Стригин Алексей Владимирович: другие произведения.

Tropical soul. Part 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: , последний от 24/01/2003.
  • © Copyright Стригин Алексей Владимирович (st@mail.wplus.net)
  • Обновлено: 03/06/2002. 78k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Лирика
  •  Ваша оценка:


       Tropical soul. Part 2.
      
       ( Нижеприведенный текст, считается дневником одного лейтенанта, хотя авторство данных материалов не подтверждено)
      
       ...и взял я у Ангела книгу и съел ее...и стало губам моим сладко от меда, а внутренностям моим стало горько, как от отравы
       Откровение Иоанна Богослова
      
      
       1. *СНЕГ. DESIRE FOR A PERFECT LIFE.
      
       INTRO.
       И с первых минут пробуждения он понял, что не слышит Нью-Йорк, не слышит жизнь, которая подобно упрямой травинке ранней весной, пробивалась сквозь толщу серого камня, жизнь, не умолкавшую ни на минуту.
       Представил себя одиноким путешественником, в одежде и в обуви растянувшимся на узкой кровати в полумраке тесного номера маленькой провинциальной гостиницы, где-то далеко-далеко, там где ожидание приобретает гипертрофированный формы, дикими тенями скользит по стенам; но внезапно решил, что это утро будет утром после дня рождения, и все, что ему сейчас необходимо - это почувствовать аромат кофе и услышать, как кто-то возится на кухне среди груды посуды и мусора...
       Может - быть ... мысли извивались как змеи, расползались в разные стороны, вспыхивали и гасли размытыми цветными огнями... Пытался вспомнить лицо девушки, с которой разговаривал недавно на каком-то party. Ему казалось, что она - это Моника Витти, и они до безумия повторяли сцены Затмения, и лишь тогда он нарушил обет молчания, но воспоминания обрывались за пределами образа...
       Я не возвращаюсь, но я двигаюсь вперед и не вижу ничего позади, во мне такая глубокая тишина, что я слышу комету, летящую сквозь ночь и от этой тишины становится страшно ...fence her sacred fire i want. To be simple, black&clean...
       Он хотел ощутить настоящий покой, который приходит после окончания долгого снегопада*, когда мягкий пушистый снег покрывает все кругом, жизнь замирает; водители бросают свои авто на дорогах в неразрешимом traffic jam, и через миг мегаполис вдруг превращается в узкую малолюдную улочку где-то в одном из древних городов Европы. Это словно рождественская сказка, на одну только ночь, одну только ночь...
       И музыка льется, разбивается о стекло, бусинками времени, завораживает, все глубже и глубже, глубже и глубже, внимание сосредотачивается на ней, а потом становится каждой бусинкой, миллиардами бусинок, вселенной...
       Однажды, ранним утром выходного дня, он вышел из дома и сел в автобус. Пассажиров было мало - кроме него - лишь маленькая белокурая девочка; на входе, он поймал ее взгляд / словно поцелуй/, невольно улыбнулся, увидел в ее глазах то, что так долго ждал, какой-то робкий отблеск безмятежности, полутон, штрих...
       А за окном падал и падал снег, застилая все вокруг, превращая Землю в подобие девственно чистого листа бумаги...
       И лишь тогда он услышал долгий прохладный вздох океана/открыл глаза, и понял что это Нью-Йорк...
       1.
       /3.07.71/
       В Париже стояла невыносимая жара, он закрыл дверь, разделся и медленно нырнул в леденящую бездну ванной
       2.
       то, что ты видишь, переключая каналы, ты себе снишься, лица соскальзывают через мгновения, бессознательное сознание на уровне узнавания, попытка замести следы, интуитивное путешествие по полутонам, нерешительно длительный путь от 4 ступени к 5ой, видишь ее впервые?, может быть поэтому любишь это движение, пальцы скользящие по инструменту, тени, скользящие из твоего сна в мой, ты возвращаешься на 52st., льнешь к ее сумасшедшим хищным губам, маленький рыжий лисенок, жмурясь от солнца в ее волосах, возносишься в небо на волне наслаждения, падаешь падаешь вверх, ибо это все еще жизнь, жизнь, которую ты никогда не осмыслишь, только прочувствуешь словно что-то чужое, незнакомо приятное, кончиком языка, словно дым, словно вкус, изысканного крепкого табака
       3.
       /снег глубокий как тишина/
       в этом зале стены сотканы звуком твоего саксофона
       светом встречных машин далеко впереди на шоссе
       вспоминания мига, когда ночью сквозь толщу окна ты кричишь в темноту
       исповедуя fusion, звук проводов
       неуловимость любви на больших скоростях
       трансформируясь...
       4.
       по утрам
       закрывая глаза
       для того чтоб понять
       где останется прошлое
       и начнется другое мгновение
       знаешь-
       в мире нет почти ничего, что достойно твоего сожаления
      
       5.
       в темноте ночных клубов, в густом дыме звука
       желание легкое головокружение
       рвется наружу
       выше
       выше
       ты задыхаешься
       6.
       старик что-то спросил про Джона Колтрейна
       я поднял глаза и с удивлением посмотрел на него-
       (не единой эмоции?)
       в мерцании голоса
       мягко переливались
       (капельками полутонов)
       оттенки чужого
       так тихо
       (каскад мелодических линий)
       чужого голоса
       готового сорваться
       в крик
       вопль
       о свободе
       7.
       сниму перчатку
       и держу ее
       словно чужую руку
       моей любимой
       или ребенка...
       гармония другого мира
       гармония другого я...
       8.
       /если вдруг ты уедешь одна/
       я встречу тебя и ничего не спрошу
       аромат, спящий в твоих волосах,
       аромат твоих путешествий
       расскажет мне больше
       чем ты можешь сказать
       9.
       под старыми крышами в центре больших городов
       там, куда не проникнет свет ночных фонарей и реклам,
       тонкой нитью мелодии колышется чувственность,
       там играет Bill Evans
       там в колодце двора мы танцуем вальс
       10.
       а утром в выходные дни
       ты будешь торопиться в полусонный город
       во чрево просыпающегося рынка
       чтобы потом быстрей вернуться
       и завтрак принести в ее постель
       и радость разделить вдвоем
       радость от встречи с новым днем
       11.
       несколько новых нот, несколько робких нот /что-то из Metheny?/
       случайных, мелодия вырывается из каменных стен,
       поднимается вверх, ее подхватывает ветром и уносит за город,
       туда, где пространство больше не сдержано формой.
       Так тает снег, так сверкает снег, так начинается движение,
       Начинает журчать ручеек под весенним солнцем.
       Абсолютное движение, абсолютная жизнь, переполненная жаждой роста...
      
       12.
       А за стеклом внизу
       Среди расщелин небоскребов
       Шумит река, бурлит поток
       Рыдает перекресток
       И через миг, открыв окно
       Я ослеплен смятен смущен
       И есть лишь я и солнце...
      
