Главная - Поэзия - Наши авторы

Наталья НИКОЛЕНКОВА

* * * * *


Мы не поедем в Занзибар,
Оставим глупые мечтанья.
Под заунывный скрип гитар
Мы выпорхнем из мирозданья.

Из черно-белых кинолент -
В свои цветные сновиденья,
Из дыма бийских сигарет -
В почти любовь и наслажденье.

Когда тревога не дает
Взглянуть на мир и рассмеяться,
То только полный идиот
Не в состояньи догадаться:

Все относительно, как грипп,
И Занзибар - не за горами.
Кто полюбил - тот не погиб.
А что еще случится с нами?

 

* * * * *


Улетели бабочки, улетели.
Улетели, легкие, как вороны.
Мы с тобой подсчитываем недели:
Не осталось ли чего на полкроны?

Мы с тобой подсчитываем потери,
Мы с тобою - бедные, как китайцы.
Улетели бабочки, улетели,
Только пепел пыльцы на пальцах.

 

* * * * *


Твоя жена измучена, как флейта.
Весна не может превратиться в лето.
Любовь вообще не может ничего.
Как говорит бедняга Альмодовар,
Предельный стиль - вульгарен, словно доллар.
Спи, флейта, Белоснежка, волшебство.═

Ум истощился в прозе повторений.
Лет пять не вздрагиваем от прозрений.
Лет десять как не носим красный цвет.
Где наши шарфы, наши эпатажи?
С кефирчиком садимся в экипажи
И вместо ╚sure╩ отвечаем ╚нет!╩.

 

* * * * *


Есть грустные фильмы с веселым концом,
Есть милые люди с несчастным лицом -
Но в черном желудке январского неба
Уже не рассмотришь, кто был подлецом,

А кто - Белоснежкой и Питером Пэном.
Размазаны наши печали по стенам,
А сверху написано красным коряво:
"Я Васю люблю" и "Нирвана Форэва".

Сдавайте бутылки, прошло Рождество!
Никто и не помнит уже ничего.
И только девчонка из детского сада
Еще веселится внутри снегопада,

И только собаки от снега шалеют,
И только ослы ни о чем не жалеют,
И только следы на снегу остаются
Для тех, кто однажды захочет вернуться.

 

* * * * *
Оле Наумкиной


А тебе бывает тоскливо
В теплый час золотого отлива,
Когда девушки торопливы,
Как вечерние облака?
Никуда не движется время,
Просто сбрасывает оперенье.
Предпоследние дни сгорели
В табакерке без городка.

Мы - нездешние, мы - на лодке,
Мы приплыли сюда по наводке.
Небо - яркое, как на коробке
Старомодных венгерских конфет.
Если есть заводная пружина,
То она - в стаканчике джина
Или в плоской коробке "Житана",
Или в моли, грызущей фетр.

Но откуда тоска такая,
Гуще меда и слаще "токая",
Словно мы - на вершине Алтая
И кончается кислород?
Обопрись о гранит парапета,
Наше счастье - прочнее фетра,
Мы плывем по причине ветра,
Если только не наоборот.

 

* * * * *
Марине Панфиловой


Утешься, ты не нужен никому.
Сойди в свою душистую тюрьму
Из лепестков шиповника и мяты.
Когда растает твой последний вздох
На рубеже медлительных эпох,
Никто не спросит: Где же ты? Куда ты?

О кофе сладостный, и ты, миндаль сухой!
Забиты мысли всякой чепухой,
Распуган праздник мысленным ОМОНом.
Марина в Краснодаре ест арбуз,
Прочитаны в трамваях Джойс и Пруст,
Аджика сварена и холодно влюбленным.

О шоколад растаявших Наташ!
Душа сквозит, идя на абордаж
Тоскливых дней и вдохновений куцых.
Что легче - воздух или голова?
Прости, Пелевин, я еще жива,
Шурша по октябрю без революций!

Главная - Поэзия - Наши авторы