Дант Вележевский: другие произведения.

Сборник стихов "Арлекины пыльных дорог"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 31/12/2002.
  • © Copyright Дант Вележевский (v.dant@eudoramail.com)
  • Обновлено: 06/06/2002. 25k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    * * *
    
    Арлекины пыльных дорог -
    Королевичи лунной крови...
    Прочь
    Хранителей струнной боли
    Гонит музыка
    За порог.
    
    Жизнь-бродяжка -
    Скупой банкир,
    Не разменивает подков.
    В шапито завалился
    Мир.
    Купол-небо
    Из
    Облаков.
    
    Шамберьеры секут коней.
    За вольерой
    Одна
    Луна.
    Льётся свет драгоценных дней.
    Путь-дорога длинна...
    
    Путь-дорога - такая страна,
    По которой
    Не много дорог.
    Там единственная она -
    Это твой рок.
    
    
    * * *
    
    Загнанный ветер
    
    
    Вездеходы танцуют,
    вездеходы танцуют
    на болотах лягушьих,
    как безумные лебеди.
    Беготня, беготня
    их промасленных тушек,
    словно загнанный ветер,
    словно загнанный ветер.
    
    Поезда не рискуют
    возвращаться на топи,
    поезда разучились
    трамбовать свои тени.
    Разве дым неуступчив?
    Или рельсы короче?
    Или тени длиннее 
    любых откровений?
    
    Листопадами встреч
    замело мою память,
    календарь-вентилятор
    пережёг провода.
    И приходится 
    старое лезвие править,
    чтоб щетина обид
    не колола с утра.
    
    Вездеходы танцуют,
    вездеходы танцуют,
    словно загнанный ветер
    дым и гарь дизелей.
    Вездеходы буксуют
    или только плутуют,
    из кабин выдыхая
    постаревших людей.
    
    
    * * *
    
    Знаю давно,
    	что стук колёс -
    		самый приятный стук.
    Пусть говорят,
    	что звук гитары
    			скуп.
    Под перебор
    	рельсовых струн
    		мне подарил мой Бог
    Весь белый свет,
    	чтобы смотреть
    			вокруг.
    И на лету
    	в вихре картин
    		чудного синема
    Бьётся в стекло
    	песенный джин
    		под скорлупой окна.
    И в тесноте
    	тёплых купе
    		тает разлуки грусть.
    Сколько ещё? -
    	Мне всё равно.
    		Благословен мой путь.
    
    
    * * *
    
    Наскальжи
    
    Полуночь...
    Полузверь волосатый
    водит
    на сквозняке
    плавно
    мохнатой лапой
    камнями по стене.
    
    Запах сырого мяса
    лижется в каждой ноздре. -
    Только -
    острее камни
    крошатся
    на холсте.
    
    В мир-r-r фантасмагорий
    голод  самца  погружён.
    Инстинкты аудиторий
    до тонкостей 
    знает он.
    
    Эстетику
    рыка и рёва
    ваять ещё тысячи лет,
    но образом мяса живого
    пленён  уже  первый эстет.
    
    Канули тысячелетия,
    Дымные оползни.
    Каменными предплечия
    сделали злые дни.
    
    Жидкий кристалл плавя
    вещим теплом,
    тысячегранный гравий -
    вечный аэродром...
    
    Это несётся ветер
    грустью последних дней.
    Сколько тысячелетий
    мы перегоним с ней?
    
    Из силиконовых джунглей
    назад в первозданный снег
    на мамонтовые шкуры
    падает человек.
    
    Падает - разбивает
    нежность лосьоновых кож.
    Падает - и вдыхает
    запах старинный,
    как нож.
    
    
    * * *
    
    Ту-154 (Хабаровск-Тайга)
    
    В тогу иллюминаторов
    Кутается душа.
    Выше всех императоров
    Поднялась чуть дыша.
    
    По закрученной линии
    Жадно пьёт топь высот
    Алюминевой лилией
    В облаках самолёт.
    
    Командирскую усталь
    Сбросил автопилот...
    Мимо давешней грусти
    И воздушных болот.
    
    Мимо молний и грома.
    Мимо шума берёз.
    Мимо близкого дома.
    Мимо счастья и слёз...
    
    Белый бархатный панцирь.
    Скоро будет пурга.
    И закружится в танце
    Звёздно-снежная мгла.
    
    
    * * *
    
    
    Три сестры у одного брата
    
    Действующие лица:
    Старшая сестра - Горе,
    средняя сестра - Счастье,
    младшая сестра - Удача,
    их брат.
    
