САЛОН


Денис Басанько

Побочные эффекты


Я сам родился в понедельник, и поэтому не удивительно, что все неприятности начались именно в понедельник.
На лужайку перед моей хатой приземлилась их „тарелка“. Их было человек десять и все при оружии. Я выскочил посмотреть на вновь прибывших (не часто нас балуют посещениями братья по разуму), а они без лишних разговоров скрутили меня и потащили к своему аппарату. Я попытался позвать на помощь, но только издал звук, похожий на визг зарезаемой свиньи. На этот звук поспешил мой любимый Шарик. По крайней мере, двоим, он попортил одежду. Однако мое, ну очень бренное, тело было погружено на корабль, и он стартовал.

* * *

“Докладная записка старшего инспектора
галактической службы безопасности судье
всегалактической правоохранительной службы.

По вашему приказанию с третьей планеты тринадцатой системы тринадцатого сектора нашей галактики был доставлен интересующий вас объект. При задержании пострадали двое рядовых из конвоя сопровождения. Также при взлете с планеты был случайно сбит коммуникационный спутник. Других происшествий не было.
Ст. инсп. Кестергил.“

* * *

Ну вот! Пришел в себя на ихней планете. Меня сразу потащили в суд. Ну, посадили на скамью подсудимых и, ничего мне не объяснив, начали заседание. Судья начал гавкать, а переводчик у правого моего уха похабно прокартавил:
– Сегодня слушается дело подсудимого Скорорукого Виктора Степановича с Земли. По окончании будет вынесен приговор.
Я сижу, моргаю ошарашено: „Вроде я уже неделю не пил и не буянил – чего это они меня вдруг судить собрались?“ А судья, значиться, продолжает:
– Скороруков, известный во всей галактике и за ее пределами, обвиняется в нарушении закона о проведении каких–либо опытов в сфере воздействия на время.
Я ничего не понял, но „галактика и ее пределы“ повысили мое настроение, а о времени я не смог умолчать:
– Это когда же я нарушал!?
И тут же услышал в ответ:
– В своей лаборатории вы пытались при помощи ускорителя тяжелых частиц особой конструкции переместить в будущее тело объемом в три кубических сантиметра.
Я так и сел: „Ни себе чего! Это я–то в своем сарае? Странно, а что они считают этим самым ускорителем? Наверно, это они про ту штуку говорят, которой я бутылки с „портвейном“ открывал. Так вот почему пробки исчезали, а потом появлялись на том же месте!“
Пока эти мысли проносились в моей бедной голове, я пропустил очень много, а когда понял, что здесь решается моя судьба, то уже было поздно – зачитывали приговор.
– … По статье 4–286 галактического законодательства подсудимый Скороруков приговаривается к трем годам лишения свободы. Петиции о помиловании и пересмотре дела не принимаются. Скороруков сейчас же будет отправлен в шестнадцатую тюрьму, где и будет отбывать наказание.
Только теперь я попал в струю их ускоренного правосудия и крикнул на весь зал:
– Требую адвоката!..

* * *

Ну и тюрьма у них! Похлеще, чем у нас (я мог сравнить визуально).
Меня посадили с каким–то земноводным, которое таращило на меня глаза минут десять, а потом проквакало на нашенском языке:
– Ты кто?
– Человек.
– Вижу что не моллюск! Как зовут?
– Витя.
– За что сел?
– А кто его знает!? Говорят – за открывачку.
– Которой можно любой сейф открыть?
– Нет. Я ею бутылки открывал.
– А что такое бутылки?
– Это такие сосуды, в которых жидкость держат.
– А за что держат?
Я сплюнул и отвернулся к окну. За ним открывался чудесный вид: зеленоватые облака простерлись до горизонта, а там плавно переходили в желтый песок пустыни, который блестел, как снег в ясный зимний день. Мой сокамерник подкрался сзади и, заговорщицки осмотревшись (так, по–моему, это выглядело), зашептал через ноздри:
– У меня есть универсальный антигравитационный двигатель Скорорукого. При обыске я его назвал „грыжей“. Только он сломан.
– Чей двигатель?
– Скорорукого. Что никогда не слышал об этом гении? Наверно ты очень издалека.
Вот те раз! Какая–то жаба рассказывает мне о том, что я гений. Я был удивлен, если не сказать больше. Видимо мою реакцию заметил и мой сосед.
– Ну, мужик! У нас его все знают, – с этими словами он достал из потайного кармана то, от чего мои глаза полезли на лоб. В лапах у него была уменьшенная копия самогонного аппарата, который я сделал для председателя нашего колхоза. Правда, он вместо того чтобы гнать, почему–то поднялся в воздух и висел, пока я его на выключил.
– Так вот почему он самогон не гнал!
– Вот видишь! А говорил, что не знаешь.
– Да, но я его собирал в других целях.
– Ты собирал? Ты что, знаешь как он устроен?
Я молча взял аппарат и разобрал его. Его хозяин, увидев что я сделал, взвыл и бросился на меня с ластообразными кулаками. Я ногой отшвырнул его к противоположной стене.
– Идиот! Я его сейчас отремонтирую.
Трудно работать с мелкими деталями, но в конце концов я нашел поломку и исправил ее. Пока я работал, мой сокамерник сидел в дальнем углу и с тоской наблюдал за мной. Однако тоска моментально исчезла, когда я включил аппарат и он беззвучно начал парить в метре от пола.

* * *

“Докладная записка надзирателя 248–го
отделения шестнадцатой тюрьмы Мигла.

Довожу до вашего сведенья, что новоприбывший заключенный N32166, совершил побег вместе с заключенным N22641. При побеге с территории площадки отдыха был использован УАД Скорорукого.“

* * *

Короче, смылись мы лихо. Этот пучеглазый оказался мужиком со связями. В ближайшем городе мы достали небольшую колымагу и рванули в соседнюю систему. Там у него была своя хибара в 20 этажей и шустрые, но понятливые ребята.
Вечером мы уже сидели в шикарной комнате и попивали из трубок какую–то зеленку с привкусом „тройного“ одеколона. Я, как человек непьющий, его гостеприимство оценил. И компания собралась – то, что надо. Было два человекообразных (говорили, что с Сириуса), один похожий на грушу (местный „крестный папаша“) и еще один, похожий на бабуина с мордой морской свинки. Они мне лапши на уши навешали столько, что можно было бы прокормить роту красноармейцев в течение недели. Бабуин все распространялся про то, что с моими знаниями техники они „ух!“ какие дела крутить будут.
– Ты главное говори, что ты уже знаешь, а чего видишь впервой.
Я после 43 или 44–го глотка и согласился. Они обрадовались так, что даже грушеобразный пошевелился в своем кресле. Ребята с Сириуса сразу сбегали в соседнюю комнату и втащили – что бы вы думали? – мой любимый пылесос. Помнится, когда жена попросила сделать, я три дня потел в мастерской. Пыль, конечно, он не всасывал, зато, куда я направлял шланг, там вещи почему–то уменьшались или увеличивались. Жена мне тогда скандал устроила из–за того, что он электричество жрал, как мой кум самогонку, а вся мебель в доме стала меньше (ее зад в кресло не влазил). На самом деле, чтобы из пол–литра сделать литр, мне пришлось потратить столько электричества, сколько наша деревня и за месяц не потребляет (по–моему, из–за молекулярного… ну, ладно). Скандал тогда был жуткий, но все списали, как террористический акт со стороны соседнего совхоза.
– Ну и как? – спросил бабуин.
– А в чем проблемы?
– Да вот, мы нашли эту фиговину, но в ней что–то сломалось и… – его физиономия скривилась.
Смешно смотрится огорчившаяся морская свинка.
Не спеша – выпитое было в тягость – я направился к пылесосу.
– А как эта хреновина у вас тут называется?
– МПС – молекулярный построитель Скорорукого.
– Так! Хватит! Мне все это надоело! Все говорят про меня как про гения и при этом относятся, как к идиоту.
Мой бывший сокамерник икнул.
– О чем базар, Витек?
– Моя фамилия Скороруков!
В комнате повисла напряженная тишина. Даже грушеобразный перестал смоктать свою выпивку. Прошло достаточно много времени, прежде, чем бабуин пролаял что–то сириусцам, и они мигом исчезли. Затем он повернулся ко мне.
– Мне очень жаль, что мы сразу не узнали ваше полное имя. О ваших изобретениях знают все, а вот лично вас видели очень немногие. Табу.

* * *

“Докладная записка старшего инспектора
галактической службы безопасности судье
всегалактической правоохранительной службы.

Проводя расследование по делу о побеге из шестнадцатой тюрьмы, было достоверно выяснено, что вместе с В.Скороруковым бежал один из членов оппозиции. Предположительно, В.Скороруков примкнул к этой группировке в качестве технического консультанта в области высоких технологий. Рекомендуется принять к сведенью.
Ст. инсп. Кестергил.“

* * *

Починил я им, таким образом, штук двадцать разных приборов. Удивительно, как паршиво здесь относятся к моим изобретениям. А выпивка у них еще хуже нашей.
Утро следующего дня было тяжким. Самый тяжелый бодун от самого грязного самогона – легкая головная боль по сравнению с тем, что я перенес тогда. Наверное, потому сейчас я стал трезвенником. Правда, кум меня не понимает.
Я прошелся по своим апартаментам и нашел, что они слишком велики, из–за чего эхо еще больнее, чем в нашем родном вытрезвителе. С трудом добредя до двери в туалет, я облегчился как физически, так и морально (в устной форме). После этого, походкой человека, познавшего жизнь, пересек всю комнату от двери к двери. За нею стояли два желтых монстра, которые при моем появлении из куч навоза с палками конечностей превратились в нечто человекообразное. Странно. Раньше я до чертиков никогда не напивался. Чуть поднапрягшись, я понял – охрана. Теперь ясно, куда бегали сириусцы после моего признания. Ну что ж, если я заслужил такую честь…
Потом я встретил бабуина. Он, извергая странные звуки на своем своеобразном языке, пытался натянуть штаны через голову, каждый раз умудряясь попадать вместо штанин в карманы. Я его окликнул:
– И часто у вас такие попойки?
– Честно говоря, повод был подходящий. Тебя нам послало само провидение.
– Я бы его сам послал куда подальше.
– Думаю через пяток стандартолет, с твоей помощью, мы наведем порядок, – с этими словами он отшвырнул штаны (ну никак не брюки) на кровать и поспешил в ОО. Я так и сел где стоял.
– Чего!? „Пяток лет“!? Да я здесь больше недели не протяну! Скукотище. Вот что, мужик, ты меня на мою Землю доставь, а там я, может, и что–то полезное для вас состряпаю.
Бабуин вернулся явно облегченный. Подошел к окну и высморкался в занавеску. Потом посмотрел на меня своими глазками–бусинками и спросил с тоской:
– Чего тебе здесь–то не хватает?
В это время ребята с Сириуса втащили тачку с грушеобразным и тот проскрипел из своего ложа:
– Лаборатория у тебя будет гораздо лучше, чем на Земле.
Пришлось мне все объяснять.
– Все, что я изобрел, первоначально предназначалось для других целей. А те свойства, которые вы используете, просто побочные эффекты. Так что, если вы захотите, чтобы я изобрел вечный двигатель, нужно, как минимум, желание моей жены обзавестись электромясорубкой.
Они переглянулись. Грушеподобный издал звук, похожий на икание, и жестом одной из своих конечностей подозвал меня к себе.
– Так, где твоя Земля находится?
Вопрос был не в бровь, а в глаз. Первый раунд был за мной. После этого все пошло, как по маслу: и Землю нашли, и домой доставили, и дули космонавтам на станции потыкали, и жену успокоили (за это взялся мой лупоглазый сокамерник – еле жив остался).

