Rambler's Top100



S-138



РАФИК ФАТАХОВ

 

Все смешалось в доме Фатаховых. Вернее, вообще среди домашних Баса все было спокойно, но вот его состояние было какое-то помешанное. Раф не находил себе места и бесцельно бродил по квартире.

Это происходило после сумбурного посещения Фатаховым проксаксизма. Там некий странный Джокер объявил ему, что собрался в отпуск. А так как дело его простаивать не должно, то Джокеру срочно нужен заместитель. Все проксаксизики и так заняты своими миссиями (писсиями), поэтому Джокер решил привлечь кого-нибудь со стороны. Этим кем-нибудь волей судьбы и оказался Раф.

Фатахов в то время находился в шоке от увиденного, поэтому ничего не мог возразить. Джокер же, обрадовавшись, что замена найдена, отвел Рафа домой, пообещав, что за ним скоро придут. Вот Раф и шатался по квартире, ничего не понимая, - кто придет? чего ему делать?

Проходя мимо зеркала в коридоре, Фатахов, как и многие другие до него, увидел в отражении вместо себя Ю-Ноля. Пока он пытался вспомнить, как тот представился в проксаксизме, Ю-Ноль высунул голову из зеркала и, оглянувшись по сторонам, тихонько произнес:

- Привет, И.О.!

В ответ на недоумевающий взгляд Рафа, Ю-Ноль выразился попонятней:

- Хай, ислолняющий объязанности!

Удивившись странному какому-то акценту Ю-Ноля, Раф ничего не ответил.

- Я пришел к тебе с советом! - весело сказал Ю-Ноль. Он хотел придумать что-нибудь в продолжение к этому переделанному стихотворению, но не получилось. Поэтому он сделал паузу (скушал "Твикс") и пригласил Рафа следовать за собой.

В проксаксизской квартире Ю-Ноль отвел Рафа в кухню, куда чуть позже пришел Джокер и принес джокерское одеяние. Вдвоем с Ю-Нолем они обрядили Фатахова в лосины, блузу в угольчатым воротником и шутовской колпак. Раф не знал, чего от него хотят и без возражений, послушно подчинялся. Потом Ю-Ноль ушел, а Джокер протянул Басу свою палку с мордой шута и загадочно улыбнулся.

- Посвящаю тебя в И.О., - торжественно сказал Джокер.

- Ну, и что я должен делать? - поинтересовался Раф, приняв жезл.

- Исполнять мои обязанности.

- Объязанности.., - раздался голос извне.

- А какие у тебя обязанности?

- Объязанности, - повторил голос.

- Ну, объязанности, - поправился Бас. - Какие?

- Да ты не обращай внимания, - успокоил его Джокер. - Это Ю-Ноль... Моя стезя - сводить людей с ума. Вот ты сейчас пойдешь кое-куда и будешь сводить кое-кого с ума.

- Да я не смогу! - испугался Бас. - Я даже представления об этом не имею.

- Ну, как же! Ты должен смочь. Ты теперь И.О. Я дам тебе пару советов, а остальное ты сам придумай, прояви фантазию. Первый совет - выгляди все время хитро, глаза то побольше делай, то прищуривай, говори как-нибудь повкрадчивей. А второй совет - ну, кинь пару фраз, типа "Ты медленно сойдешь с ума", "Мне нужен твой разум".

- А ты так тоже делаешь?

- Ну, да, конечно, - Джокер очень старался не заржать и потому все время отворачивался, смотрел в окно, на потолок.

- И что, срабатывает? - удивился Бас.

- Моментально. Почти моментально, - весело уверил его Джокер.

- А если меня спросят, кто я?

- Ну, скажи... скажи - И.О. Или хотя можешь даже представиться мною. Но это в крайнем случая. А так, назовись - И.О. Джокера. И обязательно предупреди, что ты не глюк.

- Хорошо, - обреченно вздохнул Бас. - Только не посылайте меня к знакомым, пожалуйста.

- О! А ведь это хорошая идея! - обрадовался Джокер.

- Нет, ну, пожалуйста, - взмолился Раф.

- Ну, о'кей. Пошли за мной.

Он повел Фатахова по проксаксизской лестнице, затем по коридору, в какую-то дверь и еще по коридору. Так они шли очень долго, и Бас уже прикидывал, что если станет невмоготу, то выбраться он все равно не сумеет.

- Тебе, кстати, очень к лицу костюмчик, - заметил по дороге Джокер. - Прямо в твоем стиле.

- Правда? Спасибо, - ответил Бас.

- И это не комплимент. Это факт.

Они подошли к очередной двери, Джокер открыл ее, вошел и поманил Баса за собой. Бас шагнул за ним. Оказалось, что они вылезли из зеркала в незнакомой квартире.

- Ну, все. Я пошел. Удачи тебе! - ехидно сказал Джокер и снова подался в зеркало. Шут с палки показал ему на прощанье язык, и Джокер исчез.

Бас с раскрытым ртом, так как он собирался что-то сказать, застыл на месте. В таком виде и в такой роли он чувствовал себя очень глупо. "А что делать?.." - подумалось ему с безысходностью, и Бас медленно пошел по сумрачной квартире.

 

* * *

Фатахов поочередно заглянул в кухню и в две комнаты. В кухне и в первой комнате никого не было. Во второй комнате за столом спиной к Рафу сидел парень. Раф бесшумно вошел в комнату. "Так, что я должен сказать? - судорожно вспоминал он. - Что-то про разум, про крышу... Тихо Кифером шурша, крыша едет не спеша?.. Нет, не то..."

Тем временем парень почувствовал его взгляд и обернулся. Бас в растерянности стоял посреди комнаты.

- Не понял, - раздался голос парня.

- Ты сойдешь с ума, - сказал Раф. Потом, вспомнив, добавил: - Медленно.

Тут же ему пришли на ум слова Джокера, что крыша должна съехать сразу, "почти моментально". Какая-то несостыковочка получалась. Бас решил проявить самодеятельность и сказал:

- Вообще-то я не прав. Ты сойдешь с ума почти моментально.

- Ты как вошел? - спросил парень. Его звали Кирилл, он играл в группе "Полнолуние", - очень известной, самой известной в нашем микрорайоне. Но мы почему-то ее не знаем. И никто ее не знает. Это такой парадокс. Ну, не важно. Этого Кирилла мы тоже плохо знаем, но вот Бас его не знал совсем. (Это и к лучшему, наверное).

- Да, в общем-то, - замялся Раф, - через зеркало.

- Охотно верю, - вставая из-за стола сказал Кирилл. - Ну, так свали через него обратно.

- Понимаешь, обратно у меня не получится, так как меня не пустят. А даже если пустят, то я дорогу не найду обратно.

Кирилл, удивляясь странным прогонам незнакомого парня, черт знает во что одетого, стоял и размышлял, что с ним делать и откуда он взялся. Дверь была заперта слишком усердно, чтобы быть отпертой бесшумно; через балкон - тоже как-то сомнительно... А Бас тем временем вспомнил, зачем его послали сюда. Он широко раскрыл глаза, затем хитро прищурился и томно произнес:

- Я не глюк.

Последовала долгая пауза. Затем Кирилл процедил сквозь зубы любимую всеми фразу "У, как все запущено...", подошел к входной двери, распахнул ее и жестом пригласил Баса выйти.

- Ты медленно сойдешь с ума, - неуверенно сказал Фатахов.

- Да, да, сошел уже. Все, прощай. - Кирилл снова указал на выход. Но Бас знал, что уходить, не завершив миссию, ему нельзя. Он продолжал стоять и делать то большие, то прищуренные глаза.

- Да иди ты к черту! - наконец не выдержал Кирилл. - Мне плевать, кто ты, и как ты сюда пробрался. Но здесь тебя не будет!

Он подошел к Басу и стал толкать его к двери. Фатахов упирался и возражал:

- Ты что, не понимаешь? Я должен быть с тобой, пока ты не свихнешься... Ты куда меня толкаешь? Убери руки свои!.. Да как же я в таком виде на улицу выйду?! - вдруг посетила Баса реальная мысль.

- Как вошел, так и выйдешь, - зло сказал Кирилл, продолжая выпихивать Баса из квартиры. Рафик хватался за дверной косяк обеими руками и упирался ногами в пол.

- Не пойду! Мне через зеркало нужно, я стесняюсь!

Наконец Кирилл отлепил пальцы Баса от косяка двери, оттолкнул его и захлопнул дверь. Бас остался один в общем коридоре. Он побродил немного туда-сюда, потом открыл общую дверь и направился к лифту. "А что делать?.." - снова грустно подумал Раф и нажал кнопку вызова лифта.

Лифт приехал, и грустный Фатахов шагнул в кабину. Нажав на кнопку первого этажа, Бас стал стягивать с себя колпак, но почему-то это у него не получилось. Раф, конечно, любил поприкалываться, но в данный момент шутить не хотелось. Лифт остановился и открылся на каком-то промежуточном этаже, вошли две девушки. Они очень странно посмотрели на Баса и поспешили отвернуться. На первом этаже все вышли. Девушки, зажав рты руками и покраснев, быстро спустились по лестнице и выскочили из подъезда. Печальный Бас в раздумье остановился на площадке у лифта.

- Ну вот, как я сейчас пойду? Поеду в метро?... Ой, черт, а где моя палка?!

Бас не мог вспомнить, когда он успел потерять джокерскую палку с мордой шута. Ему в голову стали лезть мысли, что если он не вернет палку, то не сможет снять дурацкое одеяние.

- Хочешь домой? - раздался вдруг ехидный голос извне.

- Это ты, Джокер? - бросил Раф в пустоту.

- Нет, не я. Вернее, я. Но я не Джокер... Ха!

- А кто это?

- А ты угадай! - весело предложил голос довольно низкого тембра.

- Ю-Ноль? - нерешительно спросил Бас.

- Не угадал, не угадал! - обрадовался некто.

- Ну, Джокер?

- Да нет же! Нет! И не это, и не то! - просто счастье слышалось в голосе неизвестного.

- Да я больше никого не знаю там.., - расстроился Бас.

- Напряги память, друг!

- А.. Ну, Z? - вспомнил Раф.

- Нет! Нет! Нет! - ликовал голос.

- Ну все, не знаю я больше! - разозлился Бас.

- Не угадаешь - домой не попадешь вообще!

- Да откуда я могу знать?! - взорвался Раф.

- Ну, что ж... Очень жаль. - Голос замолчал, в подъезде наступила неприятная тишина.

- Эй! - позвал Бас. - Ты здесь?

Ответа не последовало.

- Ну! Ты где? - Бас заглянул на лестничную клетку, но там никого не было. - Ну, и ладно. - Фатахов спустился по лестнице и вышел из подъезда.

На счастье Баса был уже ноябрь, поэтому темнело рано. Решив миновать метро, Рафик воспользовался наземным транспортом с пересадкой. Вернувшись домой, Раф проскользнул в свою комнату и, усевшись на кровати, с облегчением вздохнул. "Домой-то я все-таки попал!" - победно подумал он.

- А шмотки-то ты не снимешь! - не менее победно проговорил знакомый уже Басу голос. - Пока не угадаешь.

Бас выругался и спросил:

- Я тебя знаю?

- Нет, совсем не знаешь! - Кому-то было очень весело.

- Ну, а как я могу догадаться?!

- Как хочешь! - Раздался низкий смех. Бас со злостью рванул один из кончиков шутовского колпака, и, к его удивлению, колпак моментально слетел с его головы.

- О! - обрадовался Бас и стал торопливо стаскивать остальные причиндалы надоевшего костюма.

- Ой-ой-ой! - раздосадованно прогундосил голос. - Ну, и пожалуйста.

Раф снял шмотки и прислушался. Голос извне больше не подавал признаков жизни. Бас успокоился и решил, что все не так уж и плохо. Он встал с кровати и собирался уже идти на кухню, чтобы чего-нибудь перехватить, но вдруг услышал язвительный голос:

- Ну, что? Можно тебя поздравить?

Бас оглянулся на звук. В углу комнаты стоял Джокер.

- С чем? - Бас обреченно вздохнул и снова уселся на кровать.

- О, ну ты же так удачно справился с первым поручением! - фальшиво-торжественным голосом произнес Джокер. - Да, кстати, где жезл?

- Какой жезл? - смущенно пролепетал Бас и отвел глаза.

- Да ты знаешь, какой, - голосом с нравоучительной интонацией сказал Джокер.

- Ну, потерял.

- Иди, ищи! - приказал Джокер Рафу.

- Ну, как я пойду? Куда? Я же даже не знаю, где я его оставил!.. - начал нудно оправдываться Рафик.

- Ой, что же ты такой пляжный-то? - презрительно протянул Джокер. - Бодрее надо быть, бодрее!.. Ладно. С первым заданием ты не справился. Наказать тебя что ли?.. - Джокер задумался. - Ну, ладно, черт с тобой. Живи. Я пошел. Скоро жди в гости!

Джокер исчез в стене на глазах у изумленного Рафика, который подобное видел впервые. Обернувшись на место, куда он покидал джокерский наряд, Бас увидел, что шмотки тоже исчезли. Посидев в оцепенении пару минут, Раф наконец встал и направился в кухню.

 

* * *

Несколько дней прошло в обычном для Баса ритме, никто его не посещал. Наконец за ним зашла Тире и позвала в зеркало. Они шли по темному коридору, который начинался за лестницей, и Тирэ все время что-то бормотала себе под нос ворчливым тоном. Из обрывков ее монолога, долетавших до Баса, он понял, что Тирэ не знает, как им идти.

Вдруг девушка остановилась и сказала:

- Ну, все. Я так и знала. Заблудились... Ну я же просила не посылать меня! Что за вредность такая у него?!

Бас остановился рядом и наблюдал за Тирэ. Наконец ее лицо изобразило решимость, и девушка со словами "Прости, друг!" схватила Фатахова за руку и вместе с ним прошла сквозь стену. Они оказались в кухне. Бас сморщился от боли, но она мгновенно отступила.

Попав в проксаксизскую кухню, Рафик оглядел присутствующих. Они не были ему знакомы. За столом рядышком сидели два парня. Один - утонченный длинноволосый блондинчик с большими голубыми глупыми глазами. Он сидел, поставив локти на стол и подперев ладонями лицо. На нем был белый атласный пиджак, надетый на голое тело, такие же брюки и белые лаковые казаки. "Странно, очень странно он одет", - подумалось Басу. У второго парня были густые, темные и, похоже, давно не чесанные волосы до плеч и совершенно безумные темно-карие глаза. Одет он был в рваную джинсу и сидел спиной к столу, облокотившись на него и не сводя ненормальных глаз с Баса. Раф покраснел и перевел взгляд на третьего, который развалился в кресле с маленьким ярким пакетиком в руках. Увидев его, Раф вздрогнул: парень был - ну, вылитый Чукин, только постройнее, и кожа его была совершенно черная, а волосы заплетены сзади в аккуратную косичку.

- Хочешь фисташку? - низким голосом спросил этот парень и, многозначительно посмотрев на Баса, протянул ему пакетик. Раф понял, что голос извне, который донимал его несколько дней назад игрой "Угадай-ка", принадлежал именно этому парню с черной кожей.

- Чего? - переспросил Бас на всякий случай, не поняв многозначительности во взгляде.

- Фисташку хочешь одну? - повторил черный парень.

- Одну - не хочу, - гордо ответил Рафик.

- А зря, - прогудел басом незнакомец и, достав фисташку, положил ее в рот. Не разгрызая, он проглотил ее вместе со скорлупой и усмехнулся. - Она и была одна...

- Ой, вас же надо познакомить, - вдруг вмешалась Тирэ. - Вот это - Черная Любовь, - она указала на парня в кресле, и он почему-то засмеялся.

- А я думал - это Пашу покрасили, - ответил Бас.

- Остроумно, очень остроумно, - ехидно выдавил Черная Любовь и, перевернув пакетик, потряс им на черную ладонь. Оттуда посыпались какие-то ошметки, Черная Любовь с досадой прищелкнул языком и положил пакетик на пол. - Мы с Павлушей потом сольемся, позже.

- А он что, негр? - спросил Раф у Тирэ, глазами показав на Черную Любовь.

- Нет! Он еврей! - сказал вдруг парень с сумасшедшими глазами и заржал. Блондинчик тут же присоединился к нему. Через какое-то время их поддержал и Черная Любовь своим низким хохотом. Тирэ с кислым выражением лица пережидала, пока у них это пройдет. Ей давно хотелось засесть в ШИЗЕЛОВКЕ, но, как назло, Ю-Ноль поручил ей Баса. Ей оставалось представить остальных двух - и она была бы свободна, но пока сделать ей это не давали.

Наконец ребята стали затихать. Тирэ села на корточки, прислонившись к стенке, и уставилась в потолок, Бас рядом переминался с ноги на ногу. Когда наступила полная тишина, Тирэ устало махнула рукой в сторону сидящих за столом:

- Это Алект и Фенол.

Светленький парень с возмущением на лице выпрямился на стуле и развел руками.

- Тирэ, ну, как тебе не стыдно! Неужели трудно представить нас по-человечески. Мы же не какие-нибудь там эти...

Сказав это, блондинчик встал из-за стола.

- Разрешите представиться. I am Fine Phanow. Ну, а если проще - Прекрасный Фенол. Не правда ли, скромное имя?

Бас молча рассматривал экстравагантный костюмчик Фенола. Тот улыбнулся:

- Нравится? Люблю, что блестит... Ну, а это - мой друг. - Фенол указал на темноволосого парня. - Его зовут Крэйзи Алект, Сумасшедший Алект.

- Бешеный Электрон его зовут! - пробасил Черная Любовь и загоготал.

- Это его не зовут, это имеется в виду, - поправила Тирэ. - А зовут его все просто Алект. А его - Фенол.

- Ну да, ну да.., - пробормотал Черная Любовь. - Ну, я пошел!

Он встал и вышел из кухни. Бас уселся на его место.

- Ты бы хоть позволения спросил, - недовольно заметил Алект. - В гостях все-таки.

- Ну, все, наконец-то! - вздохнула Тирэ с облегчением. - Познакомились - и славненько. Угулдаб!

Она тоже удалилась, и ребята остались втроем. Некоторое время они сидели в полном молчании. Басу очень хотелось их рассмотреть, но так как они в свою очередь нагло разглядывали его самого, то ему было пялиться как-то неловко, и он блуждал взглядом по проксаксизской кухне.

- А что, у вас здесь все мужики длинноволосые? - задал Бас вопрос, чтобы хоть как-то нарушить молчание, становившееся гнетущим.

- Ну, почему же? - ответил Фенол. - Не все. Вот, Скляр, например. Или Дима Голубев. Ну, много. Правда, что касается элиты, то, вроде, да... Только что у Ю-Ноля иногда бывает.

- Что бывает? - не понял Раф.

- Да бзик у него бывает! - громко сказал Алект. - С короткими он тогда ходит.

- Как это?

- Ой, да ну тебя. - Алект отвернулся и стал смотреть в окно. "Интересно, что он там увидел?" - подумалось Басу, который за окном не видел ничего, кроме тумана.

- Ничего я там не увидел. Нельзя там ничего увидеть. Просто на тебя смотреть не хочется, - мрачно сказал Алект.

Рафику стало очень обидно. "И чего он так вызверился на меня?" - недоумевал он.

- Это ты называешь вызверился? Ха! - Алект повернулся и дико посмотрел на Баса.

- Ты что, мысли читать умеешь? - удивился Фатахов.

- Кто ж не умеет? Ха-ха! - заржал Фенол. - Ты что ль не умеешь?

- Не умею, конечно, - пожал плечами Бас.

- Ну, что я могу сказать? - с сочувствием проговорил Фенол. - Могу только пожалеть.

- Поздравить! - подсказал Алект.

Баса он стал очень раздражать. "Что бы такое гадкое подумать, чтобы он обиделся?"

- А я не обижаюсь, - равнодушно сказал Алект. - Я разочаровываюсь.

- А я тебя и не собирался очаровывать, - грубо ответил Раф.

- Вот и разочаровал, - отпарировал Алект.

- Алект, ну, ты как всегда все портишь, - расстроенно сказал Фенол. - Нельзя как-то по другому? Он впервые тебя видит...

- Вот такое я говно. - Алекта уже невозможно было унять.

- Знаешь что... Кстати, как тебя зовут? - обратился к Басу Фенол, так как понял, что Тирэ не удосужилась представить гостя.

- Бас.

- О, очень приятно! - вдруг вскочил Алект и протянул руку Басу. - Фальцет.

- А я - Тенор, - начал было Фенол. - Ладно, шучу. Мне действительно очень приятно... Так вот, чтобы не накалять обстановку, ты лучше иди, поброди по проксаксизму - я думаю, это можно, тебя ведь пустили сюда. Я бы с удовольствием составил тебе компанию и даже проэкскурсировал тебя, но, понимаешь, я не могу оставить друга.

- О, друг насерит вокруг! - ляпнул Алект. - Бас, будь другом, насри кругом!

- Тихо, тихо, - присмирил его Фенол. - Иди, Бас, погуляй. Может, ты кого-нибудь встретишь, кто даже рад будет погулять с тобой.

- Точно, вали отсюда, - поддакнул Алект в своем стиле.

- А, может, я домой лучше пойду? - озабоченно спросил Бас.

- Нет, домой тебя Ю-Ноль отправит или Тирэ, в крайнем случае.

- Ну, тогда - пока, - сказал Раф Фенолу и, не глядя на Алекта, вышел из проксаксизской кухни.

- Удачи! - гадким голосом вслед ему заорал Crazy Alect.

- Ну, почему ты так вредничаешь?! - возмущенно сказал Фенол Алекту, когда шаги Баса затихли в коридоре.

- Потому что меня это развлекает, - спокойно ответил Алект. - Замяли, а?

Фенол согласился, и они возобновили разговор, который прервало появление Тирэ и Рафа. Черная Любовь участия в том разговоре не принимал, поэтому его отсутствие было даже на руку друзьям.

 

* * *

В это время Бас стоял в проксаксизском коридоре и читал надписи на табличках. Ему, может быть, и нравилось здесь, но настроение на сегодняшний день было безвозвратно испорчено сумасшедшим Алектом. "Чего он на меня так набросился?.. Психованный какой-то". За спиной Баса раздался шорох, он обернулся и увидел вылезающего из зеркала Черную Любовь. "Ну, вот, еще его здесь не хватало!" - с раздражением подумал Рафик.

- Привет! Тебе меня не хватает? - весело спросил Черная Любовь.

- Только тебя и жду, - вякнул Фатахов.

- Если ты меня ждешь, то можешь быть и повежливей, между прочим, - наставительно сказал Черная Любовь.

- Я хочу домой, - буркнул Бас.

- Ну, что ж, пошли! - пригласил Черная Любовь. Но тут из зеркала вылез Ю-Ноль.

- О! Кого я вижу! Ислолняющий объязанности! Как дела?

- Никак, - угрюмо ответил Рафик.

- Жаль, очень жаль. Меня действительно расстраивает, когда у кого-то остаются неприятные впечатления от нашего мира, - радостно сказал Ю-Ноль. - Ну, а что делать?.. Ничего, скоро будет весело. Поржем. Это я насчет того, что ты - И.О. Джокера.

- Это кому это весело будет? - оскорбился Бас.

- Нам, конечно! - заржал Ю-Ноль. - Ну, и тебе может тоже быть, если ты по-иному на все посмотришь.

- Как мне по-иному смотреть на этого хамского Алекта?! - Из души Баса стало выплескиваться обида, которую поначалу он собирался сдержать внутри себя.

- Да не обращай ты внимания! Глупый что ли? Он ненормальный, вредный. Алект всегда такой. Ты не бери в голову. Тебе о другом думать надо. Готовься к следующему посещению кого-либо в роли Джокера.

- Опять туда?! - испугался Раф. Невозмутимость Кирилла выбивала его из колеи.

- Да нет, что-нибудь новенькое придумаем... Ну, а сейчас ты, наверное, хотел бы домой?

- Да, - скромно ответил Бас и с надеждой взглянул на Ю-Ноля.

- Так и быть, - разрешил Ю-Ноль. - Как пойдем: по-быстренькому или по лабиринтам поплутаем?

Бас догадался, что "по-быстренькому" означает, как его провела сюда Тирэ.

- Давай лучше по лабиринтам, - попросил он.

- Ладно. Все для тебя! Пошли.

Молодой король проксаксизма взял Рафика за руку и повел по зазеркальным ступеням, затем по коридорам и так далее. Через какое-то время сквозь светлое четырехугольное отверстие Бас вернулся домой. Это отверстие оказалось коридорным зеркалом, Ю-Ноль оттуда помахал Рафу ручкой на прощанье и скрылся, а Раф прошел в свою комнату и стал стелить постель.

 

* * *

Когда Бас упал в объятия Морфея, тот наградил его незаурядным сном. (Одним из тех, которые могут очень достать неподготовленного человека). Басу снилось, что он поехал к Левицкому на угар, который случился благодаря отсутствию родителей. Их местонахождение, правда, Рафу было неизвестно, и он по пути размышлял, куда они могли свалить. На дачу, вроде, холодно. В Голландию - как-то разговоров об этом не было...

Но, в общем, это было не принципиально, и Бас, оставив догадки, подошел к Лехиной двери и нажал кнопку звонка. В этот же момент музыка, доносящаяся из квартиры, замолкла, за дверью воцарилась тишина. Затем раздались шаркающие шаги, и дверь приоткрылась на расстояние цепочки. В щелку высунулось злое лицо Левицкого.

- Тебе чего? - шепотом сказал он.

- Ленич! Ты не узнал что ли?! Это же Бас!

- Ганджубас-контрабас? - подозрительно прошептал Левицкий.

- Ну да, да, пусти.

Леха снял цепочку, открыл дверь и, пропуская Баса, приложил палец к губам:

- Тс-с-с.

- А что случилось? - удивился Рафик.

- То, что и должно было случиться, - грустно ответил Леха. - Все давно спят.

- Как спят?! - воскликнул Раф. - Я же приехал даже раньше назначенного! Кто спит?!

- Да тихо ты! - заверещал Левицкий. - Все, все спят.

- Кто все? - не унимался Бас.

- Всецело все. Все. Всецело.

- Но ведь я слышал музыку, она так орала!.. - начал было Бас.

- Какую музыку? - искренне изумился Леви. - Не было никакой музыки. Все давно спят. И ты спишь. И я сплю. Поэтому нам нельзя шуметь.

- Но я слышал музыку! - настырно сказал Рафик.

- Отвяжись от меня.

Они все еще стояли в прихожей, и, хотя Бас неоднократно пытался пройти в квартиру, Леха как бы невзначай преграждал ему путь.

- Я в туалет хочу, - наконец не выдержал Бас и попытался обойти Леху.

- Нельзя! - остановил его Леви. - Там спят.

Леха был совершенно трезвый и серьезный, и Бас лихорадочно обдумывал создавшееся положение. Это могло быть массовой шуткой со стороны тусовки, но обычно так никто не шутил. И слишком реальной была тишина в темных комнатах Лехиной квартиры.

- А на кухне тоже спят? - поинтересовался Бас.

- Конечно, там больше всего спят, - уверил его Леха. - Вот, лезь сюда, - вдруг сказал он и указал на зеркало в прихожей.

- Куда? - не понял Рафик. - На тумбочку что ли?

- Ну да, на тумбочку сначала, а потом сюда. - И, заметив недоумевающий взгляд Фатахова, Левицкий стал легонько его подталкивать к зеркалу. Бас махнул рукой и стал залезать на тумбочку. Когда он это сделал и, сев на корточки, с немым упреком взглянул на Левицкого, тот толкнул его в зеркало, и Бас оказался по ту его сторону. "И Левицкий из той же шайки-лейки?" - удивленно подумал Рафик и мягким местом приземлился на зазеркальный пол. Поднявшись на ноги и обернувшись в сторону зеркала, которое он только что пересек, Раф обнаружил, что с этой стороны зеркало представляло собой дверь, причем запертую, в чем Бас тут же убедился, подергав ручку. Когда глаза немного привыкли к темноте, как всегда царившей в этой части проксаксизма, Бас попытался прочесть, что написано на двери. Фатахов увидел надпись ЗАСКОК, но засомневался и приписал это тому, что плохо видит в темноте. Для верности Раф постучал в дверь и проорал: "Леха, открой!", но ответа не получил и решил пойти наобум. Сказать здесь "куда глаза глядят" было бы неправильным, потому что глаза глядели только во мглу.

Бас медленно продвигался, касаясь правой рукой стенки, перпендикулярной той, в которой находилась злополучная дверь. Вдруг Бас споткнулся о ступеньку. Лестница вела вверх. "Наверное, слева лестница спускается вниз", - подумал Бас, но не изменил направления и стал подниматься.

Он шел вверх очень долго, как ему показалось, и вдруг прямо перед ним в один миг выросло четырехугольное отверстие в человеческий рост, откуда лился свет. Рафик сунулся туда и попал в проксаксизскую квартиру. "Ну, я, в общем-та, этого и ожидал", - усмехнулся Бас и стал оглядываться. Но то, что он увидел не совсем оправдывало его ожидания. Как обычно, здесь было полно комнат с табличками, но вот в табличках-то и была необычность. Дело в том, что они были все одинаковые и надпись на них гласила: "Ю-НОЛЬ". Бас подошел к одной из комнат, надеясь, что, может, с его приближением надпись изменится. Но этого не произошло. Раф хотел постучать, но дверь сама открылась, и из-за нее выглянул Ю-Ноль. Его улыбка в этот раз очень не понравилась Басу.

- Постучи, пожалуйста, в соседнюю дверь, - попросил Ю-Ноль, а сам подошел еще к одной двери и постучал. Это повторил Фатахов, и тут же из тех дверей выглянули еще два Ю-Ноля. Эти Ю-Ноли в свою очередь тоже стали стучать в оставшиеся двери, и из них опять-таки выходили новые Ю-Ноли.

Через пять минут их стало слишком много, чтобы Бас мог это вынести. Он испуганно озирался по сторонам, а Ю-Ноли окружили его и наперебой заговорили одинаковыми голосами. Некоторые из них зависали над Басом, остальные просто стояли, а из комнат выходили - еще и еще - другие Ю-Ноли, все одинаковые и нехорошо улыбающиеся.

Наконец в жутком гаме Раф смог различить отдельные фразы:

- О, Бас, как дела?!

- Ты мне рад?.. - А мне?.. - А меня ты рад видеть?

- Мы тебя пугаем? Тебе страшно?

Фатахов судорожно вздохнул, закрыл глаза и заткнул уши. Кто-то тормошил его, тянул за рукав, но Раф стоял, не шевелясь. Постепенно Бас почувствовал, что движение вокруг него уменьшилось. Он приоткрыл один глаз и увидел, что Ю-Нолей стало гораздо меньше. Они все уходили обратно в комнаты. Бас открыл второй глаз. Перед ним стоял последний и, на самом-то деле, единственный Ю-Ноль. Он сочувственно улыбался.

- Ты что, правда испугался? - участливо спросил он. Бас ничего не ответил.

- Ты обиделся? Ну не надо! Это шутка была. Ты же любишь шутки! Успокойся, - Ю-Ноль взял Рафа за руку и потянул в кухню. Бас покорно поплелся за ним и вдруг застыл на пороге кухни: за столом сидели два Ю-Ноля и улыбались. Раф выдернул руку из Ю-Нолевской руки и хотел было ретироваться, но те Ю-Ноли тут же рассеялись, а реальный по-доброму усмехнулся и сделал приглашающий жест.

Бас уселся за стол и, взяв сухарь из вазы, окунул его в соль.

- Кушай, кушай, - гостеприимно закивал головой Ю-Ноль и сел напротив него.

- Зачем вы меня в проксаксизм притащили, чтобы так мне делать? - возмущенно начал Бас.

- Друг, тебя никто не тащил. Это же сон, твой сон! Это тебе снится, а не мы устраиваем. Тут твое воображение виновато, а мы тут не причем.

- Ну да, это мой сон. Только ты почему-то себя ведешь в нем уж слишком по-свойски. Мне кажется это странным, - подозрительно прищурился Бас.

- Я везде себя по-свойски веду, - засмеялся Ю-Ноль. Бас насупился.

- Грузишься? - весело спросил Ю-Ноль. - Зря. Может хочешь посмотреть "Танец Ю-Нолей"?

- Спасибо, не надо, - с достоинством сказал Раф. - Ты в единственном числе - это, наверное, здорово. Но вот когда тебя много, это ненормально.

- Неужели в день Шизо может быть что-то нормальное?! - воскликнул Ю-Ноль. - Ты разве не знаешь, какой сегодня день?

- Да ничего я не знаю! - раздосадовался Бас. - Откуда?!

- Ну, что ж. Раз тебе не нравится мой любимый праздник, то, может, ты хочешь покинуть нас?

- Не знаю, - пробурчал Рафик.

- Ну, как знаешь... Доброе утро! - заорал Ю-Ноль, и Бас проснулся. Он подскочил на кровати и сел. Никакого утра не было еще и в помине, всего только три часа ночи.

- Ну, спасибо, - процедил Раф, предчувствуя, что заснет теперь не скоро.

- Пожалуйста, - вдруг прошептал чей-то голос. - Надо было заскакивать. Всего лишь заскакивать в дверь...

Бас даже не стал искать глазами того, кому принадлежит голос, зная, что все равно его не увидит. Он отвернулся к стене и, свернувшись в позе эмбриона, закрыл глаза, делая тщетные попытки уснуть.

 

* * *

После ночи, одарившей Баса столь чудным сном, прошло несколько дней, и наступила суббота. Бас с утра был в приподнятом настроении: сегодня намечался концерт "Cair Rigor" в "Даймонде", и Рафик собирался пойти.

Раф хотел было созвониться с друзьями, чтобы договориться о встрече, как вдруг услышал голос Черной Любви, доносившийся из карманного зеркальца:

- Никуда ты не пойдешь.

Бас вздрогнул и, вытащив из кармана зеркало, уставился на него. Зеркало не отражало его лицо, оно было черным. Рафик поднес его вплотную к глазам и увидел, что за стеклом так же вплотную к нему находится знакомое черное лицо. Вдруг это лицо немного отпрянуло и неожиданно Басу в глаза чуть не ткнулись два черных пальца - средний и указательный.

- Розетка за углом! - по детской привычке ответил на это Бас и отвел зеркальце от своей физиономии.

- Заходи в гости! - позвал Черная Любовь.

- Через это зеркало? Очень умно, - язвительно сказал Фатахов.

- Ну, догадайся уж, через какое, - не менее язвительно ответил Черная Любовь. - Могу подсказать: выйди в коридор.

- Да не хочу я в гости, - возмутился Бас. - Я на концерт иду.

- Я уже сказал, что никуда ты не идешь, не понятно что ли? Тебя Ю-Ноль зовет, сегодня его день! Неужели ты, Фатахов, сможешь ему отказать? - с упреком сказал черный двойник Чукина.

- Почему сегодня его день?

- Потому что суббота! Трудно догадаться что ли?!

Бас подумал. На концерт очень хотелось. В проксаксизм, почему-то, тоже. И Ю-Нолю отказывать действительно не тянуло, и не столько из добрых чувств, сколько - потому что чревато.

- Эй, ты чего тормозишь? - в зеркале замаячил черный глаз с ярким белком.

- Ну, ладно, - неохотно сказал Рафик. - Сейчас приду.

- Тебя встретить, - услужливо предложил Черная Любовь, - или ты сам доберешься?

- Встреть, пожалуйста, будь любезен, - в тон ему вежливо попросил Бас.

- Жду! - В ту же секунду зеркало стало отражать Баса.

"День Ю-Ноля - это день рождения что ли? - стал размышлять Рафик. - Надо как-то одеться подобающе, наверное..."

Он надел черные джинсы и белую рубашку, распустил и аккуратно расчесал волосы и отправился в зеркало.

Сначала он никого в темноте не увидел. "А обещал встретить!" - с досадой подумал Рафик.

- Я здесь! - раздался низкий голос. Приглядевшись, Бас увидел силуэт почти сливающегося с темнотой Черной Любви.

- Это хорошо, - сказал Бас, и они пошли по одному из многочисленных коридоров.

- Слушай, это мне кажется, или действительно меня водят каждый раз по новому пути? - спросил по пути Раф.

- Тебе не кажется, - кратко ответил Черная Любовь.

- А почему так? - удивился Бас.

- Потому что ты и твоя квартира у нас еще не устоялись. Вообще, можно пройти самым коротким путем.

- Ну уж нет, спасибо.

- Это ты зря, - пожал плечами Черная Любовь. - У нас почти все так проходят. Это же быстро, даже не заметишь ничего.

- А вы тоже самое чувствуете? - изумился Раф.

- Ну, наверное... Я, конечно, не знаю, что чувствуешь ты, но, я думаю, то же самое... Ха! А что это ты так прихорошился? - вдруг с ухмылкой спросил спутник Баса.

- Ну, - замялся тот, - все-таки день Ю-Ноля. Я подумал, что...

- Ты хорошо подумал! - весело заключил Черная Любовь. - Ю-Нолю будет приятно!

 

| следующая страница |



    © Евгения Кузьмина


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100