Rambler's Top100



Вадим Макаров



СТИХИ

 

 

* * * c ваших глаз уползла золотая гюрза и свилась на кудрях у страдальца Христа золотая змея нимбом в темя вросла и сняла человечность с христова чела 1990 Всё нет как нет Моих созвездий мрамор, Как божьей кожи искра. Моя любовь уплыла На необъятный остров, Там пала кладом в клубни Неведомых растений. Безжизненный мой дом, Необитаем остов. В нём призраки детей, От призраков родившись, Скребутся по углам Распятьем серых линий, Лишь оттеняя чёрное и белое. 1993 Всё есть как есть В моих садах фламинго цветными зеркалами Улавливают вечность на розоватых гранях. Заворожённость мига раскрытыми губами Рождают междуречье и междометья гранят. Фата из белых листьев - цветам здесь - как невинность. Столетья мёртвой стали закованы в утёсах. В крылах стрекозьих - небо, в глазах шмелиных - вина. Здесь лишь одни ответы, поскольку нет вопросов. 1993-2001 * * * Гале Без весны источилось перо на клинок, И замёрзшее слово зимой истощилось. В холода статуэтною маской цветок Сберегался от бритвы, что в сердце хранилась. И разрезанным вздохом - глоток на восток: Только первым лучом поминанье цветенья. День за днём ожиданье свивалось в клубок Нитью белой стальной, песнопенья хрипеньем. И с озябших ресниц взглядом - вопль в темноту: "Дайте свет полным солнцем, ну дайте же - полным!" И молчанье Богов, и боязнь в пустоту Так и кануть ущербным, беззвёздным... Годы пали в мозаику древних дворцов. В их ступенях шаги расчеканенным эхом Появленьем твоим разбудили Богов - Силой их нам подарены счастье и веха. 1999 * * * Прививка от гнили - А что это, что это, что? Протирка бутыли глотком - Три последние капли - в лицо. Сачком для размаха - Три смеха, и бабочек тьма. Разгон - ловчий страха, - искрит, Чтобы крылья не сбили с ума. Лимит соучастий - Сердечный живёт перестук. Разбитый на части, живой, Путешествует звук. 2001 * * * Серенада стопочки крепкой. Промелькнули светильнички предков - Сарафаны, костюмы, кольца, Розы, лютики, колокольцы. Вот и сызнова всё воссоздано - Утро раннее, солнце позднее Глаз, любивших меня отважно, Их ресницы в часах карандашных. Риской, поступью и движением Я вас вижу в своём отражении, Я вас чую, вы - меня чуяли: Вот и свиделись ночью лунною... Хоть событий здесь всех не названо, Вазы с вязами навек связаны - Запах запахов крови терпкой И меня самого, и предков. 2001 * * * В тусклой лампочке зола воспоминаний. Злое солнце отгорело, отпылало, Переплавилось в планету окончаний С завершающей температурой сплава. Вот предметы отделились, состоялись. Безымянность обозначилась всеобщим. Проявление теперь моей печали - Эхо сна, уткнувшегося в прочность. Под площадкой концентрации деревьев Не сомнение таится, не забвенье. Там в останках каменеющего зверя Ожидает луч свою камею. 2001 * * * Ёлки с палками скоро сражаться начнут На помойках, пройдя сквозь попойки. Блуд товара сравнял покупательский блуд, И декабрь встал в последнюю стойку. Тики с таками стрём из финальных часов Пирамидой выводят в минуту. Лица - копии птиц из чистилища сов - Слепо зыркнув на миг, ухнут в утро. Новый Год, сколько раз ты восторженно стрижен в январь, И надежда опять добывает белила из снега. Временной костюмер, пригубляя священный Грааль, Переходит в число без конца, без начала пробега. 2001 * * * Диск луны прививает воде лихорадку. Полушария - правое с левым вприсядку, Как собаки с цепи, устремились на схватку В кочевое становье словесных порядков. Из обвисших знамён нам пошили портянки, Разыграли гербами двуглавой орлянки. Прохудились гербы, стёрлись твёрдые гранки - Что там знаки, для многих - безвыходность, пьянка. Всюду псевдоверлибры, мейнстримы и янки. Кости дремлют в кастетах угрюмой фалангой. Выпь, вращаясь впивается воплем в осколок, Тот шипит, восстают очертанья раскола. Совещается кратер с исторгнутой магмой, И овал, совместившись с объёмом подковы, НАСТУПЛЕНЬЕ готовит НА ФЛАНГАХ. 2001 * * * Движение в пространстве расщепив Фиксацией, хранит земной закон Сложенье лет, как средство от тщеты С открытым списком будущих имён. Заноза удлиняется, крадясь: Рожденье - путь, рожденью стимул - смерть. Не дьявол сего мира, время - князь. Три ипостаси. Будущее - треть. "Перемещенье" - это слово слов: Конечная со множеством одежд, Исходная, до, после, и рубеж, Где время - жизнь, основа всех основ. 2001 * * * Катастрофа сдохли строфы да и хрен-то с ними выпей пива стань счастливым будь былинней были. Катапульта треск из пульта прыгай вверх без страха выпей водки у селёдки сольца вместо праха. Восклицанье воск лица нет в душ холодный сходу всё нормально ты кристальный и готов к походу 2002 * * * Жар-птица, жар-птица, Зачем ты стучишься? Твой клюв - уже рама, А перья - гардины. Лист белый квадрат, холодильник постится, И стать не намерен внезапной гостиной. Птенец помирает? Нужна ему стая. Пристроишь как Маугли, Совет дал бесплатно. Вот льдинка на лоб, как могу, окаянный, Так я и помог. И - прощанье без шляпы. 2002 * * * Чужую метель пропускает Бессонная заводь рассудка. Рифлёная зыбь отражает Сигналы далёкого стука. Кувшинки дрожанием формы Цветам сообщают волненье. Дома - их пещеры бездонны, И плотною заперты дверью. Тритоны галантно и резво Хвостами сплетаются в танце. Фонтаны - поток их обрезан, И жмурится собственным глянцем. Но капля, собой увлажнившись, Транзитна в любом сочетаньи: Анчар пьёт водицу, и вишня, И льды потихонечку тают. 2002 * * * Две ступени, две подряд, два ботинка - Не торопится идти Арлекино. Зря Пьеро ему перо предлагает, Зря вороны передёрнулись граем. Он к румянцу приложил две ладони - Между пальцев бьются искры, как кони, Бубенцы - как островки по трясине, А на дне болота - домик осины. Сущих ведьм, как та осина, - ой, мало: Она многих на суку повидала. Что, Пьеро, ты прячешь руки в конверте, Словно кисти отрубило известье? Что помпон печальной стиснут петлёю, Во угольное ушко головою Пролезай - в зубах перо, компас крутим: Острия где совпадут, там и утро. Завихрение в пролёте песчинок… Ни ступеней, ни следов, ни ботинок. 2002

 



    © Вадим Макаров


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100