Сбор средств на upgrade сервера

Реклама наших авторов:
 Национальный сервер современной прозы 
  
 Главная
 Регистрация
Классика
Современные произведения
 Все по датам
 По авторам
 Случайное
Колонка редактора
Рейтинг произведений
Авторы
Обсуждение
Ссылки
О сайте

editor@izdat.ru
© Copyright

TopList



Rambler's Top100
Rambler's Top100

Aport Апорт Top 1000

RB2 Network.



RB2 Network.
Версия для печати Версия для печати

Подражание Мастеру
ЛиЧе


ЛиЧе liche@mail.ru
Подражание Мастеру.

Но вдруг у него показалась грива
И острый львиный коготь,
И беззаботно и игриво
Он показал искусство трогать.
Без несогласья и без крика
Они легли в свои гробы,
Он же стоял с осанкою владыки ≈
Были созерцаемы поникшие рабы.

Велимир Хлебников

Сколько времени я ждал его, сказать было трудно из-за отсутствия событий, которыми вряд ли можно было считать шевеление вокруг меня клубов туманной серости. Цветности в ней было ровно столько, чтоб только отличать ее от ничего, и издаваемый ею запах помытого сопревшей тряпкой пола также был едва ощутим. Самое большое воздействие серость производила на видимость: из-за нее ни горизонта, ни выси неба разглядеть было нельзя; и шевеление ее происходило даже и подо мною, что наводило на мысль об имевшейся подо мною опоре, державшейся то ли на стержне, то ли на чем-то еще, постоянно прикрываемом той же туманностью.
Он появился с вопросом: ╚Что надо?╩ внезапно и непонятно откуда.
≈ Вам хочу подражать, ≈ сразу сказал я ему о задуманном.
≈ А надо? ≈ спросил он безразлично, однако в лице его появилась настороженность. Мастер был совершенно таким, каким был на интернетских фотках собственного творческого сайта.
≈ Да вам-то, думаю, нет, ≈ потоптался я на своей опоре, поглядывая, не придаст ли он еще какого выраженья лицу. ≈ Но мне, не исключаю, ≈ да, мне интересен писатель, которого я легко могу среди других распознать, который не томит раздумьями ≈ как ему удалось такую муть таким тиражом напечатать. Ведь для меня все почти написанное со времен Соввласти делится лишь на периоды, в которых творил совершенно один того периода поэтописатель ≈ кого-то отдельного различить я не в силах.
≈ Того под страхом смертной казни не сможет никто. Да оно и понятно, направление у них было единое, четкое, ≈ выделил он первый слог последнего слова. ≈ Одно в них раньше было хорошо ≈ писали без затей и, случалось, душевно.
≈ Да, ≈ согласился я с ним горячо. ≈ Современных тексты головомойны до ужаса, в иных англословцы с бандитизмами идут почти сплошняком. От любого рассказика писателя средней руки, утверждающего, что в моду входят унисекс и брутальность, у меня вегетативный криз и синкопальное состояние от всякой критической статейки, доказывающей, что один гнуснейший тупиковый ╚изм╩ уже теснит какой-то другой дважды ╚пост╩, еще гнусней, тупиковей, при том, что усиление качеств одного-то ╚пост╩-╚изма╩-а уже по определению невозможно. Едва я разучу, что есть СМИ, как те уже масс-медиа, хотя, что есть ╚менталитет╩, мне припомнить в напряг.
≈ То ≈ сборище ментов, ≈ спокойно пояснил он мне, ≈ тут зрить надо в корни.
≈ Ну, это, да, ≈ опять согласился с ним я. ≈ Но дело даже не в том, просто ваш писательский дар┘
≈Что-то не помню, что б мне его кто дарил, ≈ перебил он меня.
≈ Да шут с ним даром, ≈ продолжал я упорно топтаться на месте, пытаясь смекнуть, отчего он убрал выраженье с лица. ≈ Просто мне нравиться ваше словесно-смысловое бесстрашие. Подражать ему, конечно ж, глупо┘ но ведь же срисовывают рисовальщики полотна больших мастеров.
≈ Рисовальщики, да, они, один в один срисовать могут все, кроме, разве, одного квадрата Малевича, ≈ согласился Мастер, заставив меня приметить, что больше того, что я ему нес, ему был интересен черный квадрат на груди моей белой майки.
На самом же Мастере майка была черной, и на груди ее в белом квадрате красовался он сам, точно такой, каким был на обложке одной своей книги про насекомых людей. Стоя против него, я подумал, что, надумай кто нарисовать стопроцентно обратный портрету Мастера портрет, ≈ лучше меня натуры не сыщет.
≈ На этот квадрат полвека таращились, прежде чем разгадали, что тот ≈ икона, да и икон-то тех было, что сторон у квадрата, ≈ напрягся я припомнить что-то про затронутый нами предмет.
≈ На самом же деле квадрат, который художник полжизни писал, был только один, ≈ осведомил меня Мастер, после того как придвинул к себе ногой ближайший ком туманности, конфигурацией напоминавший довольно высокое кресло, и сел в него. Только тут я отметил, что Мастер, как по земле, спокойно передвигался по туманности и кресло из той под ним застыло. ≈ Другие квадраты, которые таскают по выставкам и тот, который Инком банк грезит за границу толкнуть, для отвода глаз наличествуют, ≈ продолжил он свои пояснения, ≈ для всяких там мудрил-культурологов: то, дескать, и не квадраты совсем, а иконы, недописанные Леонардо, символы восхождения от хаоса к формам какой-то там несказанности, экраны от реликтового излучения, ключи к перекодировке миропорядка, и прочая метафизическая ересь. Утверждение нового миропорядка Малевич только одному квадрату доверил, в нем-то он и отверг существующий разум, чтоб зародился другой. И ту его круче крутого заумь обнаружили только тогда, когда микроскопом оглядели черную краску квадрата. Той фактически даже и не было ≈ был только очень мелко написанный текст, глядевшийся сплошной чернотой. Тот, кто про текстик тот хоть что прознавал, потом всю свою жизнь руку на пульсе страны держал, шагал с ней единою поступью, ну и голос такого прознавшего с пол-оборота становился общественным.
≈ А что же конкретно там было написано? ≈ спросил я у Мастера, понимая, что предо мною редкий эрудит, сведущий обо всем, про что ни спроси.
≈ Теперь уже вряд ли кто это знает, но много было чего: и весь партийный устав, и принципы демократического централизма, и как заявление для вступления в партию писать, и сколько партийцев должны за того поручиться, и как чистить партряды по совести, не терзаясь ее угрызеньями, ≈ все-все ритуалы партийные, ≈ впадал в задумчивость Мастер, что как будто совсем не мешало обстоятельности его объяснений.
≈ Да разве ж все те ритуалы можно было хоть на чем уписать? ≈ усомнился я.
≈ Ну, разумеется, нет, это был только образчик религиозно-ритуальной конкретики; еретику, скажем, в одной конкретике положен костер, контре в другой ≈ пуля в лоб; жен там, скажем, в одной ≈ не более четырех, в другой, партийцев в партячейке ≈ не менее трех. Но это все скучно, и вовсе не главное, ≈ сделал он небрежный кистью отмах, ≈ главное, квадрат должен был перекрыть ощущение первородного греха партийным, и даже те, кто совершенно не верил в магию квадрата и ни сном ни духом не ведал о первородном даже грехе, партийную греховность ощущали будь-будь.
≈ А интересно, как же вот конкретику квадрата постигал-то народ?
≈ Ее в народ несли постигшие магический квадрат партийцы. Правда, тот что-то то ли делал с их памятью, то ли возраст у них уже был такой, что народу в основном приходилось довольствоваться одними конфабуляциями этих партийцев. Причем каждое одряхлевшее их поколенье провалы в памяти пополняло чем-то еще. Когда я родился, на партийных мистериях уже четвертое поколение конфабуляций пытались осмыслить. Но самое интересное, ≈ усмехнулся задумчиво мастер, ≈ что смысл квадрата-то был не в черной текстовой части.
≈ А что ж было на белой-то окантовке его? ≈ Чтоб не топтаться перед креслом, на котором Мастер сидел, подавшись всем телом вперед и закрывая уложенными на коленях руками свой портрет, я тоже осел на имевшуюся подо мною опору; однако той, когда я вытянул перед собою ноги, под ними не оказалось, и мне пришлось поджать их под себя.
≈ Там вообще ничего написано не было, рентгеном только зря пытали полотно ≈ на белом все чисто. Но кое-кто, не из партийцев, конечно, таки-постиг, что чистая безмолвность хоть и не способна отрицать черни канона, но все ж желает воздействия той оградить. Даже жаль, что никто уже не увидит квадрат, ≈ заключил задумчиво Мастер.
≈ Запретили его, что ль, показывать? ≈ спросил я.
≈ Где-то да, ≈ кивнул он, ≈ этот настоящий квадрат главные коммунисты в кончину СэСэСэРа вместе с золотом партии в могильник зарыли, и кто зарывал после пострелялись, потравились, из окон покидались, все как один. Оттого многие после считали, что их убивали или они без продвижений к коммунизму жизни не мыслили себе. Но на самом-то деле это не так.
≈ Как интересно, ≈ вымолвил я, мне и в самом деле становилось с Мастером все интереснее. Конечно, мне всегда нравилось, что в своих книгах он так понятно, точно детям, притом своим, все объяснял, не уходил в бредовую иносказань, многозначительную умолчань и избегал даже пафосности, то есть не грешил всем тем, чем все поголовно наши писатели себя самих были умней; но то, что мне одному, не корча дидактических рож, Мастер станет что хоть как объяснять, я совсем не рассчитывал. ≈ Так неужто магический квадрат в том оказался повинен?
≈ Он, ≈ заверил Мастер с твердостью, какую позволяла задумчивость. ≈ Они, когда хоронили квадрат, не знали, что полностью заумь его заучивать нельзя, она всю память напрочь отбивает. Ни один из хоронивших, все-то думали они придуряются, после не вспомнил, куда то золото захоронил, с кем хоронил и зачем. А без денег, без власти коммунисты, хоть самые главные, никому не нужны, и эту свою никому на фиг ненужность, то есть то, что, по воззрению их, должны были ощущать, кроме них самих, все-все, они перенести не смогли.
≈ А как же такой квадрат зловещий удалось намалевать Малевичу?
≈ Да художник тут не причем. Он был простой бесхитростный концептуалист и, проживи подольше, все свои рожи без рож, все угольники с квадратами вкупе устремил бы в точку или какую другую невидимость, так что все его концепты пришлось бы после додумывать по оставшемуся от него барахлу.
≈ По нижнему, что ли, белью? ≈ попробовал легонько стебнуть я его.
≈ Ну да, только брать надо из нижнего самое нижнее, оно информативней всего, ≈ с кивком согласья легко отстебнул он меня, после чего ушел в не замечавшую меня как будто задумчивость. Я не мог исключить, что он раздумывал, стану ли его грузить традиционными к нему вопросами, типа: утирал ли он слезы пионерских обид алым галстуком или только сморкался в него? жаден ли он до денег, как написано в одной заметке его сайта, или жадность его описанию не подлежит? и как он относится к возможности создания новых поколений наркоты для расшатывания психоштампов и излечивания от навязчивых подозрений, что значимей всего сущего твоя несравненная плоть? и что для того из наркоты перспективней, в основном галлюциногены: Пейот, Мескалин, Псилоцибин, Марихуана, Героин, LSD, DMT, Квалюд или в основном стимуляторы и депрессанты: Опиум, Морфий, Кодеин, Кокаин?
≈ Но дело, впрочем, вовсе не в том, ≈ обнаружил Мастер, что его задумчивость не помеха общенью со мной. ≈ Просто художник хотел, чтоб чернь квадрата притянула всю, какая тогда развелась при нем, нечисть. А уж, что творения автора по смерти его начнут вытворять┘ ≈ прервал раздумья Мастера возникший внизу, под нами, гомон, нараставший в ходе беседы. Я глянул туда: в просветах клубившейся под нами серости гомонила людская толпа, появление которой явно было связано с явлением Мастера ≈ до того там было безлюдно и тихо.
≈ Кто это? ≈ кивнул я вниз.
≈ Почитателей сюда принесло. ≈ Скосил глаза он туда же.
≈ Почитать новое просят?
Мне показалось, он заикнулся ругнуться, однако, не сделав того, достал из кармана штук десять дискет и, отобрав из них три, швырнул их в гомонящих, после чего гомон стих.
≈ Надо же, прямо с дискет вас читать наловчились, ≈ уважительно посмотрел я на Мастера, после того как углядел, что, растиражировав мгновенно дискеты, гомонящие стали их жадно читать, точно те были обычными печатными текстами. ≈ А меня вот никто не читает.
≈ А надо? ≈ посмотрел он на меня внимательней, чем смотрел до того и сел в кресле прямо, положив руки на подлокотники кресла. Его заслоненный от меня на время портрет переменился и стал смотреться настолько нереально реально, точно в квадрате его майки и в груди под ней было пробито окно, в котором шевелилась еще одна голова Мастера, создававшая полнейшую иллюзию возможности ее потрогать. Такого нельзя было достичь ни монитором, ни кинопроектором; во всяком случае, о таких голографических компьютерных возможностях я даже не подозревал. Да и было абсолютно не понятно, как удалось запрятать в обычную ткань майки подобный прибор? Оттого, что мне не удавалось ничего про то, что видел, придумать и ничего не давали все попытки проснуться, мне стало труднее дышать.
≈ В принципе, создание дающих объемный эффект мониторов и написание таких компьютерных программ, ≈ заметил он в моем дыхании сбой, ≈ дело лишь времени. Но это не то, ≈ в лице его мелькнула улыбка мальчишки, решившего, так и быть, выдать секрет, ≈ просто это мне удалось из другого внимания вытянуть.
≈ Из того, другого, себя ж, дай бог, сюда вытащить, а уж майку┘ ≈ уставился я на него. ≈ Там что ж, тоже есть майки?
≈ Да, может, и есть, не проверял, и фишка не в майке. Ее я просто в Штатах, то ль в Японии купил, точно не помню. Вот что пришлось сюда перетягивать, ≈ шлепнув окно на груди и прилепив его к ладони, он так же шлепком налепил его на запястье, где носят обычно часы, отчего окно стало, как те, размерами, но не утратило своей иллюзорности: в нем тускло-сине, но изумляюще реально засветил в малюсеньком окне фонарь.
≈ И что же, при случае время покажет?
Он открыл было рот мне что-то ответить, но, чтоб не рассмеяться, его поспешно закрыл.
≈ Ах, ну да┘ там же времени нет, ≈ смутился я своей бестолковости.
≈ Время только у нас, оно нам кажется бесконечным и делает нас тупыми и лукавыми, ≈ переборол он смешливость.
≈ Там что ж лукавить, врать, воровать и┘ убивать из какой хоть корысти смысла нашего нету?≈ не мог я унять напавшую на меня бестолковость.
≈ Ни малейшего нету, это я просто взял и взял, ≈ шлепнув себя по запястью, потом по груди, вернул он окно с иллюзией себя на прежнее место. ≈ Ну, как там украсть? Ну украдешь. А потом что с этим делать? Потома-то нет? А уж убьешь кого, и чего?
≈ Так там пока убиваешь, уже, выходит, сидишь, как кретин, на труп его глазеешь? Это у нас все в обратную сторону, и труп с глаз приберешь, и тебя самого червяки приберут, а он все с тобой, и все ≈ как живой, ≈ потрясенно выговорил я.
≈ Может и так, ≈ допустил он спокойно, ≈ трудно сказать ≈ мы ведь гости пока что везде. Раньше истин про что-то только одну дозволяли, потом, когда дихотомически все смозговали (позитрон/электрон, бонтон/моветон, светлое будущее/мрачная действительность и т.п.) их стало две; и истинность той пары истин проверяли тем, что одна была альтернатива другой, а теперь истин, их, сколько хочешь разрешили, кроме, правда, той, что берет под сомненье их множество.
Какое-то время я смотрел на него, понимая, что с моего лица можно писать картину ╚Восторг╩. Все мои попытки (отчаянные, и превесьма) переключаться в другое внимание были просто над ними насмешкой ≈ он же говорил об этом так просто. И все, что знал про то, как озарение не подавал.
≈ А это нужно какой-то программой кормить? Или оно само по себе? ≈ не очень понимая, как сформулировать лучше вопрос, указал я на зиявшее в нем окно.
≈ Инструкции к этому, само собой, не было. Но я сруководился интуицией и кинул туда кассету с фильмом ╚Чапаев╩ и книгу про него же ≈ пускай сравнит. Потом пару книг еще туда обронил.
Я смотрел в его окно, как зачарованный, не в силах разгадать, что все то есть. Мастер в окне скосил вдруг в сторону глаза, туда же посмотрел и сам Мастер: отыскав, куда они оба глядят, я увидел взбиравшегося к нам по шевелящейся туманности взъерошенного парня. В лице Мастера, мне показалось, отразилось готовность нахмуриться, он же на майке повернулся бритым затылком. Я тоже посмотрел на парня с неприязнью: никакой почитатель с его почитаньями мне сейчас здесь был не нужен.
≈ Ребят, пиво ищу, где его тут продают? ≈ не дав себе отдышаться после подъема, спросил он у нас, явно отыскивая глазами только искомое. Он был в серой майке, чуть более отсеренной в местах, нуждавшихся в стирке, и крутил в руках дешевый плеер с болтавшимися на проводках ушными пуговицами.
Мастер и я глядели на парня, сохраняя молчание. Возможно, мы оба соображали, зачем он сочиняет: там, откуда он к нам прилез, пивные ларьки по некоторой, быть может, санитарной норме, были расставлены через каждые метров сто-сто пятьдесят и в некоторых местах образовывали настоящие лабиринты, в которых можно было заплутать. Однако сквозь кромешный мат, которым разразился взобравшийся к нам парень, мы вскоре уяснили, что там, внизу, действительно, случилась беда ≈ кто-то то ли пожег, то ли взорвал все в округе ларьки. Само собой, ударно восстановленные, они могли заработать даже и завтра, но что парню было делать сегодня.
≈ Ух-ты! ≈ обрисовав нам ситуацию, совсем как ребенок подивился он бритой макушке Мастера в майке и, потрепав ее, вдел ему в уши пуговицы плеера; после чего тот, развернулся лицом, прикрытым ладонями. Его беззвучно подрагивавшие голова и плечи наводили на мысль, что потрясающие объемные эффекты окна никакими звуковыми не сопровождаются.
Впрочем, сам Мастер, оставаясь бесстрастным, начал объяснять парню, как ему найти один ларек, и удивительно подробно. Слушая подробности устройства этого обшитого бронею пивного ларька, который ни поджечь, ни взорвать не представлялось возможным, я в который раз подивился эрудиции Мастера. Исходившие от паренька пивной дух (по-видимому, он обзавелся им до беды) и душевная незамысловатость всех нас успокоили ≈ тот оказался не только никаким не почитателем, но, судя по всему тому, ничего, умнее пивных этикеток, отродясь не читал. Начав слушать, как добраться до бронеларька, парень впал в такую сосредоточенность, что совершенно перестал замечать беззвучно хохотавшего в окне.
≈ Шустрый парниша, ≈ похвалил я парня, когда он стал бодро спрыгивать вниз.
≈ Много пива выдует, если не станет ширяться, ≈ заметил Мастер. Судя по озабоченности дальнейшей судьбой парня, тот приглянулся Мастеру тоже.
Я вдруг понял, как парню удалось к нам подняться: с энергией юности, не растраченной ни на какие раздумья, оказаться хоть где было для него ≈ пустяк. Проделать такой подъем, даже при огромном желании, ни один из стоявших внизу почитателей просто не мог. Пронаблюдав, как парень обошел их толпу, я заметил в некотором от нее отдалении очень странную группу. Она состояла из в основном не молодых и абсолютно недвижных людей, удерживавших на головах большие стопки потрепанных книг, судя по часто встречавшемуся единообразию и безвкусице оформления их переплетов, то были по большей части отечественные томовники. Взгляды всех в группе людей были устремлены на толпу и проигрывали гаммы негативных чувств: от легкого презрения до пламенной ненависти.
≈ Это кто? ≈ удивился я.
≈ Критики, ≈ не взглянул на них Мастер и извлек из окна своей майки забытый парнем плеер.
≈ Это которые вас через запятые с похабной литшпаной склоняют?
≈ Сам не врублюсь, с чего те взяли, что та мне родня.
≈ Они не так наивны, как кажутся, и от шпаны, помышляю, вас отличают. Она им не интересна, а вот вы совсем другое дело, сильно ваши легкомысленные ереси глубокомыслиям их смешулек претят, да и вообще критикам нашим ≈ все живое помри: одним ╚наследием нашим╩ живут и только о нем и пекутся, точно каких наследников ждут. Кроме них самих, их сейчас не слушает никто, избаловался народ ≈ читает, что хочет. И читает-то вас, а вы их знать не знаете и даже не принимаете никакого участие в их особом мнении. А оно у них такое единое, что ≈ гаси свет.
≈ Поди пойми, что им надо, ≈ поморщился Мастер. ≈ На полном серьезе мозгуют: то, что пишу, есть цинизм или он в том, о чем пишу.
≈ Однозначно в вашу пользу могут разрешить, если вам с ними поласковей.
Он взглянул на меня вопросительно.
≈ Ну, потусоваться бы с ними хоть малость, журналам бы красочным вам интервью подавать, поучить, и без стеба, как людям жить, чтоб так вот оно и в жизни, и в душе благодать, покрасоваться б с женой на колене на другое б детей посадить.
≈ Где их взять, жену и детей? ≈ как будто очень удивился он такому совету.
≈ Ну, из подруг какую сыскать, и вообще, менять тех почаще, а детей если нет, заменить можно животными. Пару драных ╚любимцев╩-котов у любого подъезда можно словить. Но, главное, все ж побогаче чтоб интерьеры, в которые вы вложили все сбереженья и, уж само собой, душу.
≈ И что, тем, что ли, нищих наших дразнить? ≈ в лице его мелькнуло как будто бы недоумение. ≈ Ну уж нет, ≈ решил он, слегка помрачнев, ≈ лучше я с бомжами на свалке снимусь, с грязной на плече вороной для какого-нибудь ╚Ысырк and и people╩.
От того, что он так небрежно произнес название этого журнального сайта, у меня перехватило дыхание. Сколько-то я просидел, не дыша, и недвижно, на лбу моем проступила испарина. Я наверное знал, что сведениями про этот сайт не располагал ни один даже самый ушлый у нас журналист. Это был журнальный сайт для из избранных избранных, и степень корня извлечения тех из тех была величиной не малой. Отыскать этот сайт в интернете было практически невозможно никак: у него не имелось ни обычного, ни вообще хоть какого-то адреса; и вошел я в него, нажав на один банер, едва не случайно. Правда, то был не обычный, с подмигивавшей тупою девицей или какой другой нелепицей, банер. Просто в нем мне померещился мой отчий дом, при том, что никаких домов и отцов у меня отродясь не водилось.
Я кликал в этом сайте все подряд: разглядывал возле дома березу, потом луну над ним; прошел по темным его коридорчикам, комнаткам, зная все скрипучие на пути моем половицы и стертые ступеньки лестниц; я слышал точно в тысячный раз ночные шорохи дома, когда мне почудились уже его запахи, программа зависла. Оживить вырубившийся после просмотра этого сайта винчестер я не сумел, как ни бился.
≈ После посещения этого сайта, винчестер все обычно выбрасывают, ≈ проговорил Мастер, став разглядывать меня откровенно внимательно. Я понял: он раскусил, отчего меня прошиб пот, ≈ но это никакой ни компьютерный вирус, и оживить винчестер можно, но редко кто за это берется, и делается то кувалдой, в одно при том касание.
≈ Но он же хрупкий, его ж чисто в щепы разнесет, ≈ тяжело дыша, смотрел я на него в упор.
≈ Не разнесет, ≈ покачал он головой. ≈ Тут тот случай, когда все в обратную сторону, даже если полетели все кластеры, только кувалдой и можно. Но суть не в том, оживишь-не оживишь ты его, просто всякий, кто этот журнал хоть на помойке случайно найдет (печатный есть вариант) или по радио услышит его (радиоверсия тоже имеется)...
≈ Ну радио, понятно, потом кувалдой чинят, ну а журналу будет-то что? ≈ снова перебил я зачем-то его.
≈ Первый раз я именно старый-старый, без обложки, погрызенный малость журнал-то и нашел, в одной дыре, в сарае с дровами; до дыр, и вовсе не метафорических, за полтора часа зачитал.
≈ И что же кувалда? ≈ придвинулся я к Мастеру ближе и протянул перед собой даже ноги, совсем забыв, что опоры там нет.
≈ Огрел пару раз, сначала журнал ╚Пионер╩ получился, потом ≈ ╚Костер╩ из него. Но тот я с досады в печь кинул. В том сарае вперемешку с дровами много журналов и книг еще для растопки было душевных, но после того я все подряд уже не читал ≈ что-то случилось со мной. Но то, опять же, не суть, ≈ отмахнул он и это глупый вопрос, заставив меня заметить, что и в его дыхании имеются сбои. ≈ Так вот, я про что, после того журнала, (есть такие, кому он несколько раз посылался)┘ но это тоже, в принципе, не важно. Важно в нем одно только место, те, кто на него натыкается, и то отнюдь не случайность, а четкая данность, тем на все вокруг него интерьеры после плевать, ему все равно ≈ его они или чужие, и одиночество, и страсти его (они еще сильнее после того), но уже не томят и настолько все ему нипочем, что любою дозу по вене пускай ≈ за ней придурком бегать не станет.
≈ И что же такой наткнувшийся купюры в сто долларов вовсю с пятирублевками путает и выходит уже, как вроде, вне социума?
≈ А кому он нужен, тот социум, чтоб одна его часть гноила другую? Социумы все для того, чтоб хоть кого да гноить. А гноить никого и нельзя, потому что мы всегда уже наполовину там, где ухватиться не за что, и страхи здесь наши бессмысленны, от них ты только ничего не понимаешь и ≈ только. И страшить нельзя никого, потому что и наши, и все другие страхи сгниют. ≈ Он дышал уже почти так же, как я, ≈ тяжело.
≈ Но ведь решиться расстаться с прелестью страхов ≈ то же самое, что расстаться с первобытным сознанием всего окружения, ≈ вымолвил я. ≈ То нечто возможно?
≈ Запросто, ≈ попробовал он усмехнуться, ≈ если перевести все в расчет, скоростной и осмысленный.
Какое-то время мы сидели, совершенно не зная, что говорить и что думать. Мы были похожи на двух ученых-ядерщиков, с которыми только что, наплевав на все расчеты их жизни, p-мезоны в реакторе сыграли очередную некрасивую шутку, отчего выходило, что правее всей физиков физики их почившие бабушки, рассчитывавшие во всем на Всевышнего.
Вероятно, чтоб успокоиться, Мастер сунул себе в ухо пуговицу забытого парнем плеера, с другою пуговицей я сделал то же. В плеере работало радио, передававшее концерт по заявкам. Неся отменную пургу, ведущие раздавали всевозможным Пете-Маням сидящим от них в полуметре Иро-Сашам песенные поздравленья-приветы. Первые три прозвучавшие песни были отечественного производства. В самой первой смысл текста и мелодию напрочь забивала задушевность, во второй же мелодический рисунок с текстом были настолько незапоминаемо-сложны, что было не очень понятно, как удалось ее вообще разучить, третью песню можно было заказать, только будучи в родстве с ее исполнявшими, при том очень близком. Четвертая песня, к счастью, оказалось не нашей, и к приятной текстовой ее непонятности еще приятней примешивалась незамысловатая, душевная мелодия. По ходу ее исполнения по лицу мастера несколько раз проплыли теплые тени. Пятая песня так долго не могла разрешиться от барабанного боя, что Мастер выдернул из уха пуговицу и щелбаном ее от себя отпулил. Я тоже осторожно извлек из уха свою пуговицу.
≈ Ну ладно, ≈ решил он, по-видимому, перевести разговор в немудреное русло и отер темя и лоб.
≈ Да, пусть все живет, как живет, ≈ согласился я с его ╚ладно╩. ≈ Пусть главным вопросом жизни только и будет затеянный на ТиВи статистами спор: погубила интеллигенция Россию или наоборот. Этого спора им лет на десять хватит, а то и поболе.
≈ Чего ж теперь то поминать, коли уже погубила, ≈ уже спокойно заметил он.
≈ Да отнекиваются интеллигенты которые, говорят, что не они. И довод тут основной: Пушкин с Достоевским ≈ интеллигенты, а они де России и пальцем не тронули.
≈ А они-то тут при чем, какое отношение они могут иметь к сволоте? Гении не единятся ни с кем. Самое мерзкое в сволоте, хоть в какой, ее единение, когда то никому, кроме той сволоты, и на фиг не нужно. Нет, темку поприличнее можно придумать. Например, стоит ли трахать хоть какой великой державе хоть какую мелочь-страну, если ее великость точно так же после от┘ ≈ повторный всплеск гомона заглушил слова Мастера, он достал из кармана еще три дискеты и, не разглядывая, скинул их вниз, как и в первый раз, гомон быстро затих. Я глянул вниз, толпа уже жадно читала дискеты. Взгляды критиков, мне показалось, стали еще ненавистнее. И вообще, было не очень понятно, как им удавалось так долго истязать свои несчастные головы этими никчемными книгами.
≈ А вообще-то пару раз на ТиВи мне все ж хотелось зайти, ≈ сознался мне Мастер, снова как будто впадая в задумчивость.
≈ С автоматом, небось, Калашникова, ≈ подсказал я ему.
≈ С полной обоймой, ≈ согласился он очень спокойно.
Я посмотрел на него с уважением, понимая, что сидевший предо мной, вряд ли, сумеет промазать.
≈ Хотя какая, черт, разница, что они там говорят, русско-сибирской цивилизации каюк так и так; одна шпана с юга лезет, потом с востока во все щели той еще больше попрет, все собой населит, пока у нас анабиоз.
≈ И что? ≈ спросил я, уже глядя на него снизу вверх, за время нашего разговора я незаметно для себя почти вплотную придвинулся к сидевшему в кресле Мастеру.
≈ Много нашего спалить могут, ≈ раздумчиво глядел он на меня, не исключаю, меня замечая.
≈ Да, дрянь у них пиротехника. ≈ С близи я лучше мог разглядывать творившееся в окне его майки. Устав, наверное, стоять портретом, Мастер в ней уселся на какое-то бревно и был виден весь. Кажется, понемногу я привыкал к смене картинок в непонятном окне, хотя тянуть туда руку и трогать его, как тот шустрый парень, меня не тянуло ≈ панибратство хоть с кем мне всегда почему-то претило.
≈ Не расхотелось мне подражать? ≈ вышел он из раздумий и вперил в меня цепкий взгляд, в котором попытки меня погасить я не приметил.
≈ Видите ли, Мастер, я так давно стою на берегу литературного потока, и все, что кидаю в него, просто тонет и ≈ все. По нему плывут, вижу, пока только щепки да пена. А ваше плавучее судно мне показалось красивым. Захотелось его посмотреть. Хотя на самом-то деле потоки не интересны мне совсем, у них всегда направленья и русла. Моя ж мечта над всем, что есть, пролететь. Так что не завидую плывущим даже пароходам ≈ модным любимцам фортуны.
≈ Классификаторы, которые меня за артефакт уж прям совсем не держат, чаще обзывают меня не модным, а культовый, ≈ поправил он меня сухо.
≈ Охотно им верю, и, кстати, то означает, что вам подражать невозможно, да и культ ваш уже нельзя отменить, кой-кто вас возвел даже в классики и, слышал, что интонации Федора Михайловича у вас кто-то расслышал.
≈ У того кто-то что-то со слухом, ≈ заметил он еще суше.
≈ Не знаю, как с ним у меня, (свой слух оценивать сложно, а критики меня вниманьем не балуют; да и вообще, на всякий случай, не читает никто), но интонации Аркадия Петровича, слышу у вас однозначно.
≈ Не думал об этом, хотя почему бы и нет┘ ≈ он впервые, наконец, заглянул в свое окно на груди, для чего наклонил сильно голову. Вместо него самого там возникла странная, державшаяся за руки пара. Одним в этой паре был один в один Гайдар, а другой в ней была с косичками девчонка. Он был в галифе, сапогах и с планшетом, правда, без любимой папахи, так что большой лысоватый лоб писателя был открыт и немного лоснился. ╚Мы не разбивали чашки голубой╩, ≈ шагая по туманности, как по сцене ТЮЗа, бодренько пропела вдруг странная пара, вынудив меня подметить, что спонтанное включение звука в окне все ж возможно. В тумане, где она удалялась от нас, стал открываться солнечный с небесной лазурью просвет и обозначилась дорога, уходившая к далекому горизонту. Чтоб лучше видеть эту ожившую картинку из детства, я привстал на колени и на какое-то время забыл обо всем, совершенно готовый для достижения располагавшегося на линии горизонта счастья долго-долго шагать и все-все делать правильно.
≈ Мне больше нравилась у него ╚Судьба барабанщика╩. ≈ Весь в ностальгической печали спустился я с колен, когда пара ушла в свое счастье. ≈ Я даже знаю, зачем он ее написал. Там отца мальчика сажают в тюрьму якобы за растрату, хотя отец был явно чист. Просто тогда так много было отцов, которых, как врагов, сажали, и их детей жалко ему было, хотел, чтоб те надеялись, что их отцы вернутся и снова все будет как было. А вот интересно, эманации солнечного счастья, которые в детстве были тогда, они на детей и сейчас эманируют, или новое нарождающееся поколение так ничего и не узнает про детские солнца отцов?
≈ Про солнца детств только может знать великий воин, больше никто. ≈ Он медленно поднял от окна свою голову. Угасший солнечный свет в нем сменили неясные тени, возможно, там шла смена картинки. Мастер впервые напустил на себя серьезность гуру.
≈ Но великий воин, он же┘ или то была только шутка?
≈ Не знаю, ≈ сказал он после долгой паузы, но едва ли мне ≈ или даже себе, за время паузы его гуру погрустнел.
От попытки осмыслить, отчего то случилось, меня отвлекла загомонившая пуще прежнего толпа, по-видимому, все кинутое уже прочитавшая. Многие из толпившихся уже воздымали вверх даже руки. Критики же стояли, скрестивши руки на груди, и взгляды их сверкали зловеще.
≈ Пойду я, ≈ поднялся он с кресла и, вывернув карман, выкинул из него все остававшиеся там дискеты, точно те были ненужными крошками.
≈ Как мне вас удалить? ≈ поднялся и я, самому мне ничего не хотелось больше придумывать.
Он сделал жест рукою, в знак того, что все сделает сам. Внезапно в окне его майки возник несущийся на коне с занесенной саблей Чапаев, осмыслить, что то ≈ кадр из фильма в нараставшем оре и грохоте я не успел. В ужасе отскакивая от вылетавших из окна копыт, я сумел разглядеть лишь завершенье мастерского сальто-мортале, которым Мастер влетел в возникшую в окне Пустоту. Скорость улета его нарастала. Мне захотелось, чтоб он пошел вверх, но все то время, что я мог его наблюдать, он летел на одной высоте, увлекая за собой встречавшуюся серость. И очень скоро та его скрыла.
Я опустился на прежнее место и закрыл глаза, свалившийся с рассеявшейся туманности кресла плеер, заставил меня их, вздрогнув, открыть. Машинально я сунул в уши обе его пуговицы. Концерт по заявкам, по-видимому, кончился, потому что стали передавать старинную музыку. Озирая проявившийся в иных местах горизонт и освещенную солнцем небесную высь, я ощутил дуновения свежести. Словить их, однако, я не успел ≈ кто-то выдернул из моих ушей обе пуговицы. Я обернулся: ко мне подсаживался искавший пивной ларек парень.
≈ А я уж┘ голову всю поломал, где тебя┘ посеял, а ты┘ ≈ радостно заматерился он отысканной игрушке. ≈ Слышь, а где┘ тот, который мне, где пиво есть, подсказал? ≈ поставил он между нами четыре бутылки и поискал глазами, чем бы их открыть. Ничего не сыскав, он сделал то зубами.
≈ Улетел, ≈ уставился я на бутылки: очень неплохо выполненные на их бумажных этикетках миниатюры были копиями черно-белого квадрата.
≈ Тут┘ такую┘ нарисовали, но ты не гляди┘ пиво┘ нормальное, ≈ один к одному мешая мат с текстом, пояснил мне парень. ≈ Жалко, ≈ сплюнув кусок обломленного переднего зуба, пожалел он явно не его. ≈ И что ж, с концами он, что ль? ≈ подал он мне бутылку.
≈ С какими концами? ≈ ухватил я ту за горло. ≈ У него квартира в Чертаново, ≈ швырнул я ее вниз.
Грохот лопнувшей под нами бутылки поверг парня в ступор.
≈ Мыслишь, я не расстроен, что он улетел? ≈ вздохнул он наконец, придя в себя, и, прихватив все три бутылки, отсел от меня.
≈ Не грузи, ≈ попросил я его.
≈ На той бутылке, которую ты┘ там, в черном квадрате, махонькими буковками было чего-то написано┘ только на той бутылке и было написано┘ хотел почитать┘ из-за тебя теперь┘ че пьешь ≈ фиг поймешь.


2002 г.


© Copyright ЛиЧе, 2002

Редакции этого произведения:01 Последняя

Ваша оценка:

Количество прочитавших: 484 (список)




<< Предыдущее | Содержание | Следующее >>



 РЕЦЕНЗИИ

  Добавить рецензию


Здравствуйте. Хм, а хорошо написано. Я, правда не совсем понял - кого вы пародируете (есть мысль, но неуверенная такая). Но написано весьма гармонично. Так.
Единственный недостаток - для стеба - длинновато.
С уважением, В. Шимберев

<В. Шимберев> - 2002/02/06 22:07

 ЗАМЕЧАНИЯ: (добавить)


Нормально оценили.Тыща рублей - не больше и не меньше.

<Natalya Semyonova> - 2002/06/03 15:46

 ЗАМЕЧАНИЯ: (добавить)


Уважаемый Че, не надо путать героин с психоделиками, а опиум и морфий со стимуляторами, советую переделать, а то стыдновато как-то перед Мастером... А в остальном - блестяще. Огромное спасибо, получил большое удовольствие. Странен показался товарищ В.Шимберев в своей реце : по-моему по поводу Мастера все абсолютно понятно. Что-то мало у вас рецензий и вот, как мне кажется, почему. В современном "высоколобом" лит.процессе считается недостойным не только обсуждать, а просто упоминать имя того самого человека, которому вы подражаете - мол раз он всем нравится - значит и не писатель вовсе, а так, коньюктурщик. Сами себе боятся признаться, что ведь нравится, и втихаря, но читают. Вот читаю и вижу. Зримо все, все видится, как будто фильм смотришь. Так и только так должен читаться настоящий писатель. Только вот фильмы бывают разные - попроще и посложнее. Жаль, что с увеличением "сложности" - фокус расстраивается. У вас с фокусом все в порядке... А Наталье Семеновой я бы эту тыщу подарил, все-таки не деньги, а ей было бы приятно, наверное...

<sokol> - 2002/07/11 14:18

 ЗАМЕЧАНИЯ: (добавить)

Если тыщу доллАров, то так и быть, приму.

<Natalya Semyonova> - 2002/07/11 16:34
Разумеется, Вы правы, мне следовало бы написать о группах наркотиков, в основном галлюциногенах (Пейот, Мескалин, Псилоцибин, Марихуана, Героин, LSD, Диметилтриптамин, Квалюд), в основном стимуляторах и депрессантах(Опиум, Морфий, Кодеин, Регсоdan, Ritalin, Кокаин), всего четыре группы по классификации данной Проф. Джон А. Соломзес, Проф. Вэлд Чебурсон, Док. Георгий Соколовский в статье ╚Наркотики и общество╩ 1988 г. С высоты моего медицинского образования мне не пришло в голову уточнять, но непременно то сделаю. Спасибо Вам. ЛиЧе

<ЛиЧе> - 2002/07/11 20:21

извиняюсь за "Че", уважаемый(ая) ЛиЧе.:))

<sokol> - 2002/07/11 14:52

 ЗАМЕЧАНИЯ: (добавить)



Национальная Литературная Сеть
Наши анонсы
Полдень, XXI век

Приобретайте третий номер журнала "Полдень, XXI век" под редакцией Бориса Стругацкого!

Вы можете получить его по почте, заказав через интернет.

Лента новостей
[17.01] Подведены итоги конкурса СП России за IV квартал 2002 года

[15.01] "Пятая аксиома" - литературная программа лито ПИИТЕР

[05.01] В новый год - с новыми именами


См. также
Самиздат


На правах рекламы
M2K Network