Креславская Анна Зиновьевна: другие произведения.

Via Dolorosa

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 87, последний от 07/11/2002.
  • © Copyright Креславская Анна Зиновьевна (Annavanzon@rambler.ru)
  • Обновлено: 10/05/2002. 6k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  • Оценка: 7.92*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предлагается для номинации на конкурс "Тенёта-2002" по категории "Сборники стихов и поэмы".


  •    О двух пещерах и одном наваждении.
       (женские рифмы)
      
       Всё на продажу
       1
       Cтада туристов c Виа Долорозы!
       Где святость истины Креста и Розы?
       По-вавилонски тут многоголосо
       Рычат моторов чёртовы колёса.
      
       Здесь спесь и ересь пенистых язЫков.
       Толпа многоголова, но безлика.
       А во главе шипящей этой гидры -
       Шалеют от жары кипящей гиды.
      
       В сокровища зарывшись выше носа,
       В пещере, беспросветной, как колодец,
       Не спелеолог, не первопроходец -
      
       Торгует мелкой святостью уродец.
       Товар у грешных пользуется спросом -
       Особо - лик нездешних богородиц...
       2
       Гляжу на покупателя-пижона,
       Что чуть ли не до углей обожжённой
       Находкою гордится, словно кладом, -
       Случайною иконкой без оклада
      
       С печалью византийственного взгляда
       В очах... И припечатанной угрозой
       За неподобства Виа Долорозы
      
       Иисусы-мученики встали в ряд!
       Их рученьки и ноженьки кровят...
       Размноженные боженьки распяты
      
       На плоскостях корявостей дощатых.
       Безвкусен этот скрюченный парад
       На площади торгующей палаты:
      
       Страдальческий их растиражен взгляд
       И в складочку набедренный наряд,
       И каждый гвоздик. Бедные ребята...
      
       Под стёклами пылятся образа
       И дремлют незадачливые Спасы.
       До библией означенного часа -
      
       Размеренна их вещая стезя.
       Следят за мной нетленные глаза.
       Мои ж по ним лишь промельком скользят.
      
       Мне больше не положено, нельзя:
       Ступаю - слава богу - без креста,
       Как экскурсант - на крестный путь Христа!
      
       Наваждение
       1
       Вишу довеском к телу гидры гладкой.
       Голгофы место гибельное - ближе.
       Слежу за гида важным рассужденьем.
      
       Вдруг - замираю в странном наважденье:
       Зачем-то сердце шепчет мне украдкой,
       Что повернувши за угол, увижу
      
       Укромный дворик, тихую оградку
       И маленькую купольную крышу,
       Прикрытую листвы садовой прядкой.
      
       2
       Мы, рассупонясь, двигаемся дальше...
       Экскурсовод горгонится и с фальшью
       Неистовой долдонит о Христе
      
       Истерзанном, о духа высоте,
       Кресте, Пилате, палаче и ранах.
       И даже - вскользь - о тела красоте...
      
       Мне свистов тех извилисто-пространных
       Уж не постичь в душевной простоте,
       Как не снести разнощичье-гортанных
      
       Спонтанно рвущих перепонки вскриков.
       Читаю на стене: Святая Анна. -
       И как во сне влетаю в базилику.
      
       В базилике св. Анны
       1
       ...Как славно: в храме разрешают петь!
       И льются сплавом серебро и медь
       Двух голосов! - Сплетается каноном
       Печально-жалобный узор канцоны.
      
       Сверкают кольца музыки влюблённой...
       Я этим двум певуньям-итальянкам
       Тоску мечтаю русскую пропеть
      
       Про степь, да снег, да колокольцев звоны,
       Про россыпи подлунные тальянки,
       Про ямщика, про тягостную мреть,
      
       Где матери есенинской страданье
       Вливается в библейское преданье...
       Но сердце шепчет: ты должна успеть
      
       Спуститься в цоколь этой базилики,
       Где двух твоих имён святые лики
       Сегодня суждено тебе узреть...
       2
       Вступаю - в подземелия глухие
       И... в памяти вневременной стихию,
       Где был очаг пещерного тепла.
      
       Где жизнь семьи безвестная текла.
       Где именем завет-нейшим Мария
       Когда-то дщерь едину нарекла...
      
       Ты, Анна. Это ли не странно -
       Что зов я твой услышала, сестра...
       Я тоже Анна, только уж стара...
      
       А Вы с Марией - в девственном цветеньи
       Предстали, словно светлый день рожденья
       Неведомого для меня добра...
      
       За всю судьбу мне дали только сына.
       Любимого. Но на свои крестины
       Твоё, Мария, имя я взяла...
      
       С тех пор во мне живут неразлучимо
       И вечно спорят образ пилигрима
       И образы домашнего тепла...
      
       Меж мной и сыном выросла чужбина -
       Но год за годом и за часом час
       Не отвести нам друг от друга глаз.
      
       Я чувствую что мы в любви - едины
       неразделимо. Сохраните ж нас.
       А коль нельзя двоих - тогда лишь сына!
      
       3
       Дневная ересь Виа Долорозы
       Упала, как слепая пелена:
       Ласкает сердце светлая волна.
      
       Из всех живущих - здесь лишь я одна!
       И властно проплывают времена.
       И гаснут в вазах срезанные розы.
      
       Тех, чьи ношу святые имена,
       Касаются мольбы мои, и слёзы,
       И страстные витые письмена...
       3 - 7.12.2001
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
  • Комментарии: 87, последний от 07/11/2002.
  • © Copyright Креславская Анна Зиновьевна (Annavanzon@rambler.ru)
  • Обновлено: 10/05/2002. 6k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  • Оценка: 7.92*20  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка