Джен: другие произведения.

Сновидения Старого Физика. Эзотерический театр абсурда вплоть до Катастрофы

Журнал "Самиздат": [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Регистрация] [Помощь]
  • Комментарии: 88, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Джен (mytre@mail.ru)
  • Обновлено: 17/06/2002. 56k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Проза, Фантастика, Философия
  • Оценка: 7.14*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Старый Физик хотел отказаться, но увидел, что великан, наклоняясь, загребает рукой людей и отправляет в свою деревянную пасть..." сборник номинирован на конкурс сетевой литературы Тенета-2002. Комментарии принимаются и здесь тоже: http://anti.teneta.ru/2002/sb_rassk/gb1019804371535803.html?

  •   Сновидения Старого Физика
      
      Фритьофу Капре, который этого может и не увидеть
      
      СТАРЫЙ ФИЗИК КАК ГУРУ
      
      Однажды в гости к Старому Физику пришел человек, посмотрел на книжки в шкафу и восхищенно воскликнул:
      
      - Да вы же гуру!
      
      Старый Физик не понял. Объективно, гуру встречались в Индии, а здесь была заснеженная Сибирь. Но, может быть, его гость в настоящий момент находился в Индии, и всегда находился в Индии, а в Сибири из них двоих жил лишь Старый Физик? Старый Физик задумался. И тут к нему вошел еще один человек.
      
      - Это - гуру! - сказал первый человек второму, кивая на Старого Физика, и оба гостя радостно заулыбались.
      
      Старый Физик пожал плечами. Не успел он это сделать, как в дом вошел еще один человек. Он был ростом не больше полутора метров.
      
      "Какой маленький", - подумал Старый Физик.
      
      - С нами гуру, - сообщили первые два новому гостю. Маленький человек тоже обрадовался и подпрыгнул.
      
      Старый Физик подошел к книжной полке, чтобы понять, что же такого его первый гость там нашел. Пока он перебирал свои книжки, его комната заполнилась большим числом людей. Среди них были совсем незнакомые. Все они тихо переговаривались и улыбались, точно ждали чего-то.
      
      Наконец Старый Физик повернулся к гостям. Те сразу же перестали болтать и замерли. Тогда Старый Физик сел на пол. Все гости тоже с шумом сели на пол. Старый Физик принял позу лотоса. Все гости тоже постарались принять позу лотоса. И у них получилось! Они сидели счастливые со скрещенными ногами и смотрели на Старого Физика, словно на божество.
      
      "Ерунда какая-то", - подумал Старый Физик, и встал. Люди не пошевелились. На его месте, не двигаясь, сидел полупрозрачный двойник Старого Физика.
      
      Старый Физик тихо, чтоб никому не мешать, пробрался вдоль стенки и вышел на улицу.
      
      На улице падал снег. Старый Физик присел на крыльцо.
      
      Тут он заметил, что рядом с ним, на расстоянии вытянутой руки, сидит голубь.
      
      Старый Физик внимательно посмотрел на голубя.
      
      "Гру-гру", - сказал голубь, и отвернулся.
      
      
      
      
      СТАРЫЙ ФИЗИК И СОВСЕМ ДРУГОЙ ГОРОД
      
      Давным-давно, когда Старому Физику исполнился двадцать один год, и он был совсем не старым и не совсем физиком, его родители подарили ему сто рублей и сказали, что он может купить на них все, что хочет. Старый Физик вышел из большого серого профессорского дома и пошел пешком в букинистический магазин в центре города. Он шел сначала дворами, потом вдоль трамвайной линии, потом вниз с холма, потом вверх по лестнице, а когда дошел до круглой площади и увидел большую резную дверь букинистического магазина, то почти понял, какую книгу в нем хочет найти.
      
      Старый Физик вошел в магазин и увидел, что там на полках стоит и лежит миллион разных книг, в твердых и в мягких обложках, потрепанных и не очень, - и при этом всюду стоял особенный книжный запах. Тогда Старый Физик подумал, что может найти нужную ему книгу по запаху, и он медленно пошел вдоль полок, принюхиваясь, и не особенно вглядываясь в названия. Запах книг имел множество разных оттенков. Иногда книги пахли как лес, иногда - талой водой, кое-какие были пропитаны ароматами меда, другие - теплом человеческих рук, третьи - слезами, четвертые - горькой мышиной отравой. Встречались и книги, которые пахли как камни, а особо старые книги источали запахи ладана и подземелья. Но все это было не то. Тогда Старый Физик начал брать книги в руки и раскрывать их где-нибудь в середине. Так, из ненароком уловленных слов, он узнал, что Леда любила Лебедя, а Марья Григорьевна ненавидела кипяченое молоко; что двойка, возведенная в квадрат, не всегда равняется четырем, а летающие тарелки посещают землю полтора раза в сутки, и при этом тотальная урбанизация неизбежна, хотя каждый себя уважающий человек обязан держать вилку в левой, а столовый нож в правой руке. Старый Физик разглядывал книги по философии и юриспруденции, социологии и истории, познакомился с многотомными собраниями сочинений классиков и еще более многотомными собраниями сочинений малоизвестных авторов; а когда задумчиво взвесил, не забираясь внутрь, последний из ему доступных синий том, то попросил у администрации магазина стремянку, чтобы добраться до верхних, очень пыльных и почти не посещаемых полок. Там, в одном из углов, он обнаружил небольшой, страниц этак в двести, сборник фантастики, и читал его минут двадцать пять, не сходя с лестницы, и только просьба маленькой девочки снизу посмотреть, нет ли там, наверху, учебника математики, заставила Старого Физика положить сборник обратно, но он все равно не собирался его покупать, потому что тот, как и все остальное, не являлся Единственной Ему Нужной Книгой, названия которой он не знал, так же как и не знал, даже не мог представить себе, какие там иллюстрации и как зовут главных героев, при том что он не исключал, что героями в книге могли оказаться не люди, и даже не звери, а стихии или же формулы.
      
      Тем временем наступили сумерки, магазин опустел и скоро был должен закрыться. Старый Физик вздохнул: он понял, что книги сегодня он не нашел, - и слез со стремянки, пообещав продавцам, что зайдет непременно через неделю, и вышел на улицу. Свежий воздух с реки заставил его поднять голову и оглядеться: река находилась вовсе не там, где ей положено быть! Старый Физик внимательно посмотрел вокруг, и увидал, что и дома расположены по-другому, и выкрашены в другие цвета; там, где был магазин игрушек, неоново светилась вывеска "Продукты", а вместо маленьких елочек у остановки росли густые кусты сирени, - в общем, это был Совсем Другой Город. То есть, конечно, он был очень похож на тот город, где жил Старый Физик, и здесь также ходили трамваи, и столько же людей прогуливалось по набережной, а в киосках стояло такое же пиво, но при этом глаз улавливал массу значительных изменений, которые, впрочем, общего облика города не меняли, но, тем не менее, выглядели непривычными и иногда даже жуткими: например, вместо белого бюста из гипса посреди площади стояла чугунная статуя. Старый Физик сперва испугался, но потом развеселился - ведь, честно сказать, ему всегда хотелось попасть куда-нибудь не туда. Так что, не спрашивая никого не о чем, чтобы не приняли за сумасшедшего или пьяного, он, не торопясь, отправился пешком в ту сторону, где предположительно должен был находиться его родной дом. Так он шел сначала вдоль трамвайной линии, потом вверх по лестнице и вниз с холма, а затем почти знакомыми дворами вышел к месту, которое было похоже на то, откуда сегодня утром он начал свой путь. Но большого серого профессорского дома там не оказалось, а стоял маленький деревянный, на одного жильца. У домика было крыльцо, а на крыльце лежал плетеный красно-зеленый коврик, хорошо освещенный зарешеченным небольшим фонарем; и неподалеку мяукнула невидимая в темноте кошка. Старый Физик приподнял коврик и обнаружил на сырых досках ключ, который точь-в-точь подошел к замку. И тогда Старый Физик понял, что он нашел, что искал.
      
      
      
      СТАРЫЙ ФИЗИК - ИЗОБРЕТАТЕЛЬ
      
      Книги играли в жизни Старого Физика особую роль. Еще когда он был маленьким, в библиотеке его отца были книги разрешенные и запретные. Запретных книг Старый Физик боялся, а разрешенные читал и перечитывал до тех пор, пока не выучивал их наизусть. В шестнадцать лет в его душе метались небольшие бури, и ему иногда хотелось порвать запретные книги, чтобы наделать бумажных корабликов из желтоватых страниц, густо засеянных знаками, - пусть плывут себе в никуда. Потом, когда Старый Физик стал взрослым, он смог позволить себе покупать любые, даже самые толстые и самые умные книги. А если какие-то в магазины не завозили, то он находил их в огромной десятиэтажной университетской библиотеке. Но все-таки оставались книги, которые были Старому Физику недоступны. В частности, ими являлись Книга Песчинок, Книга Путей и Дорог, и особенно - вожделенная Старым Физиком Книга Дней, в трехсот шестидесяти пяти главах которой рассказывалось, что произойдет и что надо делать читателю в тот или иной день в году. Но не исключено, что Книги Дней на свете не существовало, так что Старому Физику приходилось изобретать каждый день самому. Он просыпался перед рассветом, и, не вставая с постели, сочинял, куда он сегодня пойдет, что и где будет есть, с кем и о чем заведет разговор, что и сколько будет писать. Заодно он изобретал случайные встречи, неожиданные знакомства, а когда ему было особенно грустно - возвращение старых друзей. Также он сочинял, какая будет сегодня погода до обеда, после обеда и вечером. Раз в году он сочинял ледоход. Все, что изобретал Старый Физик, совершалось в реальности. Ободренный своими успехами, он иногда сочинял события для соседей или коллег по работе. Для одних ему удавалось изобрести публикацию в именитом журнале, для других - выигрыш в лотерею, а однажды у него получилось придумать одной семье второго ребенка, светловолосую лапочку-дочку. При этом в день ее появления все считали, будто бы мама девочки, как и положено, девять месяцев была беременна, и ребенка с радостью ожидали и женщина, и ее муж, и ее сын, и дедушки с бабушками, и даже дальние родственники. Когда у Старого Физика получилось такое, он чрезвычайно испугался, но он ведь не мог повернуть все обратно - человек-то родился, и теперь должен жить. С тех пор Старый Физик свою фантазию попридерживал, и старался изобретать события только для самого себя, да и то в пределах понятных науке фактов и в рамках приличий.
      
      К счастью об изобретениях Старого Физика никто не был осведомлен. С одной стороны, небольшая известность ему бы не помешала - ведь тогда он бы мог помочь многим людям, сочиняя по их непосредственной просьбе то, что им очень хочется или необходимо. Но, с другой стороны, Старый Физик боялся, что, когда об его таланте прознают, то у него сразу возникнут враги, целая армия страшных врагов, которые сперва будут организованно обвинять его и стыдить, - мол, он делает то, что не дозволено человеку обычному; а потом, не дай Бог, поймают и изолируют в металлическом бункере, чьи стены творческую энергию не пропустят, и в результате погода, сама себе предоставленная, испортится окончательно - климат-то на всей Земле изменяется, и не в лучшую сторону. Так что, Старый Физик старался вести себя тихо и незаметно, и часто скрывал свою радость. Но, впрочем, нередко он сомневался в своих способностях - ведь все могло происходить иначе, и на самом деле он не изобретает самостоятельно, а просто читает о событиях дня грядущего в книге, написанной на Небесах, словно один из самых усердных учеников Сочинителя. И тут у Старого Физика становилось легко на душе, он улыбался и отправлялся кормить свою кошку.
      
      
      
      СТАРЫЙ ФИЗИК, АВТОР И НАБЛЮДАТЕЛЬ
      
      
      Как-то раз Автор пришел к Старому Физику вечером с бутылкой лимонной водки. Старый Физик достал из холодильника тарелочку с нарезанной копченой колбасой, и оба сели на маленькой кухне для задушевного, как и положено за питием, разговора.
      
      На улице смеркалось, загорались окна, и вдалеке беззлобно и глухо лаял дворовый пес. Хорошо так лаял, по-домашнему. В общем, очень скоро атмосфера на кухне стала совсем откровенной.
      
      - За то, чтоб нам все и всегда! - поднимал рюмку Автор. А Старый Физик его понимал.
      
      Но потом Старому Физику сделалось грустновато.
      
      - Вот скажи, - толкал он Автора в плечо, - Почему ты создал меня таким?
      
      - Каким - "таким"? - удивлялся Автор.
      
      - Да никаким! - в сердцах восклицал Старый Физик и безнадежно махал рукой, - Старый я...
      
      - И вовсе ты не старый, - возражал Автор, - Ты просто бывалый. Ну, как старый морской волк. У них там, на кораблях, знаешь, один год за четыре идет.
      
      - И работы у меня нет, - продолжал жаловаться Старый Физик.
      
      - Придумаю я тебе работу. Вот только роман допишу.
      
      - А... Все вы так говорите...
      
      - Да ну тебя! - обиделся Автор, - И вообще, если хочешь знать, ЕМУ все равно, есть у тебя работа или нет.
      
      - Кому это "ему"? - насторожился Старый Физик.
      
      - Ну... - замялся Автор, понимая что сболтнул лишнее, - Наблюдателю, что ли...
      
      - Где - Наблюдатель? - вскочил Старый Физик.
      
      - Там, - кивнул Автор в сторону, а потом наверх, - Или там.
      
      - Везде, что ли?
      
      - Это нельзя показать. Это как если бы мы жили на плоскости, а он смотрел на нас из пространства. Тебе как физику должно быть понятнее.
      
      - То есть, он не видит нас так, как видим друг друга мы?
      
      - Он ЗНАЕТ о нас. Наблюдать вовсе не значит видеть. Он нас воспринимает... как знаки, что ли. И с помощью знаков в своем воображении воссоздает картинку.
      
      - Если у него воображения хватит, - хмыкнул Старый Физик, - Вот, скажем, если я сейчас возьму бутылку и швырну ее в окошко...
      
      - Ээ, - ухватил Автор Старого Физика за рукав, поскольку тот действительно потянулся к бутылке, - Все равно в Наблюдателя ты не попадешь. Тебе потом стекло вставлять, а он только ржать будет.
      
      - И никакого сочувствия?
      
      - Вряд ли. Разве что Наблюдатель - женщина.
      
      - Так, он может быть женщиной? А кто он вообще?
      
      - А черт его знает. Повезет - так познакомлюсь.
      
      - А я?
      
      - Ты лучше разливай, - и Автор задумался. При этом он изо всех сил скрывал свои мысли, поскольку вспомнил, что Наблюдатель влегкую может эти самые мысли прочесть.
      
      Старый Физик сел и налил еще по одной. По его лицу было видно, что он также о чем-то напряженно размышляет.
      
      - А может быть, ему тоже? - наконец сказал он, и, озираясь, произнес осторожно: - Э-эй! Водки хочешь?..
      
      ... Но он ничего не услышал в ответ.
      
      
      
      
      КАК СТАРЫЙ ФИЗИК НАШЕЛ СВОЕГО ДРУГА
      
      Был у Старого Физика Друг, который приехал издалека. От всех прочих Друг отличался диковинными яркими нарядами и непривычным для этих мест строем мысли. В его сознании, например, каждый дождь являлся следствием брачного танца полевых змей, а богатство связывалось с тем, что мать еще неродившегося богача по странной прихоти женщины в положении иногда ела землю. При этом Друг обладал способностью производить на людей неизгладимое впечатление. Но как он относился к окружающим сам, никто не мог угадать, а Друг ни в какую не признавался.
      
      Старый Физик очень любил своего Друга. Вместе они придумывали несуществующие города, рисовали карту необитаемого острова сокровищ, варили вечером на костре у реки черный-черный арабский кофе, и были счастливы. Но однажды Друг внезапно исчез. Старый Физик проснулся утром, и обнаружил, что раскладушка стоит сложенная у стены, в ванной нет оранжевой зубной щетки, а в прихожей на вешалке - потертой куртки из разноцветных треугольников замши, с которой Друг не расставался. Старый Физик сперва испугался, потом принялся выращивать в себе надежду на возвращение, но надежда погибла еще в состоянии эмбриона, и тогда Старому Физику стало так плохо, так плохо, что он выкурил пять сигарет подряд, а потом голова у него закружилась до того, что ему стало страшно куда-то идти, и он, присев на крыльце, просидел там почти до самого вечера.
      
      Дни сразу стали длинными, а ночи - похожими на бездонную яму; и, в поисках спасения, Старый Физик мысленно разговаривал со своим Другом, но тот молчал и как будто не слушал. Старый Физик от этого злился и нервничал. Он злился в дождь, и в жаркие дни, и в темноте, а особенно сильно - когда дул западный ветер. Длилось это долго. Однажды он злился в ночь полнолуния. Огромная луна в пол-окна бледно-масляным светом вторгалась в комнату. И тут Старому Физику в лунной физиономии вдруг почудилось нечто очень живое, разумное и готовое заговорить.
      
      - Чур меня, чур меня, - пробормотал Старый Физик, и, занавесив окно, улегся спать.
      
      А на другой день он отправился прогуляться. Стояла зима, и шум на улицах приглушался сугробами. Старый Физик ощущал себя невидимкой, а точнее, все остальные люди как будто существовали в параллельной реальности: представляете, на одной улице - две параллельных реальности, и это лишь для людей, а дома, деревья и снег пронизывали все сразу. Только с автомобилями Старый Физик никак не мог определиться: они проскальзывали, шурша и сверкая боками, и вели свою особую жизнь. В любом случае, Старый Физик оставался наедине со снегом, деревьями и домами, а остальное имело значение не большее, чем имеют тени - зимой-то какая разница, есть они или нет. Разве что для красоты - синева на снегу. Но машинно-человеческое мельтешение Старому Физику надоело, он перешел дорогу и вошел в неподвижность сквера, отделенного от движения толстой узорной решеткой. Здесь было, где разгуляться: широкой аллеей, а потом узкими тропками, усыпанными мертвыми семенами, - тут только руку протянуть не в полную длину, и коснешься усталого, по-зимнему склоненного ствола. Так Старый Физик и сделал, потрогав кору особенно близко стоящего дерева, предварительно сняв перчатку. И ощутил он, что дерево дышит - незаметно для глаза, но в обнаженную ладонь очень даже и отдает.
      
      Отступил Старый Физик на шаг, и воззрился на дерево с изумлением.
      
      - Это ты? - спросил тихо, как с невысокой ветки упал бы снег.
      
      - Это я, - ответило ему дерево внутри его головы.
      
      И Старый Физик стоял и смотрел, чуть покачиваясь, не доверяя и радуясь одновременно. А потом произнес:
      
      - Я еще приду.
      
      И дерево кивнуло ему в ответ.
      
      Но когда Старый Физик пошел обратно, он стал замечать живое и очень знакомое в каждом дереве, в каждом сугробе, а потом - в каждом доме на улице, и даже в тучах на небе; и все они внимательно глядели на него и своим взглядом будто берегли, и дышали в такт его неторопливому шагу; и, хотя они были разрозненными, но, повторяясь как орнамент, составляли единое целое, один родной и близкий образ Друга; и Старый Физик теперь был вместе с ним и внутри него, окруженный со всех сторон, и было уютно и хорошо, словно в любимых ладонях. И становилось ясным, почему Друг не оставил адреса.
      
      
      
      
      ПЕРВОЕ НАШЕСТВИЕ ТИГРАНА
      
      Одной весной Старый Физик, идя утром по главной улице, заметил огромное количество ярких афиш. Афиши сообщали о том, что в город приехал цирк, и единственное представление состоится сегодня вечером. Особо крупными буквами было набрано имя фокусника, которого звали Тигран Зеленоглаз.
      
      Судя по всему, этот фокусник был весьма знаменит, хотя Старый Физик никогда раньше о нем не слыхал. Надо сказать, что в юности Старый Физик и сам грешил мелкими волшебствами: вытаскивал орехи из ушей знакомых, а разноцветную вереницу платков - из пустой черной коробочки, развязывал любые узлы, а иногда даже (!) умел из ничего делать деньги, правда, по мелочи - по рублю за раз. Но потом он всерьез занялся наукой, и механику фокусов подзабыл. А тут прошлое в нем всколыхнулось, и он зашел в кафе "Капитан", чтобы узнать какие-нибудь имеющие отношение к делу сплетни.
      
      Ему повезло: за дальним столиком трое коренастых мужичков, попыхивая доисторическими трубками, как раз говорили о Зеленоглазе. В частности, они обсуждали его национальную принадлежность. Старый Физик взял чашку черного кофе с дымком, уселся возле окна и прислушался. Из увлеченной беседы троих следовало, что Тигран Зеленоглаз не армянин, не грузин, не еврей, не эфиоп, не индус, не латиноамериканец, не австралийский абориген, не житель острова Пасхи, и уж точно не потомственный викинг. Дальше перебирать подходящие национальности мужички затруднились. Один из них многозначительно поднял указательный палец, и громко заявил:
      
      - Все же, я думаю, он прилетел к нам с Марса!
      
      Остальные двое зашикали на товарища и принялись настороженно озираться. Старый Физик отвел взгляд в чашку с кофе. Краем глаза он успел заметить, что мужички под столом прячут бутылку с прозрачной жидкостью. Тут распахнулась дверь с характерным звоном, и в кафе вошел небольшой человек, играя концом длинного полосатого шарфа, обмотанного кругом шеи.
      
      "Тигран Зеленоглаз!" - восхищенно прошептали рядом со Старым Физиком.
      
      Вошедший имел очень короткую стрижку, заостренные уши, тонкие губы и огромные, чуть-чуть раскосые глаза цвета первой травы. Двигался он чрезвычайно пластично, что, впрочем, свойственно цирковым артистам. Дойдя до столика Старого Физика, он приятным бархатным голосом поинтересовался:
      
      - Вы позволите?
      
      Старый Физик кивнул, хотя кругом было свободно, и Тигран сел напротив. Казалось, что у него к Старому Физику есть какое-то дело. Но фокусник не торопился. Он щелкнул пальцами, подзывая официанта (тот не замедлил явиться), и заказал пятьдесят грамм коньяку и бутерброд с красной рыбой. Старый Физик скромно смотрел на свой кофе, где опрокинуто отражался кусочек окна.
      
      Две или три минуты прошли в неподвижности и тишине. А затем Тигран Зеленоглаз повел носом, как бы принюхиваясь, и поморщился. Старый Физик тоже втянул воздух сквозь ноздри, но ничего не почувствовал. Тем временем Тигран с недоуменным видом обнюхал салфетку, обнюхал солонку, наклонился к занавеске, выпрямился, огляделся, провел под крышкой стола пальцами и внимательно обнюхал их тоже. А потом попросил Старого Физика протянуть ему руку.
      
      "Зачем?" - собрался спросить Старый Физик, но не спросил, потому что ему внезапно захотелось помочь напряженно что-то ищущему Тиграну. Зеленоглаз взял поданную ему руку в свою, нагнулся, и неожиданно остро впился зубами в запястье.
      
      - Ох! - коротко вскрикнул Старый Физик и выдернул руку.
      
      Тигран Зеленоглаз суматошно вскочил и бросился к выходу. Концы полосатого шарфа развевались у него за спиной. Фокусник выкатился на улицу, дверь за ним хлопнула, звякнули склянки. Старый Физик, скорее, был удивлен, чем обижен. Он обернулся на мужичков. Двое пожали плечами, а один покрутил у виска коротким пальцем.
      
      Старый Физик залпом выпил коньяк, который принесли сбежавшему Тиграну, и понял, что непременно пойдет на вечернее представление.
      
      Из циркового шатра, установленного на пустыре, доносилась веселая музыка. Среди зрителей больше всего было чинных, чисто одетых детей и смешливых девушек. Девушки все заявились парами, и перешептывались. Старый Физик пробрался на свое место, и оркестр тут же заиграл туш. На желто-красной арене появился распорядитель, и объявил, что выступление Тиграна отменяется по причине его внезапной болезни. "Наверняка застрял у какой-нибудь бабы", - вкрадчиво проговорили у Старого Физика за спиной. Он обернулся, и увидал давешних посетителей "Капитана". Пришлось кивнуть, как знакомым. Уйти прямо сейчас было бы неудобным, и Старый Физик досидел до конца. Артисты старались.
      
      Возвращался домой Старый Физик уже в темноте. Свежий воздух казался очень приятным после душного шумного шапито. Когда Старый Физик подходил к дому, дорогу ему перебежал огромный светлокоричневый кот с полосатым хвостом. Выглядел он сосредоточенным.
      
      - Кис-кис-кис, - сказал коту Старый Физик. Тот обернулся, не останавливаясь, и показал глаза цвета первой травы.
      
      У себя дома Старый Физик обнаружил записку: "Прошу извинить меня, - сообщалось в ней, - за мое давешнее поведение, и тэ дэ, и тэ пэ". "Зеленоглаз", - мелькнула догадка. Старый Физик не задавался вопросом, как Тигран проник в надежно запертый дом: фокусник все-таки. На другой день на месте цирка только валялись обрывки афиш.
      
      А через месяц Старый Физик заметил, что его кошка ожидает котят.
      
      
      
      СНОВИДЕНИЯ СТАРОГО ФИЗИКА
      
      Иногда ему снились сны, в которых каждый предмет мог обернуться туннелем в незнакомые страны, а каждое живое существо ощущалось как родственник, нужный или не нужный, любимый или же нелюбимый, но прочно связанный со сновидцем все равно. Ему снились синие пальмы с улитками, игрушечные города, куда, однако, можно было попасть, если стать персонажем игры; ему снились плотный и непрозрачный купол летнего неба, душистые и влажные леса с обилием цветов и запутанными тропинками, где бродили олени с золотыми рогами в форме букв незнакомого алфавита; снился туман на зеркальной поверхности, снился огненный закат над белыми развалинами, снились ночь, комната, и его двойники - спящие или вещающие. Когда после подобных снов он возвращался в реальность, то долго не мог ничем заниматься, и сидел, наблюдая движение облаков. Ему казалось, что непостоянные облака уносят с собой разгадку главной тайны его жизни, и ощущение это тоже было как сон.
      
      Однажды ему приснилось, что он читает книгу про самого себя. При том его имя возникло только в самом начале чтения, но сколько он не возвращался к первой главе, не мог его вновь отыскать. Книга стремительно меняла размеры, цвета обложки и смысл, и стоило только сосредоточиться на странице, как сквозь один текст проступал совершенно другой. Еще в книге был безымянный герой, который все время вел диалоги с собственными частями тела, внутренними органами и запахами. Очень хотелось найти здесь свое будущее, но когда это желание усиливалось, то на бумаге появлялась издевательская бессмыслица вроде "поди направо, куда смотрят часы" или "злой, злой, очень злой паровоз искрометный". В книге встречались и иллюстрации, где изображение было то ли пейзажем, то ли портретом; а в правом нижнем углу стояла подпись художника в виде икса с одной чертой - прямой палкой, а другой - изогнутым червяком.
      
      В другой раз во сне он увидел Автора, наблюдая за тем издалека, как бы из глубины затененного переулка глядя на площадь. Автор нервно расхаживал то туда, то сюда, скрестив руки и сильно сжав себе плечи, точно ему было зябко, а в туманности над взъерошенной головой просматривались размышления и фантазии. Там Автор сидел, нахохлившись, на острой вершине скалы, что торчала посреди синеватых туч, и строил планы самоубийства. Его волновало, что он не сможет вскрыть себе скользкие вены вдоль, и приходилось принять, что, если разрезать наискосок, оно будет довольно надежно. Наблюдатель из переулка, сновидец, боялся Автора, и почему-то мечтал посадить его в утлую лодку и пустить по весеннему быстрому ледяному ручью, отгороженному от мира плакучими серыми ивами.
      
      Наконец, пришел сон о Читателе. Читатель злорадно, с утробным смехом, тыкал в книжку острой булавкой, подцепляя вереницы черных знаков. Знаки извивались и барахтались, подобно умирающим насекомым; среди них встречались и желтые бабочки, обнаруживая которых, Читатель визжал от восторга, очищал от прочего мусора, расправлял, и размещал под стеклом. Квартира Читателя напоминала музей. В затканных паутиной углах ехидно скалились черные африканские маски. Из буфета грустно выглядывало чучело миниатюрного единорога. Разнообразные бабочки в застекленных ящичках были развешены по всем стенам, и каждая имела ценник с трех-четырехзначной цифрой на плотной розовой бумаге. Читатель радовался, глотал из бутылки пиво, принимал десятки гостей с одинаковыми серьезными лицами, и сновидцу, оказавшемуся внезапно в самом центре этого хаоса, захотелось немедленно отыскать окно и выскочить, пускай даже и переломав ноги.
      
      Сны прилипали к сознанию Старого Физика, заслоняли реальность, мельтешили перед глазами, всплывали вместо ответов на обыденные вопросы, и, чтоб избавиться, он отправился к толкователю сновидений. Толкователь принимал клиентов в подвале, и в полутьме трудно было угадать его возраст. Старый Физик рассказал ему все, и во время рассказа толкователь ерзал, подпрыгивал и все время морщился.
      
      - Так что же они означают? - спросил наконец Старый Физик, закончив рассказ.
      
      - Ничего! - неожиданно резко отреагировал толкователь, - Ничего они не означают. Все дело в том, что они и есть НАСТОЯЩАЯ ваша жизнь.
      
      И Старый Физик покинул толкователя в недоумении.
      
      
      
      
      ВТОРОЕ НАШЕСТВИЕ ТИГРАНА
      
      В другой раз знаменитый фокусник посетил город в мае, когда погода испортилась и дождевая вода придавала блеска строгим черно-белым афишам. Выступление состоялось в Концертном зале. К семи часам туда стали стекаться лучшие люди города, под зонтиками и в плащах. В фойе они демонстрировали друг другу манеры, раскланиваясь и распрашивая о делах. Несколько пестро одетых студентов пробрались на галерку.
      
      У Старого Физика было хорошее место, благодаря пригласительному билету, полученному им накануне в изысканно узком конверте. Такие же получили мэр города, два десятка начальников и несколько профессоров. Ровно в семь на абсолютно пустую сцену быстрой походкой вышел Тигран Зеленоглаз. "Авангард", - раздался доверительный дамский шепот рядом со Старым Физиком. Его разряженная соседка явно имела в виду отсутствие концертмейстера. Запоздало и неуверенно зазвучали аплодисменты. Фокусник вынес с собой табурет и небольшой коричневый чемодан. В центре сцены он положил чемодан на табурет, и внимательно обвел зелеными глазами зал.
      
      - А у него злые глаза, - сказала нарядная дама уже погромче.
      
      Старый Физик пожал плечами. Он хотел помахать Тиграну, словно старому другу, но постеснялся. Тем временем фокусник открыл чемодан и продемонстрировал зрителям его пустоту. Кое-кто из первых рядов вытянул шею, чтоб рассмотреть получше. Когда зрители убедились, что все без обмана, Тигран развернул чемодан к себе, и принялся вытаскивать оттуда вещи. Сперва он вытащил вереницу разноцветных - красно-желто-зеленых - платков. Он тянул и тянул, а платки все никак не кончались.
      
      - Хватит! - крикнул кто-то невидимый.
      
      Вереница тут же оборвалась. Фокусник сделал пару странных жестов руками, и один конец красно-желто-зеленой цепочки устремился направо, а другой с такой же скоростью налево. Платки натянулись, подпрыгнули, нашли за что уцепиться по обеим сторонам сцены, и превратились в гирлянду разноцветных флажков над головою Тиграна.
      
      Зал довольно захлопал. Семейные пары переглянулись с улыбками. Тигран выдержал паузу, и принялся снова рыться в своем чемодане. На этот раз он достал белую мышь, которую высоко поднял за хвост. Нервные девушки в первых рядах завизжали.
      
      - Простите, - сказал Тигран, положил мышь обратно, и, чтобы все быстро забыли о ней, выпустил из чемодана двадцать пять голубей, которые, шумно хлопая крыльями, улетели наверх, где их, вероятно, ловили помощники.
      
      Следом фокусник осторожно вынул не слишком большую - с автомобильное колесо - цирковую арену. На арене по кругу размеренно бегала белая лошадь пропорциональных размеров. "Может быть это - та самая мышь?" - подумалось Старому Физику, но он не стал произносить это вслух: слишком уж неприятны ему были визги. Из чемодана на свет появились несколько надувных мячей, один больше другого, причем последний доставал фокуснику до плеча. Затем, что-то весело лопоча, Тиграну на голову вскарабкалась обезьянка в жилетке. Впрочем, фокуснику было не до нее. Сосредоточенно он вытаскивал что-то очень большое, и, когда вытащил, оно оказалось оркестровой ямой с оркестром. Тигран подтолкнул ее, и она легко соскользнула в пространство под сценой. Зрители не успели ахнуть и испугаться, как оркестр заиграл нечто бравурно-веселое, вроде марша. С последней нотой зал заревел от восторга. Но это было еще не все. Тигран Зеленоглаз помог вылезти девочке лет девяти, и, когда она выбралась окончательно, ловко убрал чемодан - и девочка оказалась стоящей на табурете. Она поправила свои три косички, взялась руками за пышную юбку, и громким отчетливым голосом стала читать стихи. Таких стихов еще никто не видел и не слышал, из чего все справедливо заключили, что перед ними - Девочка-Поэт.
      
      Кое-кто даже вспомнил своих детей, оставленных дома, и пустил слезу умиления. Девочка-Поэт читала и читала, а когда закончила, то коротко поклонилась, и убежала за кулисы. И тут все увидели, что на сцене ничего нет: ни Тиграна, ни чемодана, ни мячей, ни флажков, ни арены, ни обезьянки, ни табурета, ни даже мыши. Исчез и оркестр. Легкое возмущение прокатилось по залу, но никто не появлялся. Представление кончилось. Несколько человек, включая галерку, попытались похлопать, не думая, правда, что фокусник отзовется, а так - для порядка. Пришлось расходиться, тихонечко обсуждая новую моду в искусстве иллюзионистов. Особо нарядные дамы молчали и сохраняли обиженный вид до самой автомобильной стоянки, а может и дольше.
      
      Было еще не особенно поздно, и Старый Физик пошел прогуляться к реке. Тучи почти разошлись. Неожиданно перед глазами завращался, падая, кленовый лист, и Старый Физик удивленно - ведь не осень! - подхватил его на лету. Лист оказался визитной карточкой в форме листа. Золотом по зеленому было выдавлено: "Т.З", а также название гостиницы, что находилась неподалеку, и номер. Старый Физик обрадовался и поспешил, а на небе сгущались синие сумерки.
      
      В роскошном номере люкс Тигран укладывал вещи в коричневый чемодан. Старый Физик вошел и кивнул, а фокусник ответил ему тем же. Он был весьма сосредоточен. Разместив рубашки и бритвенные принадлежности, он взял и сложил туда же покрывало с кровати, полотенца из ванной и занавески с окна. Оставалось еще много места. Тогда Тигран Зеленоглаз аккуратно свернул и сложил гостиничный номер, а следом за ним всю гостиницу с лестницами, рестораном и лифтом; потом настал черед улицы, а затем других улиц, центра города, опустевшего рынка и дальних окраин; и в конце концов, в чемодан уместился весь город со всеми зданиями, деревьями, автомобилями и фонарями. От подобного обращения фонари замигали, и Тигран захлопнул крышку, чтобы неровный свет не портил глаза. Старый Физик и фокусник оказались посреди поля под звездами, а рядом с ними был еще кто-то третий и маленький. Старый Физик пригляделся и увидел Девочку-Поэта.
      
      - А ты почему здесь? - поинтересовался он.
      
      - Мне нельзя в чемодан, - ответила Девочка, поправив одну за другой свои три косички, - Там теперь слишком тесно, чтобы писать стихи.
      
      Но надо было идти, и все трое пошли по дороге посреди поля далеко-далеко.
      
      
      
      КУКЛА СТАРОГО ФИЗИКА
      
      Один старичок, известный своими странностями, внезапно умер, и оставил свое имущество городу. А когда представители власти пришли к нему в дом, то обнаружили длинные и глубокие ящики, доверху заполненные деревянными куклами. Каждая кукла была ростом ладони в две, с нарисованными лицом и одеждой. Днем позже выяснилось, что эти игрушки изображают жителей города. Всех, до единого.
      
      Сначала власти хотели отдать игрушки в музей, но горожане, узнав, воспротивились. В самом деле, не каждый ведь хочет, чтобы его изображение разглядывал кто попало! К тому же людям было неведомо истинное предназначение кукол. Вдруг между куклой и изображаемым ею существует некая связь?
      
      В общем, решили, что горожане имеют право придти и разобрать своих кукол. А чтобы никто не утащил чужую, у дверей были поставлены люди в форме.
      
      Старый Физик помнил того старичка. Маленький и голубоглазый, старичок походил на стеснительного ребенка. Ранним утром, когда людей на улице попадалось мало, он гулял в городском саду, и улыбался каким-то своим тайным мыслям. Старому Физику захотелось взглянуть на кукольного себя, и, разузнав адрес, он поспешил туда.
      
      У невысокого бревенчатого дома скопилась небольшая толпа. Внутрь пускали по пять человек, а тем временем в толпе рассказывали много интересного. Говорили, к примеру, о богаче, который скупает кукол за весьма неплохие деньги. А еще говорили о том, что рядом с ящиками нашли длинные гладкие палки. Домработница старичка сообщила, мол, этими палками по выходным старичок мешал в ящиках. И сдержанный деревянный грохот разносился по дому.
      
      Стоя на улице, Старый Физик очень боялся, что не найдет своей куклы. Он даже решил закурить, хотя бросил неделю назад. Но тут подошла его очередь. Вопреки беспокойству, ничего особенного не произошло, куклы разбирались молча, по-деловому. Тот, кто находил, прятал куклу под пальто или в сумку, и стремительно удалялся, отмахиваясь от вопросов толпы. Видимо, в эти минуты с человеком творилось такое, над чем требовалось поразмышлять в одиночестве.
      
      Старый Физик не знал, зачем ему кукла. Ему больше нравились камни и головоломки. И дома он просто поставил куклу на шкаф. Незнакомые люди приходили в гости к Старому Физику, видели куклу, улыбались и переставили смущаться.
      
      Но однажды ночью, сквозь сон, Старый Физик услышал стук, будто что-то упало. Он поднялся и зажег спичку. На полу, отряхиваясь, вставала на ноги маленькая деревянная кукла.
      
      - Ты чего? - спросил ошарашенно Старый Физик.
      
      - Да так. Надоело, - скрипучим и тоненьким голосом ответила его копия.
      
      Спичка погасла, и Старый Физик поспешно нашарил фонарик. Он боялся, что если зажечь много света, то все исчезнет.
      
      - Может, ты голоден? У меня остались котлеты...
      
      - Дурак, - и кукла хихикнула, - Куклы котлет не едят. Ну, я пошел.
      
      Не в силах двинуться с места, Старый Физик пронаблюдал, как кукла прошествовала от середины комнаты до прихожей и до двери. Повернулся замок, дверь заскрипела, медленно отворяясь...
      
      - Ну пока, - выдохнул Старый Физик.
      
      Кукла даже не обернулась, и вышла на улицу. Подождав, пока она скроется, Старый Физик закрыл за ней дверь, и увидел, как из-за домов восходит желтая масляная луна.
      
      И всю ночь, до утра, ему чудился топот маленьких ног:
      
      - Туп, туп, туп.
      
      
      
      ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА
      
      Дело было так. Идеальная женщина прибыла в город в качестве экспоната. Разместилась она в художественном музее, в Большом Белом зале, и каждый, приобретя билет стоимостью в пять рублей, мог на нее посмотреть.
      
      Пускали даже детей.
      
      Но, разумеется, первыми полюбоваться на Идеальную женщину повалили мужчины. Поначалу им разрешалось являться в Большой Белый зал только в черном, и из городских магазинов исчезли черные костюмы. Потом, впрочем, формальности были сняты, и любопытных стало намного больше. Некоторые приходили по нескольку раз, и на их лицах светилась надежда на Великую Любовь или Неземное Удовольствие. Но никто не мог подойти поближе: Идеальную женщину отгородили от зрителей толстым пуленепробиваемым стеклом.
      
      Довольно скоро горожане осознали, что Идеальная женщина, в сущности, женщина обыкновенная. И все-таки наблюдать за ней было приятно. За стеклом располагалась небольшая квартирка, где Идеальная женщина просто жила, не слишком обращая внимания на зрителей. Конечно, находились и те, кто пытался до нее докричаться или же достучаться, но такие быстро удалялись из зала смотрителями, а Идеальная женщина загадочно улыбалась при том. Ей, несомненно, льстили попытки прорваться к ней, но она вела себя очень скромно. Большую часть рабочего времени, с десяти утра до шести вечера, Идеальная женщина проводила за книгой, расположившись в зеленом кресле.
      
      Не прошло и нескольких дней, как обнаружились люди, которые непременно хотели с Идеальной женщиной поговорить. Музей потребовал, чтоб желающие написали заявление администрации (копию - мэру города), где бы подробно указывались причины встречи. Вразумительно объясниться смогли очень немногие, тем паче, что причины личного характера признавались несущественными. Идеальная женщина несколько раз побеседовала с журналистами, изложив свои вполне консервативные взгляды на искусство и жизнь; а также приняла у себя представительниц партии феминисток. Феминистки рассыпались в комплиментах по поводу мужества Идеальной женщины, и попросили ее установить у себя на рабочем столе небольшой, но заметный с той стороны стекла плакатик. На плакатике красным по белому было написано: "В поддержку африканских жен и матерей". "Простите, но я связана контрактом", - ответила Идеальная женщина. Феминистки понимающе закивали. Идеальная женщина предложила им в утешение чаю. Феминистки вежливо отказались. После того они Идеальную женщину не беспокоили.
      
      Когда ажиотаж вокруг столь необычного экспоната спал, и в Большом Белом зале уже не встречалось больше двух посетителей сразу, пришел посмотреть на Идеальную женщину и Старый Физик. Войдя в зал, он скромно встал у стены: ему хотелось, чтоб Идеальная женщина думала, будто она одна. Почему-то ее ему было жаль, и в таком настроении она показалась ему несколько грустной. Она картинно сидела на подоконнике и глядела в окно, за которым, как знал Старый Физик, располагался пустынный двор с большим старым кленом и сторожевой овчаркой.
      
      Немного позже Старый Физик принял решение.
      
      Наступила ночь, а он и не думал спать. Стараясь, чтобы его не заметили, он пробрался к художественному музею, и бутылкой водки подкупил сторожа. А затем поднялся в Большой Белый зал по служебной лестнице - с той стороны, где не было пуленепробиваемого стекла.
      
      Идеальная женщина тоже еще не спала.
      
      - Привет, - сказала она, выйдя навстречу.
      
      - Здравствуй, - произнес Старый Физик, - Я принес тебе кофе.
      
      - Кофе! - обрадовалась Идеальная женщина, - Я так давно его не пила...
      
      В полутемной квартирке внутри Большого Белого зала они варили кофе, и пили его, и разговаривали, а потом снова варили кофе, и так всю ночь.
      
      - Слушай, - сказала Идеальная женщина, - А я до сих пор не знаю твоего имени.
      
      - А я - твоего, - улыбнулся ей Старый Физик, и оба заудивлялись, как так могло получиться.
      
      За окном забрезжил рассвет, и они сказали друг другу свои настоящие имена. Ведь это так странно - называть близкого человека "Старым Физиком" или же "Идеальной женщиной": вы только попробуйте - и поймете. А часов в семь Старый Физик ушел: он помнил, что Идеальной женщине надо бы отдохнуть перед своей нелегкой работой. Но днем обнаружилось, что музей ее больше зрителям не предлагает, а в Большом Белом зале разместилась выставка одного виртуал-сюрреалиста. Выставка называлась "Следы и последствия".
      
      С тех пор Старый Физик и Идеальная женщина живут далеко друг от друга и переписываются. И что в этих письмах - кроме них, не знает никто. Даже Автор.
      
      
      
      НОВАЯ ТЕОРИЯ КАТАСТРОФ
      
      Стоял прекрасный летний вечер. В ясном голубом небе парили воздушные шарики, а среди цветочных клумб по чистым дорожкам чинно прогуливались горожане. Старый Физик и Автор, сидя в кофейне за столиком у окна, уже минут сорок наблюдали сию идиллическую картину.
      
      - Полное ощущение, что они ходят кругами, - сказал Старый Физик. - Вон та самая парочка проходила мимо четверть часа назад.
      
      - Нет, долго так продолжаться не может, - Автор покачал головой, как бы отрицая происходящее.
      
      - Почему?
      
      - Я это чувствую. А у тебя разве не возникает дурных предчувствий?
      
      Старый Физик прислушался. Внутри него было тихо. Потом вдруг раздался крик.
      
      Кричали снаружи - с улицы, издалека. Старый Физик принялся высматривать причину. В ту же минуту дорожки, людей и клумбы с цветами накрыла огромная тень.
      
      И раздались тяжелые и глухие шаги. В груди у Старого Физика дрогнуло. Невозмутимый Автор прихлебывал из чашки кофе.
      
      - Я же говорил, - произнес он с гримасой удовлетворения.
      
      В поле зрения сидящих появился великан. "Деревянный", - сообразил Старый Физик. Огромная деревянная кукла, лицом напоминающая всех жителей города сразу. В голову хлынули мысли о Голливуде, рекламных трюках и кошмарных снах. "А надо ли спасаться?" - подумал Старый Физик.
      
      - Не надо, - уверенно заявил Автор, - Это же интересно. Пойдем, посмотрим поближе.
      
      Старый Физик хотел отказаться, но увидел, что великан, наклоняясь, загребает рукой людей и отправляет в свою деревянную пасть. Оставаться в ловушке кофейни было опаснее. Они вышли на улицу, и их чуть не сбили спешащие со всех ног две девяностокилограммовые тетеньки в розовых шелковых платьях и соломенных шляпках. Старый Физик прижался к стене. Великан в три гигантских шага настиг беглянок, и их постигла участь остальных. Уши закладывало от пронзительных визгов. Великан, казалось, действовал холодно и планомерно, лишних движений не совершал, и его внимательные глаза быстро отыскивали прячущихся. Мимоходом он проглотил ревущего малыша вместе с коляской, и вытащил из-под скамейки очкастого парня. "Нет! - орал парень и извивался, - Нет, нет!". Последнее "нет" трагически глухо донеслось уже из великанской утробы. Сквер опустел. Посреди стоял Автор и, задрав голову, с восхищением наблюдал за действиями деревянного монстра.
      
      "Уходи", - подумал Старый Физик. Сам он не мог шевельнуться. Он хотел вжаться в стену, стать штукатуркой и кирпичом. Складывалось впечатление, что солнце померкло, хотя оно по-прежнему оставалось на небе, но выглядело бледноватым. Очевидно, оно испугалось, что великан доберется и до него.
      
      - Посмотри! - воскликнул Автор, торжественно поводя рукой от Старого Физика к великану, - На наших глазах рождается другой мир! Это возможность перейти в новую форму! Теперь человечество будет существовать как внутренняя субстанция великана, а снаружи останется он один, синтетическое существо!
      
      Старый Физик поежился: ему не очень хотелось становиться чьей-либо субстанцией. Автор не переставал выкрикивать тезисы своей бредовой теории, двигаясь по направлению к великану. Тот наконец обратил внимание на него. То ли Старому Физику показалось, то ли монстр действительно усмехнулся. И когда Автор оказался на расстоянии вытянутой великанской руки, эта рука опустилась и бережно обхватила громко разглагольствующего человечка поперек туловища. Старому Физику стало совсем не до смысла слов Автора. Кино превратилось в немое, затем в черно-белое и замедленное. Медленно-медленно исчезал Автор в темноте деревянной пасти. Медленно-медленно отделялся от стены Старый Физик. Долго-долго делал единственный шаг великан. Старый Физик почувствовал, как его взяло и подняло, и он сдержал внезапный приступ тошноты; неожиданно ярко мелькнули клумбы, а затем настал мрак.
      
      "Я внутри", - осознал Старый Физик, стоя на чем-то твердом. Кругом ничего было не разобрать.
      
      - Здесь есть кто-нибудь? - поинтересовался он на всякий случай, хотя никакого присутствия не ощущалось. Словно бы великан и не проглотил целый город людей. Молчание и тишина. Старый Физик чихнул и сел на твердое в позу лотоса.
      
      Спокойствие поднималось в нем: самое худшее уже произошло. В такой тьме глаза закрывать не требовалось, но он все равно сделал это. Он хотел посмотреть, осталось ли что-то внутри него самого. Сперва он наткнулся на мелькотню несуразных хвостатых пятен, но те рассеялись, и Старый Физик увидел свет.
      
      Удивленно он разомкнул веки. Кругом оставалась тьма.
      
      - Все ясно, - негромко сказал Старый Физик, - Теперь я, кажется, знаю, как отделять свет от тьмы.
      
      Но сформулировать новую мысль ему не дали. Что-то большое вверху издало горестный вздох, а затем твердый низ наклонился, - держаться здесь было не за что, - и Старого Физика стремительно вынесло на свежий воздух. Он чуть не упал, и едва успел отскочить, - потому что следом за ним великан выплевывал во все тот же сквер одного за другим ненужных ему людей. Дети плакали, взрослые недоуменно отряхивались невесть от чего, хотя их даже и не помяло.
      
      Извергнув последнего, великан выпрямился, развернулся, и тяжело отправился прочь. Вскоре его уже не было видно. Неяркое солнце стояло над горизонтом, и кругом буйно пахло цветами.
      
      Старый Физик прекратил озираться и потер себе лоб. Кажется, начинала болеть голова. Хотелось лечь спать и видеть незамысловатые сны.
      
      
      
      ВСЕ ОНИ УХОДЯТ
      
      Было холодно, и на Старого Физика накатила большая Печаль. Она давила на плечи и ныла. Старый Физик терпел-терпел, да и сказал своей Печали:
      
      - Уходи!
      
      - Как же, - обиженно поджав губы, вымолвила Печаль, - от тебя все уходят.
      
      И вылетела в приоткрытую форточку. А Старый Физик задумался. В самом деле, сначала от него ушел Друг, потом все равно что ушел Тигран, и кошка приходила и уходила, и уехала Идеальная Женщина, и даже Кукла убежала в ночь. Да и сам Автор куда-то запропастился. Только вспомнил об Авторе Старый Физик, а он - тут как тут, стряхивает снег с шапки и ругается неразборчиво.
      
      - Мог бы и постучать, - буркнул Автору Старый Физик.
      
      - А! - махнул рукой Автор. - Переживешь. Запирать надо двери, не то еще припрется кто попало.
      
      - Вряд ли, - и Старый Физик опустил голову. - Наоборот, все меня покидают.
      
      Автор прищурился и оглядел своего приятеля.
      
      - Ничего. Мне вот и одному неплохо.
      
      - Еще бы! Ты Автор. Если скучно и грустно, то можешь себе кого-нибудь сочинить. А я... ээх.
      
      И Старый Физик опустил голову еще ниже. Автор забеспокоился - ведь он в некотором роде за Старого Физика отвечал. В молчании они сели за стол и поставили чайник. Несколько позже Автор глубокомысленно произнес:
      
      - Собственно, все в этом мире уходит и все возвращается. Уходят зима, весна, лето и осень. Уходят в мир иной живые существа, и в скором времени воплощаются в новорожденных. Уходят счастье и молодость, но бесполезно их догонять, лучше дать им пройти полный круг...
      
      - Не говори ерунды, - раздраженно перебил Старый Физик.
      
      - Я же тебе помогаю! - возмущенно воскликнул Автор.
      
      - Как бы не так. Это именно ты виноват в моем одиночестве. Тебе удобно сюда ходить и чаи распивать, когда нет никого. Ты же боишься всех. Боишься, что люди увидят твою ненастоящесть.
      
      - Я-то настоящий, - гордо вскинул голову Автор, - А вот ты...
      
      - У меня есть те, кто меня знает. А у тебя - никого.
      
      - И у тебя - никого. Не будет. Прямо сейчас, - холодно сказал Автор и встал, - Поживи-ка ты без меня. Посмотрим, как взвоешь.
      
      И Автор, взяв со стола большой туповатый нож, демонстративно вонзил себе в грудь. Нож вошел в тело Автора точно в масло, а сам Автор растаял в воздухе. Нож со стуком упал на деревянный пол.
      
      Старый Физик сообразить ничего не успел, а когда понял, то нож поднимать не стал, и только тяжело усмехнулся.
      
      Надвигалась ночь.
      
      Старый Физик сидел в низком кресле и клевал носом. Его окутала дрема. В тишине он качался как в лодке, а кругом клубился туман.
      
      Внезапный шум, громкие голоса и свет заставили Старого Физика поднять голову и осмотреться. Он находился в просторном зале с крашеным полом и обшитыми досками стенами, справа располагалась стойка, а впереди, неподалеку, за сдвинутыми столами расположилась большая компания. Эти люди смеялись, болтали и пили темное пиво из кружек, и лица были странно знакомы Старому Физику. Приблизившись и приглядевшись, он узнал всех.
      
      Так он и думал.
      
      Те, кто уходил от него, собрались в одном месте, и теперь веселились. Нарастало неприятное ощущение заговора. Старый Физик решил подождать, когда же его заметят, чтобы произнести небольшую, но бурную речь, и демонстративно уйти. Но... его не замечали. Только Автор коротко зыркнул в сторону Старого Физика, но взгляд точно скользнул по пустоте, и вернулся к стеклянной кружке с очередной порцией густопенного пива.
      
      И тогда Старый Физик понял, что он невидимка. Даже больше того - он здесь не существует.
      
      Немного дрожа, он прошел сквозь стол и компанию, - а люди ничего не почувствовали, - и оказался на улице. Стояла морозная ночь и чуть слышно звенели серебряные деревья. Старый Физик сделал с десяток шагов по скрипучему снегу, а затем обернулся. Над дверью, откуда он вышел, сияла большая вывеска: "СТАРЫЙ ФИЗИК".
      
      - Теперь мне понятно, почему так нервничал Автор, - пробормотал Старый Физик, и отправился дальше.
      
      
      
      
  • Комментарии: 88, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Джен (mytre@mail.ru)
  • Обновлено: 17/06/2002. 56k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Проза, Фантастика, Философия
  • Оценка: 7.14*7  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка

    MAFIA's
Top100