    Ходим бродим с сестрою
    По осеннему взморью,
    А сестра моя - Горе...
    Самое дорогое.
    
    Я сестру обогрею -
    И она улыбнётся,
    Я сестру пожалею -
    А она разревётся.
    
    Мы уходим всё дальше,
    Всё суровее море.
    Ах, сестрёнка Удача!
    В горе хоть - да не в соре.
    
    Как берёзка зелёная,
    Юность - в самом начале.
    Ты такая весёлая!
    Утолитесь, печали!
    
    Ты такая капризная,
    Но тебе всё прощается.
    (Потомучто мы с младшенькой
    Редко-редко встречаемся).
    
    И со средней сестрою,
    Разойдясь - не встречались.
    Где ж ты, птица бедовая?
    Твои крылья сломались?
    
    Где ты, птица-сестрица? -
    Даже ветер не скажет.
    Где ты, птица-синица?
    Счастье наше...
    
    
    * * *
    
    Тайна рождения
    
    Летят по рельсам поезда,
    Сверля колёсами пространства.
    Летит Полярная звезда.
    Откуда это постоянство?
    
    К окну прикованная темь
    В ночь атакована огнями.
    А днём лесами да полями
    Весёлая змеится тень.
    
    Вагончик пахнет чайханой.
    И незнакомые спят люди.
    Горячий чай, в резной посуде
    Заваренный чужой рукой.
    
    Тик-так часы, стучат колёса,
    Минут дорожных каннибалы,
    И стрелки, злые зубоскалы,
    Не понимают паровоза.
    
    Он пахнет дымом, странный барин,
    Летит, свистит на поворотах.
    След на распахнутых воротах.
    Пусть будет путь всем нам подарен.
    
    * * *
    
    Пить безумье лет
    
    1999
    
    Из гранёного стакана
    пить безумье лет
    у двадцатого столетья
    жажды больше нет.
    
    Три шестёрки вверх ногами
    на игле сидят -
    начинали-то попами
    трое чертенят.
    
    Сладким, лакомым кагором
    опоили всех -
    и воздушные соборы
    схоронили грех.
    
    Льды растают от безделья
    через пару лет...
    Новое тысячелетье -
    старый список бед.
    
    Три младенца, как на плахе,
    нагишом лежат,
    улетели б точно птахи, -
    крылья не летят.
    
    2000
    
    
    * * *
    
    Пираты
    
    По солёным вспучинам морей,
    День и ночь, наперекор стихиям,
    Бремя презирая якорей,
    Носятся разбойнички лихия.
    
    Изузоренные зверствами судеб,
    Неподвластные законам света,
    За добычей взвихривают вверх
    Паруса крылатые корвета.
    
    Праздник пьяный, жизнь на абордаж,
    Соль морская стягивает раны.
    Господи помилует ли нас?
    Рей наш флаг - какие там награды!
    
    Смерть в погонях обогнать нельзя.
    Отыграешься потом с ней в кости.
    Успокоится ль бродяжая душа,
    К рыбам отправляясь в гости?
    
    
    * * *
    
    Морские волки
    
    
    Наши боли задуют
      Ветры.
    Наши песни подхватят
      Други.
    Наши руки посадят
      Кедры.
    Наши муки загнутся
      В дуги.
    Невозможное станет
      Страшным.
    А возможное будет
      Добрым.
    Море любит ребят
      Отважных.
    Море будет нам местом
      Лобным.
    
    Пусть волна выше неба
      Взмоет -
    Выше солнца, где чёрный
      Космос
    В сети души морские
      Ловит.
    Поздно нам отступать.
      Поздно.
    Дали звёздные
      Бесконечны.
    Курс - на солнечную
      Корону.
    Эй, на вахте! Прошла ли
      Вечность...
    По морскому дышать
      Закону?
    
    
    * * *
    
    Клеть резиновая дыханья -
    Не купе, место недорогое.
    Мой билет без цены-названья
    Проводник взял унёс с собою.
    
    Кто я в этом вагоне жизни?
    Монотонно стучат колёса.
    Может, этот билет был лишний?
    Эх, Алёша, Алёша!..
    
    Не ходи за пророчеством в гости!
    Будешь там долгожданный-непрошеный.
    Помощь эта потустороння -
    Лучше сможешь себе напророчить.
    
    Лучше - только бывает раньше,
    Лучше - только бывает после.
    Лучше - может быть слаще фальши.
    Лучше - быть не бывает вовсе.
    
