Return

 

Сергей Е.

Бред рехнувшейся табуретки

(Отрывок из романа)

(1984-1988)

                                                        0.

         Шарообразная комната освещалась тусклым сиреневым светом.

Посреди комнаты на круглом бархатном коврике сидел профессор Айай.

Он занимался созерцанием собственной тени, которая троилась на

сферической стене. Внезапно одна из теней ожила и заговорила

странным приглушенным голосом. Она сказала:

      -Злое утро, убийца! Или ты думаешь, что сегодня понедельник?

      Профессор не знал, какое сегодня число, и к тому же не был

уверен, что сейчас вечер. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но

тень опередила его:

      -Меня зовут Сатаниель, я служитель императорской библиотеки. Мне

приснилось, что ты убил мою собаку, и я пришел тебе отомстить за

нее. Какую же смерть ты предпочтешь, несчастный? Я могу тебе

предложить 100 видов казни, но ты ведь знаешь себя лучше, чем я

тебя... Поэтому, выбирай сам. Виселица, костер, газовая камера,

электрический стул...

        -Но позвольте! Почему я должен отвечать за то, что Вам

приснилось?! Это же сон! Сон! Ведь...

        -Сон это... или явь. Мне все равно. Ты должен умереть!

         Тут говорящая тень профессора превратилась в жалкого

тщедушного мужичонку, который всем своим видом говорил "Я

несчастен". Направив свой грязный кривой указательный палец левой

руки на профессора он злорадно произнес:

      -Ладно, я дам тебе возможность пожить еще пару сотен лет...

точнее, я хотел сказать, еще пару дней, но за это ты должен отдать

мне свою...

         Сатаниель так и не договорил, что же должен отдать ему

профессор, он исчез в зеленом пламени, также неожиданно, как и

появился.

         Айай понял, что надо бежать. Он вскочил и прыгнул,

оттолкнувшись мощными мускулистыми ногами, на северную стену

комнаты. Одному богу известно, сколько кругов он сделал вокруг

бархатного коврика. Изможденный, усталый, он, наконец, грохнулся на

свой коврик и, сказав "теперь я в безопасности", заснул сном

годовалого мамонта. И ему приснился сон.

 

                  Сон профессора Айай

         Он идет по огромному городу ярким солнечным днем.

 Мелькают витрины магазинов, киоски, люди, деревья. Он

 останавливается у одной из витрин и видит огромную книгу. На

 обложке нарисован попугай с головой Сатаниеля. В голове проносятся

 сумбурные фразы:

         -Рядовой Петров, выйти из строя.

         -Завтра я начинаю ядерную бомбардировку.

         -Великая... Синяя...

         -Дайте мне лекарство, доктор. Дайте же, дайте...

         -Свобода - это осознанная необходимость.

         -Сульфазин - это однопроцентный раствор очищенной серы в

персиковом или оливковом масле. Используется также

0,37-мипроцентный раствор.

         -Виселица, костер, газовая камера, электрический стул...

         -...Хорошо показал себя при лечении наркологических

заболеваний. При алкоголизме...

         -...даже гильотина...

         -...под лопатку или в ягодицу...

         -Ладно, я дам тебе возможность пожить... Ладно, я дам тебе

возможность... я дам тебе возможность... еще какую возможность!..

         -Это мерзко...

         -Я дам тебе возможность пожить еще пару дней...

         -Не противься злому...

         -...еще пару дней... дней... дней... сотен лет.. лет...

лет...

         Попугай на книге ожил и стал клевать профессора в нос,

крича при этом "Я покажу тебе Кузькину мать..."

         Профессор бежит куда-то и прыгает в глубокий колодец.

Впереди мелькает маленький оранжевый домик, но к нему никак нельзя

добраться. Со всех сторон падают камни. Возникает рожа Сатаниеля,

он злорадно ухмыляется и кричит "Я задушу тебя!!! Я задушу тебя!!!

Я задушу тебя!!!" Профессор опять куда-то долго бежит. За ним

гонятся динозавры, потом они оказываются злыми собаками, его кусают

за пятки. Он снова прыгает в колодец. Потом вдруг снова бежит.

Снова прыгает в колодец. Снова бежит. Снова в колодец... Сильный

удар головой о каменный пол. Вокруг стоны и дикие вопли. Удар

головой о стену. За ним гонятся обезьяны. Он прыгает в котел с

кипящей водой. Снова куда-то бежит. Его сажают на электрический

стул. Улыбающийся палач в черной маске опускает рубильник с

надписью "20000 вольт". Яркие искры. Взрыв. Стартует ракета. Он

командир корабля. Летит осваивать Трансплутон. Длинный скучный

полет. Ракета врезается в астероид. Взрыв. Грохот. Вой. Снова

взрыв. Он просыпается.

         Профессор проснулся посреди  зеленого луга, полного

ароматов трав и цветов. Рядом с ним стояла пятнистая корова с двумя

верблжими головами и что-то мирно жевала. С удивлением профессор

заметил, что верблюдо-корова жует его собственное ухо, которое она

откусила, когда он спал.

         -Меня зовут Сатаниель. Я буду охранять тебя, - сказала

верблюдо-корова, проглотив ухо несчастного профессора.

         Тут появиля Сатаниель-мужик и, как ни в чем ни бывало,

продолжил прерванную фразу:

         -...голову. Если ты отдашь мне свою голову.

         -Но как же я буду жить без головы ? - пробормотал

профессор.

         -Это уже твои трудности, братец, - злорадно ухмыльнулся

Сатаниель-мужик, вынимая из кармана огромный нож.

         -Не смей трогать этого говорящего, -сказал

Сатаниель-верблюдо-корова, обнажив четыре ряда акульих зубов.

         В ответ Сатаниель-мужик захохотал, затем повалился на

траву и захрапел. И приснился ему сон.

 

                 Сон Сатаниель-мужика

         Над городом огромный светящийся шар. Сатаниель сидит и

пожирает профессора Айай, зажаренного на вертеле. Но тут раздается

голос с неба:

         -Воры в библиотеке. Воры пробрались в ТВОЮ библиотеку.

        Сатаниель вскакивает, бросает кусок недоеденного

профессора на землю и кричит:

         -Именем Абсолюта! Спасите библиотеку! Спасите

императорскую библиотеку!

         Появляется верблюдо-корова и бьет Сатаниеля копытом в

лицо. Сатаниель падает и начинает зарываться в землю. Он зарывается

все глубже и глубже и ... оказывается на морском берегу. На

огромном диком пляже. Его окружают полулюди-полуобезьяны. Он

говорит им:

         -Вперед! Нам нужен мир! Мы завоюем его! Он будет наш!

         Люди-обезяны кричат:

         -Слава Сатаниелю! За Сатаниеля! Вперед! Ура!!!

         Они подхватывают Сатаниеля и подбрасывают его в воздух.

Сатаниель взлетает и возносится на небо. И тут он просыпается.

 

         Ни профессора, ни Сатаниеля-верблюдо-коровы на лужайке не

было. Сатаниель-мужик злобно закричал и побежал на северо-восток.

 

         Профессор шел по дороге. тяжело дыша. На плечах он нес

Сатаниеля-верблюдо-корову. Последний спал. И снилось ему, что он

человек.

 

                 Сон Сатаниеля-верблюдо-коровы

         Он идет по лесу. Рядом вспыхивают и гаснут разноцветные

фигуры, летают разноцветные огоньки, на небе яркая радуга. Лес

просто прекрасен. Но вдруг пролетает молоковоз и выливает на голову

Сатаниелю 15 тонн серной кислоты. Сатаниель в ужасе кричит  и

просыпается.

 

         Перед путниками выросла огромная надпись: "Москва -

столица мира и труда". Сатаниель спрыгнул с плеч профессора и...

превратился в маленькую собачку с полуметровой пастью, из которой

на мир глядело сотни две огромных острых зубов и три миниатюрных

бивня.

         Когда профессор и Сатаниель пересекли кольцевую

автодорогу, отделявшую их от города, их взору предстали ряды

типовых 9-этажных коробок, простиравшихся далеко за горизонт.

         -Вперед, - тявкнула собака и они двинулись в город.

         Отойдя метров на 300 от кольцевой автодороги, обрамляющей

город-герой Москву, профессор Айай увидел трех молодых качающихся

из стороны в сторону существ гуманоидного типа. Процессия двигалась

в  направлении профессора. Это были Штамп Скорпионюк, Штамп

Саранчук и Штамп Змиюк. Первым представился Саранчук. Он сказал:

         -Дай закурить!

         Затем слово взял Скорпионюк. Он сказал:

         -Сыграй на 10 копеек, паря. Давай быстро.

         С детства молчаливый Змиюк ничего не сказал. Он просто

ударил профессора кулаком в лицо, при этом Скорпионюк и Саранчук

разразились нецензурной бранью.

         Плохо пришлось бы профессору, который с трудом отбивался

от высоких и мускулистых туземцев, нещадно избивавших его руками и

ногами, если бы не верный верблюдо-корово-собака Сатаниель. Он

сомкнул свои челюсти и у Саранчука стало на одну конечность меньше.

Обрубок его окровавленной ноги несколько разнообразил

художественное оформление серого асфальтированного тротуара.

Саранчук попытался схватить часть своей ноги, по-видимому, чтобы

сожрать ее, но лязгнула железная пасть Сатаниеля и тротуар

украсился рукой Саранчука с рукавом от его куртки из дерматина.

Кроме того, весь тротуар был залит органическим веществом, по цвету

напоминавшим томатный сок, которое фонтаном было из тех мест,

откуда раньше росли нога и рука Саранчука. Сатаниель сильным ударом

лапы раскроил череп Саранчука, при этом верхняя часть головы

последнего отлетела на несколько метров в сторону. К удивлению

очевидцев, голова потерпевшего была совершенно пуста.

В воздухе запахло спиртом. Это разбилась бутылка водки, выпавшая из

кармана Саранчука. К этому запаху добавился еще один, несколько

неприятный. Это обделались Скорпионюк и Змиюк.

         -Мы победили, - сказал Сатаниель.

         -Тогда вперед! - отозвался профессор.

         Пройдя метров 900 от места битвы, странники заметили

погоню. Вперди бежал сержант милиции Иван Иванович Ударник, бывший

боксер, работающий в местном отделении. Родственники говорили

о нем: "позор на нашу голову". Друзья по отдыху и работе говорили:

"после первой не закусывает" и "рыба". За Ударником бежало еще

человек 20, одетых в пиджаки из кожезаменителя, и среди них Змиюк и

Скорпионюк. Некоторые из преследователей держали в руках палки и

кирпичи, а один на ходу заряжался вином из бутылки, видимо для

храбрости. Ударник кричал:

         -Я им покажу как хулиганить! Вот посмотрите у меня!..

         Профессор сложил руки в намасте и... очутился в своей

московской квартире, находящейся в четырех километрах от

вышеописанного места. На коврике дремал Сатаниель в образе собаки.

Зазвонил телефон. Профессор снял трубку и услышал голос

Сатаниеля-мужика:

         -Я до тебя еще доберусь...

         Потом послышались гудки и иностранная речь. (Сатаниель

говорил из Нью-Йорка.)

         Айай открыл окно и было пргнул в него (он жил на

двенадцатом этаже), но в последний момент передумал, сел в кресло и

уснул сном праведника. Была пятница, 13-го мая.

         Он проснулся утром, бодрый и полный свежих сил, но

почему-то в Лос-Анджелесе, на городской свалке. Собаки нигде не

было. Профессор свернулся калачиком и снова уснул, думая: "что за

чепуха такая, что за ахинея!"

         Проснулся он снова в Москве, в середине дня. Было 16

августа. Нехорошо помянув помойку, на которой ему довелось

побывать, Айай встал и выглянул в окно. На скамейке перед домом

сидел Сатаниель-мужик и читал газету. Сатаниель-собака отдыхал на

коврике в прихожей.

         -Давно я не был в психушке, - сказал профессор и вызвал

себе "скорую помощь".

         -Подлечите его как следует, - сказал санитарам, уводящим

профессора, Сатаниель-собака.

         В этот день москвичи наблюдали странную картину: по улице

ехала машина "скорой помощи", а за ней бежал мужик и кричал

"Отдайте мне его !!!" Когда машина въехала во двор психиатрической

больницы, сторож захлопнул перед мужиком двери и сказал: "Уйди

отсюда, псих!" Сатаниель проклял весь мир и поплелся прочь...

         ...В это время на Марсе былла хорошая погода. Ярко светило

Солнце и Землю не было видно. Из космического корабля, одиноко

стоявшего на выжженой марсианской почве, вышло пять существ, одетых

в скафандры. Один из них телепатировал другому интересную информацию,

которая перевелась бы так:

         -Гой еси, абвгд... Посвященнейший из посвященных, великий

бодхисаттва, член Совета метагалактики, скажи мне, зачем мы ищем его,

это несчастное существо?

         -А затем, сын мой, - отвечало другое существо, - что никто

не может добраться до библиотеки Императора... А чтобы добраться до

нее нужно найти этого духа-служителя библиотеки. Вот мы и ищем его.

Как можно не понимать такие простые вещи?!

         -А зачем нужна нам эта библиотека?

         -В ней хранятся древние записи, с помощью которых мы

сможем попасть в параллельный мир третьего порядка.

         -Черта-с-два мы туда попадем...

         -Нужно найти Сатаниеля.

         -Мы его ищем уже 300 оборотов Марса вокруг Солнца. Мы

искали везде, но не нашли.

         -Да, он умеет прятаться... У нас есть сведения, что он

где-то на Земле.

         -Но там уже работают сотни наших станций по поискам духов

и оборотней. Его нет. Его нигде нет. Да и зачем нам нужны эти миры?

         -Гуманоидам свойственен исследовательский дух. Потом, у

совета есть свои планы...

         -Мы раскрыли тайны жизни и смерти. Мы можем менять тела,

как скафандры, можем обходиться без тела вообще. Наши корабли

летают со скоростью мысли, но мыне можем найти какого-то паршивого

духа-оборотня ?!

         -Твой скафандр сейчас разорвется от злости...

         -Зачем он мне нужен? Зачем нам скафандры? Зачем весь этот

маскарад?

         -Это приказ Совета. На планетах Солнечной системы нам не

рекомендуется пребывать в виде духов. Большинство низших

цивилизаций, исследующих Землю и построивших свои базы в Солнечной

системе, выьрали технический путь развития...

         -Это же глупо!

         -Глупо? Да, с нашей точки зрения. И все же мы не должны

вызывать у них сомнения, появляясь в виде духов. Мы не должны

рушить их мировоззрение. Иначе они могут погибнуть от внутренних

противоречий.

         -А зачем нужны скафандры?

         -Пусть думают, что мы такие же как и они. Вам,

непосвященным, находящимся на сравнительно низкой ступени

кармической эволюции, этого не понять.

         -Пусть будет так. О, великий!

         -Мне еще далеко до совершенства. Наша цивилизация уже

миллиарды периодов вращения Солнца вокруг центра галактики стоит на

месте в своем развитии. Когда-то мы изучили свою планету, потом

свою планетную систему, потом галактику, потом весь этот мир. О нем

мы знаем очень много. Наша цивилизация, даже по сравнению с

некоторыми более древними, считается очень посвященной. Но есть

белое пятно и у нас. Это параллельные миры. Мы знаем о них очень

мало. Особенно о мирах второго и третьего порядка. Об этом как раз

и повествуют записи древней императорской библиотеки. Их дали

посланцы этих параллельных миров. Библиотека спрятана очень хорошо.

Она охраняется на всех уровнях. Не так-то просто ее найти... Даже

нам.

         -Я все понял, учитель. А кто создал эту защиту для

библиотеки?

         -Они же. Посланцы параллельных миров.

         -Да, у них мощная цивилизация.

         -Но землянам она не помогла. Скорее, наоборот. Через

несколько тысяч лет та земная цивилизация погибла.

         -Полностью?

         -Да. Почти. Это было 100 миллионов лет назад. Осталась

только библиотека, которую мы ищем.

         -Ее надо найти...

 

         Гуманоиды продолжали свой путь, а на Земле в это время

происходило вот что:

         Весна 1984 года - Е Шао Ли нарисовал картину "Солнечная

система во мгле". Вместо грунта был использован канцелярский клей6

в который были добавлены соль, сода, мука и т.п. С этого времени

началось постепенное самоуничтожение картины. К осени 1984 года она

сильно    потрескалась. Мгла над Солнечной системой стала настолько

явной, что была видна невооруженным глазом. Была попытка спасти

картину: в начале ноября она была покрыта лаком и вынесена на

мороз, ибо лак распространял по квартире едкий запах. Но, как и

следовало ожидать, попытка спасения "Солнечной системы во мгле"

оказалась безуспешной. 7 ноября 1984 года от рождества Христова она

была обнаружена на балконе в весьма плачевном состоянии. Грунт

вместе с краской отошел от картона почти по всей поверхности

картины, весь потрескался и лежал кусками. Вывод был

неутешительным: реставрации не подлежит. Пришлось помочь ей в деле

самоуничтожения. Куски грунта с краской были выкинуты, а на

картоне была сделана следующая надпись: "картина сия. называемая

"Солнечная система во мгле" была нарисованан на грунте из

канцелярского клея с добавлением сахара, соли, соды, муки и т.п. 7

ноября 1984 года она самоуничтожилась. Аминь." После этого картон с

надписью был предан кремации. Огонь пожрал его всего за несколько

минут. Картина "Солнечная система во мгле" полностью перестала

существовать. Но так как художественная ценность оного произведения

равнялась нулю, никто не заплакал, никто не стал рвать на себе

волосы, никто не закричал, никто даже не заметил ее гибели. А тем

временем мгла над Солнечной системой сгущалась...

 

         Сатаниель-мужик стоял на улице и рассеянно наблюдал

шествие святого семейства. Во главе угла шагал глава семьи. Метраъ

в двадцати в стороне шагала его супруга. А позади, на таком эе

расстоянии, шагал малыш месяцев двадцати-тридцати. Неожиданно он

произнес фразу, которая вывела Сатаниеля из оцепенения:

         -Папа, чайник вскипел!

 

         Сатаниель обернулся.

         -У Вас сильная энергетика, молодой человек.

         Сатаниель оскалился, обнажив при этом неполный ряд

зубов, явно свидентельствоующих о парадонтозе:

         -О Вас я бы этого не сказал...

         -Я пока только чела... - скромно ответила молодая женщина,

хотя видно было, что ее трясет от злобы. - Холодно. Да?

         -Нет, вроде нет. А что?

         -Вспомнила! Чтобы согреться, надо сделать упражнение

Андреевский крест. Как это... Розовый шнур из левой ноги в

правое ухо... или в правую руку... или желтый... А может из правой

руки в левую ногу... или из правого уха в седьмое ребро слева...

или это не Андреевский крест... Вы не помните?

         -Я просто не знаю...

         -Да ну что Вы!.. Правда? Вот это да! Иметь такую сильную

биоэнергетику и не знать Андреевского креста...

         -Нет, что такое Андреевский крест я знаю. Это крест на

котором, по преданию, был распят святой Андрей. Он, кажется, имел

форму римской цифры десять...

         -Кто?! Какой, к черту, святой Андрей... Да Вы просто

дурак!

         -Апостол...

         -Вы совсем ене поняли меня, я говорю об упражнении нашего

гуру. Верховного учителя Эм-Эл. А Вы меня путаете какими-то

святыми... Правда, мы будем изучать молитвы. Но это еще не скоро.

На втором курсе или на третьем. Не помню, сейчас посмотрю.

         Она раскрыла дипломат и стала копаться  в каких-то

тетрадях, ксерокопиях. платках, веревочках и прочем хламе.

         -Не могу найти. Но ничего... К январю все мы станем

учителями, пойдет биополе с царства минералов, вот тогда я сразу

все усвою.

         -Но позвольте, Вы ведь только что говорили, что Вам

предстоит обучение еще в течение, по крайней мере, двух лет.

         -Конечно. Все правильно. По пятницам мы будем заниматься.

А по понедельникам и субботам у меня будут свои группы. Вы

понимаете, нам необходимо срочно набрать 4000 экстрасенсов. Мы

должны будем сделать одно очень важное упражнение... Э-э-э...

Забыла как называется... Вот. Хотите, будете у меня заниматься?

         -Нет. Я...

         -А... Понимаю, понимаю. Семья, дети. А я вот мужа бросила.

И на что только не пойдешь ради дела. А? Да Вы не слушаете...

         -Я весь - внимание.

         -Ну я и говорю, учитель сказал: "К январю вы все станете

учителями." Вот. А Вы не хотите купить оккультную литературу? Я

недорого отдам. Рерихи, Блаватская, Вивекананда... Этот есть, как

его... Забыла. А, Рачамарака... Нет. Ракачамара...

Или Макачарара... Не помню. Сейчас посмотрю... Рамачарака!!! Вот,

хотите: "Жизнь Иисуса Христа в оккультном освещении." У меня и

другие есть...

         -Ну а Вы сами-то читали хоть что-нибудь из того, что лежит

в Вашем дипломате?

         -Я? Нет. Нам это не надо. За нас все давно прочитал

верховный учитель Эм-Эл. Он выбрал из всех этих книг самое лучшее.

Теперь мы читаем его труды, там он еще свое добавил. Да у него

почти все свое. Верховный все-ьаки... Я правда его еще не видела.

Его учение передает мне учитель Кэ-Эс, она - ученик Гэ-Эм. та -

ученица А-Я, а вот он как раз ученик самого Эм-Эл. Но ничего... Ну,

конечно, лучше заниматься у Эм-Эл или, по крайней мере, у А-Я, но

сами понимаете... Гуру!

         -Да, да.

         -Но Гэ-Эс тоже ничего... Она и ее помощник Тимоша хорошо

ведут занятия. Мы читаем труды Эм-Эл... или Эл-Эм?.. Чт о-то я не

помню. Конспектируем. Гэ-Эс спрашивает нас, ставит нам оценки,

проводит контрольные. Скоро будет экзамен. Как в школе. Это ведь

школа. Тайноведческая школа экстрасенсов. После школы будет еще и

клуб, да, клуб гармонического физического и духовного развития

"Астрал"... А знаете, что сказал верховный учитель... А черт...

Забыла. Ну, ладно. В общем, он возьмет свой рупор, я это вижу себе

так: мы выйдем в поле, верховный учитель будет отдавать в рупор

приказы... Мы, чела, встанем на царстве минералов. И нас понесет, и

мы полетим...

         -Заткнитесь! Черт побери. Дурак он, этот Ваш Эм-Эл.

Набитый дурак. Да и Вы не лучше.

         -Подождите, подождите. Это Вам повезло еще. что у меня нет

Вашей фотографии, а то я бы Вам показала. Я ведь не только

Андреевский крест могу... Вот у меня тут книжка есть... Папюс! О,

какая! "Практическая магия. Черная и белая." Второй том. Сейчас

прочитаю  и Вас в лягушку превращу! Вот. Мы вообще-то добро должны

делать, но в виде исключения можно... Вы ведь нам мешаете

гармонически развиваться, физически и духовно. Ясно?! А он...

Обзывается еще... Сам дурак! Слышишь, ты! Пьянь! Гад ты

ползучий...  Черт вонючий! Сволочь! Скотина! Гад! Эй ты! Слышишь!

