Исаак Розовский

Сионские летописи

Поэма

    
    

1. Уроки географии

Рае

    
    В те баснословные времена, когда программа
    Windows-2000 казалась еще новинкой,
    а сотовые телефоны ходили в детский сад,
    когда леса кишели зверьем,
    а реки - рыбой,
    мы часто бывали (ты помнишь?)
    на озере, что под Иерусалимом.
    На том, которое меньше.
    Там полно было водяных лилий
    и знаменитых иерусалимских кувшинок любых оттенков
    от ярко-желтых до кремовых (а встречались и голубые).
    Моторки резали воду, а дети в панамках
    в песочек играли и кушали глиду*.
    Мы долго катались на лодке
    (а Лизка была тогда маленькой)
    и лежали под соснами, или
    бродили вдоль дальнего берега,
    что богат земляникой,
    в те баснословные времена,
    когда она была еще маленькой
    и боялась жука жужжащего.
    Оказалось, не зря. Жук крылатый
    все пожрал - и озеро, и лодку,
    и детишек в панамках.
    Нет больше земляники. Да и сам город
    рука моя плохо помнит.

    

2. Из истории иерусалимского метро


    
(краткая справка)
Александру Вернику

    
    Строительство первой очереди Иерусалимского и Московского метрополитена осуществлялось по единому генеральному плану. В обоих городах оно началось и завершилось примерно в одно время.
    Курировал оба проекта Лазарь Каганович. (Вскоре по ложному доносу он был незаконно репрессирован и сгинул в сталинских лагерях. У нас же в его честь названы улицы во всех городах.) Ходом работ в Иерусалиме руководил совсем юный тогда Шимон Перес**.


    
* * *


    Не следует забывать, что Иерусалимское метро изначально строилось
    как объект сугубо стратегического назначения -
    для транспортировки армейских частей и техники.
    По этой причине строительство велось в обстановке строжайшей секретности.
    Объект возводился по ночам. В целях конспирации входы и выходы
    располагались лишь в помещениях синагог.
    Религиозные евреи, поминутно рискуя жизнью,
    своими телами и шляпами закрывали эти отверстия от британских патрулей
    и случайного глаза и сглаза.
    (Вообще, деятельность ультраортодоксов в тылу врага
    и их огромная роль в тайных операциях наших спецслужб
    до сих пор остаются малоизученными страницами новейшей истории
    и ждут своего прилежного исследователя.)
    
    ***
    Как бы там ни было, именно метро обеспечило решающий успех
    в молниеносной войне 1967 года. Нет, не Божественное провидение,
    а подземные коммуникации стали тем фактором,
    что посеял панику в рядах не знавших дотоле поражений арабских полчищ.
    Поразительно, но вплоть до 1989 года факт наличия метро
    оставался государственной тайной, хотя еще в 1975 году
    репатриант из России (вероятно, агент КГБ) А. Верник
    опубликовал в одном из поэтических изданий точную схему метрополитена.
    К этому отнеслись, как к концептуальной шутке, а следы самого Верника
    затерялись на без малого двадцать лет. Лишь с началом
    шамировской "оттепели" он появился вновь и по странному совпадению
    работает ныне охранником на одной из недостроенных станций.
    
* * *

    Официальное сообщение об открытии метро для перевозки населения произвело сенсацию в обществе и вызвало правительственный кризис.
    Церемония открытия состоялась 1 мая 1989 года при огромном стечении народа.
    Увы, во время этих торжеств обрушился эскалатор.
    Возникла давка, в результате которой пострадало множество людей.
    Метро было надолго закрыто.
    
    
* * *

    Реальная эксплуатация метрополитена началась лишь в 1998 году.
    Из опасения перед возможными терактами, арабам было запрещено
    пользоваться услугами подземного транспорта.
    Это явилось формальным поводом к началу т. н. интифады***.
    Несмотря на беспрецедентные меры безопасности, мусульманские фанатики
    проникали под землю и швыряли камни в кабину машиниста,
    ставя под угрозу жизни сотен мирных людей.
    Процедура проверки документов перед пуском в метро,
    занимавшая поначалу около 15-ти минут, стала растягиваться на час и более.
    Вскоре обнаружилось, что в тоннелях чрезмерно высока концентрация радона,
    испарение которого представляет реальную угрозу здоровью пассажиров.
    Попытки найти выход с помощью защитных костюмов и противогазов
    привели лишь к многократному удорожанию себестоимости проезда.
    Метро стало приходить в запустение.
    Строительство новых линий способствовало дисбалансу
    геологических пластов и стало причиной Рамотского оползня.
    Наконец, после известных событий на Масличной горе дальнейшая
    эксплуатация метро была признана нерентабельной и бесперспективной.
    По этой причине оно было окончательно закрыто для перевозки пассажиров
    в феврале 2004-го года.
    
    
* * *

    В 2012 году тогдашний министр сельского хозяйства Натан Щаранский****
    решил использовать метро в качестве овощехранилища, что и было сделано.
    Постоянная температура, поддерживаемая в любое время года,
    создает благоприятные условия
    для сохранения сельхозпродукцией вкусовых свойств.
    Кстати сказать, опасная для человека высокая концентрация радона
    оказалась весьма полезна для некоторых видов овощей
    (в частности, для картофеля).
    

3. Город Солнца


    
    
Лене Игнатовой и Володе Родионову

    
    Утопию Кампанеллы наблюдаю вживе.
    Город зовется Бейт-Шемеш, что означает:
    "дом солнца" (почти что - город.
    О, пророческий дар Кампанеллы!).
    В этом Солнечном городе
    я блуждал бы Незнайкой,
    когда б не друзья. Мы гуляем вместе
    по "Философише штрассе" -
    главной его магистрали.
    Здесь, среди ирисов нежных,
    мы встречали рассвет.
    Раннее утро. С северных гор
    порывами шквальными
    зябкий хамсин***** набегает,
    суля неизбежную в полдень грозу.
    Город спит. Спят фаланстеры
    (кажется, так их назвал Кампанелла. Или Фурье?).
    Только квартал марокканский - "квартал программистов"
    (так нарекли его в Силиконовой нашей долине)
    уже пробудился от сна. Спал ли вообще?
    Сколько, однако, энергии в этих восточных людях!
    Неугомонные, трудятся изо дня в день.
    Словно мотор, словно двигатель вечный
    сидит в них. А нам, северянам,
    темп их и живость ума недоступны.
    Мне объясняют друзья (Володя - Ученый,
    а Елена - Поэт. Сей дивный союз
    только в городе Солнца, пожалуй, возможен), так вот -
    мне объясняют они, что причина энергии этой -
    южная жаркая кровь, что по жилам течет марокканским.
    Тело и мозг она возбуждает сильный,
    чем прохладная кровь ашкеназа******
    Мы продолжаем свой путь, а над нами
    неподвижно парит альбатрос, прилетевший с недальнего моря.
    Так же, наверно, парил он и в давние годы,
    ловя немигающим оком солнечный луч,
    отраженный мечом сарацина.
    Так же, наверно, следил он за Германом Гессе,
    часто гостившим у Маннов в их бедуинском шатре.
    "Глянь! - восклицает Володя. -
    Вот первый июльский подснежник!"
    Мы замираем, любуясь нечаянным чудом,
    словно боимся вспугнуть.
    Впрочем, на этой поляне вскоре находим
    множество этих созданий величиною с ладонь.
    Редкой добычей наполнив корзину и сумки,
    мы устремляемся к дому Володи и Лены.
    Аромат подснежников, словно облако, окутывает нас.
    Мы минуем Центральную прядильню. Дворец общественных работ.
    Мы убыстряем шаг - нас уже ждет
    добрая доза слегка подогретого эля.
    Но я не могу удержаться. Я выбираю
    самый крупный подснежник.
    Разломав довольно ловко твердый хрустящий панцирь,
    я вонзаюсь зубами в нежную сочную мякоть.
    О, блаженство! О, лакомство! В Городе Солнца
    подснежник вкусом подобен подсоленным в меру креветкам.
    

4. Петах-Тиква


    
    
Ирине Генкиной

    Вчера сверхскоростной дирижабль
    впервые прошел по маршруту Яффо - Петах-Тиква.
    Три часа полета в комфортабельном кресле
    и вы уже там - в городе, возникшем внезапно,
    как из пены морской - Афродита.
    Здесь издревле племя героев
    свои совершало подвиги,
    здесь бродил Одиссей,
    Ахиллес догонял черепаху (так и не догнал),
    а недавно вот пел Розенбаум
    в Центре Культурном на тыщу посадочных мест.
    Петах-Тиква - "Врата надежды",
    город парков и небоскребов,
    город "нон-стоп", но и город-труженик.
    Петахтиквачане по праву гордятся тем,
    что местный нефтевмолокоперерабатывающий
    игорнообогатительный комбинат -
    самый крупный и длллллиииииииннннннннный
    на Ближнем Востоке.
    А дети Петах-Тиквы?
    Как чудесные цветы среди корпусов из голубого асбеста,
    резвятся они в своем спецпитомнике.
    Кто поверит, что они росли без материнской ласки?
    Что только добрые руки воспитательниц и работников социальных
    пестуют достойную смену нынешним работникам комбината?
    А пять первых мест на международных
    олимпиадах по математике и домоводству?
    А чемпион мира по боксу в тяжелом весе Ицик Фельдман?
    А привычка к труду? Среди игр и развлечений
    они пять часов ежедневно
    посвящают работе на тыквенных плантациях.
    Глядя на этих детей, трудно поверить,
    что на въезде в старые кварталы
    до сих пор сохранилась табличка:
    "Оставь надежду всяк сюда входящий"...
    
    

5. Рехавия


    
    
Саше Видуецкому

    В каждом крупном городе
    (особенно - в столицах) есть кварталы, куда
    несмотря на их живописность, не водят туристов.
    О них стараются забыть, как будто
    их и вовсе не существует. Такова Рехавия.
    По аналогии с Парижем
    ее иногда называют
    чревом Иерусалима. На мой взгляд,
    здесь более уместен термин "клоака".
    Не только по сути, но и внешне
    (если взглянуть с высоты птичьего полета)
    она поразительно схожа с выделительной системой яйцекладущих,
    как та изображается в анатомических атласах.
    
    
* * *

    Между тем, во времена моего детства
    Рехавия считалась самым престижным районом.
    Сейчас даже трудно поверить, что здесь когда-то
    располагались дворцы царей Израилевых,
    а позже - резиденции премьер-министров.
    Аккуратные двух- и (редко когда) трехэтажные домики
    тонули в благоуханных садах.
    Плетни, увитые виноградом и плющом, скрывали
    частную жизнь от посторонних глаз. А сразу за ними,
    как вторая линия обороны, тянулись густые заросли
    крыжовника и смородины - красной и черной.
    Как любил я прятаться за ними и, невидимый соглядатай,
    слушать нескончаемые споры
    дедушки Теодора и дядюшки Давида.
    (Ах, не стоит об этом...)
    Сейчас и следа не осталось
    от цветущих садов, от тенистых аллей, а дома
    превратились в руины, что служат
    убежищем временным нищим бродягам, продавцам кокаина,
    да псам одичалым, да людишкам лихим
    с ледовитым блеском в глазах.
    
    
* * *

    От самого моря, от старого порта, где некогда
    глаз отдыхал на изящных и гордых яхтах, а на рейде,
    подобно допотопным чудищам, серели
    силуэты британских и чешских крейсеров,
    открывается унылый пейзаж - пустыри, свалки, трущобы, рвы...
    И цементный завод на холме зыбок, как галлюцинация.
    Но жизнь продолжается, да!
    Она продолжается, хотя и трансформировалась,
    приобретя особые формы и особый, ни с чем не сравнимый, колорит.
    Вот и старый порт, который хотя и утратил (безвозвратно?)
    статус главного торгового пути, а с ним - и былой престиж
    (на смену алым парусам бригантин пришли баржи с мазутом
    и утлые джонки китайцев), по-прежнему оживлен,
    по-прежнему тут можно встретить искателей приключений
    из самых экзотических стран:
    и надменных скандинавов, и смуглых быстрых (как и их ножи) малайцев,
    и монголов, ликом своим и невозмутимостью сходных
    с каменными изваяниями острова Пасхи.
    (Говорят, даже на своих кораблях они не слезают с коней,
    мелких, но нестомчивых, как девочки-подростки).
    Казалось бы, еще вчера на улочках рядом с портом
    размещались изысканные бордели и студии*******,
    рассчитанные на вкусы богатых туристов и паломников.
    Сегодня на смену ценителям и знатокам
    пришла матросня, которая алчет
    не столько качества, сколько дешевизны.
    Притоны поражают все еще разнообразием ассортимента: тут
    и пышнотелые, в летах, иудейки с разнузданным воображением,
    и мусульманки, чьи чадры, сокрыв лица, оставляют открытыми прочие чары,
    и прекрасные эфиопки, статью и темпераментом
    подобные статуэткам из эбенового дерева,
    и разбитные, вечно пьяные украинки в лентах и рушниках.
    