    
    * * *
    
    Звезда желаний
    
    По бездорожью неба падала звезда,
    Крез-календарь листы, как злато, сыпал...
    И что ж? - Обескуражена Судьба, -
    Мой жребий на несбыточное выпал.
    
    По белизне невыпавшего снега
    Забьюсь в нехоженность других миров,
    Мечтатель, ты устал от бега,
    Опровергатель сношенных подков.
    
    Секрет желания давно пора понять. -
    Когда звезда горючим светом плачет,
    Падение её так мало значит...
    Любовь - звезда...
    	не век же ей сиять.
    
    * * *
    
    
    Когда я приду погибать
    в твой потаённый мир,
    ты меня положи в кровать,
    и ещё поиграй во флирт.
    Я поддамся твоей игре,
    скрипнет скрипкою старая дверь,
    и на твёрдой, шершавой коре
    зарубцуется смерть.
    
    
    * * *
    
    Смерть атамана
    
    Улыбкой нежною
    Героя зазвала
    Княжна
    В свои шатровые постели.
    Зеленоглазая,
    С повадками газели -
    Победу пели ей
    Колокола.
    Любви растрельная, обманная страна,
    Ни клятвам не подвластная, ни карам!
    Там не подняться и не пасть Икаром -
    Там крылья воском мажет Сатана.
    Последний луч,
    Как солнечный канкан...
    Потешил ты свою шальную душу -
    И был руками нежными задушен,
    Сну преданный, разбойный атаман.
    
    
    * * *
    
    Winter Cherry (One)
    
    Или я тебя любил-тешил мало?
    Или жизнь тебе со мной скучна?
    Разлюбила ты совсем меня, Лала...
    Незаконная мне жена.
    
    Незаконная, да желанная -
    Мне желанней тебя не сыскать.
    Ах, любовь ты моя окаянная!
    Всё одно без тебя - подыхать.
    
    Мне наложниц гаремных не надо -
    Улетай из гнезда, прилетай.
    Буду сам на колени падать -
    Не простишь, ну так и не прощай!
    
    За тебя буду я молиться
    И прощать все твои грехи.
    Буду вместо тебя топиться -
    Всё равно ж, где писать стихи.
    
    
    * * *
    
    Winter Cherry (Two)
    
    Потерявшись на долгие годы
    в бесконечных туннелях минут,
    мы найдёмся случайно в берлоге
    на отелье медвежьих кают.
    
    Ты меня не задушишь в объятьях?
    Я тебя не убью наповал?
    Мы с тобою ни сестры ни братья -
    Каждый поровну своровал?
    
    От какого такого ненастья -
    Два чела без венца под зонтом?
    Не спастись ни от глупого счастья,
    Ни от смерти с невинным лицом.
    
    Среди тесных подземных пространствий
    не сыскать, не свистать Горбунка.
    Два медведя... две чёрные пасти
    И немножечко коньяка.
    
    
    * * *
    
    Малыш, мы встретимся опять
    через немыслимые годы...
    Гудят и тонут пароходы -
    не нам судьбу свою гадать.
    
    И в грусть укутанная юность
    пройдёт, и сменятся века...
    А ты, малыш, всё ищешь друга -
    всё так же жизнь некоротка.
    
    
    * * *
    
    Запретная тетрадь (1)
    
    Я первый раз любовью не томился.
    Был жарок день, и ночь горела звёздно.
    Как я в твоих объятьях очутился? -
    Я первый раз жалею, что так поздно.
    
    Мои воспоминания потухнут,
    Им за твоими, может, не угнаться.
    И не замечу, как надежды рухнут,
    И не заплачу никогда от счастья.
    
    Я не найду тебя в потоке улиц.
    Я буду ждать тебя на каждом перекрёстке.
    Неужто наши судьбы разминулись,
    Как молодые ветви на берёзке.
    
    А в час ночной, когда деревья низко
    Опустят свои головы устало,
    Почувствую тебя, ты где-то близко,
    И нас разъединяет только малость.
    
    
    * * *
    
    Запретная тетрадь (2)
    
    Я любил так, что ночь 
    мне казалась несбыточно дальней
    по утрам, по утрам, по утрам.
    Я любил так, что ветер 
    мне  казался... казался стихами
    по губам, по губам, по губам.
    
    Вишни спелого-спелого сада
    сжигает прохлада.
    Твои белые-белые плечи
    обжигает зима.
    Аргентинское танго (ты помнишь?) 
    танцевали, кружили весь вечер,
    а билеты лежали... лежали 
    на столе - на краю,
    как судьба.
    