         Она распиналась еще добрых полчаса, но Сатаниель ее уже

давно не слышал, он шагал по улице, обгоняемый автомобилями и

освещаемый фонарями. Неожиданно кто-то хлопнул его по плечу.

Сатаниель обернулся. Перед ним стоял невысокий гуманоид. Его

скафандр светился тусклым сиреневым светом.

         -Привет, Сатаниель! Ты чего такой грустняый? - Телепатировал

пришелец.

         -Мооки, проклятыее, покоя не дают...

         -Мооки - это значит: "мо" - московские, "ок"  -

оккультисты. Московские оккультисты?

         -Истинно так.

         -А я вот тут на патрулировании. Скучна жизнь на Земле.

         -Скучна...

         -Ну, ладно. Полечу я. Привет!

         Инопланетянин растворился в вечернем небе. Сатаниель

продолжал свой путь. Он долго бродил по улицам и, наконец,

обнаружил, что идет по тротуару навстречу движению. Слева

возвышалась статуя.

         -Это Вы, Александр Сергеевич? - Спросил Сатаниель.

         -Да, я памятник себе...

         -Значит я на Пушкинской. Далеко зашел. Надо же.

         Он спустился по эскалатору в метро. Дошел до центра

станции и остановился там в раздумье. Тут к нему подошел пьяный

детина, явный ублюдок, в сопровождении не менее ублюдочной

партнерши. Эту гирлу он, видимо, только что снял в каком-нибудь

кабаке. Детина был без шапки, в растегнутом тулупе. Шарф,

обмотанный вокруг шеи, одним концом волочился по полу. Детина

широко улыбался, обнажая беззубый рот. "Что надо от меня этой

обезьяне?" - подумал Сатаниель, но детина уже подал голос:

         -Дай закурить!

         Сатаниель развел руками.

         -Что? Не куришь? - Детина несколько раз гыкнул, затем

продолжил - У ти лапочка...

         -Ну! Пойдем , Андрей. - Сказала "гирла" и потянула обезьяну

за грязный рукав тулупа. Сатаниель плюнул им вслед и пошел к поезду.

         Он сел в поезд. Из динамика донеслось: "Осторожно, двери

закрываются..." "Двери всегда закрываются", - подумал Сатаниель.

Двери закрылись и поезд тронулся.

         На следующей станции двери открылись и в вагон ввалилась

компания пьяных юнцов. Вид их был устрашающим. Огромные ботинки с

железными подковами, бритые головы, дурацкие, не поддающиеся

описанию, штаны, тупые лица, пустые глаза... На рукаве одного из

них было написано "play boy". Толстые, отъевшиеся, они походили на

кабанов, которых кормят на убой. Один боров махал кулаками во все

стороны, видимо, показывая своим одностадникам как он силен. Затем

он плюхнул свой многопудовый зад на сидение. За ним плюхнулись и

двое других. Зрелище было пристине ужасающим... Сатаниеля

затошнило, он просочился сквозь дверь вагона и завис в воздухе рядом с

мчащимся поездом. Когда последний вагон исчез вдали, Сатаниель опустился

и пошел по шпалам. Туннель был пуст и погружен во мрак. Вскоре Сатаниель

обнаружил ответвление от основного туннеля, идущее вбок. Это была довольно

узкая щель, ведущая в никуда. Он зашел в эту щель и опустился на грязный пол.

Вскоре он заснул. И приснился ему сон: Иисмус изгоняет бесов из

бесноватых. Бесноватые кричат: "что Тебе до нас Иисус, Сын Божий?

Пришел ты сюда прежде времени мучить нас." Вдали пасется большое

стадо свиней. Бесы просят Иисуса: "если выгонишь нас, то пошли нас

в стадо свиней." Иисус говорит: "идите". Бесы идут в стадо. И вот,

все стадо свиней бросается с обрыва в море и гибнет в воде. Но три

борова чудом выплывают и превращаются в людей. Это здоровые,

отъевшиеся туши лет девятнадцати. Все они одеты в белые майки с

надписью: "Play Boy". Тут они видят Сатаниеля. Он стоит на берегу,

метрах в пятидесяти от них. Люди-свиньи начинают размахивать

кулаками, затем бегут к Сатаниелю, завывая и мыча. Сатаниель кричит

и в ужасе просыпается.

         Он проснулся на лавочке в центре Москвы. Рядом стояло 10

миллиционеров и один из них толкал его в плечо, пытаясь разбудить.

Сатаниель проснулся и сказал:

         -Именем Веельзевула, князя бесовского, изыди!

         Лейтенанта как ветром сдуло. И которые с ним - тоже исчезли.

         -Так-то лучше, - сказал Сатаниель, встал и пошел куда глаза

глядят.

         Неожиданно наступил день. Навстречу Сатаниелю шел человек с

клеткой в руке. В клетке сидел попугай. Человек сказал:

         -Это мой ведущий. Мадар. Он ведет меня по пути истины к добру

и свету.

         -Боже праведный! Когда же все это кончится?!

         -Да! Я - инопланетянин. Когда я понял это, то сразу же

обратился в органы милиции с просьбой изменить мне национальность на

иноплпнетянина. Я даже сфотографировался на новый паспорт. Вот

фотографии. Посмотрите.

         Он достал пачку фотографий и протянул их Сатаниелю. На них

был изображен человек в скафандре, с антенками на шлеме. Скафандр был

самодельный, но сработан с любовью...

         "С чего это он взял, что скафандр именно такой?" - задумался

Сатаниель. А незнакомец в это время продолжал:

         -Еще я хотел, чтобы в прописке у меня было написано: "Марс,

профилакторий". Но ничего не вышло, конечно. Самый главный милицейский

начальник попросил меня подождать в коридоре, а сам, в это время,

вызвал "Скорую помощь". Так я оказался в психиатрической больнице

номер 15. Да. Подлечился, вот. Выписали. Теперь гуляем.

         Он немного помолчали продолжал:

         -Это не простой попугай. Это мой ведущий. Мадар. Да. Так вот.

Когда я купил его, то сразу  это понял. Он неотступно следил за  мной.

Ну понятно, ведущий. Когда я хотел прикоснуться к нему, он падал на пол

клетки вверх ногами и, раскинув  крылья, бился в судорогах. Я  сначала

пугался. Думал - умирает. Но он  оживал, как ни в чем ни  бывало. Эти

приступы повторялись. И Вы знаете,  я решил, что у него  эпилепсия. Но

однажды я  заметил, что,  даже упав,  он следит  за мной.  Сам лежит в

неестественной  позе,  умирает,  а  глаза  живые!  И  на меня смотрит,

смотрит. Тут то я и понял: это мой ведущий. Мадар, наверное! Вот какая

история то! Ну, ладно. Пошел я. Пока!

         Он медленно пошел дальше, осторожно неся маленькую клетку с

попугаем...

         Сатаниель сел в электричку и поехал неизвестно куда. За окном

внезапно наступила зима. Люди, охваченные новогодними настоениями,

суетились, куда-то бежали, что-то искали, покупали, опять искали,

бежали, покупали и так без конца. В вагон, где ехал Сатаниель,

набилась прорва народу. Они толкали друг друга, ругались, кричали и

снова толкали, снова ругались, снова кричали. И каждому было что-то

нужно, и для каждого что-то было превыше всего. И только Сатаниель

тихо дремал. Ему ничего не было нужно, он никуда не спешил. Он ехал в

никуда.

         Недалеко от Сатаниеля стоял интеллигентного вида средних лет

человек. Он вез елку. Внезапно к нему подскочил какой-то пьяный

ублюдок, схватил за шкирку и потащил в тамбур...

         -Драка!!! Драка! - пронеслось по вагону.

         Несколько мужчин бросились в тамбур. Разнимать. Тот, который

вез елку, через несколько минут появился в дверях из тамбура в вагон.

