Rambler's Top100



Светлана Омельченко



ИЗБРАННОЕ

 

 

I. КАРТОЧНЫЙ ДОМИК * * * Упрямство тонких пальчиков, Мечи, щиты, геральдика - Вот для таких же мальчиков, Испорченных романтикой. Они такие разные, И все в герои метили: Кольчуги, шлемы, панцири, Пищали, арбалетики. Не страшно им ни капельки, Что могут покалечиться: Мортиры, пушки, сабельки, Винтовочки, мушкетики. В войну играть им нравится, И строй за строем тянется: Кистень, трезубец, палица... Мальчишки ведь - с них станется! * * * Журавлята, журавушки, журавли, Серебристые крылья! Вам не льнуть бы к земле, Вам бы рваться с земли... Мой журавлик, журавка, Бездумный мальчишка глазастый, Журавленок с ресницами длинными, Зла еще не познавший, Избежавший неправды и травли, Не посмевший до срока Вслед за клином лететь журавлиным, Не слыхавший еще журавлиного крика... Скольким - таким же! - вам по свету мыкаться - Журавлям, журавлятам, журавликам... * * * Бардак? Понимаю... Ты смотришь сурово: Тетрадок, блокнотиков - вдоволь и вдосталь! На каждом клочочке - волшебное слово, На каждом обрывочке - нотная россыпь! Мне все бы клочочки собрать воедино И переписать все обрывочки-ноты - Раздать по знакомым, отправить любимым, Оставив себе только главное что-то... * * * Я шила платье - понарошку - Из снега и рябинной меди, Я в кровь искалывала руки - И поделом, и поделом! Так намело, так намело! Снега укрыли скорбь и муки. Сугробов белые медведи Пристраивались вдоль дорожек. * * * Музыка меня измучила, Все послать хотелось к черту: Нотных точек, закорючечек Болтовня казалась мертвой. Старенький рояль израненный Нервным пальцам поддается: Он, конечно, знал заранее, Что арпеджио сорвется, Что и гаммы мне не выдержать, Что дрожат - с отвычки - руки, Что фальшивые, бесстыжие, Словно выкрик, будут звуки. * * * Сладко песня лилась - за аккордом аккорд, В ми-минорной идиллии падали листья. Доминантовый лад. Я взяла си-мажор - И струна, застонав, полоснула по кисти. Мелодийная нить задрожала, ушла В пустоту, обернулась Голландцем летучим. Гриф сверкнул наготой. На лады наплыла Пустоты неожиданной черная туча. СКАЗКА Убегать не торопись, Даже не проси пощады! Для тебя я - Василиск, Змей, что убивает взглядом. Тяжело тебе со мной, Даже сердце бьется чаще. Для тебя я - Царь лесной, За собой манящий в чащу. От зари и до зари Проклинать меня негоже. Сколько крестных ни твори Ты знамений - не поможет! * * * Пальцы грубые, пальчики ломкие, Лунки розовые ногтей. О любви говорю Вам негромко я, Теребя бахрому кистей. В шаль закуталась, платье расправила, Лишь потупить глаза не смогла. Ох, неправильно это, неправильно - То, что я разговор завела! * * * Бологое. Ты встретишь меня в Бологом - В дождь ли, в снег ли, в жару. Что же это такое: Ни в Москве с Петербургом, ни в месте другом Почему-то найти не могу я покоя. Ни в Твери, ни в Орле, ни в Керчи, ни в Клину Не встречались мы ни в понедельник, ни в среду. Вряд ли в этом году, но однажды, клянусь, Я на встречу к тебе в Бологое приеду. Брови сдвинув слегка, я пойду на вокзал - Брать обратный билет, задыхаясь от грусти. Но в толпе ты узнаешь меня по глазам, Подойдешь - и уже никуда не отпустишь. * * * Взгляд насмешливый твой ловлю И глаза опускаю ниже: "Я так сильно тебя люблю! Я так сильно тебя ненавижу! "Полуправда и полуложь, Полукрик и полуистома - Ты, я знаю, меня поймешь, Ты, я знаю, привык к такому! * * * Домик карточный обветшал, Лишь его ты коснулся несмело. Уходи, дорогой, уходи, Мне его как-то надо спасти! Он и так-то на ладан дышал. Бог ты мой, как же быть, что же делать?! Сердце бешено бьется в груди: "Уходи, дорогой, и - прости!" Домик карточный - это всё, Что когда-то мне принадлежало, Если рухнет и он, мне - пойми! - Просто незачем дальше жить. Ветер первую карту снесёт. Я стою и смотрю: что за жалость, Что мы стали чужими людьми, Что нельзя ничего изменить. * * * Россия моя - незаслуженно щедрая милость, Подарок небесный и самый родной человек! Люблю Петербург, но остаться в нем не получилось, Москву - ненавижу, но в ней коротаю свой век. Осташков - покой, а Медведица - зыбкое счастье, Безумие в Вологде, в Талине - празднество дней, В Твери - благодать... Я привыкла в Москву возвращаться - Как будто другие дороги заказаны мне! * * * День грядущий похож на вчерашний1 - От бессилия хочется плакать! Мертвый остов Останкинской башни, Снег слепящий, промозглая слякоть, Дни короткие, снов своеволье, Медь рябины и беличья стая, И огней новогодних раздолье - Мимо, мимо, почти не касаясь. ПЕРО ЖАР-ПТИЦЫ Поверь, любимый, никогда Моих ты не услышишь жалоб: Перо Жар-птицы, светлый дар, Нас от невзгод спасет, пожалуй! И то заветное перо Я под твою подушку спрячу, Потом - тихонечко заплачу, Как будто выпало "зеро". Потом - по линии добра С тобой пойду - рука об руку. Я буду снова ждать разлуку, Не веря в магию пера. И все дела пойдут на лад, И ночью снова мне приснится, Что улетавшая Жар-птица Оставила перо с крыла... * * * Наверное, я ждать устала. А ты твердишь, что стал мудрей, Что у меня имен немало: Валента, Светла, Элта, Рэй... А ты твердишь, что память - бремя, Что все развеется, как чад, А ты твердишь, что будет время, Когда разлук истает ряд. * * * Обиды, упреки, разлуки "во благо" - Любимый, ты прав: я погрязла в бумагах - В стихах, переводах, этюдах, набросках... Их надо бы сжечь, это быстро и просто! Гори все огнем! Но зачем же ты плачешь, Любимый, над каждой бумажкой горящей? * * * Уже от круженья устали метели. Иглой ледяной Простуда меня пригвоздила к постели - Как прошлой весной. Простуда-ненастница руки простерла, Как нищи дары! - Замотано шарфом охрипшее горло, И стоны -как рык. III. НИКА АПТЕРОС ТОГДА И ПОТОМ Многоголосье тишины Щемяще заполняло душу. Тогда - мы были влюблены И тишину умели слушать. Потом - пришли иные сны, Иные боли и печали: Мы черноту от белизны Потом уже не отличали. * * * С мукой горькою, неодолимой Становлюсь все черствее и резче, Вырастаю из бывших любимых, Словно это - ненужные вещи. Жестче сердце, расчетливей разум - Словно новую книгу листаю. Из рассказанных выросла сказок, А теперь - из тебя вырастаю. * * * Правда, так странно, что нужен мне ты, Но безразличны упрямство и смелость! Ты - только слезы дарил, не цветы, Рядом с тобой даже жить не хотелось. Мне безразлично сияние глаз, Я б не хотела начать все сначала. Рядом с тобой (так бывало не раз) Я даже гордость свою забывала. * * * Мне думать за двоих совсем не хочется, А просто хочется внезапно кончиться, В туман закутаться, спиной ссутулиться, В дождях запутаться, растаять в улицах, Стать бабочкой ночной, стать полным месяцем - Чтоб вновь, Любимый мой, с тобой не встретиться. * * * Опять разлука, не утрата - Тяжёл баланс на грани тонкой! В тебе привыкла видеть брата, И ты зовёшь меня сестрёнкой. В твоей привязанности братской И тени нет былой печали. Я на тебя смотрю украдкой - И плачу - от любви - ночами. В тебе я вижу только брата, И это всем давно известно. А ведь когда-то ты, когда-то Считал меня своей невестой... * * * Зову, а ты, как прежде, нем - И тонет, гибнет мой кораблик. Хоть и люблю, но, между тем, Давно забыть тебя пора бы, Покорность выказать судьбе И с каждым разом плакать тише... А мне - сорваться бы к тебе, Взять крылья у летучей мыши, Упруго крыльями взмахнуть И, разрывая цепь заклятий, Сорвать ночную пелену, Как рвут порой оборку с платьев. * * * Уронила лицо на ладони. Светает. Воздух ночи хмельной выжигает нутро. Мы умрем. В церкви батюшка нас отчитает. Будут комья земли мерно биться о гроб. Ветер взвоет собакой бездомной. Метели Станут вновь бормотать заклинанья свои... ...Тихий скрежет часов. На несмятой постели - Связка книг, кипа нот и... стихи о любви * * * Что было до тебя? - Вся жизнь. Была беспамятная осень, Небесных вен стальная просинь, Фрамуги, стекла, этажи. С тобой - сходила я с ума. Перекликались ленты улиц, Стояли фонари, сутулясь, Кружилась за окном зима. И ветер песню пел, людьми Еще не понятую. Надо Учиться жить. Тебя нет рядом. Что будут без тебя? - Весь мир!

 



    © Светлана Омельченко


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100