Rambler's Top100



Яков Иванов



ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ III-ей МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

 

Эх! Мне бы на опохмел ещё бы парочку чьих-нибудь иллюзий! ДА ПОЖИРНЕЕ!

 

(из подслушенного разговора между двумя Пожирателями Времени, на следующее утро после Рагнарорка и Армагеддона.)

 

                                          РЕКОМЕНДАЦИЯ.  

 

  Для  правильного чтения и адекватного восприятия этого литературного подвига.

 

 

1.      Данная книга составлена из очерков фронтовых корреспондентов, трудившихся на полях битв III Мировой войны.

2.      Все герои – субстанции вымышленные. Малейшее совпадение каких-либо инициалов и слогов в фамилиях действующих лиц – является абсолютно! случайным. Такими же непреднамеренными получились совпадения географических названий и дат событий. Литературный герой – есть литературный герой! И мне не хватит жизни, чтобы всех их родить заново.

3.      Если Вы не представляете сути I-ой и II-ой Мировых войн, то наверняка не поймёте череду событий, сопровождающих III-й Мировой конфликт, не говоря уже о IV-м и V- ом.

4.      Корреспонденты-документалисты не хотят никого учить ни плохому, ни хорошему. Они лишь констатируют факты, исходя из собственной точки зрения.

5.      Читатель! Перед тем, как  ты будешь перелистывать на следующую страницу, - подожди! Мне тоже надо подготовиться для встречи с тобой… Вот, я сейчас наполирую подошвы своих сапог, прибью на них новые шипастые подковы и начну лягаться.

                                         Eine, zwei, drei  -  листай!

 

Все в этом мире взаимосвязано и взаимосложено, поэтому нет ничего удивительного в том,  что Сталинс, Хитлер, Черчилл, Мао Дзе-дун, Труман, и иже с ними - учились все вместе в  одной  школе,  посещали    один класс и сидели за одной партой.      Не секрет, что школьные клички нередко  сопровождают  своих  владельцев всю жизнь, как рыбы-прилипалы.  Так вот школьные  кликухи у этих ребятишек были таковы:    Сталинс - Йося; Хитлер - Адик; Черчилл - Чиря; Мусолинни - Муся.  А, к примеру, у Мао и Трумана – «погремухи» непечатные.

      Но вот что, по-сути, было действительно странным: чего бы не происходило впоследствии с этими пацанами, почему-то  всё  это  немыслимым  образом  сопрягалось с судьбами всей Вселенной. А что такое История без загадок? Так себе – поварская книга.

      Итак, начнем...

 

 Как-то  в  ясный морозный день, когда в школе шел урок истории, в    класс забрел рыжий и сопливый мальчишка в огромных отцовских валенках и краденом зипуне.

  -  Ты кто, стервец? - строго спросил учитель.

  - Филипок-с,  ваше благородие! – звонко отозвался пацаненок и посмотрел    честным, деревенским взглядом в глаза преподавателя.

  - Врет он все! - вдруг выкрикнул с места Мусолинни  -  я  его    знаю! Это Максимка Исаев, байстрюк хренов!

 Учитель  резко развернулся и используя прием каратэ под названием    «Удар мотыгой по хунвейбину, ворующему кукурузу в саду Императора», с садистским  удовольствием    врезал дучо промеж выпученных глаз линейкой.

 - Не лезь, Бэнито, доколе тебя не спросят!

 Пока  учитель  досматривал «Филиппка», на Магадане (дальней парте)    царило азартное возбуждения - Адик и Йося резались в карты. Но  почуяв  новое  развлечение  товарищи бросили колоду и стали оживленно  комментировать происходящие события.

 - Этот прохвост похож на твою родню, Йося! - съехидничал  Хитлер.

 - Ха, а я думал, что он твой родной брат, - простодушно почесал    за ухом Сталинс -  Уж больно на твоего батьку  смахивает.  Кстати,    давненько мы его не видывали!

 -  А ты моего отца не тронь! Он в творческой командировке! -  оскалился Адольф.

 - Знаем мы эти командировки! - зевнул Сталинс - небось опять по    свадьбам  на  гармошке  наяривает,  водку жрет, да девок по хуторам    портит... И угораздило же наш колхоз с таким  вот  директором  Дома    культуры.  И,  как  людям с такой вредной фамилией - Шекльгруббер разрешают в филармониях учиться?

 Вместо ответа на этот философский вопрос, Адик смачно врезал своему кенту в глаз: «Получи нацмен подлый!»

 -  Ах, вот ты как! - зарычал Сталинс -  Арийца из себя  корчишь!    Тогда лови!

И Йося саданул копытом промеж хитлеровских семенников.

- Муся!  - завизжал Адик -  Наших бьют!

   

 

- Ага, - спокойно отреагировал Мусолинни -  Как бутерброды втихаря жрать под партой - Мусю не кличут, а когда приходит время пиздюлей выхватывать - так сразу о Дуче вспоминают. Не вижу логики событий.

Но  и  Сталинсу  тоже  пришлось не сладко. Однако, между свингами    хитлеровских кулаков он успевал еще и поразмышлять: « Звать  на  помощь  Мао  -  бесполезное занятие. Он "редиска" - сверху красный, а внутри белый. Маргариновый коммунист. Остается  этот  потный  боров    Черчилл.  Но тот, пока не дожрет свой борщ и не скурит пачку "Гаваны" в сортире на переменке, тоже жопой не пошевелит. Эх, надо самому выкручиваться.»

- Сталинс - гад! - яростно обзывался Хитлер.

- Сталинград! - поправил его Йося приемом джиу-джитсу.

Видя, что Хитлер уже выдохся Сталинс усилил  натиск  и  уже  через    несколько секунд Адольф, плюясь кровью, корчился на полу.  Пнув,  для проформы, еще пару раз поверженного врага, Йося благородно сказал: « Ползи отсюда, мохнорылый!» ...

Вот так закончилась Вторая мировая война.

 

      Но вскоре началась новая битва  - III-й Мировой конфликт - а это и есть суть нашего  повествования.

                                               

                                                *    *    *

В подзорную трубу Дед Мороз наблюдал за всеми мировыми политическими процессами из своего ледяного куреня в Лапландии. Этот Дед был могуч, как столетний дуб обросший салом; и мудр, как клон всех Нобелевских  депутатов.

 

 Работал он всего-то две недели в году, а оставшееся свободное время дедуля посвящал подглядыванию. Он провёл за этим увлекательным занятием две тысячи лет и наконец-то понял, что Человечество делится на три категории: мужчины, женщины и политики. И все они обращались к Деду Морозу со своими проблемами. И если отбросить классику – «здоровье и дети», то проблемы у людей были сугубо специфические. У мужского населения их было две:

·        одни не успевали донести свою эрекцию до женщин;

·        другие целеустремлённо бодались бокалами, рюмками, стаканами и др. стеклянной посудой.

А вот у женского пола вечно стояла лишь одна проблема – удачно выйти замуж за  «богатенького Принца на белом коне»… Дед Мороз всегда искренне смеялся над этой девичьей наивностью. Он то знал, что результат всегда будет один и тот же: розовая пелена сползала с глаз, конь Принца непрерывно гадил, а Она за ними убирала!

Долгое время Дед Мороз не желал признавать «политиков» отдельной категорией человеков. Но, однажды, случай преподнёс ему неоспоримое доказательство того, что Homo Politicanus – это свершившийся акт эволюции. Как-то летним вечером, сфокусировав свою подзорную трубу на Оральном кабинете White House, дедушка засёк такое – от чего у него волосы встали дыбом! У политиков в заднице росли зубы! Вид у этих зубов был разный: от голливудского оскала до вставных челюстей. Однако правило эксплуатации было одно – намертво вцепиться задницей в своё кресло!

Помимо классификации рода человеческого, Дед Мороз отлично разбирался в войнах. И он чётко знал, что военные

конфликты возникают только между параллельными мирами и только из-за земли.

Вот и сейчас шла война между Индийской ССР во главе с Йосипом Виссарионычем Сталинсом и Монгольским IV Рейхом, управляемым Адольфом Шекельгруберовичем Хитлером. И это главное, а всё остальное – пудра!

…В дверь хаты постучали. Работа есть работа! Пришёл почтальон. Он небрежно бросил в угол мешок писем от негритянских детишек, а затем благоговейно достал из-за пазухи большой пакет с сургучной печатью и под расписку вручил его Деду Морозу. Дед глянул на адрес отправителя: письмо было от бывшей жены президента США Кукры Никсон.

Вскрыв конверт и бегло просмотрев его содержание, Мороз завёлся: « Эта старая американка ( слово «американка» в устах дедушки прозвучало, как «дура»), каждый год пишет мне письма, в которых задаёт глупые вопросы и просит меня позвонить ей! Я что – секс по телефону? Мне что – больше заняться нечем? И почему она постоянно обзывает меня каким-то Клаусом? Вот и теперь, она спрашивает – откуда пошло выражение «ёлки-палки»?»

Дед Мороз взял сотовый телефон и матюгаясь набрал номер, указанный в письме:

-         Аллё! Это Кукра? Здравствуй жопа – Новый год! Слушай сюда, подруга! Выражение «ёлки-палки» пришло к нам из Древней Греции, а точнее говоря от лаконичных спартанцев. А полностью это новогоднее приветствие звучит так: «Девушки! Сначала будут ёлки, а затем – палки!»

-         Всё, гуд бабай, старушка!

                 Эх, крут был этот дедушка! А по-иному с нами нельзя!

 

Иногда у детишек возникал вопрос, а чем же Дед Мороз питался в Лапландии?

А он, как чукча, поел льда и сыт!

 

*  *  *

      В очень Большом театре шла любимая рок-опера Сталинса  «Сказка  о    царе  Салтане». Либретто к ней было написано Асаном Пушкиным - отставным летчиком эскадрильи «Дикая лошадиная голова».  Демонстрировалась  эта    опера в стихах и звучала  так:   

                                Три девицы под окном,

                                 Мак мололи вечерком.

                                 Кабы я была царица, -

                                  Говорит одна девица, -

                                 То на весь крещеный мир

                                  Накрутила б я папир.

                                  Кабы я была царица, -

                                  Говорит ее сестрица, -

                                  То на весь бы свет одна,

                                  Самогона нагнала!

                                   Кабы я была царица, -

                                   Третья молвила сестрица -

                                   Я бы батюшку царя

                                   Ширанула втихаря.

                                   Только вымолвить успела,

                                    Дверь тихонько заскрипела...

                                     Шухер девки! Входит царь,

        Стороны той государь.

       Во все время разговора,

       Он стоял позадь забора,

       Ссать приспичило ему...

      Царь подслушал, что к чему.

      "Здрасьте, красные девицы!

      Отчего пугливы лица?"

      "Царь-отец, ты хоть стучи,

      На понтах мы! Вдруг менты?"

      Ох, мне любы ваши речи

      Приглашаю вас на встречу,

      Собираем нынче пир!

      Будет водка, будет "шир"!

      Будут геи, трасвентисты,

      Мазохисты, онанисты...

      Будут пиво, лимонады,

      Моряки из Педрограда...

      В общем всё, как у людей, -

      Не хватает лишь блядей.

      "Мы готовы, царь, хоть щас,

      Выполнить любой приказ!"

      Значит так, стуляем стрелки

      Во дворце, где мои белки,

      Золотой орех сгрызают -

      Изумруды добывают.

      Сестры взвизгнули игриво,

      И помчались красить рыло.

           * * *

      Когда царь Салтан гуляет,

      Мало места места не бывает.

      Посмотрите на столы,-

      От яств ломятся они:

      Здесь варенье с димедролом,

      Здесь кукнар под разносолом,

      Есть котлеты с анашою,

      Эфедрином и нугою.

      Пива - море, водки - лужи!

      Хочешь ешь, а хочешь кушай!

      Под салтановский каприз

      Девки сбацали стриптиз.

      Но в разгар того веселья,

      Как на горькое похмелье

      В зал врывается гонец...

      Ранен в жопу молодец:

      "Царь! Спасай нас! Злые вести!

      Из-за гор, во имя мести,

      Движется на нас Кощей,

      Шум стоит от их мощей.

      С ним Героиныч, падла злая,

      Палит сволочь урожаи...

      На полях твоей страны

      Не осталось конопли!"

      Услыхав такой базар,

      Царь наехал на бояр:

      "Эй, вы! Суки бородаты!

      Надевайте живо латы,

      Подрывайте с лавок жопы,

      Едем на войну, в окопы!

      Мож минёт судьбина злая,

                         Да спасем часть урожая..."

        Чтобы не утомлять читателя стихами, передадим суть  происходящего   далее  прозой.  Итак, потом в рок-опере рассказывалось о том, как Салтан нанял «великолепную» семерку кровожадных югославских партизан: Добрына Никитича, Леху Поповича, Пополама Фиолетовича, Микулу  Селяниновича, Руслана Людмиловича, Уззи Автоматовича и купца Калашникова.

      Эти  братилы согласились за три ведра самогона и мешок гороха замочить и Героиныча, и Кащея.

      На слабые намеки царя Салтана о том, что Кащей-то ( по слухам) - бессмертный, Добрын Никитич многозначительно пообещал довести Кащеюшку до такого состояния, что тот сам покончит с собой!

      Юги,  еще те партизаны - слово свое крепко держат: Змея Героиныча завалили, как лося сохатого; а Кощеевы мослы долго толкли в  каменной ступке и затем этот порошок  (под видом минерального удобрения)    развеяли над плодородными полями родной Югославщины.

      В общем, всё закончилось хорошо - по интелегентному и без  лишнего    шума.

      Вот и опере конец, а кто слушал - молодец!

 

    P.S.  Сталинсу очень нравилась идейность, заложенная в этом эпохальном произведении.

 

*  *  *

      Надо отметить, что Хитлер (как чистокровный ариец) очень трепетно  относился  ко всякого рода предсказаниям и гаданиям. Специально    из глухих муромских лесов он выписал волхвов, которые славились своим ясновиденьем. Но эти, с позволения сказать "волхвы" - были  чистой  воды  шарлатанами, и агентурной сетью Штирлиц-Сингха. Они, лишь    для вида, жонглировали перед Хитлером лошадиными черепами и "ботали    по фене", а на деле - слушали по вечерам  старое  пианино,  которое    голосом  Штирлица  вещало  шифровки. Простодушные волхвы не ведали,    что в инструменте была запрятана рация. Полковник  Исаев  (  именно  так  представился  резидент при первой встрече), используя свои энциклопедические знания, умело манипулировал техникой и дикими людьми.   Мюллiр давно порывался пытать этих ребят. Однако, непонятно почему, фюрер их советам доверял, но делал все наоборот.

      Вождь хлопнул в ладоши, и двое слуг принесли его любимое блюдо  -    холодец из лошадиных копыт. Пообедав и курнув на десерт гашиша, фюрер стал задумчиво гладить свою рыжую жиденькую бороденку и слушать   колдунов.  Те, в свою очередь, вытаращив глаза повыли минут пять, а затем, в виде пророчеств, стали  втирать  Адольфу  инструкции  Штирлиц-Сингха. Фюрер вникал в их бредни и чутко комментировал их.

      Согласно  регламенту, первой запричитала баба Клуша: «Призрак бродит по Европам...»

      -  Ой, ты права мать, бродит горемычный! - прокомментировал вождь  -    Я сам его видел!

      Тут  вступил  в разговор старец Онуфрий. Однако, слушать его было  не интересно. Хитлер давно бы отправил его обратно  на  родину,  но  старик  мало ел и умел правдоподобно гавкать, как собака, т.е. приносил хоть какую-то пользу. Онуфрий, в сотый раз, затянул изрядно поднадоевшее всем заклинание: «Отойди, окаянный, обоссу! Облезешь...!»

      - Правду глаголешь, отче! - вовремя пресёк его фюрер.

      В этот момент, в стойбище зазвучал большой колокол. В покои вождя    заполз янычар и доложил: «Прибыл Ходжа Насреддин из Бухары!»

      - А-а-а! - радостно потёр вспотевшие ладони Хитлер -  Сейчас  мы    проверим способности этого мудреца.

      В юрте появился урловатого вида мужик, в рваном халате и с бегающими выпученными глазами.

      Первая  мысль  мелькнувшая в мозгу у фюрера: «Как бы этот тип чего не спёр!»

      - О, мерило знаний и солнце генетики! Зачем вы призвали меня к себе? Не за тем ли, о несравнейнеший, чтобы  искусстно  оттенить  мое    скудоумие? - льстиво спросил Насреддин.

      Адик  сразу  «ударил» мудреца вопросом в лоб: «Час назад, какой-то    прохвост, сожрал в моей теплице все огурцы!  Что  посоветуешь?  Как    найти гада?»

      - А чего там советовать! - яростно сверкнул очами бухарец - Неси    саблю, будем животы вспарывать!

      - Йох!  - восхищенно хлопнул себя по бедрам вождь - Вот за это я    вас и люблю, восточные мудрецы!

      Почуяв конкурента, в темном углу юрты злобно шипели  волхвы.  Эх,    не  знали  они, убогие, что не в правилах Ходжи Насреддина было оставлять недобитых врагов и поэтому он, как бы между  прочим,  добавил: «А еще я слыхал, екселенц, что очень уж не равнодушны к огурцам    жители Муромщины.»

      Шипение смолкло.

      - За твою преданность и прозорливость назначаю тебя брандмайором!    - довольно проурчал фюрер.

      - Яволь!

      - Будешь начальником над вот этой шоблой, - вождь небрежно указал    рукой в угол, где сгрудились волхвы, - Можешь пороть их розгами!

      - О! Это непременно-с! - откликнулся Ходжа.

      - А, кстати, в шахматы играешь? - спросил Адольф.

      - Как тренер Каспара Карпова!

      - Тогда, наливай!

 

| следующая страница |



    © Яков Иванов


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100