    Дверь откроется, дрогнут звуки -
    потечёт время вспять,
    приближая тот миг, когда руки
    будут воздух один мять.
    И мелодия станет памятью -
    будет ночью крутиться диск,
    Я иголку поставлю правильно -
    и сломаю её ...  на бис.
    
    Возвращаются все непогоды.
    Возвратятся на круги своя
    шалый ветер и мутные воды,
    вечер встреч и подкова коня.
    Не висеть только счастью над дверью.
    Хуже смерти бывает победа.
    И всегда, как короткое лето...
    Лучше в бога, ей богу, поверю.
    
    
    * * *
    
    Ты на душу мне пролейся, сок алоэ,
    Изумрудным вкусом исцеленья. -
    Мне на душу опустилась лебедь белая,
    Искусала в чёрный цвет и улетела. 
    
    Ты на сердце мне пролейся, сок граната,
    Пусть рыдает оно алыми рубинами.
    Очередь туда из автомата -
    Пляшут пули румбу бабуинами.
    
    Ты пролейся мне на губы поцелуем,
    Маска восковая вечности.
    Лебедь белая упала... и воркует
    Лишь гранатовое ядрышко на шее.
    
    
    * * *
    
    На тебе расписной сарафан,
    Я лесным летним воздухом пьян,
    Вот - поляна, цветочный ковёр,
    Заводи сексуальный мотор!
    
    
    * * *
    
    Остров
    
    Поиграем в любовь, дорогая!
    Доиграемся до победы...
    Изотрутся в труху кеды,
    Нас домчав до ночного края.
    
    Упадём и начнём сначала
    Восхождение во блаженство
    Эверестовою ранью...
    Фиолетовое действо.
    
    Укачает и одурманит!
    Одичаем там, одичаем!
    Остров этот необитаем,
    Его берег лишь посещаем.
    
    Бедный берег! - Одни набеги!
    Не забрезжит рассвет красный,
    Потому что любовь напрасна -
    Закрываются веки.
    
    
    * * *
    
    Рильке
    
    Души влюблённые, не спешите
    кидаться в объятья -
    оставьте объятья
    телу.
    Души влюблённые, держитесь
    на незначительном расстоянии,
    чтобы вам лучше
    пелось.
    
    
    * * *
    
    Несколько байтов про любовь
    
    Программисточка
    Моя девочка -
    Перфокарточка, ах!
    Перфоленточка!
    
    Что за юбочка! -
    Как дискеточка!
    Что за талия! -
    Тоньше веточки!
    
    Ручки к клавишам
    Тянешь кискою.
    Пиксел каждый твой -
    Дай - затискаю!
    
    Только шёпотом
    Сказки складывай,
    Что не хочешь ты -
    Не обманывай.
    
    Выдай, ласковая,
    Один бит про любовь.-
    Эти биты в тебе -
    Не абстрактная кровь.
    
    В цифрах, ноликах
    Вся душа твоя -
    Зашифрованная,
    Заколдованная!
    
    
    * * *
    
    Страсти по шапито
    
    Под шёпот шапито,
    Под шорох шапито
    Цветные снятся сны
    Про это и про то.
    
    Вот мальчик-арлекин
    И девочка Асоль,
    Вот тётенька-вампир
    И дяденька-король.
    
    Лошадка: иго-го. -
    Полено-крокодил
    Лошадку укусил. -
    Врач усыпит его.
    
    А мне - жаль эту тварь. -
    Она ждала январь,
    Когда от батарей
    Сырее и теплей.
    
    Под шёпот шапито,
    Под шорох шапито
    Цветные снятся сны -
    Серьёзное кино.
    
    Потешный клоун Ги,
    Влюблённый БЕСКОНЕЧНО,
    Застрелится, конеЧно,
    С тоски.
    
    Ведь фокусница Ли,
    Танцовщица Зизи
    И пианистка Фи
    Совсем не любят Ги.
    
    Ли любит джаз-бандиста,
    Зизи - контрабасиста
    Или... контрабандиста?..
    
    А пианистка Фи
    Фасолит: до-ре-ми...
    О, безутешный Ги!
    
    
    * * *
    
    По дождинке - кап -
    Вода падала.
    
    По слезинке -кап -
    Дева плакала.
    
    Огню жаркому
    Не доверилась,
    
    Не на ту свечу
    Дуть осмелилась.
    
    Опалилося
    Счастье-пёрышко.
    
    Закатилося
    Красно солнышко.
    
    Укатило прочь,
    По дороженьке...
    
    Где ж ты, друг пригож?
    Мой хорошенький?
    
    Не простясь ушёл
    В чужу сторону:
    
    Мил незванный гость
    К чёрну ворону.
    
    Заря-зоренька
    Будит раненько.
    
    Пожалей меня
    Хоть ты, маменька!
    
    Вся огнём горю -
    Разгорюнилась.
    
    Лишь беде со мной
    Приголубилось. -
    
    Смотрит пристально
    Око омута:
    
    Не остудит жар
    Келья-комната.
    
    Око чёрное,
    Око жгучее.
    
    Жизнь - бездонная.
    Смерть - падучая.
    
    
    * * *
    
    Заря
    
    Когда заря была в пути,
    И мы с ней не встречались,
    Я тоже шёл
    И мог дойти,
    Но я упал в печали.
    
    Мне было грустно оттого,
    Что ты, моя заря,
    Не знаешь где я,
    Что со мной...
    И он ли - этот я.
    
    Мне было больно -
    Я до слёз смеялся
    В снег лицом...
    И жизнь, казалось, пронеслась -
    И ничего потом.
    
    Остались только снег да лёд,
    Да эта вот зима,
    Осталось всё,
    Что не цветёт...
    Куда же ты, куда?
    
    Остался кто-то на снегу
    И он не мог понять
    Во сне он
    Или наяву
    Не может больше встать.
    
    Разлуки бег, холодный счёт,
    Быстрей во сне немом -
    И только снег хранил ещё
    Мой смех
    В плену своём.
    
    Но знаю:
    Боль пройдёт с тоской,
    Как смех, как плач, как роль,
    Как всё, что связано с тобой -
    Найду другую боль.
    
    
    * * *
    
    Радио шансон (1)
    
              (Люби меня по-французски,
               люби меня так, как надо...)
    
    Люблю тебя по-французски,
    не так, наверно, как надо,
    язык родной мой тунгусский,
    а надо, чтобы гренландский.
    
    Мой ветер рвёт твои платья,
    а ты спокойна, как вечер,
    обнимешь крепче - лишь свечи
    растопят силу объятья.
    
    Люблю тебя больше жизни,
    до смерти ночью тоскую,
    и все несметные мысли
    о том, как брошу другую.
    
    
    * * *
    
    Радио шансон (2)
    
              (Всё не так, ребята...)
    
    Выпью бокал вина,
    горек глоток любви,
    лучшие времена
    те, что прошли.
    
    Словно маленький сын,
    старенький мой баян,
    плачем своим усыпил -
    спрячу его в карман.
    
    И понесу собой
    в необитаемый рай.
    Господи, боже мой,
    где же у жизни край!
    
    Где же у счастья плен?
    Где на дороге знак?
    Чтобы в судьбе крен?
    Чтобы хоть что-то так?
    
    
    * * *
    
    Заговор зеркал
    
    Хрустальной накипью зеркал
    По ощетинившейся шерсти
    Меня мой дом собой ласкал,
    А я был где-то по соседству.
    
    Я не желал принять закон
    Луча в зеркальном отраженьи
    И, извиваясь, как питон,
    Скользил в жаровне раздвоенья.
    
    Без униженья на поклон
    Не ходят в царские полати,
    Без сожаления в полон
    Ложусь на мягкие кровати.
    
    И забываю свет дневной.
    И забываю всё, что было.
    И мир другой передо мной.
    И свет другой струит светило.
    
    
    * * *
    
    Иней
    
    Кутая хрупким ковром
    Каждый излом в тепло,
    Низко стелил туман
    Инея океан.
    
    Как лепестки легки
    Музыки лжи шаги -
    В танце восторг сковал
    Инея карнавал.
    
    Только из льда игла
    Сердце свечой прожгла -
    Дымкою авиа-нет
    Инея млечный свет.
    
    Милая стрекоза,
    Вечны твои глаза -
    В сетке твоих чудес
    Инея вечный блеск.
    
    В добрый зелёный лес
    Мягких кошачьих глаз
    Будто вселился бес
    И закрутился вальс.
    
    Странной надежды звук
    Тает от долгих мук
    В тихом смятеньи дня -
    Инея полынья.
    
    Белых барханов взлёт.
    Чёрных туманов мёд.
    Бархатная страна -
    Инея седина.
    
    
    * * *
    
    Начало рассвета
    
    Речка живая, задумчивым гулом
    Воздух туманный пронзя,
    Воды струит так печально и лунно,
    Будто иначе нельзя.
    