* * *

Я вернулся к своему любимому занятию – лежал на берегу реки и поглядывал за поплавком, а рядом в ведре плескался мой улов. Три крупных карася упорно пытались выгнать из своего общества чуть меньшего по размерам окунька.
Солнышко припекало мой достаточно сформировавшийся живот. Недалеко в лесу начала куковать кукушка.
– Кукушка, кукушка, сколько мне еще жить осталось?
Оказалась птичка – зануда. На третьей сотне сбился – опять клюнуло. На сей раз на крючке дергался крупный пескарь.
Ближе к полудню послышался свист космического аппарата (видать, опять где–то глушак по пьянке забыли), и вот он приземлился возле стога. Вот уже третий год меня навещают братья наши по разуму (да и по безумию). Я им разные свои штучки показываю, а они в них разные побочные эффекты находят. Вот на прошлой неделе ремонтировал наш колхозный трактор, так чего–то не так приделал и получился генератор силового поля. Экономичный, зараза, – литра солярки хватает на сутки постоянной работы. Только мне за него выговор влепили. На расположенной недалече от нас базе военных вертолетов, пока работал трактор, ни один вертолет взлететь или приземлиться не мог. Интересно, а если взяться с умом за культиватор?
Сегодня новости какие–нибудь привезли. Вечно у них, то планета какая революцией временно увлечется, то черная дырка выскочит где, то их из галактического общества попрут – и все ко мне за помощью. Хоть бы раз без причины залетели

* * *

“Докладная записка старшего инспектора
галактической службы безопасности судье
всегалактической правоохранительной службы.

Подтвердились худшие предположения. В.Скороруков сотрудничает с основными лицами оппозиции и поставляет им новейшие технологические разработки. Предлагаю всю тринадцатую систему уничтожить под видом несчастного случая. Альтернатива – преждевременная прогрессия звезды (Солнца).
Ст. инсп. Кестергил.“

* * *

– Ну и новость! Ну ладно, меня по асфальту размазать, так нет же – всю Солнечную систему!
Лупоглазый, который поведал мне эту новость, извиняясь, поскреб за правой лопаткой.
– Что делать будем?
И понял я, что время „побочных эффектов“ отступило и пора делать то, что делаешь. Грустно стало. Но что поделаешь!?
Первой я сделал компактную лазерную установку со специальными усилителями до и после накачки. Пришлось попотеть над ней. Зато с его помощью до сих пор добывают руду на многих планетах.
Испробовали мы ее на самой маленькой постройке моего соседа. Раз! И только запах над деревней.
Мне потом рассказывали – где–то у Южного креста с ее помощью трое „наших“ ребят сожгли на торговом пути дивизию автоматических спутников–убийц.
Потом я собрал специальную насадку–дешифратор к электроэнцефалографу. Она позволила довести „детектор лжи“ до совершенства. Опробовал я его на куме после очередного принятия „дозы“. После этого я себя похабником не считаю. Теперь ежемесячная беседа с каждым высокопоставленным лицом всегалактического общества под контролем этой хреновины – строго обязательна.

* * *

Сейчас я работаю все там же, в своем родном селе, монтером доильных установок. У меня родились двойняшки – сын и дочурка. Оба пошли в меня – мастерят такое, что теперь в свой родной дом вхожу с опаской. Мои друзья из космоса ближе ста метров к нему боятся подходить, а свой корабль ставят обязательно на сигнализацию. Я закончил свою „открывачку“. Теперь все запасы на зиму я отправляю в будущее, и у нас в любое время года свежие овощи и фрукты.
Одно мне обидно: Земля до сих пор не входит во всегалактическое общество. Видите ли, „уровень нашей цивилизации слишком низок“. Ха! Знали бы они, что у меня в сарайчике нового появилось!




Оставить отзыв
В Салон

TopList