Сергей Лебедев: ПОСВЯЩЕНИЕ ПАРИСУ - Литературный журнал "ПЕРИФЕРИЯ"
  в номер

Карта сайта




Сергей Лебедев


ПОСВЯЩЕНИЕ ПАРИСУ


    Наблюдение
    
    Измятые сумерки. Дождь.
    Изъяны стекла. Излом
    зрения. Ты войдешь
    в мир под другим углом.
    
    Скольженье машин следи.
    Миг – удлиннилась, миг –
    и лимузин. Но ди,
    диагональный сдвиг.
    
    Смысл преломленья –явь
    делится пополам.
    Все, что есть здесь, оставь.
    Главное то, что там.
    
    Словно бы, раздробив
    кости, ужом скользнуть
    в тонкую щель – что гриф
    таинства обмануть.
    
    Словно бы за чертой,
    где надломилась жизнь,
    вычурный мир: витой
    и без перил. Держись!
    
    Капель зигзаг. Следы,
    завязи, бахрома.
    Утро придаст черты
    тучам, ветвям, домам.
    
    Мир эластичен, стерт.
    Скомканный ветер пуст.
    Знаки исчезли. Мерт-
    вая бездна уст.
    
    
    Посвящение Парису
    
    От восхищения – до похищенья
    взгляда не будет, раздумья, кивка.
    В море немедля, весь предвосхищенье,
    пусть их ярятся, толкуют отмщенье –
    в сторону Трои текут облака.
    
    Но почему же обратно? Как будто
    стянут на шее простор, как петля,
    сгрудилось море, суденышко утло,
    и невозможна иная земля.
    
    Не понимал, обезумев от страсти:
    ветер попутный объемлет корму,
    спешно доспехи латают и снасти
    в каждом ахейском порту и дому?
    
    Или иначе все было: спокойный,
    деву служанкам – привычный удел,
    трагик невольный, слуга и конвойный,
    воин, забывший любовные войны,
    к борту приник, будто в воду глядел?
    
    
    Голос из-за Полярного круга
    
    В порту Галиматьяо корабли
    все на цепях, как псы сторожевые.
    И мы там будем. Скоро. Не скули.
    Различья нет – живые, неживые.
    
    Бери котел, кухлянку, торбаса.
    Любовь в костер – сработана топорно.
    Пусть остаются дыма полоса,
    пустых небес бессмысленное порно.
    
    Покуда наст, гони шибчей собак!
    Держи на юг – легко, все время с горки.
    Когда увидишь свой дорожный знак,
    не мельтеши, глотай, как пьют касторку.
    
    Что это будет? Озеро, обрыв,
    чужой лыжни нечаянная метка,
    метели всхлип, молчание горы,
    с разлету в глаз ударившая ветка –
    
    не угадать. Сверни тогда. Дыми.
    Оленей пару выменяй на свору.
    И привыкай: с людьми или зверьми
    поласковей, как с рыбой. Разговором.
    
    Оденься в шубу, выпяли колпак.
    За плечи – торбу. Посох, бородища.
    Нос разотри. Сильнее. Для зевак.
    Авось, проскочишь. Схватятся – не сыщут.
    
    
    
    
    Фигура речи
    
    На скорую руку, живую нить,
    шагами мерить, умом кроить
    где шов, где рубчик – строку к строке,
    слова обкатывая на языке.
    
    Размер не важен, успей сложить
    канву, покрой. Силуэт скажи,
    который вынужден обличить.
    Ведь платье с не с чем уже сличить.
    
    Фигура речи, фантом, вранье,
    лохмотья, тряпки, утиль, дранье,
    обноски голоса – не чета
    фальцету, жмущемуся к устам.
    
    И все же чудится. Гомон. Дрожь
    сверх чувств положенных. Будто нож,
    блеснет внезапно из-под полы:
    зеркала ярче, острей иглы.
    
    
    
    
    
    
    
ваше мнение   архив   начало
Литеросфера
 


< >
TopList UP.RU - Internet catalog