       ----------------------
       2.SUMMER SOFT (PART I)
       1.
       Луна-парк приезжал только в конце весны, когда становилось по-настоящему тепло...
       Он был видел издалека -громкая музыка, каскад огней, смех-все это отделяло его от реального мира и делало похожим на громадный космический корабль с планеты счастья, случайно, на минутку, опустившемся отдохнуть на Землю...
       2.
       Ночью случилось то на что он никак не рассчитывал - старая жизнь его внезапно закончилась он даже подумал тогда - кто-то добавил кармического плана- короче воспринял все как-то по идиотски - бормотал что-то вроде- Постарею на целую жизнь и никто меня не узнает-но самое интересное что он так и не смог объяснить происшедшее -просто начал новый отсчет перевел часы на ноль и вроде -бы все осталось как прежде -он все еще был таким тихим только сам себе объяснил что это уже другая вторая жизнь которой вроде -бы по-прежнему нет... Так начался второй день его жизни. Утром он проснулся от жуткого холода - дом умер камень остыл и все такое -обычное явление для этой части света -его била жуткая дрожь - он быстро оделся и выбежал на улицу и первые лучи солнца горячего солнца вонзились в его кожу острыми тонкими иглами и через мгновение он начал таять и таять- как тает лед -тело его больше не принадлежало ему он страшно испугался страх парализовал его а потом внезапно почувствовал некую легкость и освобождение от тяжкого груза которого раньше не замечал - волна горячего воздуха /вряд - ли это можно назвать ветром/подхватила его и понесла на своих до боли жестких крыльях куда-то вверх, выше и выше, и последнее что он смог разглядеть было сверкающее голубое небо с маленькими пушистыми белоснежными облаками где-то далеко - далеко.
       Так пришло лето- лето такое жаркое что воздух остывал только под самое утро - на одно мгновение и все живое в это мгновение делало глубокий вдох чтобы сразу погрузиться в новую глубокую волну карнавала жизни Жаркое долгое лето
       3.
       Кстати, он жил в старом доме, который ты покинул некоторое время назад, среди вещей, окружавших тебя много лет, и истории многих из них он знал также хорошо, как и ты. Он смотрел в окно и видел то, что всегда видел ты, и был счастлив -думал о другой - твоей - реальности - и иногда ему казалось что он слышит шорох трения между мирами, подобно тому как на улице в глазах прохожих видишь двери в другие миры, наполненные своим безумием своим счастьем своим распорядком вещей- и не знаешь дороги в них....
       4.
       /for Serge Gainsbourg/
       хорошо помню как они встретились - на каком-то party- их представили друг другу -милая улыбка (одно мгновение)+одно беглое касание глаз - только один раз - этого было достаточно чтобы понять что созданы друг для друга - даже не разговаривали - там было слишком много гостей, но весь вечер каждый чувствовал мысленный, пристальный взгляд другого. Потом все кончилось Время текло они спрашивали друг о друге у общих знакомых, но не более того - достаточно было одного взгляда, чтобы прожить долгую жизнь вместе.
       И только иногда чувство необъяснимой грусти вдруг вспыхивало так ярко что несколько дней могли течь годами и каждая секунда с жуткой болью где-то внутри падала в бездонный колодец забвения. Something down in the hole...
       (Вырванное сердце трепещит и просит любви?)
       Забудь меня, забудь- шептал он даже во сне, но понимал, что это уже не возможно, случилось то, чего не могло быть, за гранью рационального, за гранью прагматичного существования, за пределами досконально просчитанных секунд. Он понимал, что где-то, может быть за тысячи световых лет, за миллионами жизней, она повторяет сейчас - забудь, забудь, забудь, она хочет это сказать, она хочет крикнуть это ему в лицо, с яростью, с ненавистью, негодованием, но не может, так же как не сможет сказать уже никому, никогда, слово люблю, потому что, она будет всегда будет помнить его, его лицо, среди миллионов других, слышать его легкую поступь за стеною ревущего города, чувствовать его дыхание, слушать его дыхание в тишине ночи, рядом с собой, словно до боли знакомый мотив, словно голос, зовущий домой...
       И их сердца, их души будут мчаться навстречу друг другу, подобно обезумевшим локомотивам, чтобы встретиться, все равно встретиться, может быть не через мгновение, может быть потом, но взорваться, взорваться, наконец, болью, чтобы породить чувство, чувство всепоглощающее, но слишком истинное, чтобы хотя бы на миг задумываться о том, что будет потом...
       5.
       ощущения...
       ( Непонятные вещи, возьмите меня к себе.
       Войдите в мои чувства.
       Прикоснитесь ко мне, словно к струне.
      
       Вы тут, в нас, непонятные вещи.
       Я тихонько произношу слова
       И жду, пока вы засветитесь изнутри
       Как зажженные фонари. )
      
       Miroslav Valek
      
       . ... город на утро покрылся густым туманом, я смотрел в окно и не видел ничего дальше собственного носа, мать твою, было даже забавно чуть позже, стоять на месте и ничего не видеть, а только слушать - внезапно приближающийся звук без изображения, а потом, вдруг, все сваливается на тебя, словно сидишь под железнодорожным мостом, и только закрываешь уши в тот миг, когда поезд проносится мимо...
      
       В воскресные дни, после полудня, я выходил на старинный балкон, и смотрел на пустой город, покинутый теми, кто отправился вслед за летом, на пустые улицы, где только еще теплый ветер гоняет обрывки старых газет, где одинокие влюбленные, на желтых ладонях жаркого солнца, танцуют валъс...Я садился на стул и читал свою интересную книгу и никуда не спешил, лето осталось со мной и с маленькими детьми под балконом, игравшими в старом ржавом автомобиле...
      
       .ночами в водопроводных кранах, вода вырываясь, пахла свободой, я ложился в ванную и в полной тишине лежал там веками, и рассматривал звезды над своей головой, они были так ярки, что я читал по ним все дороги, и цепь огоньков вдоль улиц Земли поднималась, сливаясь с ними...и мечтал... и летал...
       (Да, пан Грабал, точно летал!)
      
       3.ДЖАЗ
       1.
       достаточно прикосновения
       чтоб слово умерло
       исчезло без следа
       и имени бегущая река
       затрепетала нежным звуком
       лишь на мгновение замерла вода
       вдохнула жизнь
       в холодный камень мысли
       и тот рассыпался во прах
       достигнув дна
       и лишь мелодия струится
       колышется
       меж хаосом и тишиной
       как та душа,
       что выпущена на свободу
       как та любовь,
       что вечно жаждой теплится в душе
      
       отдельные фрагменты впечатлений
       слова
       фрагменты музыкальных фраз
       и образы природы
       неуловимый ткут узор
       души
       все изменяется
       ничего не меняя
       все по-другому
      
       мир словно зеркало, Нарцисс,
       чем пристальнее вглядываешься,
       тем более отражение
       становится похожим на тебя
       проходит страх перед пропастью,
       которая, тем не менее, всегда остается рядом
      
       и кто-то, по-прежнему ждет тебя,
       в пустом баре,
       где чуть слышно играет джаз
      
       нежнейшее дыхание прохлады коснулось губ...
       и утренний туман скрыл мир под пеленой покоя,
       жизнь замерла
       движение рельс, движения аромат
       движение через неподвижность
       условность расстояния разлук и встреч
       мир - серый камень под зеленым мхом
       мир - силуэт в конце аллеи парка
       почти неразличим и едва реален
       и лишь туман сойдет
       мир растворится как мираж
       исчезнет силуэт за поворотом
      
       мгновение прикосновения
       краткий штрих
       разрушит объяснимость мира
       когда громадный желтый лист
       вдруг упадет к ногам
       из пелены тумана
      
       2.
       и свет на потускневших красках...
       мелодии утратив нить
       печальный одинокий саксофон
       в полуночном метро
       преследует полутона ноктюрна пустоты
       блик огненных волос
       твое дыхание и твоя улыбка
       неведомый неощутимый и манящий
       образ
       душа подземных лабиринтов
      
       все изменяется
       ничего не меняя
       все по-другому
       в мелькающих бликах бегущего времени
       змейках дождя на стекле
       я не вижу
       мир отражается и отражает
       можно исчезнуть
       потеряться в молчании мира
       и не услышать...
      
      
       и где-то внутри чуть дрогнул цветок
       первым вздохом
       ненасытный огненный страстный
       полный желания жить
      
       3.
       город вновь опустеет на этот weekend
       только пух тополиный
       среди раскаленного камня
       только Брамса венгерские танцы
       чуть слышно
       пульсируют в пустошах стен
      
       дома
       по ночам
       смотрят
       окнами в море
       как люди
       на пристани
       ждут
       свой корабль
       или тех,
       кто ушел...
      
       /blue eyes/
       большой город
       взял меня на руки
       как ребенка
       и поднял над своей головой
       чтобы я понял
       почему птицы
       почти не садятся на землю
       там в прибрежном песке
       я спрятал свою половинку любви
       чтобы ты ее отыскала
       пусть наша любовь будет счастливой
       ----------------------------------
      
      
      
      
       4.within you and without you within you and without you within you and without you within you and without you....
      
       1. /засмотревшись на окна Бога /
      
       Жара стала столь сильной, что воздух сгущаясь, образовывал пелену, обволакивая предметы...
      
       После дождя дома стали бы выше, а стены - мягче, скинув вниз груз прямых линий, расступившись перед тобой маленькой узкой тропинкой, словно чаща леса в волшебной сказке, а воздух наполнился бы пьянящей свежестью, подобно той, что хранят в сумерках камни в жаркие дни...
       Но дождь, дождь не пришел сегодня в этот город, и город стал подобен раскаленному миражу, видению изможденного жаждой странника пустыни...
       Была пора цветения липы, он хорошо помнил, как чуть не задохнулся от этого аромата в первое мгновение жизни...
      
       ... липа цветет от того (всегда думал он ), что в листве этого дерева всегда отдыхают самые жаркие солнечные лучи, перед тем, как упасть на землю, наполняя любовью самые холодые капли летнего дождя - и в середине лета, в самые жаркие дни, воздух наполняется сладким нектаром, и тогда ( если ты вдруг станешь случайным свидетелем этого чуда ) стоит тебе хотя бы раз вдохнуть этот аромат и ты попадаешь в плен навсегда - он будет сводить тебя с ума, ты будешь грезить им, потому что с этого момента ты станешь пленником лета, станешь хранителем его самой главной тайны, его аромата...
      
       Город казался совершенно пустым, редкие авто призраками пересекали улицы вдалеке, только долгий нескончаемый аккорд тишины, вырвавшийся из самых глубин молчавших труб и покинутых домов, висел в небе...
       Так бывает, когда ночью выходишь на железнодорожные пути и слышишь, как гудят провода, когда невидимые поезда мчатся в чьих-то красивых снах...
       Он остановился, чтобы сделать глубокий вдох, но губы обожгла горячая твердь...
      
       2. ветер (glissando)
      
       (Движемся изо дня в день, движемся из книги в книгу, из одной картины в другую, разговариваем с героями, людьми изменяющимися быстрее или медленнее, в любом случае - по-другому, возвращаемся в дома, которые называем своими пристанищами, объясняя текущее время знаками, стенами - - song for the lovers -прыгаем в поезда метро, различая только цвет их вагонов, ловим чужие машины, чтобы хоть на мгновение погрузиться в молчание и побыть один - на - один с самим собой, воображаем путешествия, которые начинаются и продолжаются сами по себе, берем вещи во второй раз и замечаем, что они изменились - ничто не повторяется, я могу узнать только мотив, думать так, но никогда не знаешь что будет, время вновь не хватает, я уже бросил думать, что не успею завтра, что не случится завтра, а то, что случится уже во вчера. Когда начинается один сон и кончается другой, тысячи Будд у ТВ наблюдают за нами, мы их звезды, может быть упадем в высокую траву завтра и увидим как сгорает черемуха в небе и поймем что уже лето, изменим цвет, скинем кожу, заметем следы, что бы никто не сомневался в нас, я услышу по радио знакомый мотив, случайно, убегай - он настигнет тебя, твой основной мотив, что-то на твоем языке(letter perfect), сигналы из твоей галактики, голос, зовущий тебя домой...
       Но где ты, почему я не знаю, не чувствую тебя...
      
       Провел рукой по ее фотографии на газетной тумбе, и где-то далеко, сидя в кафе, за утренним кофе с газетой - она вздрогнула - легкий ветерок коснулся ее щеки...
      
       3. fiesta
      
       поздно вечером в баре пела Н. и сирены, кидались о скалы, потому что не могли извлечь ни звука больше.
       Внезапно, оборвав строчку - killing me softly, killing me softly, killing me...- она положила микрофон и вышла на улицу, думая о том, что уже не может бороться с собой, она словно упала без сил на сцену, она взяла одну, самую главную ноту, назвав ее молчанием... Словно открыла ладони и птичка души, расправив крылья выпорхнула из рук и скрылась за облаками...
       ... Долго гуляла по городу, вернулась домой поздно ночью, заснула, почти счастливая...
      
       ( но где ты, почему я не знаю, не чувствую тебя...)
      
       4.вода / беззаботно скитаясь в мыслях, не смешиваясь с толпой /
      
       Волны лениво, очень медленно, касались берега, застывая на вечность, падали неторопливо в море;
       Он открыл глаза, повернул голову и увидел ее. ( казалось кто-то позвал его ) Он не удивился, целый день мысль о встрече возвращалась с настойчивой частотой, было совершенно ясно, что рано или поздно эта встреча произойдет. Она ничуть не изменилась и, кажется, что мы расстались около пяти минут назад, она знает для чего я здесь? Я сам знаю, для чего я пришел сюда? Для того чтобы прибыть к месту встречи во время?
       Он перевел взгляд на залив, по обыкновению, сосредотачиваясь на мысли, что через мгновение уже не сможет вспомнить даже лица, волны, волны все унесут с собой...
       На набережной собралась, казалось, вся модная молодежь города. Красивые лица, молодые тела, стильная одежда и дорогие авто...И smooth-jazz, скорее Benson, со своей ненавязчивой роскошью одинокого аристократа, словно еще один яркий парус, самый яркий парус на самом краю горизонта...Marvin said...
      
       Она была где-то рядом, в молчании, встречавших ее, он слышал знакомый голос...
      
       5.земля
      
       беда в том, что никто тебе здесь не сможет помочь, все истории кончились, нити оборваны, камни домов, мертвые камни, они не передают историй больше, потому что истории не продолжаются, твоя история в тебе самом, ты носишь ее словно улитка Барта, на своей спине, тайну рая, центр не имеет места, реки его бурлят под кожей...
       Мы пытаемся познать свою жизнь, листаем страницы тысячи книг, всматриваемся в орнамент слов, пока они не сливаются в нити струн, до боли в глазах, проводим пальцами по поверхности, считывая узоры, вслушиваемся в голоса, пробуем на вкус- мы ищем тайну и когда понимаем, она поражает нас, мы осознаем сколько времени позади, прости меня, я не увидел себя в твоем отражении, можешь ли ты простить меня, ведь я умею это делать, не лгать себе, не беречь себя, крылья расправлены, я отправляюсь в путь...
       Но это уже земля, все истории кончились, птицы падают вниз, потому что воздух так тверд, они спали в машине на самом краю обрыва...
       Или нет - они спали в облаках, а ангелы, словно атланты, держали на плечах небесный свод автомобиля, небесный свод их сна?
      
       Я помню, Тацит говорил, о том, что твое сердце - это пристанище, могила, тех, кого мы любили. Но нужно ли искать смерти любимых, заключить их в цепи недвижности, чтобы понять, что мы настигли их, написать, чтобы освободиться? Чтобы исчезнуть и оставить читавшего, сделать его героем ...
       А самому вновь отправиться в путь, не раскрыв главной тайны, зная о том, что носишь в душе своей рай (любящие и любимые встретятся там), свою жажду, желание быть...
      
       5. PARIS. П Р И Н Ц И П Ы О Д И Н О Ч Е С Т В А.
      
       Но мыслим ли такой язык, на котором человек мог бы для собственного удовольствия записывать или высказывать свои внутренние переживания?...Слова такого языка должны относиться к тому, о чем может знать только говорящий, - к его непосредственным, индивидуальным впечатлениям. Так что другой человек не мог бы понять этого языка
       Людвиг Витгенштейн Философские исследования
      
       1.(он)(монолог исполняется перед зеркалом в ванной комнате, во время бритья, на лице пена, в руке бритва; за окном - неимоверная жара, от которой скоро, видимо, начнут плавится металлические жалюзи)
       нет, Париж не тот город, из которого уезжают, приехав однажды, ты понимаешь, что уже был здесь, уезжая - что остался навсегда, и только потом, когда по ночам тебе начинают сниться дома Монмартра, пустившие глубокие корни; стены, прикасаясь к которым, ты чувствуешь время, такое громадное, что робеешь, словно смотришь в громадное зеркало, в надежде увидеть себя, а видишь миллионы, миллиарды других лиц старых и молодых, красивых и не очень, радостных и грустных...
      
       2.пробует цвета. Смешивает их. Сравнивает их с теми, что видит вокруг. Какие-то он использует, но некоторые откладывает, потому что испытывает неприязнь к ним. Когда он заканчивает свой рисунок, окружающий мир рушится. Те цвета, что остались нетронутыми, меркнут...
       Потом пытается сочинить свой язык, объясняя для себя это желание тем, что достаточно трудно называть одну вещь разными именами. Соотносит понятия и объекты и через некоторое время начинает испытывать удовлетворение от работы. С радостью рассказывает об этом и поддерживают его. Мир кажется объяснимым и доступным. Через некоторое время он с ужасом осознает, что ошибся. И опять погружается в бездну молчания, но теперь это молчание называет криком...
      
       3.(он) Город съел меня в первое же мгновение, когда я опустил ногу на его тротуар, и ее обожгло горячее дыхание иного. Он не подал мне руки при встрече, прошел мимо, совершенно одинокий, отчужденный от людей, снующих по его мостовым, словно муравьи, вгрызающиеся в плоть его домов...И толпа людей подхватила мое бездыханное тело, унесла на одежде кусочки былого меня, останки воспоминаний о том, что было мной...Наша любовь оказалась столь стремительной и сильной, что я не успел даже что-то решить для себя...
      
       Париж растет во внутрь, он замкнут в самом себе (Circles by Miles), каждый камень его мостовой - память миллиардов людей, таких же случайных прохожих как я, пятьдесят лет - время соизмеримое с человеческой жизнью - просто мусор в ящиках букинистов на набережной Сен - Мишель... кажется, он никогда не откроет тебе свою тайну...
       Monseniur, купите себе историю...
      
       4.(он(на обочине райского сада)(Кэт читает вслух)
       ... что происходит? Почему так быстро забываешь язык, который мы придумывали, так бережно, так трудно? Я с нетерпением жду нового дня сказала ты мне однажды, когда я еще понимал тебя...Я был согласен с тобой, но я не знаю, что я бы ответил сейчас...Да мы взрослые люди, мы научились быть одинокими, мы научились, но знаешь, если хочешь быть одиноким - оставайся в Париже ...Я не знаю этого человека... Пока я сплю, моя душа плачет, словно труба Чета, а когда я с утра открываю глаза, мой голос отказывается слушать меня, он так устает во время сна, во время той жизни, что происходит во сне, во время бесконечных поисков...но тело, тело остается с нами, не слушается нас, живет своей эгоистичной жизнью, мне часто было страшно спать с тобой рядом, ибо наши сны не пересекались...Потом душа устает и уходит, а мы остаемся... Vals del regrese...Я боюсь не узнать тебя утром...
      
       (Грязные любовники, любовники, отказавшиеся друг от друга, не познавшие глубину своей страсти; обесчещенные, распятые сами собой, преданные, изнасилованные своим мастерством, знанием, презрением к будущему, ослепленные бессилием, голодом. Никогда не быть вместе, для того чтобы не расстаться, для того, чтобы сберечь себя от возможной боли. A case of you)
      
       любовь дарит тебе ровно столько, сколько ты можешь ей дать сам, сказала она перед смертью. Для того, чтоб желать, для того чтобы сила желания не убила тебя, тебе нужно стать чистым...Тебе нужно стать либо плохим, либо хорошим, но нужно стать кем-то, принять какой-либо знак плюс или минус...Сейчас я никто, я просто один из, я создаю себя, я собираю себя из мгновений гармонии, я коллекционер образов, способных спасти меня, вытащить меня... Я прошу тебя, желание, верни его мне, когда мое лицо лижут обжигающие язычки пламени, когда мое тело более не подвластно мне, будь требовательна, будь жестока со мной в своей страсти, в своем желании, я не хочу просыпаться от невнятного света рассвета, мне необходимо яркое солнце, я хочу проснуться счастливым и понять, что ты рядом... Когда-нибудь я проснусь счастливым...Я знаю...
       И тогда?...Тогда мы забываем про время, ибо не можем уже отличить день от ночи, свет от тьмы...Просто пришла зима...Происходят странные метаморфозы - я забыл, ты забыла, он забыл, они забыли - слова, слова... и время - либо мы сами придумали эти точки отчета, либо кто-то / что-то все - равно останавливает нас в какой-то миг (интересно, где он на линейке?) и мы уходим, сами не знаем куда, мы любим друг друга, невыносимо любим друг друга, ненавидим друг друга, кажется можно потерять еще одну тысячу условных дней, чтобы понять для чего мы прожили потратили их, но мы тратим жизнь на поиски ее смысла... Для чего мы проводим эти идиотские эксперименты, ведем многотомные дневники наблюдений, записываем, подводим итоги? Я помню твой поцелуй длинною во вторые пятнадцать лет моей жизни - где он теперь? Где ты теперь?(Ты всегда принимаешь форму того с кем ты?)Почему лишь наличие ошибок говорит нам о том, что мы живы? Что, если мы не совершаем ошибок, мы мертвы? Факт осознания этих ошибок, Банкей говорил о иллюзии, как различающей мысли...(Господи Иисусе Христе, помилуй мя...) Мы живем так словно у нас несколько жизней, сейчас, говорю я себе, я проведу эксперимент и через сотню-другую лет начну все сначала, умудренный опытом своих ошибок, результатами эксперимента...Мы не слышим друг друга в этой возне, точно не слышим, я сам проверял... мы слышим информацию, как набор символов побуждающих к действию, мы убеждаем себя в том, что мы правы, тебе же необходимо слышать как ты красива, несмотря на то, что ты сама знаешь об этом, тебя интересует твое сегодняшнее позиционирование в пространстве (точка отсчета?)(home sweet home...), степень моей надежности, но я двигаюсь так быстро, изменяюсь так быстро, тебя пугает непостоянность, да, я кажусь слабым, но я всегда возвращаюсь, всегда...Только к тебе... есть лишь один путь - начинать и заканчивать миг самим...
      
       ...я всегда возвращаюсь ,всегда... Только к тебе. Только где ты?
       (Le belle dame sans regrets)
      
       5.(она) ...я не могу понять, но все происходит не так, когда мы вместе, иногда мне кажется, что я безумно люблю его, но словно впадаю в транс, оцепенение, забиваюсь в угол, отключаю все телефоны, восстанавливаю силы, а потом открываю глаза и вижу его лицо, и я живу, живу яростно, сгораю, словно факел, чтобы потом погрузиться в сон...
       (она открывает глаза и видит его лицо, в этот момент она лишь отражение, мне кажется что она не та, что была раньше, не та, что будет потом)
       ...нельзя думать о будущем, нельзя переживать то, что еще не случилось, нельзя...
       и я люблю, как это бывает осенью, зима разжигает в сердце новое пламя, но мне иногда кажется, что весна так и не пришла...
      
       6.(он)..слова пишутся с огромным трудом, вроде бы я уже жил, но ничего позади, ничего похожего на опыт, я хочу придумать историю, но ничего не получается, я бросаю все и выхожу на улицу и вижу, что все истории живут вне, и каждый день я думаю о том, чтобы бросить писать, а потом встречаю женщин, о которых пишу и понимаю, что я сам не более чем чей-то персонаж, я пожду свою историю, но уже никому ничего не скажу (станет скучно?), и пойду куда захочу, в любую сторону, потому что мне все -равно куда двигаться дальше, и буду самым счастливым...А потом понимаю, что история ведет себя так -же - я рассказываю о женщинах, которых люблю, не говоря ничего, только лишь вспоминая их, опуская вчера и завтра, и они двигаются, они танцуют, они свободны, они - птицы, как слова, расправляют крылья и взмывают ввысь....
      
       Я не могу представить ее обнаженной, две разные сути, та, что ты знаешь, что ты встречаешь каждый день, некий образ, впечатление, и ее тело, беззащитное, любящее, свободное. Чувствует ли она естественность своей наготы? Лишь сейчас я понимаю то, что раньше было неуловимо - другие знаки - взгляды геев, открытые, понимающие; руки женщин, изгибы которых могут рассказать очень много, иногда, даже слишком; взгляды, чаще усталые, но и те, что никогда уже не сможешь забыть, хранящие может быть такую бездну, что иногда начинаешь бояться оступиться, чтобы не упасть....
      
       Когда я увидел тебя, я подумал, что у каждого на Земле есть свой ангел, и может быть, ты - мой ангел, и может быть я - твой. Ведь есть что-то, чего мы не сможем понять никогда в этом простом слове люблю....
       (Прага, Прага, я скучаю, Прага, Прага, я люблю)
      
      
       Я сразу узнал ее в толпе, т.е. естественно, я никогда ее не видел, но что-то внутри мне подсказало, что это она...Позднее, когда нас познакомили (она как-то странно поняла мое имя - что-то пробурчала себе под нос), все внезапно сломалось - люди вокруг спорили о чем-то значительном, а я забился в угол и просто молчал, наблюдая за ней - ее юное лицо, мальчишеская угловатость и низкий голос - за всем этим пряталась сумасшедшая непосредственность, свежесть, женственность....она только повзрослела, казалось, пять минут назад, и я еще чувствовал дыхание того времени, когда она была сама собой и это время смотрело сейчас в мои глаза открыто и честно...
      
       7.Лучший способ скрыться от одиночества - это заглянуть в кофейню. Можно взять чашечку кофе и незаметно подсесть к какой - нибудь шумной компании, молча представиться и так - же, про себя, включиться в разговор. Или просто наслаждаться полифонией голосов, шумов, музыки, тем самым прервав монотонное течение собственной мысли. Через некоторое время, по крайней мере, можно почувствовать себя вовлеченным в процесс соприкосновения с реальной жизнью. Если же посетителей мало, рассказывание, поглощение иным пространством все равно произойдет, с той разницей, что в пустынном баре ощущаешь себя более актором / актером, сидящим на сцене перед пустым залом...Действие началось, успех представления зависит только от количества зрителей...
       А потом...я выхожу из кофейни. На улице темно, холодно и пустынно. Уже ночь. Я заматываюсь шарфом и бреду домой. Один. Просто такая дурацкая жизнь...
      
       -Ах, Джейк! -сказала Брет -
       Как бы нам хорошо было вместе.
       -Да, - ответил я - Этим можно
       утешаться, правда?
      
       (Я искренне верю, что мы будем когда-нибудь вместе вновь. Может - быть, когда (почти) устанем от жизни.)
      
       6.ОСЕНЬ.
      
       INTRO
       Бледнее бледного
       И контуры размыв
       Считая время с точностью наоборот
       Падение мгновений в капельках дождя
       Чуть торопливые штрихи касаются лица
       Невидимые блики
       Неуловимый вкус воды
       Душа дождя - твоя душа
      
       Лишь воздух августовским утром
       Таит предчувствие осенних холодов
       Лето уходит
       Словно детство
      
       Мокрые желтые листья скользят под ногами
       Если вдруг упадешь - падай вверх
      
       В бархатной темноте вода выйдет из берегов
       И чуть шелестя волны будут биться о камни домов
       Между вчера и сегодня
       Ты никогда ничего не поймешь
       Но прочувствуешь как озноб
       Словно дрожь
       Словно осенний холод
       Мхом на камнях
       Все свои потери
       Ранним утром город исчезнет
       Кончится страх
       Что ночью входил в твои сны
       Прощай
       Мы уйдем, чтобы никогда не вернуться
       Все наши дороги - прочь
       1.
       Blue in green. Part I. Dedication.
       /I cant like thru each slow century of her moving/
       и дрогнут крылья ветвей
       и дрогнут маленькие солнца
       листья
       сгорят, и их низвергнет вниз
       к нагой земле
       подхватит ветром
       понесет по свету
       ранимо
       беззащитно
      
       и с ними вместе отправляется твоя душа
       2.
       так будет-
       полынь вдоль дороги
       сухая земля, испепеленная солнцем
       трава на болоте, пьющая влагу
       дыхание ночного дождя рано утром
       терпкость опавшей листвы
      
       сейчас -
       почти истлевшая сигара на окне
       в пору цветения яблонь
      
       предчувствие осенних дней в благоухании
      
       3.
       рано утром покидая дом...
       жмурясь на солнце
       в мурашках после ночных холодов
       твердо ступая сквозь легкую дымку
       дети. 9 часов утра. Путешествие в школу.
      
       Рисуя новые деления шкалы
       Для измерения пространства
       Для нахождения знакомых очертаний
      
       Тепло домашнего уюта
       Прикосновение руки
       Тебя будившей осторожно этим утром,
       Симор
      
       4.Chet Baker. Round midnight.
       Я видел человека, который ничего не знал
       Я встретил его там, где обрываются трамвайные пути
       И сквозь асфальт весною пробивается трава
       Там где столь редкие дома
       Печально смотрят на тебя потухшими глазами
       И сумерки прильнут, облепят кожу
       И под ногами распадутся
       Хрусталиками тишины
       Я встретил человека, который ничего не знал
       Он умирал в холодном доме на окраине
       И для него все было по - другому...
      
      
      
       5.
       Я помню - в сумерках бродил как пес
       Заглядывал в чужие окна
       И жадно пил тепло домов
       Trip выходных -
       Ты не спешишь домой
       Гуляешь, мерзнешь
       Не думая о том,
       Что все - же тебя ждут
       ( возможно ) ( где - то )
      
       6...deranged...
       часы стоят, упала стрелка с них
       молчат как ночь
      
       я выпил яд, яд глаз твоих
       и время прочь
      
       7.
       на перекрестке двух миров
       на перекрестке одиночеств
       другая жизнь другое небо
       вся чистота и беззащитность
       твоей души
       утерянной
       возможно
       без возврата
      
       ((P.S. HER STRANGED CUNT GRIPPED HIM A WARM FRENDLY HAND))
      
       ---------------------------------
      
       7.БОЛЬ.STORIA D`AMORE?
      
       ЧТО ТЕБЯ ВОЗБУЖДАЕТ? ОПЫТ...
      
       десять тысяч ссор назад
       за горами обид
       за долиной немытой посуды
       досады молчания предательства боли
       я любил тебя так
       что не помню ничего остального
      
       или
      
       ворчестерширский соус, сыр, йогурт, сметана, зелень, фрукты, авокадо и тунец - оставь, уже не надо покупать так много,
       эта записка тем, чья история ушла
       оставив в одиночестве своих героев
      
       ты мне сказала
       нет возврата
       я вспомнил
       блокнот на столе
       там она написал несколько слов на прощание
       ты вспомнила
       мужчину,
       укравшего твою музыку
      
       осквернившего твое тело,
       оставив одну лишь досаду -
       так мы окутали себя колючими историями
       и задохнулись в них
      
       все закаты случились тогда где - то за домом
       только отблески были в окнах напротив
      
       я и она:
       1.она-
       пили кофе в открытом кафе
       говорили, кричали, ссорились
       я просто нервничал, потом поднял глаза -
       ты плакала,
       и смотрела на даму
       за соседним столиком -
       мы вдруг оказались (мир вместе с нами)
       случайными свидетелями
       ее величия
       не свойственного живущим здесь и сейчас...
       а потом ты что - то сказала
       но слова унес ветер
       вместе с мусором
       дальше по улице вниз
       мы пили кофе в открытом кафе,
       на окраине мира,
       на обочине мира
       наш столик висел над обрывом
       над пропастью
       гранью
       и камушки сыпались, падали в бездну...
       2.я
       no comment.
       3.она
       вспомнила-
       музыка танцы
       влюбленные пары
       открытые ставни
       горящие свечи
       и Азнавур
       две бродячие псины под ливнем
       мокрый Париж
       4.я
       где - то в кафе я услышал вновь
       killing me softly
       налетел ураган
       все сломалось
       и я не ушел от погони...
       реальность стекает по стенам как капельки влаги
       по обсохшим губам..
      
       тишина
       так внезапно
       как фильм без звука
       я не слышу
       немые авто едут мимо, едут мимо немые не мы
       только лица танцуют губами
       только шаг, еще шаг
       за дверью
       словно гром
       в тишине...
      
       P.S.
       все они знали, что они часть истории, если не считать усопшего, который никогда в точности не знал, что происходит, даже когда был жив (А.Гинзберг)
       ___________________________
      
      
       8.ПИСЬМО ОДНОЙ ДЖАЗОВОЙ ПЕВИЦЕ
      
       (я послал ей письмо, но оно не дошло, почтальон вернул его мне, рассмеялся и растворился в тумане, как вестник, начала других новых историй, как точка в конце предложения)
      
       Я проснулся, потому что кто-то позвал меня сквозь сон, и голос, тот голос, что я услышал, был не мамин, как когда то в детстве, это был Ваш голос, необычайно, сейчас мне кажется, что я спал, мне кажется, что вернулся после долгого пути домой, но Вы же знаете, что я никогда не сплю и у меня нет дома, и все это ложь, слова, и единственная правда - правда о Вас. Мне было жутко жить без Вас, казалось, что я сижу на корточках, закрыв голову руками, на шумной -шумной улице, и внезапно я чувствую как Вы подходите и Ваши руки касаются моих, и мир становится лучше я вижу его по другому, реальность больше не злая собака, хватающая меня за ноги, реальность виляет хвостом, как добродушный пес. Я слышал Ваш голос сегодня ночью, Я слышал Вашу песню, но мы ничего не говорим больше друг другу, мы делаем вид, что никогда не были знакомы, но я чувствую, мне хочется в это верить, что иногда Вы думаете о том же, что и я, что странно, но уже не грусть, уже не печаль, о том, как могло бы быть иначе, ведь грусти так много вокруг, а ровное дыхание жизни, некоторое любопытство, нет, просто возвращающаяся мысль о том, что могло бы быть между нами, нет просто знание, да знание того, что вот это другая жизнь, просто надо протянуть руку, и ты увидишь другого я, а сейчас я благодарен, я просто благодарен, что Вы есть в моей жизни, потому что Вы и есть моя жизнь, необходимая часть моей жизни, та тонкая материя, что заставляет улыбаться солнцу утром.......
      
       -----------------------------------------
      
       9.ГОРОДА ЛЮБВИ
       1.
       потерянный за гранью вспоминания
       своих других / более счастливых ? / я
       на улицах любви
       и в тех мирах
       знакомых незнакомцев
       шептавших что - то
       в полупустом полуночном метро
       счастливые влюбленные герои
       страны твоей души
       2.
       и в сумерках, как в полусне, случайно
       заходишь в маленький темный бар
       и душа покидает тело
       растворяется в полумраке
       в голосе, той, что поет
       здесь джаз
      
      
      
      
       вы любите?
       Я люблю, как вы об этом поете
       Вы плачете?
       Я плачу с Вами, но лишь теперь знаю о чем...
       Во времена мгновения минуты
       Отчаяния одиночества молчания счастья
       Когда миры реальности и воображения
       Становятся близки,
       И образы твоей души, твои вчерашние герои,
       Проходят грани между ними,
       Мир обретает целостность...
      
       Если бы Вы, могли видеть мир моими глазами
       Если бы я мог видеть мир, как его видите Вы
       Если бы мы могли друг друга понять
       Мы увидели прекраснейший из миров
      
       Сегодня ночью
       Будем вместе
       Сегодня ночью
       Наши сны
       Будут искать друг друга
      
       А потом ты очнешься
       Когда зажгут свет
       На последнем ряду кинотеатра
       (один в зале)
       все что ты вспомнишь -
       - последние кадры фильма
       треск старой пленки
       плотный звук саундтрека
       (Майлс или Колт ?)
       и бармен принесет тебе счет
       а твой главный герой выйдет из зала чуть раньше
       растворится в той самой ночи,
       что и ты (плащ, сигарета, поднятый воротник)
       все кончится,
       все, кроме молитвы о возвращении..
      
       слепые, по началу, буквы оживают
       когда внезапно понимаешь
       почувствуешь что смысл, истина, не то, чтоб где - то рядом,
       смысл на мгновение становится чуть ближе,
       и ты взбираешься на сцену
       тем самым главным персонажем
      
       а вечером седой саксофонист
       почтенно снимет фрак
       и побредет домой
       по узким улочкам
       текущим в самом сердце Праги
       и потеряется в толпе
       таких знакомых лиц
       кивнет неловко нам
       уйдет
       бродить
       по улицам любви
       неназванной,
       не поместившейся в коротком слове
       любви
       души
       твоей
       моей
       по узким улочкам,
       текущим в городах любви
       -------------------------
       10.SUMMER SOFT.PART II.
      
       People need celebrations in their lives.
       Its part of what it means to be human.
       Jerry Garsia
       1.
       маленький зал
       размеренная тяжесть нот
       отзвук спадающей к ночи жары
       распахнутые настежь окна
       случайные свидетели -
       два - три поскрипывающих стула -
       взлета / падения
       emeth
       meth...
       2.
       земля вся соткана из ароматов
       пыль перекрестка оставляет след
       так глубоко
       как терпкость тополя
       как свежесть затаившаяся в волосах любимой
      
       все самое сладкое - ночные фильмы
       Greenway Allen Antonioni
       открытые окна
       ночная жара
       шорох колес одиноких такси,
       в одном из которых
       Bobby De Niro
       Да, в этом мире все будет для нас
       Я расскажу ей о школе и старых друзьях
       о молоке в треугольных пакетах и черном хлебе
       после уроков
       пустых коридорах
       о ABBA` Summer night fever
       о том, что скучаю без 60х...
       ты расскажешь о жестких рыжих волосиках у нее между ног
       и потом мы займемся любовью на берегу ночного залива
       на волнах...
       я усну на последнем ряду
       в маленьком старом кино
       с Travellers Antonioni
       у тебя на плече
       шу ба ду ба ду ба
      
       (наши встречи похожи на воскресные дни детства -
       все домашние собираются вместе
       и не торопятся расходиться
       и во всю эту предсказуемость ты влюблен
       но ты боишься этой естественности
       хочешь вырваться из ее объятий
       но всегда возвращаешься
       понимая ее ценность)
       3.
       жить за городом, вместе, чтобы хоть на мгновение услышать друг друга,
       как мы жили когда - то в Праге (сказала бы моя милая подружка), как в доме, который потерял и обрел (ответил бы я)( bossa for Oscar Nemeier)
      
       пустынные пригородные перроны
       игрушечные здания вокзалов
       медлительные поезда
       другое состояние ожидания
       подернутое утреннюю дымкой
       немногочисленные пассажиры
       рельсы манившие за горизонт...
       немыслимость поспешного передвижения
      
       ( а вагон
       катился со скрипом мимо кукурузных полей
       так медленно что
       бабочки
       влетали и вылетали Lourence Ferllingetti)
      
       Она открыла книгу наугад и прочла:
       Калелья - де - ла - Коста, июнь 1977.Чтобы каждое утро заново выдумывать мир.
       Мы болтаем вместе, едим, курим, ходим, работаем -все это способы любить не сливаясь, и тела наши зовут и зовут друг друга, а день тем временем катится к ночи.
       Мы слушаем, как приходит последний поезд. На церковной колокольни бьют часы. Полночь.
       Наш собственный маленький поезд скользит и летит, бежит по морям и мирам, а потом наступает утро, и по комнате разливается аромат горячего, дымящегося кофе. Твое лицо излучает спокойный свет, твое тело пахнет водой и свежестью.
       Начинается новый день.
       Мы считаем часы, отделяющие нас от следующей ночи. Тогда мы будем любить друг друга, убивая печаль (Eduardo Galeano)
      
       /Одиночество бегуна на длинные дистанции/
       Мы все - таки вернемся к морю
       Чтобы еще раз где-нибудь на пляже
       Встретить рассвет
       Под звуки/песню/шелест волн
       Чтобы разнять объятия только утром
       И вспомнить как когда-то
       Мы не могли насытить жажду страсти
       Сгорая в пламени полудня
       Июльских жарких дней
       дней плавящегося мягкого асфальта
       Мы стали старше
       Мы можем /даже/ вспоминать себя
       Мы все - же любим
       Только по-другому
       И на закате вновь
       на берегу
       две силуэта
       молчание
       красноречивее
       разговоров
       время
       нелепый поиск повторений
       и легкость замешательства
       длиною в шаг
       к тому моменту
       когда море поглотит нас и унесет с собой
      
       Ты говоришь, что тебе тяжело без меня
       /я вся как ожидание/
       так глупо - со мной происходит все так - же
       но когда мы вместе - ожидание не проходит
       мы сдерживаем дыхание
       мы превращаемся в слух
       мы чувствуем приближение неведомого,
       предчувствуем, как мысли женщин,
       тех кого мы любим...
      
       (А если я полюблю? Это все - равно, что зажечь фонарь в комнате полной света Michelangello Antonioni)
      
      
       любовь в гусиной коже / наслаждения / by Miroslav Valek
      
       все дороги связаны в узел
       и брошены прочь
       traffic jam
       прочь
       пока на шоссе
       не останется больше машин
       пока
       серая лента не превратится в песок
      
       маленький бар на шоссе
       один из тысячи поцелуев
       на карте
       одержимого бегства
       поиска
       самих себя
       в объятиях переплетениях тел
      
       (они идут слишком быстро, их души не поспевают за ними Michelangello Antonioni)
      
       маленький бар
       на пустынном шоссе
       там где колеса увязли в песке
       там где начался дождь
       и взял путников в плен
       там где долгое эхо в ночи
       Desirless by Don Cherry
       полутон до безумия
       шаг над пропастью
      
       (я никогда ничего не скажу, и тем более им, моими милым, кого так сильно люблю, потому что в дальнейшем им придется носить в своем сердце маленькую нежную и непослушную птичку нашей любви)
      
       да, всегда идет дождь
       когда Бог хочет что - то сказать
       когда суждено случится чему - то важному несомненно,
      
       небо плачет, чтобы отдать земле грусть и печаль одиночества,
       ожидания любви)
       наш мир соткан из ожиданий
       фантазий
       мир - это trip по местам потаенных желаний
      
       в бесконечности звезд на ночном летнем небе
       над чуть слышно шелестящей теплой густой водой
       прикосновение любви
       прикосновение для которого нет еще слов
       глоток абсолютной свободы
       предел, что еще не достигнут
      
       я люблю?
      
       по ту сторону дороги
       восходит солнце
       всех новых историй
       расскажи мне о том,
       что происходит с тобой
      
       Я провожу рукой по брошенной тобой одежде
       Вдыхаю аромат оставленный тобой
       Почти неуловимо...
      
       буду искать
       искать тебя всю жизнь
      
       Потом где-нибудь на берегу
       За столиком в баре
       Мы услышим blue eyes
       (так нежно словно дыхание любимой во сне )
       мы услышим свою собственную историю
       (через мгновение она начинается вновь)
       и сердце забьется нетерпеливо
       когда маленькая белокурая девочка
       вновь придет и сядет одна
       (ей нравится играть бликами солнечного света на воде)
       -она сидит одна (и мечтает о summer son)
       несколько долгих минут ожидания/расставания,
       которые всегда заканчиваются новой встречей
      
       По ту сторону дороги
       Окажемся вместе
      
       ...тончайший вкус холодной ночи
       горящая за городом трава
       последний месяц лета
       Лета, которое уйдет лишь для того, чтобы начаться вновь
      
      
       ________________________________________
      
      
       Однажды я вновь оказался на острове, о котором уже стал забывать, это было очень необычное переживание, я шел и словно видел себя со стороны, я погрузился вновь в свою старую, некогда счастливую жизнь, и понял что, она не умерла без меня, она целостна как и прежде, я попал в ее сети, и машины, проезжавшие мимо...я вздрагивал, когда видел знакомые очертания, и долго всматривался, пытаясь разглядеть в ней знакомые лица, и открытые двери подъездов, и подворотни, в какую я бы не заглянул, все они притягивали к себе видением совершенно незнакомых, но необычайно выразительных незнакомых миров, и мне хотелось войти в каждую, словно мощный водоворот, течение, инородное снаружи, подхватывало мое тело и уносило с собой, и в каждом я оставлял частичку себя, ибо непознанное, казалось мне преданным, обманутым, оставленным для каких-то других миров от которых я отказался...А потом я поднял глаза наверх и увидел бескрайнее голубое небо, такое глубокое, как глубоко может быть движение вверх, и я хотел бы испить его до дна, но оно пило меня, и я был счастлив, ибо уход мой из этого мира отнюдь не означал отречение и отрицание, мое предназначение было исполнено и исчерпано и постоянно, мне просто необходимо быть, мне просто необходимо быть честным...
       Даже те короткие, опять же по длительности, мгновения гармонии, уже живут сами по себе, ты словно остался в них навсегда, словно это какая-то другая жизнь, ты оставил там частичку себя. Это здорово, словно в каждое мгновение счастья ты сажаешь цветок своей души, и
    стоит оглянуться назад, и ты увидишь целую поляну, целое море цветов...
       И я тоже оглядываюсь назад, и вижу тех, кто все это время был там ...
      
       *ПРАГА.
       1.
       а город где - то вне,
       вне памяти и фотографий
       но в именах
       в сердцах
       в старых камнях
       и отражении тебя
       в витринах бесконечных галерей
       и в каждом такте джаза в Globe
      
       и нити всех твоих дорог
       ты рвешь в одном из переулков
       чтобы забыть начало
       и конец пути
       пусть лишь орган в obecni dome
       взорвется свингом на секунду
      
       и время капельками воска
       лениво медленно неторопливо
       вершит свое падение вниз
       века
       монеткой,
       так и не достигнув
       мостовой
       у староместской синагоги
       время это ты сам в плетеном кресле на веранде
       недалеко от Вышеграда
      
       пусть осень прячется от лета
       среди каштанов в бесконечных парках
       под ворохом опавших желтых листьев
       в середине лета...
       пусть в крике горлицы
       сова ночи на оклик отзовется
       ночь отзовется
       ночь
      
       мы будем вечно
       2.
       аромат Праги...
      
       женщины Праги
       ароматы любви
       ароматы сплетенные
       дыханием воспоминаний
       безумием ночи
       вкусом еды
       домашним уютом
      
       ...запутается в волосах
       корицей и сандалом...
       3.
       О, Прага, ускользающая тень,
       Той женщины, которую люблю
       Ты словно ласковые шелковые крылья ветра...
      
       на том конце земли
       в толпе прохожих
       на Дефанс
       на пятьдесят второй
       через две сотни лет
       безмолвных,
       дороги одиночества
       отпустят нас
       любить друг друга
       догонять
       тот самый главный поезд,
       что возьмет с собой
       домой
       и перестук колес поет с тобой
       и шепчет прагапрагапрага...
      
       а в доме на Штернберкова
       старик
       уже ложится спать
       и ты торопишься домой
       скорей
       чтоб подбежать к окну
       и помахать рукой
       и пожелать ему спокойной ночи
      
       и в Вышеграде
       вновь упасть в траву
       и рассмеяться
       рассказать земле
       о наслаждении жизнью
       и любви
       и легкости постигнувшего бытия
       ------------------------------
      
      
       ЭТА КНИГА НАЗЫВАЕТСЯ ОКЕАН ЛЮБВИ ИЛИ ОКЕАН ЛЕТА, ЧТО ПО СУТИ ОДНО И ТО-ЖЕ...И ЭТА КНИГА НЕОКОНЧЕНА, ОНА КАК КАПЕЛЬКИ ДОЖДЯ , БУСИНКИ, РАССЫПЫВШИЕСЯ ПО ЛИСТВЕ, МАЛЕНЬКИЕ ТАКИЕ ТЕКСТИКИ ...
      
       1.Осень Роберта Хойсеера... Он разделил мир на две половины. Движимое и недвижимое. Шестьдесят лет поисков, шестьдесят лет наблюдений, не отрывая глаз от щелки в заборе, длинном, бесконечном заборе. Между этим и тем. Время пластами лежит перед нами, вроде бы ничего
       не меняется, все тот же унылый пейзаж одиночества,
       только где-то за линией изображения, движется, стремительно движется время, словно весь мир суетливый шумный, вдруг замер за спиной человека с фотоаппаратом, как-то навис, затаил дыхание на мгновение...Время пластами словно осыпь соскальзывает вниз. Мы подходим ближе и рассматриваем его, мы можем структурировать время, видеть его...
       Два символа - танец и фотография возникают на чистом листе бумаги сознания. Движение, ощущение свободы своего тела, неограниченности, стремительности. Пение тела.
       И нет предела. Кто-то забыл установить его. Или кто-то забыл сказать всем остальным, что не было никаких пределов вообще. Страх как побочное явление. Лишь фотография может поймать мгновение. Расслоить не расслаиваемое. Без умысла. Случайным штрихом, дрогнувшей рукой Мастера, стремительно, из бесконечности в вечность, из хаоса в бездну, из ничего в никуда, я видел, словно выпущенная стрела ( лучника уже нет, его не было с нами ), жизнь, случайная, она не объект, но она уже есть, или она была, она зафиксирована, фотография остается...
       Осень Роберта Хойсеера. Не фотография, но материализованные слова. Застывшие ноты, что-то из Баха, разговор с тем, кого нет, но с тем, что всегда с тобой, за окном - утро, туман, первый иней...
       Осень, словно миг нерешительный, задумчивый, просто время остановилось, замерло, стоп - кадр, через миг все сорвется, закружится, понесется дальше, будет звук, будет жаркое лето, пот уже не холодный, а жаркий, соленый, слижу с твоего живота, я буду любить тебя яростно, безостановочно, бесповоротно, я буду кричать, о том, что люблю тебя, только ты меня не услышишь, но мы будем счастливы, мы не вернемся , нам не подвластно вернуться за грань фотографии...
      
       2.Как-то незаметно восходит солнце. Лучики солнца плетут замысловатый узор на моей стене, преломляясь через каждый предмет на своем пути, и стена светится, стена становится светом. Пение первых птиц, шорох случайных машин, одинокий прохожий, пробуждающийся аромат нового. ...Так наступает утро.
       Я смотрю в окно, чтобы запомнить палитру цветов, я знаю - она уже никогда не случится такой, все потом будет уже по-другому. Палитру девственно чистого дня.
       Так наступает утро. И я засыпаю. Удовлетворенный...Смеющийся.
      
       3.В пространстве хорошей музыкальной дорожки к фильму рождается другое измерение. Ты ставишь пластинку на проигрыватель и твое индивидуальное наполняется другим. Ты можешь стать наблюдателем или главным героем иной истории.(Angel heart)
      
       4.Та/тот с кем ты впервые проснешься этим утром, освободит тебя от знания своей собственной истории, от опыта, от тяжести опыта, знания...
      
       Я препарирую ее тело. Если бы я встретил ее где-нибудь за гранью нашей таинственной жизни, вряд - ли мог бы узнать ее. Сейчас я занимаюсь любовью с ее глазами, с ее грудью, ее улыбкой, ее животом, ее волосами отдельно, словно все это невозможно составить в один образ. Каждая часть ее притягивает к себе, обнимает, целует, трахает, совращает и делает твою нарочитую невинность одним мощным сгустком желания. Но почему я лучше помню ее живот, чем ее лицо?
      
       В какой-то момент, когда я варю кофе, я начинаю чувствовать аромат твоего тела, переполненного желанием. Влагу на губах твоего желания.
      
       4.Дом, в котором я вырос, места, что были так дороги все это время, уже не несут никакого смысла, ибо я придумал все сам. Нет больше того, что я и моя семья наполнили когда - то смыслом, эти места кончились, потому что все ушли, и мне тоже пора...
      
       Человечество состоит из молекул. Смысл не в том, чтобы обозначить себя материальной формой, а в том, чтобы движение стало неким материальным. Форма является мусором, по сути, продуктом, остаточным явлением, но не целью, форма способна облегчить понимание, не более того.
      
       Мы движемся и почти никогда не встречаемся, ибо пространство изрыто дорогами вдоль и поперек. Лишь иногда, может в метро, там, где живет наша рациональность, жестко отмеренная рациональность, выраженная в секундах и километрах, мы встречаемся, но уже даже не наши взгляды встречаются на плоскости отражения, а наши отражения соприкасаются на больших зеркальных поверхностях, и мы ничего не замечаем, проходим мимо, иногда вздрагиваем, словно от дуновения ветерка...
      
       5.Лишь прибрежный песок, что остался на твоем теле, лишь прибрежный песок сведет меня с ума...
      
       6.Дорогая моя, я знаю что ты уже никогда не вернешься, мы не можем быть вместе и все такое...Да, но я так часто думаю о тебе, я знаю, что очень сильно обидел тебя, но сейчас не об этом, понимаешь, ты так много значила для меня (или может быть - значишь?), так много сделала, я прошел школу от глубины наслаждения до обелиска ненависти, но так быстро, почему все случилось так быстро? Мы провели с тобой время, которое я никогда не забуду, не думай обо мне плохо, я очень любил тебя, но ты слишком слушала меня, я был слишком противоречив, я всегда так, но все что я хочу сказать тебе - спасибо, моя дорогая, и будь счастлива.
      
       7.Ты уходишь, все время уходишь, но ты не можешь уйти, ты рвешь свое тело на клочья, словно оно уже принадлежит только тебе, но я ничего не могу сделать, потому что тебя уже нет со мной, тебя нет нигде, ты сама уже не чувствуешь себя, пурпурные розы моей любви, да, ничтожные розы моей любви, умирают у тебя под ногами, тебе не удержать их в руках, ибо шипы из впиваются в кожу подобно тем смыслам, словам, что как призраки носятся в воздухе нашей истории, которую уже невозможно продолжить, но уже и нельзя забыть, потому что все уже было, и все что останется нам, это хранить тот позор нашей - не - страсти быть вместе и закончить достойно тот поединок, победа в котором уже не достанется нам, никому, только ты почему то разрушаешь себя, разрушаешь.
       Ты забиваешься в клетку своей квартиры и сдираешь свою кожу, рвешь свою кожу, вгоняешь себе боль в вены, полосуешь себя изгнанием, и я ничем не могу тебе помочь, каким бы я не был, хорошим или плохим, я не могу смотреть как ты умираешь...
      
       8.Утром она просыпается и боится открыть глаза, она собирает клочья воспоминаний, она не помнит, где окончился ее день, с кем она сейчас, она не может понять будет ли ей хорошо или плохо сейчас, будет ли она одна, будет ли она с тем, кому она сможет смотреть в глаза. Но вчера уже было и этого вполне достаточно.
      
       9.Жара, жара...пот, и вся остальная жидкость испаряется за одно мгновение, и тогда начинает разрушаться материя.
      
       10.Одно слово разделяет страсть и ненависть, жизнь и все остальное, и парадокс - никто не знает его...
       Никто не знает каким оно будет следующий раз.
      
       11.Ты думаешь, этот путь - возвращение блудного сына ? Но я не постиг твоего мастерства, я вальсирую где-то, как последний мудак, я не могу определить степень своего богатства, я не могу определить степень своего мастерства, уровень своего дна, степень своего откровения (синонимы на исходе), я не смогу ничего сказать если необходимо, ничего определить с помощью легко сопоставимых слов, прости меня.
       Но я исправлюсь, и мы будем посылать друг другу письма, в самолетиках свернутых из 1000 - долларовых банкнот, пусть будет, я и сам этого хочу...
      
       12.
       Мы - песчаные замки
       И шелковый ветер горячий
       Разносит по свету
       Частички
       Песчинки
       Нашего счастья
       Нашего лета
       Нашей любви
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
  • Комментарии: , последний от 24/01/2003.
  • © Copyright Стригин Алексей Владимирович (st@mail.wplus.net)
  • Обновлено: 03/06/2002. 78k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Лирика
  •  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка