ПростоРитмыХиханькиГеоМосткиБрызгиБангкокАвралЛингва ФранкаЧтенияДневники — "Яхта 'Лопе де Вега'"

Stan Михайлов
Золото и общество
Статья для журнала Geo

Gold Bricks

Золото и все, что сопутствует ему, – цельное явление, а вот об обществе, увы, этого сказать нельзя. Отношение обывателя к цепочкам, кольцам и крестикам с гимнастом – не совсем то же, что отношение химика или физика к элементу номер 79, а то, в свою очередь, вовсе не похоже на отношение Центробанка к своим золотовалютным резервам.

Скифский боров Предсказание

В двадцать первом веке золото будет играть уже не столь значительную экономическую роль, как в двадцатом, и уж тем более не будет доминировать на мировой арене, как в девятнадцатом. Тенденция эта прослеживается вполне ясно: хотя понятие золотого стандарта и история человечества в двадцатом веке связаны неразрывно, неразрывность эта была унаследована из девятнадцатого века. Так прогуляемся же с тобою, дорогой читатель, по дождливым лондонским улицам. Заглянем в окна дома по Даунинг Стрит, поговорим о Ротшильдах, да и вообще о том, куда катится мир.
Однако следует, наверное, вначале пояснить, что обычно понимается под золотым стандартом.

Определение

Классический золотой стандарт, в отличие от золотослиткового или золотовалютного стандартов – это система, при которой государства выставляют денежный эквивалент определенной меры золота (обычно – Английская монета тройской унции, равной тридцати одному грамму), разрешают чеканку золотых монет, свободное конвертирование на них бумажных денег, ввоз и вывоз золота и литье из монет золотых слитков. Таким образом, официальный курс валют фиксируется, но фактически под влиянием спроса и предложения варьируется между двумя граничными значениями – точками "импорта золота" и "экспорта золота", то есть в пределах, исключающих возможность спекулятивной прибыли на международной торговле золотом. Хотя в понятие золотого стандарта включают также и уже упомянутые золотослитковый и золотовалютный стандарты, классический золотой стандарт просуществовал лишь до 1914 года, а его заменители, появлявшиеся позднее в двадцатом веке, не соответствовали некоторым из обозначенных требований. Не стоит забывать и о том, что в прошлом стандартная тройская унция равнялась 31 грамму золота девятьсот шестнадцатой, а не девятьсот девяносто пятой пробы. Нынешнее определение тройской унции стало общепринятым лишь в начале двадцатого века.

Классический золотой стандарт

Самая могучая держава Нового Времени, Великобритания, фактически находилась на золотом стандарте с 1717 года. А тот сравнительно недолгий период Папская митра (1797-1821), в течение которого конвертируемость бумажных денег в золото в Англии была приостановлена, породил один из самых значительных корпусов экономического анализа – так называемую Дискуссию о Слитках (The Bullionist Controversy), где отметились как сравнительно малоизвестные экономисты типа Генри Торнтона, который предвосхитил многие значительные течения монетаризма, так и зубры вроде Давида Рикардо. Поэтому для Великобритании XVIII и XIX столетия полностью прошли под эгидой золотого стандарта. В этом смысле обычно консервативная Англия была не просто пионером, но прямо-таки впередсмотрящим мировой экономики. Ведь ведущие страны (включая США, но исключая Китай) только в последней четверти девятнадцатого века (1874-1900) перешли с биметаллического на золотой стандарт, и те двадцать лет, что золотой стандарт успел просуществовать, ознаменовались необычайным ростом экономических показателей – поистине золотым веком. Интересно, кстати, что, хотя в России в середине девятнадцатого столетия добывалось больше всего золота, чем где-либо еще в мире (35 тонн из 75), мы перешли на золотой стандарт лишь в 1897 году.
Однако с началом первой Мировой Войны страны закрылись, международная система платежей практически перестала функционировать, и золотой стандарт, в значительной степени базирующийся на доверии и предсказуемости поведения ключевых институтов (в первую очередь, конечно, центральных банков), прекратил свое существование. В Англии его триумфальное шествие оборвалось на двести втором году, но после 1914 года, очевидно, старик-стандарт был уже не тот.

Суррогаты: золотослитковый стандарт…

В двадцатом веке попытки возрождения золотого стандарта, который все еще воспринимался политиками как панацея, предпринимались дважды. Сравнительно небольшая инфляция военного времени и содействие федеральной резервной системы США позволили Англии в 1926 году вернуться к прежней цене золота – в три фунта, семнадцать шиллингов и десять с половиной пенсов Золотой сосуд за тройскую унцию. Эту цену еще в 1717 году выставил Мастер Монетного Двора, известный многим по школьным учебникам физики – сэр Исаак Ньютон.

Хотя короткое возрождение золотого стандарта началось именно с этого, золотыми монетами платить теперь было нельзя, и бумажные деньги обменивались лишь на довольно большие золотые слитки – такую меру, кстати, предлагал еще Рикардо. Однако желания двух людей, пусть даже таких, как Бенджамин Стронг, председатель ФРС Нью-Йорка, и Монтегю Норман, председатель Банка Англии, было недостаточно для полного оживления золотого стандарта, даже в купированном золотослитковом виде. В частности, барон Монтегю Норман, английский аристократ до мозга костей, этим же костным мозгом ненавидел выходца из крестьянской семьи и по совместительству председателя Банка Франции Клемента Море, – а тот, как ни странно, отвечал ему взаимностью. Их интенсивная личная неприязнь, разумеется, переросла в отсутствие полноценного экономического сотрудничества между двумя ключевыми державами Европы. А золото, этот прекрасный металл, само, без своих прямоходящих агентов, не может сделать ничего. Люди же не были готовы к той разрухе, которую принесла Ну да, да. Это Тутанхамон с собой первая Мировая Война, находясь в ожидании малейших симптомов экономической катастрофы. И катастрофа не заставила себя ждать: вначале Великая Депрессия, а затем и объявление в 1931 году Англией бюджетного дефицита привели к тому, что повторилась ситуация 1797 года: Банк Англии оказался в кризисной ситуации, золотых резервов не хватало для покрытия предоставляемых бумажных денег. Поэтому Актом Парламента в 1931 году конвертируемость была приостановлена, так же, как в 1797 и 1919 годах до того. Большинство стран поспешило сделать то же самое. Так золотой стандарт умер во второй раз.

…и золотовалютный стандарт

Однако золото не сдавалось. В отличие от своего собрата-серебра, которое еще в конце девятнадцатого века потеряло актуальность, алчная желтая железяка предприняла последний крестовый поход на умы людей.
Еще на Генуэзской конференции 1922 года был создан план возвращения к золотому стандарту. Этому плану суждено было воплотиться в жизнь лишь в 1944 году, и прожил он не так долго – всего двадцать семь лет. По замыслу, часть своих резервов центральные банки могли хранить в фунтах стерлингов и долларах, которые, в свою очередь, были подкреплены золотыми запасами Англии и США. Но, как мы уже знаем, Англия нарушила эту стройную картину в тридцать первом году, и единственным игроком остался доллар. Точно. Это золотая скифская пектораль, молодец! Поэтому за год до окончания второй Мировой Войны, 22 июля 1944 г., в городе Бреттон Вудс было подписано знаменитое соглашение, устанавливавшее фиксированные курсы обмена валют между собой и на золото; оттуда же есть пошел и Международный Валютный Фонд, основанный два года спустя, которому все мы платим оброк.
Но в 1971 году, наконец, МВФ на пару с Федеральной Резервной Системой США раз и навсегда покончили с настырным золотым стандартом, распродав в течение следующих десяти лет более полутора тысяч тонн этой радости ювелира. Век экономики золота кончился, и так намного пережив золотой век экономики. И знаменитый форт Нокс в штате Кентукки, в дни своей славы хранивший двадцать тонн золота, ныне уныло взирает на жалкие восемь тонн, оставшиеся от былого богатства. Пусть грабит его вечный соперник агента 007 Джеймса Бонда с подозрительной фамилией Голдфингер! Пусть он вынесет оттуда в своих холеных буржуйских руках все восемь тонн.
Никому нет до этого дела.

Международные резервы и золото

Почему же мы тогда сладко вздрагиваем, услышав в новостях о том, что золотовалютные резервы Центробанка выросли еще на триста миллионов долларов? Значит ли это, что где-то в гигантских темных хранилищах все еще чахнут над монетами отставшие от жизни центральные банкиры? Вообще-то, почти да.
Удельная часть золота (четыре миллиарда и сто миллионов долларов США) в Ага, а это буддийская ступа золотовалютных резервах России (тридцать семь миллиардов) сейчас составляет около одиннадцати процентов. Но вообще международные резервы РФ складываются из ряда компонентов – из специальных прав заимствования (по-русски их еще называют СДР, от special drawing rights, – это специальные требования к резервам МВФ), резервной позиции в МВФ, золота и иностранной валюты. Фактически международные резервы – это гигантский инвестиционный портфель, и в этом смысле государство, старающееся сгладить риск своих инвестиций за счет частичного размещения капитала в драгоценных металлах, выступает во многом похоже на частных лиц.

Фиксинг

Вам, наверное, давно уже стало интересно – как определяется та цена, которую платят за золото крупные рыночные игроки, и, в частности, центральные банки (если они не покупают золото у внутренних производителей)? Цена эта определяется, конечно же, в Лондоне, финансовой столице мира, по традиции, которая зародилась еще в 1919 году. Процесс установления цены на золото носит название "фиксинг" (fixing, не путать с золотыми фиксами во рту) и происходит следующим образом.
Два раза в день (в 10:30 и 15:00) в лондонском офисе компании "N.M. Rothschild and Sons" встречаются представители пяти ведущих золотых домов мира. Рядом с каждым – небольшой флажок Великобритании, Union Jack, который представитель дома может поднять, чтобы приостановить переговоры. Это делается в том случае, если представителю требуется время на сообщение по специальной телефонной линии со своей командой трейдеров.
При открытии председатель объявляет стартовую цену золота, а затем изменяет ее сообразно поведению участников – если нет покупателей, цена Скифская ваза с дантистом понижается, если нет продавцов, цена повышается. Как только появляются желающие купить или продать золото, председатель говорит: "Будьте добры, ваши цифры", и цена изменяется в зависимости от объемов предложения и спроса на золотые слитки. Как только эти объемы уравновешиваются, цена фиксируется. Этот процесс за редкими исключениями занимает пять-десять минут (рекордное заседание, впрочем, длилось два часа двадцать шесть минут), и является чистейшим примером функционирования самой базовой экономической модели – взаимодействия спроса и предложения.

Золото и человек

Мы выяснили, что делают с золотом государства. А как можно использовать золото, если вы – простой, честный трудяга? Стоит ли хранить его в форме золотых слитков? А в форме дублонов? А может быть, лучше просто купить на заработанные рубли акций эксплуататоров и ждать, пока они подрастут в цене, а золото оставить тем, кому нужнее? Ведь привлекательность металла с лаконичным обозначением Au в качестве объекта частных инвестиций – явление весьма неоднозначное.

Монеты

Возьмем, например, монеты. Было бы естественно предположить, что, чем старше монета, тем дороже она стоит. Однако на самом деле цена золотой таблетки определяется вполне по Смиту, редкостью, а не старостью. Вот, например, монета Карсонского Монетного Двора (США, штат Невада), выпущенная всего-то в 1890 году, номиналом в пять долларов (или, как еще называют эту деноминацию, "полуорел" – half eagle), была продана в 2000 году компанией Douglas Winter Numismatics за двадцать одну тысячу пятьсот долларов. И это далеко не предел. Другое дело, что вряд ли вам в руки случайно попадет такая монета – мы, увы, живем не в Индии, где клады разбросаны практически повсеместно. Конечно, если допустить, что у вас вдруг завалялась пара тысяч долларов, то покупка золотых монет может быть не такой уж и плохой идеей. Во-первых, эти монеты со временем вырастут в цене, а во-вторых, их можно выставить на продажу на Christie's или Sotheby's, и выручить определенную сумму сверх затраченной.

Все это звучит рискованно и экзотично. Но, как уже было указано, чаще всего золото используют именно в качестве той составляющей в инвестиционном портфеле, чья рыночная стоимость наименее подвержена колебаниям. Поэтому, например, Индия была, есть и будет в ближайшее время крупнейшим в мире импортером золота – даже в беднейший индийских семьях, как правило, есть несколько золотых изделий или хотя бы нитей, которые консервируют небольшой денежный капитал этих семей. Ведь золото можно с легкостью вплетать в ткань или носить на себе в форме украшения – а рупии на шею не повесишь.

Золото в портфеле

Бедные индийцы, сами того не зная, следуют золотому правилу формирования инвестиционного портфеля – диверсификации (diversification). Любой уважающий себя американец впитывает это правило с молоком матери. Диверсификация означает, что, если вы хотите купить акции десяти каких-либо компаний, выбирать эти компании надо так, чтобы в колебаниях курсов акций не было положительной корреляции – то есть чтобы эти курсы не двигались в одном и том же направлении. Более широкое понятие, которое, впрочем, зачастую включают в диверсификацию – распределение активов (asset allocation). Оно подразумевает вложение капитала не только в акции, но и в облигации и иные менее рискованные активы, и в частности, драгоценные металлы, из которых наиболее популярным является золото. Именно соображение о негативной корреляции – самый сильный аргумент в пользу инвестиций в золото, потому что цена золота не очень сильно падает во время роста пузырей, образующихся на фондовых рынках, но, наоборот, вырастает во дни сомнений, в дни тягостных раздумий.
Однако в последнем десятилетии прошлого и начале нашего века, а особенно в последние полгода, ситуация на рынках драгоценных металлов стала не совсем однозначной.
С одной стороны, золото уже давно и упорно сдавало свои позиции, и по главному принципу трейдеров: buy low, sell high (т.е. покупай задешево, продавай задорого), вкладывать в него деньги надо было именно Колечки сейчас, в ожидании будущего роста цен. С другой стороны, принцип этот верен только в том случае, если кто-то действительно ожидает этот рост. И хотя еще относительно недавно швейцарские банкиры орудовали максимой о том, что вплоть до десяти процентов инвестиционного портфеля должно быть вложено в золото, с тех пор ситуация изменилась. Цена на золото достигла своего пика в конце семидесятых годов, после захвата в Иране американского посольства и нефтяного кризиса – и, если бы вы тогда вложили свои кровные денежки в элемент семьдесят девять, то за десять лет заработали бы среднем 31.6 процента годовых от суммы вклада, в отличие от акций (7.5%) и облигаций (6.4%). С 1980 года рыночная стоимость золота стабильно опускалась – с восьмисот пятидесяти до трехсот долларов за тройскую унцию, пока в девяностых годах, наконец, многие инвесторы не отчаялись дожидаться повышения цен и не принялись избавляться от своего золота, что только усугубило падение цен.
Ситуация эта немного изменилась весной две тысячи первого года, когда в США началась рецессия. А уж события одиннадцатого сентября, конечно, только подлили масла паники в огонь экономической неразберихи. Недавний крах фондовых рынков и общая сумятица привели к росту популярности золота, и вполне вероятно, что в течение 2002 года вложение денег в золото станет более популярным, чем раньше. По крайней мере, цена золота сейчас находится на уровне двухсот девяноста долларов за унцию – это немного выше уже наблюдавшихся двухсот семидесяти.

Так куда же мы катимся?

Однако для любителей золота общая историческая тенденция неутешительна. Я говорю сейчас даже не о цене на золото, а о его участии в повседневной жизни людей. Давно ли у вас в карманах водились золотые монеты? А уж для того, чтобы цена на мягкий металл подскочила так же, как в 1980-м, требуется как минимум небольшая война США с Мексикой, или какой-нибудь кризис подобного масштаба. Несомненно лишь одно – те, кто не планируют наживаться на золоте, а просто покупают его как гарантию против инфляции (особенно в России), не будут разочарованы добрым желтым стариком. Но ведь менталитет отдельного русского человека пока еще не готов к серьезным испытаниям – куда лучше набить зеленым долларом подушку, да и прикорнуть на ней. Отдельные наблюдения, впрочем, внушают надежду на лучшее – многие уже понимают, что, если в дни своего расцвета купить цепь (пожирнее, чтобы братаны завидовали), то потом ее можно будет и продать!

Таким образом, хотя еще сто лет назад человек и золото всюду ходили под ручку, а расставаясь, плакали и писали друг другу письма, настала, видимо, пора охлаждения отношений. Последует ли за этим охлаждением полный разрыв и тумбочка между кроватями? Вряд ли. Слишком уж оно, это золото… красивенькое.


Отозваться в Бортжурнале
Высказаться Аврально