Вид его был плачевен; Он был без шапки. Один рукав пальто был оторван,

точнее вырван и пальто чем-то напоминало безрукавку. Оно было

растегнуто, измято. В местах, где раньше были пуговицы, болтались

рваные нитки. Елка, которую он вез, валялась в тамбуре на полу. Она

была истоптана и некоторые ветки отломаны. Человек оперся на дверь,

поднял голову и Сатаниель увидел его глаза, они бвли полны печали и

слез. Он плакал.

         -Ну и люди! Господи! Кошмар какой-то... - сказал человек и

нагнулся, чтобы поднять елку.

         В вагоне стало тихо. Все молчали, подавленные. Сатаниель

отвернулся. И тоже заплакал. Ему было жалко елку. На ближайшей станции

он вышел из поезда и отправился дальше. В никуда.

         Вдруг он снова  увидел своего знакомого, прогуливающего

попугая. Тот не узнал Сатаниеля и начал свой рассказ:

         -Я обратился в органы милиции с просьбой официально признать

меня инопланетянином...

         -Вы уже рассказывали мне об этом.

         -Точнее, это была даже не просьба, а требование. Да.

Требование. Именно требование. Ведь я - инопланетянин! Я же

инопланетянин. Ну инопланетянин я или нет!?..

         -Уважаемый, разве Вы не узнаете меня?

         -Ах, это Вы. Здравствуйте. Извините, я Вас не узнал сразу.

Богатым будете... Вот... Гуляю. Решил поведать братьям по разуму о

своей доле на вашей планете.

         -И многих просветили?

         -Что Вы, батюшка, немногих. Совсем немногих. Иные не слушают.

Иные огрызаются. "Отстань", - говорят, - "псих". Видно участь моя

такова - быть непонятым.

         -Страшная участь.

         -Страшная, еще какая страшная! Ну, да ладно. Холодит что-то.

Пойду я, пожалуй, домой. А то вот ведущий нахохлился. Тоже, видать,

домой хочет. Ну, прощайте!

         -До свидания!

         -Да. Да. До свидания. Может, свидимся еще когда.

         И инопланетянин медленно поплелся по дороге, постепенно

удаляясь и удаляясь от Сатаниеля.

         Тут Сатаниелю надоело все на свете и он сел в первый

попавшийся автобус. Над кассой была табличка:"Отсутствие билетов в

кассе не может служить оправданием безбилетного проезда. Штраф

3 рубля."

         Билетов в кассе не было. В другой тоже. Какой-то пьяница с разбегу

влетел в автобус и растянулся на полу. Пол был грязный и мокрый. Нос упавшего

упирался в комок черного подтаявшего снега. Но он и не думал подниматься. Ему

было приятно и хорошо. Зато всем остальным было плохо, -    приходилось

перешагивать через лежавшее посреди автобуса тело. Некоторые не

перешагивали. Они наступали прямо на него. Оно не реагировало.

Сатаниелю стало противно и он вышел. В астрал.

         Там ярко светило Солнце и шел снег. Сатаниель ударил ногой

по фонарному столбу. Фонарь потух. Сатаниель ударил еще раз. Потух

соседний фонарь. Больше Сатаниель не  тушил фонарей. Он растворился в

воздухе и исчез... Оставшиеся фонари  погасли сами один за другим. По

дороге, воя и мигая пронеслась "скорая"...

         На Марсе была плохая погода. В сферообразном помещении

совещались гуманоиды..

         Профессор Айай ударил санитара психиатрическим ключем по

голове. Санитар упал...

         ...Один гуманоид встал и сказал, не раскрывая рта:

         -Сложившаяся ситуация известна всем. Пять бракованых

биороботов сбежали, угнали корабль, шатались по Марсу. Охваченные

навязчивыми идеями, изображали из себя посланцев сверхцивилизации,

собирались кого-то ловить... Корабль мы обезвредили. Троих обнаружили.

При задержании они оказали упорное сопротивление. Нам было разрешено

проиенить крайнюю меру.

         -Нейтрализация? - Спросил другой гуманоид.

         -Да, нейтрализация.

         -А еще двое?

         -Пока не обнаружены. Где-то бродят...

         ...Профессор ударил психиатрическим ключем второго санитара.

Санитар упал.

         -Отдай ключ! - Закричала сестра...

         ...Совещание на Марсе продолжалось.

         -Биоры имели доступ к секретной информации?

         -Да. В их голове она трансформировальсь, перемешалась и

превратилась в бред.

         -В бред?

         -Да, в бред.

         ...Профессор ударил сестру психиатрическим ключем...

         -А кого они собирались ловить?

         -Какого-то Сатаниеля.

         -Откуда Вы знаете?

         -Мы изучили информацию, хранившуюся у них в памяти. При

нейтрализации она сохраняется.

         -Один из них охвачен манией величия. Другой - что-то вроде

ученика.

         -Значит, один - мегаломан, а другой изображает из себя его

ученика?

         ...Профессор укусил врача...

         -Да.

         -Что же вы делаете, чтобы их поймать?

         -Ищем.

         Стена помещения, где заседали гуманоиды, вдруг зажглась и на

ней появилось изображение гуманоида в скафандре. Он сказал:

         -Мы нашли их.

         -Взять живьем.

         -Есть.

         Гуманоид со стены исчез.

         ...Профессор укусил другого врача...

         -Это плохо, когда ломаются биоры, - сказал кто-то из

гуманоидов, - вот на Плутоне...

         Тут зажегся экран, и гуманоид со стены сказал:

         -Одного удалось взять.

         -Другой?

         -Покончил с собой, крича, что он носитель ценной информации,

которая не должна попасть в руки врагов.

         -А тот, которого взяли, он ка?

         -Совсем того... Все бормочет про какие-то станции слежения в

районе Земли, которые они якобы установили для контроля за духами и

оборотнями.

         -Какой бред! На Земле нет жизни.

         -Еще что-то болтает про какого-то Сатаниеля, какую-то

библиотеку, какие-то параллельные миры, императора и совет

метагалактик.

         -Нейтрализовать.

         -Есть.

         Экран погас.

         -Такие роботы нам не нужны!

         -Надо быть снисходительными к конструкторам м

проектировщикам. Все же это была опытная партия. При проектировании

следующего поколения биороботов нужно предусмотреть возможность того,

что они могут сойти с ума. Эта история не должна повториться. Вы

слышите, конструктор?!

         -Это не повториться. Если робот новой партии сойдет с ума,

как Вы выразились, он тут же самонейтрализуется.

         -Хорошо. Все свободны.

         ...Профессор сломал решетку и прыгнул из окна. Через минуту

он был у дома. На коврике мирно дремал

Сатаниель-собако-верблюдо-корова. Зазвонил телефон. Айай поднял трубку

и сказал "алло".

         -Я тебе еще оторву голову! - Заорал Сатаниель-мужик.

         Профессор нажал на рычаг и набрал 115. Послышались короткие

гудки. "Подcлушивают!" - пронеслось у него в голове. Он снова нажал

на рычаг и набрал 90. Та же картина. Айай закрыл глаза и телепортировался

в Сидней.

         Какой-то человек бежал по улице и кричал:

         -Я идиот! Я дурак! Два рослых санитара долго не могли его

скрутить. Сатаниель-мужик, наблюдавший эту картину, закричал

санитарам:

         -Идиоты, ловящие идиота, скройтесь с глаз моих!

         Все окутала тьма и санитары пропали. Пропал и тот, кого они

ловили.

         Мимо Сатаниеля пробежала лиса.

         Шел снег. Навстречу Сатаниелю показалась какя-то парочка. Это был

хозяин попугая со своей супругой. Он был без клетки. Сатаниеля он сразу

узнал и поздоровался.

         -А где же Ваш ведущий? - Спросил Сатаниель. - Мадар.

         -Вы о попугае? Он умер. Знаете, не был он никаким ведущим. Это был

просто попугай.

         -А как же приступы?

         -Видимо, это была какая-то болезнь. Однажды, придя домой, я

застал несчастную птицу мертвой. Возможно ее болезнь была вызвана действием

никотина. Я много курю.

         -Наверняка.

         -У меня ведь и раньше были попугаи. Кто умер, кто улетел...

         -А этот, значит, скончался.

         -Да. Царство ему небесное. Не выносят, видимо, он и никотина...

А может, знаете, он переел. С ними такое тоже бывает.

         -Но ведь приступы?

         -Он мог, в принципе, периодически переедать. Кто знает.

Вот года полтора назад я купил одного попугая. Еще до этого, до

ведущего. Так тот попугай, Снежок его звали, альбинос был, хороший такой,

ручной, только, что не разговаривал. Так вот он жил, жил, не болел, а однажды,

пришла к нам знакомая одна, воистину ведьма. Ну, поговорили. Выпроводили.

Потом смотрю, а попугай то, того... Жалко было. Хороший был. Они все хорошие.

Я их всех люблю. Этого, ведущего, тоже люблю. Как вспомню, слезы на глаза

наворачивает. Жалко.

         -А паспорт Вам выдали? С пропиской на Марсе.

         -Нет. Что Вы. Вылечили меня. После той нашей встречи. Помните.

Положили меня в психбольницу снова. Чем-то кололи, таблетки давали какие-то.

Сейчас на учете.

         -Обычно там не лечат, а калечат.

         -Да. Но мне, видно, повезло.

         -Повезло.

         -Ну, пойдем мы. До свидания, - сказал человек.

         -До свидания, - сказала его жена.

         -До свидания, - сказал Сатаниель и пошел дальше.

         Он зашел в телефонную будку и набрал номер профессора. Подошла

Собако-верблюдо-корова:

         -Его нет дома.

         -Ну ничего, тебе я тоже голову оторву. - Сказал Сатаниель-мужик и

повесил трубку. Он лег на лавку, заснул и проснулся в библиотеке императора...

         -В это время Марс потряс мощный взрыв. Извержение вулкана -

подумали земные астрономы, но это не было извержением вулкана. Это взорвалась

бомба. заложенная свихнувшимися биороботами.

         -Самолет из Сиднея пиземлился в Шереметьево ровно в полночь. Не

дожидаясь таможенного досмотра профессор Айай телепортировался к себе в

квартиру. Сатаниель-собака прогрыз стену из одной комнаты в другую и

забавлялся тем, что ходил туда-сюда через эту дыру. Не переставая звонил

телефон. Догадываясь, кто это, профессор перерезал провод. В этот момент в

дверь позвонили.

         На пороге стоял лысый человек в плавках и с ластами в руках. Он

спросил:

         -Вы не хочите стать моржом?

         -Нет, не х'очу, - ответил профессор и захлопнул дверь.

         Сатаниель в это время спускался по эскалатору в метро. Он сел в поезд.

Заснул... И проснулся лишь через 22 с половиной часа. Поезд подъехал к

"Пушкинской". Сатаниель вышел. К нему тут же подошел Андрей с "гирлой"

(уже с другой) и попросил закурить. При этом он глумливо усмехался. Сатаниель

плюнул ему в лицо, сел в поезд и уехал.

         Сидячие места все были заняты и Сатаниель всал у двери. Тут он

увидел выродка с усами. Маленькие усики чернели над толстой потрескавшейся

губой выродка. Сам выродок был ростом выше среднего, с наглой мразматической

рожей. Он был одет в пальто в мелкую клеточку с оторванными пуговицами.

Рукава пальто выродка едва закрывали локти выродка, и поэтому можно было

видеть руки выродка почти до локтя. Это были толстые, жилистые руки с резко

выступающими венами и следами старой татуировки. Рот выродка не закрывался и

были видны зубы выродка.  Один зуб у выродка был сломан. Другие росли вкривь и

вкось.

         Сатаниель смотрел на выродка. Выродок смотрел на Сатаниеля. Потом

выродок не выдержал и подошел.

         -Ну что уставился, козел?! - Сказал выродок.

         Сатаниель заметил, что волос у выродка почти не было. Редкая щетина,

длиной не больше миллиметра, да усы. Вот и все волосы, которые росли у выродка

на той части тела, которая обычно называется головой.

         -Ты глотай слюну, глотай.-Сказал выродок. Щетина засверкала под светом

ламп, освещавших вагон. "Видимо, выродок недавно вернулся из мест лишения

свободы", - подумал Сатаниель.

         Выродок пробормотал что-то невнятное, нагнувшись к уху Сатаниеля.

Молодой человек, стоявший рядом с Сатаниелем, с неодобрением посмотрел на

выродка. На это выродок сказал:

         -А ты, мальчик, шариками-то не бегай, - и еще что-то невнятное.

Видно было, что быродое считает себя центром мироздания и несказанно горд

этим.

         На ближайшей станции Сатаниель вышел. Когда двери акрывалиси, Сатаниель

придержал их и плюнул выродку в рожу. Выродок бросился на Сатаниеля, но двери

уже закрылись и поезд тронулся, увозя выродка.

         Сатаниель сел в поезд, следовавший в противоположном направлении и

заснул.

         Утром его разбудили крики.

         -Встань и уступи женщине место! - Кричал толстый, в темных очках, майор

милиции худому и грязному грузину. "Боже! Как все это мне надоело!", - подумал

Сатаниель и телепортировался в библиотеку...

         ...Как-то раз Сатаниель спал в своей московской квартире. Вдруг его

разбудил лихой свист за окном. "Сколько времени? На часах половина двенадцатого

ночи."

         -Вы все идиоты! - Закричал Сатаниель ина него накатил приступ дикого смеха.

Ему в гкно швырнули камень. Он мягко плюхнулся на диван. "Ну и город",- вздохнул

Сатаниель и, уже который раз, телепортировался в императорскую библтотеку.

Где-то лаяли собаки...

 

                                     1.

         Дмитрий Владимирович Псов был одним из редакторов

литературно-художественного журнала "Восход". В его обязанности входило

чтение рукописей, присылаемых или приносимых авторами в редакцию. Он

также давал рецензии на эти произведения и иногда встречался с

писателями, чтобы разъяснить им, по какой причине журнал не может

напечатать то, что они написали.

         Псову было 31 год, в 29 он развелся с женой и теперь жил в

однокомнатной квартире в Нагатино. У него был цветной телевизор,

катушечный стереомагнитофон и небольшая домашняя библиотечка. Каждый

день, не считая отпуска и выходных, он ходил на работу, где читал

рукописи и писал рецензии. Кроме рукописей он почти ничего не читал,

даже газет. Музыку он тоже почти не слушал, телевизор не смотрел.

Вечерами он занимался аутогенной тренеровкой и делал комплекс

хатха-йоги - единственно6 что осталось у него от жены, которая была ярой

поклонницей всенго мистического, востока, Рериха, йоги, аэробики, Индии

и Аллы Пугачевой. Два года назад она ушла от него к повару какого-то

фешенебельного ресторана, у которого была "Волга" последней модели,

видеомагнитофон, две дачи, одна под Москвой, другая в Крыму, и

четерехкомнатная квартира на Ленинском проспекте. С тех пор Псов не

видел и не слышал свою жену и надеялся не видеть и не слышать ее

никогда. Детей у них не было, и никаких чувств он к ней не испытывал.

         В этот день у Псова была встеча с молодым писателем, который

написал "остросюжетный бытовой детектив". Содержание книги бвло

следующим: жила-была обыкновенная советская семья, образцовая ячейка

будущего коммунистического общества, муж, жена и двое милых детей.