    Ветр-ветерок, остужающий росы,
    Лёгок, как выдох пчелы.
    Улей у старой зелёной берёзы
    Смотрит медовые сны.
    
    Ночь разорвалась на чёрные омуты.
    Тени ложатся таясь.
    В дуплах сидят птицы-филины сонные.
    В небе оранжевый мяч.
    
    Первая тонкая ниточка солнца,
    В бусины рос скользя,
    Будет нанизывать осторожно
    Все впечатления дня.
    
    
    * * *
    
    Алое жало
    
    Листья лавою по аллеям...
    Это осени алое жало.
    Но осенний вулкан не греет -
    Ветром жар его разметало.
    
    Пепла крохотные частицы...
    Улетают на юг стаей
    Путешественники птицы...
    Что их ждёт за ночным краем?
    
    Возвратятся не все пичуги.
    Кто-то в дальних морях канет,
    Не умея дышать в разлуке...
    Вечным пухом им юг станет.
    
    
    * * *
    
    Зимний этюд
    
    Едва заснеженные улицы
    Пахнули зимними туманами,
    Дома о чём-то призадумались,
    Окурившись дымами странными.
    
    Как будто бы совсем нехожены
    Пространства, тронутые холодом.
    Как будто все дела отложены
    Продрогшим городом.
    
    На площади блаженно-сонные
    Простынка белая наброшена.
    И снега хлопья обречённые
    Об окна ветер мелет в крошево.
    
    
    * * *
    
    Философия зимы
    
    Зима - не зима.
    Зимний сон, как жираф -
    с шеей длинной предлинною,
    словно лыжня.
    Зима - это в Африке ты дикобраз,
    а у нас, а у нас
    для гуляющих масс
    ты колючий ежонок.
    
    Ты ручной мой снежок,
    я бросаю тебя
    наугад,
    наутёк,
    а ты вьюгой порхаешь,
    метель-мотылёк,
    и никак не растаешь под тенями ног.
    
    И не знаешь ты
    скольких узор твоих крыл
    обескровил
    и красок навечно лишил,
    веки сводишь
    и гонишь смерть дальше светил,
    и всё воешь и воешь,
    как волк-некрофил.
    
    Нет,
    зима - это негры
    с  большими губами,
    с курчавыми,
    будто от вьюг, волосами,
    разинуты рты
    и глаза их навыкат,
    они ведь не знают,
    что снег этот выпал,
    чтоб дети лепили,
    как из пластилина,
    пещеры и снежную бабу Марину,
    и город,
    и крепость,
    и башни с бойницами...
    Двухлетний Данилка
    совсем не боится их,
    готовый сразиться,
    снежки собирает -
    он зиму, как Рим - древний гунн,
    покоряет.
    
    
    * * *
    
    Из ночи в ночь плетёт Луна
    Густые нити серебра -
    В седых волнах реки Вселенной
    Плывёт невестою Селена.
    
    И тянется как снег фата
    Из миллионов наших судеб.
    И тает за звездой звезда,
    Как праздник тает среди буден.
    
    Из ночи в ночь, из тени в тени
    Луны качается дыра.
    А на замученных поленьях
    Ладони греет детвора.
    
    
    * * *
    
    В гостиницу звуков
    "Отель-ла-ла-ла",
    как милого друга,
    меня зазвала.
    На смерть заманила
    дыханьем своим,
    всего поглотила,
    как лодку - Гольфстрим.
    
    На дно погружая
    в библейскую быль,
    потопы глотают
    воздушную пыль.
    По плеску дыханья
    морского огня
    на дне мирозданья
    узнаю тебя.
    
    Как волны о камень
    бросает прибой,
    так я повторяю
    слова за тобой.
    -Отель-ла-ла-ла, -
    среди ночи и дня.
    -Отель-ла-ла-ла. -
    Как страна Шамбала.
    
    
    * * *
    
    Вдохновенье не так, чтоб капризное,
    Можно к сроку и не заказывать.
    Только полночь качнёт лунной гирею,
    Немота океаном накатывает.
    
    Вдохновение - мука особая,
    То не дышится, то не верится,
    Вдох петлёю на горле эзоповом
    Не затянется - не излечится.
    
    Искалечены скулами выдохи,
    Как последнее поколение.
    Лучше б справку о бешенстве выдали
    И на шею как бирку повесили.
    
    Вдохновение - искупление.
    А грехи - в наказанье - за выдохи.
    А синица в руках - скоро выпорхнет.
    Журавлиные крики - вы призраки.
    
    
    * * *
    
    Мой организм отравлен пистолетом -
    я слишком рано, видно, пристрастился к рукоятке.
    И жгучий яд из романтической тетрадки
    приговорил меня навеки выть
    поэтом.
    
    Я знаю собственный финал не понаслышке,
    хоть вычитал его давно
    из толстой книжки,
    я узнаю его по самой яркой вспышке,
    не самой тёплой, может быть,
    но жарче спички.
    
    О, одиночество! Ты чрево крокодила!..
    Я одинок, как буква алфавита,
    как масть козырная шестёркою побита,
    как ключ потерянный от запертой квартиры,
    как эхо улетевшее из мира...
    
    
    * * *
    
    Берложий уют
    моего одиночества
    плюшев на вкус,
    как листва на погосте.
    Молодость, молодость...
    Ваше высочество!
    Что ж не заходите вы
    больше в гости?
    
    
    * * *
    
    Ваяние иероглифа
    
    Как
      властелина тьмы,
                    единость,
    смыкает
          всё
            во чреве сна,
    так
      страшной тайны
                   белизна
    порасползётся
                 и
                  на милость
    писцу
        отдастся
               без стыда.
    Воздушным
            росчерком
                    пера
    в волшебном
              всплеске
                     вдохновенья
    сквозь
         времена
               долготерпенья
    душа
       ваяет
           письмена.
    Не утолить
             печаль
                  творенья,
    хоть сотвори
               весь
                  белый свет,
    сомнений
           горше
               утешенье,
    что
      счастья
            нет.
    
    
    * * *
    
    Методология рифмы
    
    Рифмовать
    надо бы
    не слова,
    и не фразы,
    и даже -
    не душу.
    Рифмовать надо
    не что,
    а когда...
    Когда боль непослушная
    затянет
    туже,
    когда радость неистовая
    замрёт, -
    беззаконие времени, -
    когда счастье
    почти
    умрёт,
    разрешившись от бремени.
    
    
    * * *
    
    Ни рубля не платят нынче за стихи,
    Словно это больше не искусство.
    То, чему не может быть цены,
    Ничего не стоит... Стоит ль гнуться?
    
    Просто зарифмованная жизнь,
    Зарифмованные вдох и выдох...
    Из нужды, поэт, найдётся выход!
    А пока ты с нею помирись.
    
    Ничего не стоит песни петь,
    Ничего не стоят наши чувства,
    Дорогого стоит - умереть...
    Эпитафия - вот лучшее искусство.
    
    Ты, поэзия, должна быть экономна -
    Береги слова, предлоги, многоточья.
    Если ж вдохновение заглохло -
    Значит книгой будет каменная толща.
    
    
    * * *
    
    Поговори со мною, сфинкс!
    Прерви молчанье вековое.
    Твои вопросы - мой каприз,
    Моё желанье роковое.
    
    Поговори со мною, сфинкс!
    Других бесед уже не надо.
    Ответы - больше не награда.
    Расплата - найденные икс.
    
    Поговори со мною, сфинкс!
    Разгладь под взором белооким
    Печаль, понятную немногим.
    Поговори со мною, сфинкс!..
    
    
    * * *
    
    Не опустеют пусть церква,
    И не истают поколенья.
    Дождёмся лунного затменья,
    Истопим древние дрова.
    Под всполохи былых гармоний
    Из камней выстлана гряда -
    По ней идти мне некуда -
    Исполнен танец церемоний.
    Да только жизнь не прожита.
    Кого ещё ждёт слепота?
    Кому судьба другая будет?..
    Прости, что жизнь не прожита -
    И Бог не судит.
    
    Разлук прощальные слова
    Свой смысл печальный потеряли -
    Открылись мне другие дали...
    Да только жизнь уж прожита!
    
    
    * * *
    
    Вечный пат
    
    Я
    Падаю
    В такт
    Набегающим дням,
    Спотыкаясь
    О
    Собственные колени.
    Боже!
    Как мне надоели
    Проклятия
    Фонарям!
    Они
    Столько раз
    Излучали
    Свет
    В
    Пожирающий цвет
    Закат.
    Они скоро снова зажгутся -
    И снова
    Нет -
    Счастия
    Нет -
    Пат
    ............
    Вечный пат
    
    
    * * *
    
    Точка зрения на время
    
    Модные ныне течения
    Теоретической мысли...
    Какая наивность!
    
    Молодые влечения
    Без всякого смысла...
    Одна липкость.
    
    Пристрастия -
    Просто прошлое...
    Пираты времени.
    
    Красться
    Осторожно
    В запредельное.
    
    И не сомкнуты звенья.
    И бессмысленны ожидания.
    У времени
    
    Невидимо оперенье,
    Крылья - бескрайние
    Лебеди.
    
    
    * * *
    
    Реквием-блюз
    
    Смерть -
    это наркоз,
    чтобы не было больно гнить.
    Смерть -
    жизни прогноз,
    чтобы кто-то мог весело жить.
    
    Смерть -
    не самый смешной курьёз,
    случается не такое...
    Смерть -
    это всерьёз,
    это, как дно морское!
    
    Смерть -
    это такой вопрос:
    когда или никогда? -
    Или не хватит слёз -
    или взойдёт звезда.
    
    Смерть -
    неврозоподобный психоз;
    кто не верит, тот точно псих.
    
    Смерть!
    Как у стрекоз -
    перелёт их хрустальный
    тих.
    
    
    * * *
    
    По циферблату блики прыгали.
    Как обезьянки молодые прыгали.
    Они всё прыгали,
    и прыгали,
    и прыгали...
    Да только времени с тех пор,
    увы, - не прибыло.
    Ведь время - что? -
    Оно узор в стеклянном тигле.
    
    
    * * *
    
    Свистульку стёрли поскребки,
    Исчезли звуки в тонкой трубке,
    Но в каждом тёмном закоулке
    Ещё хоронятся хорьки.
    
    Зверьки послушны вечным страхам,
    Сон заведён, как граммофон,
    И по пластинке чёрным крабом
    Кошмар их отползает вон.
    
    
    * * *
    
    Бегают пальцы
    по дырочкам флейты
    и убегают...
    	  в музыку.
    
    Пенится счастье!
    Волшебница-фея,
    выдумавшая акустику!
    
    Звуки,
    взрывающие детонатором
    восторги...
    	- Bonjour, вечность!
       
    Ноты
    срываются камнепадами
    и в Путь
    	улетают
    	        Млечный...
    
    
    * * *
    
    Каисса
    
    В ниагарский синеглазый
    Водопад твоих насмешек
    Я укроюсь от атаки
    Королевских белых пешек.
    
    Грозным шахом
    Дать бой свите
    На коне в твой стан поеду... -
    
    Пал от нежных взглядов витязь, -
    Ты форсируешь победу.
    
    
    * * *
    
    Шашки
    
    Нет, не огнями янтарей ты достославна,
    Простая древняя игра.
    Всё суета. Но тишиною кулуарной
    Бываешь ты окружена.
    
    Волшебные преображенья
    Лелеют тихие ходы.
    И разгорается сраженье!
    И раздуваются мехи!
    
    Найдёт ли воин в клетках путь -
    Чужой рубеж умножит силу.
    Удачу можно не вернуть,
    Товарищей сложив в могилу.
    
    Но пляска жертв заворожит!
    Расчёт холодный - на потраву.
    Позор свой жертвенный во славу
    Игрок коварный обратит...
    И победит
    по праву!
    
    
    * * *
    
    Кофе
    
    Тепло кофейного тумана
    В лицо ударит ароматом
    И колыхнёт бразильским паром
    Остатки сонного дурмана.
    
    Ноздрей коснётся нежной дымкой
    Плантаций южных вкус бодрящий.
    И отразится на улыбке
    Заморской жизни гул звенящий.
    
    
    * * *
    
    По лестнице застенчивых наитий,
    Переступая чёрные круги,
    Не замечая никаких событий,
    Спускаешься в прохладные сады.
    
    Под ледяными сводами сомнений
    Там истины затеряны следы,
    Ни факел, ни пожар
    не озарят их тени,
    Дыхание - вот ниточка судьбы,
    Единственный твой добрый гений.
    
    Как в пору лютую жизнь жаждет теплоты,
    Так ты бредёшь, окутанный туманом,
    По кругу бесконечным караваном,
    Тая мечту коснуться Красоты.
    
    
    * * *
    
    Перехватывает в горле
    От того, что всё проходит.
    Гениальнейший Бетховен
    Просто в землю похоронен.
    
    
    * * *
    
    Кораблик в небе молчаливо
    Смеётся над моей мечтой.
    Воздушный замок ей могила -
    Я остаюсь самим собой.
  • Комментарии: 3, последний от 31/12/2002.
  • © Copyright Дант Вележевский (v.dant@eudoramail.com)
  • Обновлено: 06/06/2002. 25k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка