Нейман Геннадий: другие произведения.

Театральный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 20, последний от 22/12/2002.
  • © Copyright Нейман Геннадий (nafanya@gay.ru)
  • Обновлено: 20/05/2002. 4k. Статистика.
  • Стихотворение: Поэзия
  • Оценка: 6.99*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работа номинирована на литконкурс "Тенета 2002" в категорию "Сборники стихотворений"

  • 
    
    
    Ты проживаешь жизнь, как бенефис - 
    весь мир театр, весь мир - тебе подмостки, 
    пусть даже декорации неброски, 
    играешь все равно, ведь ты артист. 
    В калейдоскопе смены мизансцен 
    мелькают дни. От драмы до бурлеска 
    оттачиваешь мастерство до блеска, 
    сжимая мир до кубатуры стен. 
    Плененный пыльным запахом кулис, 
    покорный раб богини Мельпомены, 
    ты предан ей - всегда и неизменно, 
    сплетая быт из скетчей и реприз. 
    Но там, 
    внутри, 
    живет твой вечный страх: 
    игра с судьбой всегда на пораженье - 
    твой верный зритель - только отраженье 
    твое в трельяжа узких зеркалах.
    
    ---------------------
    
    Я - кукла из папье-маше - 
    Смеюсь и плачу по приказу, 
    Я чем печальней, тем смешней, 
    В моей раскрашенной душе 
    И водевиль, и драма сразу. 
    Мой кукловод в меня влюблен, 
    И, задыхаясь и потея, 
    Играет гениально он, 
    Мой кукловод-Пигмалион, 
    Да я, увы, не Галатея. 
    Мы с ним вдвоем не первый год, 
    Но все сильней меня тревожит - 
    Однажды ночью он уйдет 
    И куклу новую найдет - 
    Покрасивей и помоложе. 
    В душе картонной вечный страх - 
    Забудут, уберут на полку, 
    Истлеют чувства в легкий прах, 
    Оставив сердцу только мрак 
    И боли острые осколки
    
    -------------------------
    
    Был Клавдий глуп. Офелия толста. 
    Суфлер картавил, путался в сюжете. 
    Пустели в зале лучшие места. 
    С Гертрудой Призрак пил в пустом буфете 
    Тайком от режиссера "Каберне". 
    Статисты затевали перебранку. 
    Мечтал Лаэрт отправиться в турне 
    С любовником, желательно - в загранку. 
    Устав от закулисной немоты 
    Главбух с кассиром обсуждали цены... 
    
    А в самом центре этой суеты, 
    на пыльных досках вытоптанной сцены, 
    тревожа неистлевшие гробы, 
    ребенком, что напуган страшной сказкой, 
    метался мальчик: 
    - Быть? Или не быть? 
    и плакал от предчувствия развязки.
    
    ------------------------
    
    Подумай сам - до шуток ли, до смеха ли:
    Все в мире стало вдруг наоборот -
    Остался цирк, а клоуны - уехали,
    И шпрехшталмейстер каждый вечер пьет,
    Гимнасточка обкурена, подколота,
    За трешку всем дает, кому не лень,
    В зверинце сдох от голода и холода
    Последний дрессированый тюлень,
    Факир индийский подыскал занятие,
    Всех ассистенток разогнав взашей -
    На рынке собирает "по понятиям"
    С братками дань с приезжих торгашей,
    Львы перестали слушать укротителя,
    Силач не может вес поднять на грудь,
    Скучают в зале три усталых зрителя
    И двое просят деньги им вернуть.
    ПАРРРРАД-АЛЛЕ!!!!-
    Лениво и с огрехами.
    Бравурный марш гремит ни в такт, ни в лад....
    Остался цирк. 
    А клоуны - уехали.
    И мир с ума сошел без клоунад.
    
    ---------------------------
    
    Скрипя осями, все ползет вперед
    Судьба моя, бродячий балаган,
    Которой правит юный хулиган
    С красивым звучным именем Эрот
    Его рука тверда, не сбит прицел -
    Стрелок отменный. Но, в который раз,
    Трагедию я превращаю в фарс,
    Меняя декорации для сцен,
    Меняя маски, парики и грим,
    Рисуя рот с улыбкой, клея нос....
    
    До трагика я, видно, не дорос -
    Я не Пьеро, я - Рыжий,
    Арлекин...
    
    ------------------------
    
    Снимает маску Арлекин. Окончен карнавал.
    Под утро дождь испортил грим, и шут смешить устал.
    Рассветом наступает день - уже на полпути.
    Разносит ветер с площадей цветное конфетти.
    Погасла рампа, нем оркестр, и пуст огромный зал.
    Усталый мим смывает грим. Он все, что мог, - сказал,
    Он заигрался так всерьез всем тем, что не сбылось,
    Но зал не видел этих слез и хохотал - до слез.
    Стирает краску Арлекин, кривя усмешкой рот -
    Так много рядом Коломбин, а он влюблен в Пьеро,
    Чей грустный взгляд несовместим со звоном бубенцов...
    
    И снова прячет Арлекин под маскою лицо. 
    
    ------------------------
    
    
    Опять схожу с ума в объятьях немоты - 
    Безмолвный лицедей, измученный и жалкий. 
    Охапками несут поклонникики цветы, 
    А я сменял талант на жизнь - в меняльной лавке. 
    Я разменял стихи на мелочь ремесла: 
    Тяжелый кошелек - за крылья над плечами, 
    Еще была любовь. Но тоже - не спасла. 
    Я разменял ее случайными ночами. 
    Я выменял успех. Я сам себя раздал. 
    Восторженный партер, сияющие ложи... 
    
    Но я бегу зеркал, и - не смотрю в глаза, 
    и не смываю грим, врастающий под кожу
    
    ---------------------------
    
    Ночь минула. В небе рассвет словно пламень 
    ----- 
    Я выстроил храм на краю Ойкумены, 
    я выстроил храм и на жертвенный камень 
    налил не вина - бурой крови из вены. 
    Лишь капище храм без надежды и веры, 
    и жизни не будет другой после смерти - 
    здесь черная месса, здесь запахи серы, 
    здесь мрачные тени по стенам, как черти. 
    Покой и уверенность в каменном лике, 
    но тянет от взгляда морозом по коже. 
    ты был моим богом - я нынче расстрига, 
    я создал тебя - я тебя уничтожу. 
    Оплавился идол в безумстве пожара, 
    чья ярость утроена болью утраты. 
    От копоти черный, хмельной от угара 
    я жгу этот храм -
    я спешу в геростраты.
  • Комментарии: 20, последний от 22/12/2002.
  • © Copyright Нейман Геннадий (nafanya@gay.ru)
  • Обновлено: 20/05/2002. 4k. Статистика.
  • Стихотворение: Поэзия
  • Оценка: 6.99*21  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.
    Журнал Самиздат
    Литература
    Это наша кнопка

    MAFIA's
Top100