    
* * *

    Разгоряченные сладким вином и жаркой лаской матросы
    веселятся, горланя песни, но вдруг
    здесь и там вспыхивают потасовки, перерастающие в сражения.
    По статистике каждую ночь в порту остается не менее
    пятнадцати трупов. Их хоронят тут же по соседству.
    Так родилось (простите за невольный оксюморон)
    знаменитое рехавийское кладбище.
    Собственно, кладбище это отделяет и отдаляет
    территорию порта от кварталов трущоб,
    ибо черпает из обоих источников.
    Оно расширяется за их счет, а порт и трущобы
    съеживаются и отступают под напором крестов и кумирен.
    Есть еще лепрозорий - самый
    большой на Ближнем Востоке. Он тоже растет
    (хотя и не так быстро, как кладбище), благодаря
    неустанным заботам рабби 3уси********, каббалиста и подвижника,
    да продлит Всевышний дни его на этой земле.
    
    
* * *

    Когда я - обитатель сей скорбной обители -
    в числе других прокаженных бреду, звеня колокольчиком,
    вдоль кладбищенской ветхой ограды,
    все грезится мне, что не было этих пятидесяти лет
    и вовсе не я, а наша корова Ривка звенит колокольцем,
    возвращаясь под вечер с зеленых лугов Рехавии.
    Я же стою за кустами смородины, слыша
    голоса дедушки Тео и дядюшки Дэйва
    ("Дао" и "Дэ"********* - как их в шутку зовут талмудисты).
    Они, как живые, ведут нескончаемый спор
    о том, как нам обустроить, ну, как обустроить
    голубые пески Палестины.

    
    Июль-август, 2000

    Примечания автора
    * Глида (иврит) - мороженое
    ** Шимон Перес - израильский политик и общественный деятель. Предложил план Нового Ближнего Востока, за что и получил Нобелевскую премию.
    *** Интифада - длительные и хорошо скоординированные террористические акции, вызванные запрещением арабам пользоваться услугами метрополитена.
    **** Натан Щаранский - министр сельского хозяйства Израиля с 2012 по 2014 год.
    ***** Хамсин - ветер, песчаная буря с Аравийского полуострова.
    ****** Ашкеназы - самообозначение живших в Европе потомков хазар, ошибочно считавших себя евреями и немало претерпевших в результате этого заблуждения.
    ******* Славившиеся на весь мир иерусалимские "кварталы красных фонарей" пришли в упадок к концу ХХ века.
    ******* Рабби Зуся (Залман Тартаковер) - мудрец, мистик, религиозный и общественный деятель, духовный вождь Северной (Рамотской) каббалистической школы. Существует мнение, не подтвержденное, впрочем, бесспорными фактами, что именно он стал прообразом старца Зосимы в романе "Братья Карамазовы" русского писателя Ф. Достоевского.
    ********* Дао и Дэ - две основные философские категории даосизма. Это мистическое учение, распространенное в древнем Китае, испытало на себе сильнейшее влияние иудаизма. По мнению ряда авторитетных исследователей, даосизм представляет собой искаженно изложение иудаизма, который проповедовал на Дальнем Востоке рабби Леон Бузагло (VI в. до н. э.). Существует версия, что этот иудейский учитель и легендарный основатель даосизма Лао Цзы - одно и то же лицо.