Автор

Юрий НЕЧИПОРЕНКО

 

Солнечная крестная

 

Русская жизнь

XPOHOC
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА
РОССИЯ
МГУ
СЛОВО
ГЕОСИНХРОНИЯ
ПАМПАСЫ
МОЛОКО
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ

Весне Цветкович

Я просыпаюсь, в гавань входит корабль, на улице утро и весна, ветки деревьев голые, а солнце летнее, солнце утреннее, жёлтое, поэтому ветки кажутся золотыми, солнце лежит в небе низко, оно не спешит вставать, оно валяется на горизонте, медленно перекатываясь через макушку церкви. Наступает момент, когда этот слепящий колобок проскальзывает за крест, и каждый желающий взглянуть на мир из моего окна может увидеть крещеное солнце. Да, на солнце стоит крест - его, конечно же, не видно невооруженным глазом… Но мы-то с вами, у кого было детство, знаем, что если посмотреть через задымленное стёклышко, будет ясно видно, что посреди солнца стоит внушительных размеров крест. Те же, кто от страха или слабости не могут посмотреть на солнце ни прямо в упор, ни сквозь удобный прибор, те никогда не догадаются, что в небе ходит крещеное солнце, что в нашем мире тысячу лет как невидимая тень креста осеняет землю, - это тавро, которое выставляет солнце на зрачках людей, и на что бы мы ни посмотрели - в нашей душе, душе людей, живущих под церквами, прописан невидимый крест в ореоле золотого нестерпимо пылающего света.

Солнце гоняет целый день тень креста по всей округе, совершая крёстный ход - и в каждую минуту идут вокруг барабана храма, падают на землю, на улицы и крыши домов, в окна и глаза людей два образа - тень от креста по одну руку от церкви - и золотой двойник, солнечный зайчик - по другую. Так они просеивают воздух, перемешивают пространство коловращением в ясный день. Солнце встает раньше - и новые дома, поля и люди, растения и звери принимают крещение на другой день. Я знаю, что лишь однажды за год свет крещеного солнца посещает мою комнату, приходит в моё окно. Гуляющее солнце, непостоянный колобок, который ко всем приходит - и от всех уходит... Мне бы хотелось жить тысячью жизней, чтобы каждое утро встречать в своем окне крещеное солнце, но мне даётся пока только одна - и я смиренно ожидаю дня, когда могу увидеть, как на макушку церкви накатывается огненный колобок...

Я просыпаюсь рано, от толчка, я просыпаюсь посредине сна, во сне причаливает к пристани корабль, что судит мне баснословные блага, - наверное, в порту есть прекрасные набережные, храмы, туманы, чудеса и девушки, наверное, тоже есть весёлые и сердечные, и умные мужчины, и дети нежные, и благообразные старцы.

Есть, есть, конечно, я ещё не видел их, но стоит только сойти на берег, стоит лишь открыть глаза пошире, рот открыть и уши, заговорить с первым встречным: всю жизнь, быть может, я жил только ради этого солнечного дня, всю жизнь готовился - чтобы сегодня окунуться в приключения, чтобы обрести в этом городе друзей, коня - и дивную девушку-туземку.

Но как мне найти её, как? Это должно произойти сегодня, я чувствую, сегодня действует мой знак, сегодня мне всё должно удаваться - мне удастся познакомиться с ней... Но, значит, и ей тоже должно сегодня повезти - потому что она познакомится со мной, и я буду для неё умным и нежным - значит, ей тоже сегодня должно быть знамение! Значит, к ней тоже солнце заглянет в окно - и я могу легко разыскать её: она живёт в доме, в котором сейчас гуляет зайчик от моего креста, и она, может быть, предчувствует меня так же, как и я - её... Я прибегу к ней, позвоню: откроет - и не удивится, скажет "3дравствуй"...

Надо срочно вставать и одеваться, надо натягивать штаны - а то она может неправильно понять, и меня будут останавливать постовые, надо мной будут смеяться городовые - нет, я обязательно сегодня выйду на улицу в штанах, я ради неё надену самые лучшие брюки, самую легкую рубашку и самые голые сандалии.

Дом, в котором гуляет солнечный зайчик, найти очень просто - он далеко не убежал, он находится тут же, по другую сторону от церкви, на равном расстоянии, - недаром я изучал геометрию в школе! Я нахожу дверь и начинаю стучать: сначала тихо, а потом сильнее - здесь очень темно, здесь, кажется, никто и не живёт.

