Литературная палуба
  Ирина Перонкова
 
 
Встреча на высоком уровне

 

Читали вы книгу "Обморозки" прекрасного постмодернистского писателя А.Блындара? Даже если не читали, не говорите нет! Вас осмеют, заклюют и забрызгают пеной. Последний "хит" уходящего тысячелетия. Так, вот! Мы, простые провинциальные жители городка Мироновка написали этому человеку, вошедшему в мировую литературу, человеку - всевидящее око. Письмо было примерно следующего содержания:

"...Даже сова не видит так хорошо ночью, как Вы подметили пороки человеческих страстей. Даже нож бандита оказывается тупее Вашего пера..."

Коллективное письмо было написано разными почерками, чтобы ни у кого сомнения не возникло, что его писал весь городок! Получив такое письмо, любой карлик возомнит себя великаном. Итак, А.Блындар - великий юморист и сатирик едет в Мироновку. Местное телевидение - Петровна - влезла на стол игроков в домино и по всем каналам объявила:

- Едут! Едут! - на большее сил не хватило, но все догадались, что к чему.

Беременная Зося сообразила быстро:

- Пусть только приедет! Крестит моего ребенка. "Крестный отец" - это вам не пельмени лепить. Ответственность, одним словом! Ну и что, без отца выращу. Я вам не повидло! Меня на хлеб просто так не намажешь.

Олимпиада Ивановна, ее подруга, уже представила Зосю с косой. Во сне Зося косила "зеленые", и они сыпались, сыпались... Вспотев от напряжения. Олимпиада Ивановна забарабанила пальцами по стеклянной поверхности стола. У нее были худые и красноватые пальцы. Краснота и сухость подчеркивали нервозность характера. Пальцы, до невероятности цепкие, уже искали нового дела. Дела с большой буквы. - Все очень плохо. Я, Олимпиада Ивановна, нетронутая красота русской глубинки, упущу такую возможность? Она включила электропилу (при этих звуках она лучше соображала). Спиленная береза медленно упала. Ветви больно ударились о землю. Крылатый Пегас в виде соседской кобылы постучал в голову к Олимпиаде Ивановне:

- Входите, открыто!

Хромая кобыла произнесла:

- В общем, так, на стихи сил нет, но неплохую идею подброшу. Нарисуй-ка ты картину.

В детстве Олимпиада Ивановна посещала кружок изобразительного искусства. Г-на А.Блындара никто не видел, но:

- А не нарисовать ли его портрет - задумалась Олимпиада Ивановна.

В маленьком городке Мироновка закипела жизнь. Засуетились, забегали жители по библиотекам, женщины - в парикмахерских и у портных.

- У нас, как известно, на десять девчонок по девять ребят, так вот он - десятый, - подумала Лизавета, покупая синюю шляпу с павлиньим пером.

Отец шумел, и Федор подошел поближе:

- Здорово, папаша! А кто приезжает-то?

- Большой человек, комик, бабы говорят.

Каждый понял для себя главное: отец - будет "показуха", а Федор - приезжает гомик, большой и крупных размеров. На пацанов посмотреть.

- Бабы говорят, он давно не пополнял свой гарем, понеслось дальше.

Слухи поползли разные. Каждый думал, что хотел, а Олимпиада Ивановна приступила к портрету:

- Если он стар или излишне молод, пусть на картине будет в годах, это придаст ему смелости. Излишняя робость так возбуждает... Шедевр принимает очертания.

Целина. Невспаханная земля, которая так и не успела одарить неземными плодами растущее поколение. На этом фоне боксер среднего веса и обязательно со сломанным носом, обнаженный по грудь, смотрит с полотна влюбленными глазами на Олимпиаду Ивановну. Итак, до прихода поезда осталось каких-то десять часов, а все уже по своим местам.

В спортивном костюме - Параша. Она пользовалась помадой, как некогда рыцари владели рапирой. Два резких движения, и вы сражены красотой. Этот кусок пирога доставался сложно. Лошадиные губы приходилось красить наполовину. Казалось, если постараться, нижнюю губу можно натянуть до лба, а верхней - слизать капли пота, стекающие по шее. Кушала она всегда в слюнявчике или деловито разворачивала салфетку и цепляла ее в самое эротическое место, то есть в шею. Ее не смущали ни люди в галстуках, ни пожар в соседнем доме. Процесс шел полным ходом. Не мешайте жевать...

В ней, действительно, было что-то от лошади. Не зря тренер говорил: она - надежда нашей команды.

Параша держала в руках лозунг: "Добро пожаловать, дорогой друг и товарищ А.Блындар". Здесь же Олимпиада Ивановна с картиной под мышкой. Женщины - те, которые и в избу горящую войдут, если не кушают... и мужчины в задних рядах, те, которые ждут комика, ну, или того, другого. Здесь же местное телевидение в лице Петровны - собирается взять интервью.

- Есть хоть куда выйти наряды обновить, - прошлось по рядам.

Послеобеденное солнце спряталось. Набежали серые тучи. Клонило на сон. Поезд остановился. Из купе вышла худая женщина в мужской стрижке. Она сняла солнечные очки. Такую демонстрацию захочешь увидеть собственными глазами! В полном недоумении она застыла на месте. Поезд помчался дальше, унося последние надежды и разбитые сердца. Петровна первая выразила эмоции:

- Не приехал, не приехал! - заголосила она, выронив букет на пол.

- Отчего ж не приехал, приехал, - тихо ответила худая маленькая женщина в мужской стрижке.- Товарищ А.Блындар - это я.


 
 
18 Dec 2000г. 19:56


Вахтенный журнал

Вахтенный журнал



Мунпарнас Яхта Лопе де Вега Русская Фантастика Лiтературний Журнал Тенета-Ринет

Данный сайт принадлежит (c)Тимошенко И.В.
На страницах сайта представлены авторские работы. Все права защищены.
~Одесса - 1999, 2002~




Rambler's Top100