Муж не пил, не курил, работал и копил на машину. Он был простой

инженер, утром он ходил на работу, вечером смотрел телевизор. Жена была

немного толстоватой женщиной из рабочей семьи. Родители с детства

приучили девочку к труду и тихо почилил в концентрационном лагере

далеко за Уралом, куда она попали по навету соседа по квартире, злого

и зависливого человека. Юная студентка ФЗУ поплакала немного и

перебралась жить к дяде, стахановцу, передовику производства и герою

Гражданской войны. Иногда, пьяный, он зверски избивал племянницу, а

заодно и свою жену, тетю Дашу, милую домохозяйку. Однако, всконе

открылось, что в блокадном Ленинграде милая тетя Даша торговала

человеческим мясом и ее расстреляли. Девочка осталась вдвоем с дядей,

который через полгода окончательно спился и однажды его нашлли в

подъезде мертвым: он захлебнулся собственными рвотными массами. Бедная

девочка перебраласи в общежитие родного ФЗУ, где она и познакомилась со

своим будущим мужем, тогда еще молодым рабочим, заочно каончавшим

энеогетический институт. В пятьдесят седьмом она получила бумажку о

реабилитации своих родителей и расписалась со свим избранником. К этому

времени она уже работала на ткацкой фабрике...

        Прошло более двадцати лет. Она успела родить и воспитать двоих

сыновей, которые, отслужив в армии, работали шоферами, успела

растолстеть, состариться, купить цветной телевизор и получит ачный

участок в семидесяти километрах от Москвы. Она была настоящей главой

семьи и хозяйкой своей трехкомнатной квартиры в Строгино.

        За несколько месяцев до трагических событий ее товарищи по

работе стали замечать, что с ней твориться нечто неладное. Однажды,

возвращаясь с работы, оона зверски убила палкой небольшую бездомную

собачонку, невзначай тявкнувшую на нее. Ужасно изуродованные останки

несчастной собачки еще долго пугали прохожих.

        Изменения в ее поведении начал замечать и муж. Ночью он иногда

начинала грызть подушку, одеяло, матрац. Она могла делать это часами,

это несомненно доставляло ей удовольствие.  Но муж думал, что ничего

страшного в этом нет, он думал, что это он перенапряжения на работе, от

большой домашней нагрузки. Также думали и его сослуживцы. Муж хотел

взять отпуск, чтобы увезти ее отдыхать, но начальство не отпустило его.

У него была срочная работа. Он подумал, что все пройдет само по себе и

успокоился. Но он жестоко ошибся. И эта ошибка стоила ему жизни.

        Однажды ночью, когда он спал, она перегрызла ему горло и долго

пила его кровь. Затем она оттащила труп в ванную, расчленила на мелкие

части и положила в холодильник, заверную предварительно в целлофан. Его

голову она завернула в испачканное кровью постельное белье и закопала

все это на огромной свалке, расположенной недалеко от дома, где они

жили. Вернувшись, она тщательно вымыла ванную и протерла мокрой тряпкой

те места в квартире, по которым она тащила труп. Она выпила у него

почти всю кровь и поэтому мало что могло быть запачкано, но все же она

обнаружила несколько пятен на матраце и отнесла жтот матрац на свалку,

где глубоко зарыла его в мусор. Потом она вернулась6 снова вымыла

ванную и спальню и легла спать. Но ей не спалось. Она встала, прошла на

кухню, вынула из холодильника половые органы своего мужа, запекла их в

духовке и съела. Только тогда она успокоилась и смогла быстро заснуть.

Она была уверена, что никто не видел и не слышал ее. Один из ее сыновей

был в рейсе, другой был пьян и беспробудно спал в своей комнате. Он не

мог ничего слышать. Тем более дверь в свою комнату сыновья всегда

запирали на ключ, даже находясь в сильном опьянении. Она также была

уверена, что никто не заметил ее, когда она дважды ходила на свалку.

Была темная ночь, Луны не было, в доме она не видеа ни одного

светящегося окна. Она была рада, что смогла напиться человеческой

крови, пусть это была даже кровь ее собственного мужа. Это ей было все

равно. До этого она пила лишь кровь животных: кошек или маленьких

бездомных собачек, которых она ловила на улице, а также белых крыс и

кроликов, которых она покупала на Птичьем рынке. Там же она иногда

покупала маленьких белых мышей, которых она ела живьем, она подолгу

пережевывала их, это доставляло ей огромную радость, часто она даже

впадала в своеобразное состояние: начинала дико реветь и раскачивалась

из стороны в сторону, обычно у нее в это время выделялись моча и кал.

Но всего этого никто не видел, так как своими ужасными делами она

обычно занималась на безлюдных пустырях или в лесу.

        Она спала и ей снилась кровь. Кровь. Море крови. Она могла купаться

в ней и пить, пить, пить без конца. Она несколько раз дико кричала во сне от

радости, но потом этот сон сменился каким-то другим и вскрики

прекратились.

        Через полтора часа она проснулась от дикой боли в животе: ведь

она выпила больше трех с половиной литров крови. Она пошла в туалет и

ее долго и мучительно рвало. Ее рвало кровью, красной кровью, кровью ее

мужа, которого она убила, которому она перегрызла горло, с которым она

жила почти тридцать лет, она убила, убила его, зверски убила, она убила

его спящего и теперь ее рвало его кровью. Ее должно было вырвать сразу

же, но рвотные центры в ее мозгу были подавлены, блокированы центром

вампиризма, центром звериной радости от вида и вкуса крови,

человеческой крови. Эти патологические изменения в ее мозгу были

вызваны образованием небольшой доброкачественной опухоли: дядя часто бил

ее палкой по голове и лицу, и это не прошло даром.

        Когда ее рвало, она больше всего боялась испачкать туалет своей

кровавой блевотиной Она стояла на коленях перед унитазом, глубоко

опустив в него свою голову. Когда ее кончило рвать, то все ее лицо было

в крови. Она пошла в ванную, вымыла лицо, а потом тщательно и долго

мыла туалет, чтобы смыть все мельчайшие капли крови, которые могли

попасть на пол и на стены. Она более двадцати аз спустила воду в

унитазе, но ей все еще казалось, что он полон крови и поэтому она снова

и снова  нажимала на рычаг, открывающий путь воде из бачка. Через

полчаса она наконец пришла в себя, еще раз тщательно вымыла ванную,

кухню и комнаты. Она долго думала - мыть ли еще раз туалет - и решила

мыть, она вымыла в туалете все, даже потолок: он был покрашен

водоэмульсионной краской и его можно было мыть. Она тщательно выстирала

тяпку, прополоскала ее, повесила на батарею сушиться и только тогда

пошла спать. За окном уже светало. Это было летом, а летом рано

светает. В холодильнике лежало мясо ее несчастного мужа, бедняга, он

даже не сопротивлялся. Возможно, он спросонья решил, что ей взбрело

вдруг в голову позаниматься любовью, а может быть6 он даже не успел

проснуться, несчастный...

        У них был большой, объемный холодильник "Розенлев", финский.

Почти все тело мужа ей удалось запихнуть в морозильную камеру: он был

невысок и довольно худ. Теперь он замораживался при температуре

минус восемнадцать градусов Цельсия. Это доставляло ей некоторое

удовольствие. Она заснула с этой приятной для нее мыслью.

        Утром она встала в половине шестого и стала жарить мясо, мясо

своего бедного мужа. В девять утра вернулся из рейса ее сын и лег спать,

в половине двенадцатого встал другой ее сын, достал из буфета начатую

бутылку водки и пошел опохмеляться в ближайшую подворотню, где его уже

ждали двое друзей. Обоим сыновьям она сказала, что отца неожиданно

вызвали в срочную командировку и в два часа ночи он уже улетел в

Хабаровск. Когда вернется - неизвестно, может быть через неделю, а

может и через месяц. Такое бывало уже не раз: ночной звонок, срочная

командировка, и т.п. Поэтому сыновья не удивились. К тому же  им было

глубоко наплевать на своего отца, на то, где он и чем он занимается. На

это она и рассчитывала.

        В четверть третьего дня встал ее сын, который уже отдохнул после

рейса и выглядел довольно бодро, без пяти три пришел другой ее

сын, его звали Коля, он был уе изрядно пьян, но еще стоял на ногах. Ему

было уже 24 года, и он уже успел выпить водки на несколько сот бутылок

больше, чем его брат Виталик, которому был 21 год от роду.

        Двадцать минут четвертого они сели обедать. На первое  был

наваристый мясной бульен. Братья наворачивали его столовыми ложками и

съели по глубокой тарелке. А где-то на свалке, зарытые в куче мусора,

лежали, завернутые в окровавленное одеяло и окровавленную простыню,

окровавленныя подушка, на которой спал бедный отец семейства, его трусы

и его безжизненная голова. Его жена мило улыбалась и накладывала его

толстым сыновьям второе блюдо: его жареное мясо. Они съели по большому

куску и она тоже съела большой кусок.

        -Мамань! Подкинь еще говядинки! - Сказал Виталик, протягивая ей

свою тарелку.

        Коленька пьяно улыбался. Она положила им обоим по большому

куску добавки и они съели свои куски, громко чавкая и сопя от

удовольствия. Затем они выпили квасу и пошли в ближайший винный

магазин.

        Она была уверена, что они никогда не полезут в холодильник и не

обнаружат там огромное количество человеческого мяса. Им нужна была

только водка. В крайнем случае, вино. Они всегда ели только то, что она

им давала. А когда пили, почти не закусывали, а если и закусывали, то

только тем, что лежало на столе или хлебом, который лежал в хлебнице.

Они никогда не открывали холодильник.

        На всякий случай она оставила им несколько больших кусков жареного

мяса на сковородке, которая стояла на плите. Она решила не накрывать

сковородку крышкой и мясо было все облеплено мухами. Но это не

волновало ее: если сыновья будут голодны, они увидят и съедят это мясо.

Обычно они приходили поздно, очень пьяные и сразу же заваливались

спать. Но она оставила мясо на сковороде, чтобы подстраховаться, мало

ли что... "Все-таки лучше подстраховаться, - думала она, - а то еще, не

дай бог6 залезут в холодильник..." Она им оставила также кастрюлю с

бульеном на плите и довольная ушла на работу: в этот день она работала

во вторую смену. Часа за два до этого, когда горячий, вовсе

не куриный, бульон еще булькал на плите, она замочила в ванной белье и

изрядно посыпала его стиральным порошком "Лотос". Это были наволочка,

простыня и пододеяльник с постели, на которой она спала (у них с мужем

были разные кровати), она боялась, что на  них могут быть следы крови,

и еще ее старый халат, в котором она выходила ночью и ее ночная

рубашка. Перед тем, как вцепиться зубами в горло своего бедного мужа,

она сняла ночную рубашку, и все же страх, что где-то остались следы

крови не давал ей покоя...

       Уходя на работу, она захватила с собой топор, небольшую пилу и

два столовых ножа, которыми она расчленяла те части трупа,  которые она

не могла отгрызть или оторвать руками. Она отгрызала куски тела своего

мужа зубами, но зубами она могла отчленять лишь мягкие ткани. Кости,

сухожилия, хрящи она рубила топором, пилила пилой, резала ножами.

Окончив свое мерзкое дело, она тщательно вымыла и вычистила весь это

инструмент, но теперь она все равно чего-то боялась и решила избавиться

он него. Топор, ножи, а также тапочки, в которых она выходила ночью,

были брошены ей в Москву-реку недалеко от Крымского моста. Она

специально заехала туда по дороге на работу. Потом она поехала в

бассейн "Москва", купила билет и тщательно вымылась в душевой, в сам

бассейн она не пошла. В тот день она работала во вторую смену - с семи

часов вечера до семи часов утра. Она специально вышла из дому пораньше,

чтобы успеть все то, что она сделала. В семь она без опоздания была на

работе. Фабрика работала круглосуточно, в две смены. Рабочие работали

три раза в неделю по 12 часов. В тот день она работала как всегда.

Никто из ее товарищей по работе не заметил ниче6го необычного в ее

поведении. Ее звали Тамара Алексеевна Давыдкина. Она была заслуженной

ткачихой, ветераном фабрики.

        Следующим вечером ей позвонили с работы мужа и спросили, что

с ним случилось. Она сказала, что ему был ночной звонок, и он уехал

куда-то, больше она ничего не знает. На работе ее муже тоже ничего не

знали.

        Через одиннадцать дней она сообщила в милицию о пропаже мужа.

Дело поручили молодому следователю Сорокину.

        Старший лейтенант Сорокин долго беседовал с участковым

Никифоровым, на участке которого жила семья Давыдкиных, но

ничего выяснить не смог. Участковый знал не больше, чем сам

следователь. На обыск Сорокин не решился, у него не было ни оснований,

ни желаний. Через некоторое время ему поручили другую более важную

работу и "Дело по факту исчезновения гражданина Юрия Антоновача

Давыдкина" так и осталось нераскрытым. СледовательСорокин должен был

вернуться к нему после того, как раскроет другие более важные

преступления. Дело, как говориться, "повисло".

        Через три с половиной месяца умерла от рака головного мозга

жена Давыдкина, Тамара. Через полтора года погиб в автомобильной

катастрофе его сын, Виталий. Его грузовик упал с моста на кольцевой

автодороге. Это случилось ночью, до этого Виталий целый день вел

машину, видимо, устал и заснул за рулем. К тому же был небольшой туман.

        Еще через пять месяцев второй сын Давыдкина, Николай, был

направлен на принудительное лечение от алкоголизма: он окончательно

спился.

        За два года следователь Сорокин так и не смог раскрыть ни

одного преступления. Отчаявшись, он пустил себе пулю в лоб. Дело

об исчезновении Давыдкина, закрепленное за ним, никому не передали, у

всез и так хватало работы. Его отослали В архив. В деле было всего

несколько листков: протоколы допросов жены, сыновей, соседей

разыскиваемого, сотрудников организации, где он работал, и участкового

Никифорова. Они ничего не давали следствию.

        Книга молодого писателя заканчивалась словами: "А в это время

вампиры вставали из могил..."

        Вот какие вещи приходилось читать Псову.

        -Вы понимаете, что написали бредятину? - Спросил Псов у

молодого писателя.

        -Я считаю это произведение гениальнейшим шедевром.

        -А себя - гениальнейшим писателем?

        -Ну, может быть.

        -Как Вы не понимаете только, что это... это дешево,

низкопробно, если не сказать больше...

        -А Вы скажите, скажите...

        -Это просто мерзко.

        -Я и не ожидал другой реакции с Вашей стороны. До свидания.

        Молодой писатель поклонился и вышел. "Идиот", - подумал Псов.

        Однажды Псов шел по улице и ему на голову кто-то кинул арбуз с

12-го этажа. К счастью, не попал. Псов задрал голову  и долго смотрел

вверх, но ничего не увидел. Оттуда донесся веселый смех.

        "Может быть, действительно, вокруг лишь жестокость и

сумасшествие. И Прав этот кретин со своей садистской книжонкой." -

Подумал  он.

        Как-то Псов встретил на улице своего школьного товарища и тот

рассказал ему про то, как жена четвертовала мужа где-то в Чертаново. А

еще через месяц ему поведали историю, как некий генерал-лейтенант

сорока девяти лет, занимавший ответственный пост, зарезал свою жену,

положил ее в ванну, выпустил всю кровь, разрезал тело на части, засунул

куски в целлофановые пакеты и бросил их в реку, к которой ездил на

служебной машине. Шоферу он сказал, что подкармливает рыбу для рыбалки.

        Каждый день Псов слышал какие-нибудь ужасные  истории и все

страшней становилось ему ходить по улицам, ездить в транспорте,

работать, есть и спать. Ему было страшно всегда и везде. Он боялся

всех. В конце концов, он попал в сумасшедший дом, где и умер от

инфаркта.

Return