Это старый дом - заброшенный, двухэтажный, с толстыми стенами... Да это же бывшие кельи монастыря! Вот куда завел меня солнечный зайчик! Но здесь затеяли какой-то ремонт, здесь всё забито, дверь не открывается, никто не отвечает... Неужели я промахнулся, ошибся, не туда попал? Но вот обгоревшая лестница, здесь был пожар, и я лезу вверх, опираясь на шаткие перила, я балансирую на продавленных ступеньках - что здесь происходило? Неужели был пожар - и мою девушку увезли пожарные? Но пожарище старое, и вот, наконец, я добираюсь до другой двери - и начинаю стучать: о счастье - кто-то отзывается внутри, кто-то шевелится в глубине коридора, и сейчас передо мной предстанет душа живая...

Маленькая, как мышка, девушка отпирает дверь и только потом спрашивает:

- Кто там?

Я - человек, не зверь, не вепрь, не птица, не рыба, я умею говорить, я пришёл поздравить вас по случаю праздника - может быть, вы не знаете, но наши окна сегодня обручены крестами, я пришёл вас поздравить со светлым праздником крещеного солнца...

- Кто там? Кто пришёл к нам в монастырь, что за человек тревожит сон, что ему надо от меня?

Это мужчина это мальчик это ребёнок он послушный или шпана ему можно доверять его можно впустить к себе в дом, кто он такой, кто ходит в гости по утрам, что ему надо? Эта мышка-чебурашка, неужели это девушка моей мечты, неужели её осеняет крест одновременно со мной, что это за одуванчик божий в сарафане, почему она мне дарована судьбой...

Но нам бессмысленно думать друг о друге, потому что, конечно, наше свидание предрешено, и любопытная мышка пригласила меня в норку, я вошёл в квартиру, где коридор похож на глубокую траншею, на длинную гулкую трубу. Здесь живёт девушка, которой перепадает та самая часть солнечного света, что не долетает до меня. Моя солнечная крёстная, как тебя зовут, откуда ты появилась в этом мире, в этой трубе, в этой норке, кто прислал тебя на землю, лёгкое, легчайшее создание, волна, мембрана, инопланетянка! Я, кажется, уже всё знаю про тебя - стоит тебе только прошелестеть босыми ступнями по коридору, пролепетать что-то губами спелыми: я всё принимаю, понимаю. Блаженная - из какого сердца мог высыпаться этот голос, голос - словно шорох песка морского, шепоток прибоя тишайший - но этот голос - от моря, понимаете, голос широкого и глубокого моря, это значит, что он может быть и мощным, и греметь и плескаться может. Откуда в такой мышке так много моря, куда оно может помещаться, где берётся? Мы пьём чай, я приглядываюсь к крёстной: она порхает и лепечет, снует и хлопочет - и словно колокольчик, гуляет сарафан лёгкий вокруг девчонки...

Это весна или это лето? Давайте, пусть лучше будет лето - тогда мы сможем поехать в лес, там будет сухо и свежо, сможем найти поляну и вываляться в запахах травы, поглазеть в небо - и стрекозы слетятся к нам, обсядут... Это означает, что они нас приняли, нас принимает лес - он нам рад и благодарен за визит в этот солнечный день.

Мы болтаем всё время, получается как будто песня дуэтом - и поэтому, наверное, одна стрекоза садится мне на левое плечо, а другая - тебе на правое. Это стрекозы нас так обручают, мы стремглав рассказываем друг другу истории из своих детств, мы дарим друг другу приключения и происшествия, и вот у каждого из нас уже по два детства, мы живём в обоих вместе, мы говорим об улитках и воздушных змеях, мы выпускаем на волю воспоминания, как мыльные пузыри.

А потом мы срываемся и едем в город, в этот горький город, в котором мы жили раньше глупо, не зная друг о друге... Мы лезем на твою излюбленную крышу и встречаем там закат, на этой звенящей тёплой жести мы смотрим вдаль - и видим золотые силуэты, видим залив, - в который вплывает корабль из моего сна.

- Разве можно наяву увидеть сон свой?

- А ты жил раньше иначе? Смотри, что нам показывают там!

Я вижу город с силуэтами башен - и кажется, что всё время меняется ракурс - как будто оператор в несколько минут облетает весь город, и показывает нам все дома, мосты и храмы... Что это за божественный закат сегодня?

- Это для нас - говоришь ты - для нас с тобой...

Какой сегодня день особенный - да, день, когда я познакомился с тобой - и так много увидел, я не могу поверить в этот водопад видений, в весеннее сердце и летнюю щедрость.

Девушка, как тебя зовут - я даже позабыл спросить об этом. Может быть, тебя зовут лето? Или весна? А может быть, тебя зовут как-то сразу - весна и лето, это будет веста. Да, ты принесла мне сразу весну и лето - значит, ты будешь для меня вестью.

Останься же этой небесной вестью для меня, солнечная крёстная...

www.helenai.narod.ru (с любезного позволения автора)

 

© "Русская жизнь"  литературный журнал

 
Rambler's Top100

WEB-редактор Вячеслав Румянцев

Русское поле