жили в соседних домах, но как-то до сих пор сохранили желание видеться, общаться. Жены наши тоже дружили, так что отпуск получался великолепный.
       Приближалась масленичная неделя, тетя уже расхваливала нам свои блины. Брат немного тревожился по этому поводу. На блины налегать он не особо хотел. Дело в том, что ему удалось сильно прибавить в весе всего за год. Говорил, что очень уж хороши обеды у него на работе, а поскольку работа не очень подвижная - все больше за компьютером - килограммы и набежали.
       Супруги наши тоже старались следить за весом, так что мы уже приготовились к тихой борьбе с тетей. Она хорошая, конечно, женщина, но как все пожилые считала, что полный значит здоровый, и старалась закармливать нас до отвала. Если соленья и варенья были еще сравнительно здоровой едой, то ее выпечка (очень вкусная выпечка!) могла добить все старания побороть вес.
       Лично я достаточно спокойно относился к этим потугам брата и наших женщин. Мне всегда казалось, что чем больше человек борется с весом, тем тяжелее это у него выходит. А если не бороться, то, может, и проблемы не будет. По крайней мере, колебания в моем весе были весьма заметные. Я мог или быстро набрать, или быстро сбросить лишнее. Жена говорила, что у меня потрясающий обмен веществ. Может быть и так, но мне больше казалось, что у меня потрясающее чувство юмора, которое и позволяло чуть ироничнее смотреть на все эти проблемы.
       Кстати, мою жену звали Вера. Жену брата звали Мила, а его самого Юрой величали.
       Итак, это был обычный отпуск, обычный отдых в деревне двух обычных семей. Тетя жила одна на окраине селенья, в котором в начале марта народа было немного. Городские приезжали в свои дома-дачи ближе к лету, а деревенские почти все подрабатывали в городе. Дышали свежим воздухом и наслаждались жизнью. Я с Юркой словно вернулся в свое детство. Можно было бы сказать, что попал в сказку. К сожалению, сказка оказалась страшной.
       Вечер. Вторник. Второй день Масленицы.
       Погода неожиданно испортилась, пошел дождь. Капли были на удивление теплыми. Но на улицу все равно не хотелось. Мы сидели у телевизора, жалея, что у тети Риты принималось только пять каналов. Женам пришлось, за неимением лучшего, согласиться с нашим выбором и смотреть новости. Почти по все каналам так или иначе говорили о Масленице, о блинах, о рекордах по их выпечке, о том, что в конце праздника будет сожжено чучело языческого божества.
       Мальчишки играли на чердаке и нам особенно не мешали.
       Тетя Рита хлопотала на кухне, выпекая очередную порцию блинов.
       - Жень, может, скажешь ей, что хватит блинов, мы вчера уже объелись, - толкнул меня ногой брат.
       - Знаешь что, у самого язык есть, - огрызнулся я и отодвинулся от него подальше - на ковре сидел.
       - Ты ж любимчик у нее, ну отбей нас от этих калорий, - продолжал канючить Юрка.
       - А тебе полнота к лицу, - отмазался я. - Вернее к щекам, так как за ними лица, конечно, не видно.
       Жены буквально грохнули от смеха. Юрка же не нашел ничего лучше, чем кинуть в меня подушкой.
       - Эй, а кто стирать наволочки за вас будет? - Тут же отреагировала с кухни тетя Рита. - Уже за тридцать обоим, а все как дети.
       Юрка мигнул мне, мол, давай, скажи ей. Я демонстративно отвернулся к телевизору, за что тут же еще раз получил подушкой по голове.
       - Теть Рит, - решился братец, - может, хватит нас блинами потчевать? Я же эти килограммы никогда не сброшу!
       - Ой, можно подумать, я вас прямо закормила, - отрезала тетя. - Вот вернетесь в город, там и будете худеть, а у меня от стола голодными не уходят!
       Вера и Мила решили поддержать Юру.
       - Тетя Рита, - начала Мила, - от вас разве уйдешь голодной? Мы с Веркой и так джинсы застегнуть уже не можем.
       - Может блины до утра отложить? - С надеждой добавила моя Вера.
       Тетя, кажется, поняла, что все неспроста так на нее напали, вышла с кухни и пристально осмотрела родственников:
       - Это что, заговор? Ну, кто зачинщик? Юрка, ты?
       Юрка притворно испугался:
       - Ой, тетя Рита, только по голове не бейте! Это все Женька!
       - Ах ты, гад, - возмутился я и вернул брату его подушку, сильно вернул. - Врет и не краснеет.
       Тетя Рита не могла на нас нарадоваться, но видимо, сдавать свои позиции не хотела:
       - Что же теперь, тесту пропадать? Вот допеку, съедите, а потом, завтра, может быть, и поговорим.
       - Теть Рита, ну мы ж к тебе приехали, а не к блинам твоим, - Юрка похоже, тоже решил сражаться до конца. - Мне эта Масленица вот уже где!
       И показал на свой толстый живот. Все опять засмеялись. Все, кроме тети Риты. Она вдруг переменилась в лице. Мне даже показалось, что она испугалась:
       - Юрка, дурень, не говори так.
       - Теть Рита, не обижайся, - Юрка, кажется, понял, что мог невольно обидеть тетю. - Я тебя люблю, просто блины эти....
       - Я не про блины, - неожиданно резко прервала его тетя. - Я про Масленицу. Никогда, слышишь, НИКОГДА не говори о ней плохо!
       Мы никак не могли понять, что произошло с тетей. Я, по крайней мере, никогда ее такой не видел. Конечно, в детстве нам частенько доставалось от нее, но по большей части за дело, да и ругала она тогда нас иначе. В этот же раз, почему-то, была не столько раздражена, сколько испуганна.
       - Тетя Рита, вы чего? - Встревожилась жена Юры. - Подумаешь, Масленица, это же традиция просто.
       - Традиция?!!! ТРАДИЦИЯ?!!! - Неожиданно закричала тетя.
       От неожиданности мы все вздрогнули. Тетя же, словно пытаясь избавиться от чего-то внутри, продолжала:
       - Масленица есть! Она существует!!!
       Тетя Рита побледнела. Я обратил внимание на ее руки. Пальцы словно впились в передник, кисти мелко дрожали. Возникла неловкая пауза. Тетя, кажется, поняла, что мы встревожены ее поведением. Продолжила тише:
       - Никогда не отзывайся плохо о Масленице, она этого не любит.
       Юрка не выдержал и вскочил с места.
       - Тетя Рита, успокойся, что на тебя нашло? Какая, к черту, Масленица? О чем ты говоришь? Да плевал я на эту твою Масленицу!
       И тут произошло то, чего никто из нас не ожидал. Тетя Рита подскочила к Юре и отвесила ему та-а-аку-у-ю пощечину:
       - Ты дурак, Юрка! Не говори о том, чего не знаешь! Просто, просто....
       Тетя замялась. Мы с недоумением смотрели на тетю. Я ее не узнавал. Жены испуганно забились в угол дивана.
       Тетя устало села на стул:
       - Просто я очень боюсь.
       Юрка не знал, что делать. Видно было, что он был шокирован тетей. С одной стороны ему хотелось как-то ответить на эту пощечину, но в то же время было очевидно, что с тетей что-то не так, да и вид у нее был весьма жалкий.
       - Юрка, Женя, - начала тетя. - Я вам никогда не рассказывала, как умерла ваша мама.
       - Теть Рита, - возразил я, - ты все нам рассказывала. Когда мы были маленькими, мама ушла в лес, и там заблудилась.
       Тетя остановила мою речь взмахом руки.
       - Вашу маму убила Масленица. - Тетя достала платок и вытерла слезы, которые наворачивались у нее на глаза. - Мы были совсем молодыми и совсем глупыми. Я уже не помню точно, что она там сказала, но она что-то там сказала плохое про Масленицу. И той же ночью она пришла к нам. Юрка, Женя, деточки мои, она такая мерзкая!
       Мы с Юрой переглянулись. Юра незаметно от тети выразительно показал на голову. Я согласно кивнул.
       - Тетя Рита, давай ты отдохнешь, а на утро нам все расскажешь, - предложил я.
       Мы с братом отвели ее в комнату, где она довольно быстро уснула. Переговорив с женами, мы решили, что у тети произошел какой-то нервный срыв.
       - Надеюсь, что завтра все будет хорошо, - грустно сказал брат.
       Мила прислонилась к его плечу.
       - В крайнем случае, вызовем завтра врача.
       - Зря мы начали этот разговор про блины, - с сожалением заметила Вера.
       - Да разве мы знали, что она так на Масленицу отреагирует, - возразил я. - Вот уж раньше не замечал за тетей никаких суеверий.
       - Да я и не помню никаких суеверий, связанных с Масленицей, - задумалась Мила. - Просто традиция печь блины, и ничего больше.
       Телевизор смотреть уже не хотелось. Вечер выдался не очень. Тишина, только шум дождя за окном.
       - Тихо так, - Мила решила разрядить напряженную атмосферу.
       - А дети где? - Неожиданно вскочила с места моя жена. - Где дети?
       Юра отмахнулся:
       - Да на чердаке они играют.
       Вера не успокаивалась:
       - А разве не слышно, что их там нет? Уже час, наверное, я не слышу ничего. Сразу после того, как мы заговорили об этой Масленице!
       В ту же секунду до нас дошел смысл этих слов. Не сговариваясь, мы тут же рванули в прихожую, откуда вела лестница на чердак.
       - Вовка! Сенька! - закричал Юра. - Вы где?
       Поднимаясь по лестнице, мы продолжали звать ребят.
       - Вовка, если ты сейчас же не откликнешься, я тебе всыплю, - пообещал я своему. - Где вы тут?
       Но чердак был пуст. Мы обшарили все углы, посмотрели за всеми старыми шкафами. Пацаны куда-то пропали.
       Снизу послышался какой-то странный звук.
       - Вроде как кто-то вздохнул, или вскрикнул, - на Веру начала накатывать паника.
       - Кажется это тетя, кажется это тетя, - Мила тоже была на взводе. - Ребята, надо быстрее спускаться, мне как-то не по себе, ребята.
       Мы мигом спустились с чердака. Тетя сидела на кровати с мертвенно бледным лицом. Она смотрела куда-то за окно:
       - Масленица... Масленица пришла. Так ведь? Это она?
       Юрка, похоже, никак не мог согласиться с домыслами ополоумевшей тети. Кроме того, его раздражало то, что жены с такой легкостью поддались страху.
       - Да успокойтесь вы все! Теть Рита, и ты - в первую очередь! Какая Масленица? О чем вы все говорите? Вы что, с ума сошли? Ну, нет ребят, - куда-нибудь на улицу вышли, что вы, в самом деле! Если что с ними случилось, они бы позвали нас! Что я, своего Сеньку не знаю?
       В этот момент с улицы и раздался крик Сеньки:
       - Мама! Мама!!!
       - Сеня, Сенечка! - Мила выскочила на улицу прямо в тапках.
       У нас тоже не было желания терять время на переобувание.
       - Вера посиди с тетей, мы сейчас! - Прервал я попытку жены бежать за Милой. - Все будет нормально, только не уходи никуда.
       После этого я вместе с Юрой побежал за Милой на крики Сени. Дождь к этому моменту превратился в настоящую весеннюю грозу. Нулевая видимость мешала бежать быстро, кроме того, стоило быть осторожным, - дорога превратилась в сплошной лед, к тому же - мокрый.
       Сеня кричал со стороны сарая. Мила намного опередила нас. Она первая забежала внутрь. Мы с братом забежали туда чуть позднее.
       В сарае было еще темнее, чем на улице, поэтому первые несколько секунд мы никак не могли сориентироваться.
       - Мила! Сеня! Где вы? - Позвал родных Юра.
       Я увидел, как что-то снизу приближается ко мне. Инстинктивно отстранившись, я чуть не упал. Прямо мне на руки прыгнул Сеня:
       - Дядя Женя, папа, там какое-то чудовище! Я не знаю, что это! Оно утащило Вовку, а потом и маму!
       Юра подхватил сына на руки:
       - Что ты несешь? Какое чудовище? Где? Где мама? Куда унесло?
       Сеня, всхлипывая, показал в глубину сарая. Юра опять позвал жену, я выкрикивал имя сына. Но в ответ нам были все та же тишина.
       Юра опустил сына на пол, взял его за руку и мы направились к противоположной стене. Неожиданно Сеня остановился:
       - Папа, я боюсь, папа! Я не пойду туда! Там ЭТО, папа!
       - Сын, я с тобой, не бойся.
       - Папа, я боюсь, - Сеня не мог остановить слез, он буквально трясся от страха.
       - Хорошо, - решил Юра. - Стой здесь - у входа. Мы с дядь Женей пойдем посмотрим, что там впереди. Не бойся.
       Мальчик, кажется, боялся оставаться и у входа тоже.
       - Мы рядом, Сенька, мы рядом, мы постоянно будем смотреть на тебя, - успокоил его отец.
       Юра и я двинулись вглубь сарая. По дороге нам попались вилы. Мы автоматически взяли по одной каждый. Мне, кажется, уже не было страшно. Куда-то пропал мой сын, и я должен его найти! Брат, похоже, тоже был настроен весьма решительно. Время от времени мы оглядывались назад, чтобы проверить, все ли нормально с Сеней. Фигурка мальчика была хорошо видна на фоне открытой двери сарая.
       - Жень, - тихо шепнул мне брат. - Как думаешь, что происходит?
       - Юр, если бы я знал, - ответил я, водя взглядом из стороны в сторону. - Если бы я знал....
       Вдруг я словно провалился куда-то вниз. Мое сердце чуть не разорвалось на кусочки.
       - Это яма! - Понял Юра.
       - Вернее - лаз, - уточнил я, увидев, что подкоп проходил под стеной сарая и выходил наружу.
       В подкопе уже накопилась вода, затекавшая снаружи.
       - Может они через лаз ушли? Может, мальчишки просто вора увидели? - С надеждой произнес Юра.
       Мне тоже хотелось верить во что-то более предметное, чем абстрактная и пугающая Масленица. Мы обернулись к входу, чтобы посмотреть, как там Сеня.
       - СЫНОК!!! - Заорал Юра и бросился к входу, вскинув вперед вилы.
       Мальчик смотрел все это время на нас и, кажется, не заметил, как за его спиной возникла темная фигура. Фигура и впрямь силуэтом напоминала знакомую с городских праздников Масленицу - высокая, за два метра высотой, с каким-то нелепо широким платьем и круглым как подсолнух лицом. Руки напоминали два толстых прута. И эти прутья протянулись к ничего не подозревающему Сене.
       Племянник взвизгнул, отпрыгнул в сторону. Как раз в эту секунду на Масленицу налетел брат. Он буквально вынес ее на улицу, воткнув ей вилы в живот.
       - Гадость, мерзость, где моя жена? Где Вовка?
       Я выскочил на улицу и некоторое время никак не мог ничего предпринять. Масленица валялась на заледеневшем снеге, Юрка ожесточенно тыкал в нее вилами.
       Почему-то Масленица не издавала ни звука, только черная жидкость, хлеставшая из нее, говорила о том, что Юра старается не зря. Но все было, видимо, не так просто. Масленица каким-то невероятным образом поднялась и сильно хлестнула брата. Он отлетел к стене. Тут уже в дело вступил я, но и меня она достаточно легко отбросила к ограде.
       Здесь на улице мы могли рассмотреть ее немного больше. Больше всего меня потрясло лицо. Кожа напоминала поверхность блина - дряблая, противная, с дырками, с какой-то коричневой корочкой. Глаза и рот напоминали два отверстия в блине.
       Масленица подошла ко мне ближе и пристально уставилась в лицо. Черные дырки вместо глаз словно пронизывали меня насквозь.
       - Оставь его! Это я тебя ненавижу! Пошла ты куда подальше, Масленица!
       Чудище отвернулось от меня. Сеня стоял у двери сарая, со страхом смотря на происходящее.
       - Сеня, беги в дом! - Крикнул Юра. - Быстро!
       Пацана не надо было упрашивать. Пулей он пронесся через двор, словно и не было скользко, и хлопнул дверью в дом.
       Я не совсем понимал, что хочет сделать Юра. Вилы, похоже, не сильно повредили Масленице. Она стояла, раскинув руки-прутья, посреди двора и, кажется, не обращала внимания на черные струйки, стекавшие из дырок в теле.
       Юра отошел к калитке:
       - Ну, иди сюда! Иди сюда, уродина! Я тебе покажу, и что такое блин, и что такое праздник.
       Масленица резко надвинулась на брата. Он выскочил наружу и побежал от дома. Языческое божество устремилось за ним. Я не мог понять, как оно передвигается, - ног не было заметно под старой, дурно пахнущей юбкой. Я побежал за ними.
       Мне все еще было непонятно, чего хочет брат.
       - Юр, ты что задумал?!
       Масленица остановилась и обернулась на меня.
       - Не отвлекай ее, я знаю, что делаю! - Ответил Юрка. - Ну, блин, иди сюда! Блин горелый!
       Мы отошли от дома. Когда Юра подвел Масленицу к реке я, кажется, понял, что он задумал.
       - Юра, не надо! Это опасно!
       Но Юрка, похоже, меня не слушал. Он всегда не очень слушал меня, хотя и был на год младше.
       Брат вышел на лед, продолжая выкрикивать в адрес Масленицы различные ругательства. Он быстро зашел на середину реки. Масленица, кажется, задумалась, стоит ли идти за ним. Лед потрескивал под тяжестью Юрки.
       Я стоял словно вкопанный.
       - Ну, иди сюда, Масленица-уродина! - Крикнул Юра.
       Двухметровое чудище решилось и бросилось на лед, к Юре, вытянув руки вперед. Казалось, что вот-вот прутья схватят брата, но в этот миг лед под ней провалился. Юрка радостно закричал, подбежал к провалу и воткнул вилы в голову Масленице. Языческое божество скрылось в воде.
       - Юра, давай на берег, только осторожно, - позвал брата я. - Только очень осторожно.
       Юра, кажется, был в состоянии эйфории, как будто не был только что свидетелем того, как исчезли его жена и мой сын. Он направился к берегу, но продолжал выкрикивать:
       - Как я ее? Пусть знает, гадина! Масленица, блин. Тоже мне.
       И тут прямо перед ним лед разломился, из воды показались руки-прутья, схватили его за лодыжки и утащили под лед. Я не успел даже дернуться. Точнее, я бросился к полынье, но ни Юры, ни Масленицы я уже не увидел.
       Не помню, сколько времени прошло. Я носился по берегу, кричал, смотрел внизу по течению, по Юры нигде не было.
       Уже начинало светать. Я пошел домой. Потерять в один день трех родственников - это было слишком.
       Тетя Рита -по-прежнему в ступоре сидела в своей комнате. К ней только добавился дрожащий Сенька. Вера отпаивала их чаем, пытаясь успокоить и себя и напуганных родных. Когда я зашел в дом, она тут же бросилась ко мне на шею:
       - Ты жив! Я думала... я думала... а где все остальные?
       Ничего не ответил, просто сел на пол. Произошедшие события были слишком сильны для того, чтобы сейчас была возможность их оценить. Мне почему-то хотелось спать.
       - Дядя Женя, а где папа? - Вывел меня из дремы Сеня. - Он убил ЭТУ?
       - Да, убил. И еще, Сеня, твоего папы больше нет.
       Я подошел к кровати и обнял племянника. Тот не плакал. Наверное, все, что мог выплакать и пережить, он уже выплакал и пережил. Мальчика трясло.
       - Масленицу не убьешь! - Тетя смотрела на меня. - Я же вам говорила быть осторожнее. Что же вы наделали, глупые? Что же вы натворили? Масленицу не убьешь!
       - Да я видел, как она уплыла под лед!
       - Вот именно, уплыла.
       За окном в той стороне, где стоял телевизор, я увидел то, что не хотел видеть ни в коей мере. Там стояла Масленица.
       - Да что же это такое! - Заорал я. - Оставь нас в покое!
       И тут, до меня кое-что дошло. Я посмотрел на пустой экран телевизора.
       - Масленица! Точно, сейчас же Масленица!
       Жена недоуменно смотрела на меня:
       - Конечно.
       - А что делают в конце Масленицы? Что с ней делают?
       Кажется, жена поняла:
       - Тетя Рита, у вас есть бензин?
       - Спирт. Есть банка спирта.
       Мы с женой выбежали в прихожую, быстро нашли там пятилитровую банку со спиртом.
       - Жень, ты осторожнее, на себя не пролей, - тревожилась жена.
       - Ты огонь принеси!
       Жена бросилась к печи.
       Я вышел на улицу. Пятилитровую банку нести было нелегко, ноги разъезжались на льду. Масленица стояла посреди двора. Тихая, безмолвная. Молча она двинулась ко мне.
       С трудом взвалив банку на плечо, я собрался, было, кинуть ее, но тут в самый неподходящий момент, - поскользнулся. Банка пролетела намного вперед и разбилась. Спирт вылился на ледяную корку.
       - О, нет! - Из дома уже выскочила жена с пылающим веником (наверное, сунула в печь первое, что попалось под руку).
       Еще немного, и Масленица схватила бы меня своими ручищами. Но в этот момент я понял, что она все-таки зашла в лужу со спиртом.
       - ОГОНЬ! Быстрее!!!
       Вере не надо было повторять дважды, пытающая метла упала посреди разлившегося спирта. Масленицу быстро охватило пламя. Я отшатнулся в сторону, чтоб она меня не задела.
       Мы с женой стояли на крыльце и смотрели, как горит Масленица. Она горела молча, не издав ни звука. Не пыталась никуда убежать. Мне даже показалось, что она специально подошла поближе и стала к нам лицом. Через несколько минут от нее осталось только черное чучело.
       А еще, немного спустя, над рекой показалось солнце.
       Местные подумали, что мы жгли чучело Масленицы. Мы не стали их разубеждать. Милиция не смогла добиться от нас ничего внятного. Да и что мы могли сказать!
       Сеньку взяли к себе. А тетя Рита через месяц после тех событий слегла и больше не встала.
       С тех пор мы каждый год ждем, вернее нет, не хотим ждать Масленицы. И, наверное, понятно, почему я перестал есть блины. Слишком сильно они напоминают отвратительную кожу Той, кого они символизируют.
      
      
       14-15.03.02
      
      
    Rambler's Top100
  • Комментарии: 13, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Козырев Олег (gagman@mail.ru)
  • Обновлено: 27/09/2002. 24k. Статистика.
  • Рассказ: Проза, Мистика
  • Оценка: 5.32*5  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка