Проголосуйте за сайт в конкурсе 8яWebПризнание

Джейн Остин

"ТРИ СЕСТРЫ" (1792 г.)

Перевод С.Васильевой © 2002 год

Оригинал текста на сайте http://www.pemberley.com/janeinfo/thresist.html

Письмо 1

Мисс Стенхоуп к миссис -----.

Моя дорогая Фанни!

Я – самое счастливое создание во Вселенной, я получила предложение о замужестве от мистера Уотса. Это первое такое предложение в моей жизни, и я не совсем уверена, что знаю, как на это правильно реагировать. Как я восторжествую над Даттонами! Я не собираюсь принимать это предложение, по крайней мере, пока я так думаю. Я не совсем определилась, дала двусмысленный ответ и ушла. И теперь, моя дорогая Фанни, я хочу спросить у тебя совета: должна я принять его предложение или нет; но, чтобы ты полностью оценила ситуацию и положение дел, я тебе все опишу.

Он - немолодой мужчина, ему тридцать два года, несколько простоват. Да не то что простоват, а такой примитивный, что я не могу его уже больше видеть. Он - ужасен и я ненавижу его более, чем кого-нибудь еще в мире. У него очень большое состояние и он делает мне большое одолжение своим предложением. И, кстати, он очень крепок здоровьем. Короче говоря, я не знаю что мне делать. Если я отклоню его предложение, то он, как сообщил мне, сделает предложение Софи, и, если она откажет ему, то он сделает предложение Джорджиане, но я не смогу перенести, если кто-нибудь из них вступит в брак раньше, чем я. Если я приму его предложение, то, я знаю это, буду несчастлива всю оставшуюся жизнь, потому что он очень злобный и сварливый, чрезвычайно ревнивый, и очень скупой по отношению к тем, кто живет с ним вместе. Он сообщил мне, что хотел бы переговорить о предложении с мамой, но я настояла на том, чтобы он не делал этого, весьма вероятно, что она заставит меня вступить в брак с ним независимо от того, хочу я этого или нет. Тем не менее, он всегда делает только то, что хочет.

Я думаю, что мне придется выйти за него замуж. Но зато это будет такой удачей, если я выйду замуж раньше Софи, Джорджианы и сестер Даттон. И он обещал мне купить новый экипаж при случае, но мы почти поссорились, обсуждая его цвет, я настаивала на синем в серебристый горошек, а он сказал, что цвет должен быть оттенка шоколада; и, чтобы еще более меня спровоцировать, сказал, что экипаж должен быть такой же низкой посадки, как и его старый экипаж. Я не хочу за Вас замуж, объявила я. Он сказал, что придет завтра снова, чтобы услышать мой окончательный ответ. Так что я полагаю, что должна буду все же заполучить его. Я знаю, что Даттоны будут мне завидовать. А еще я буду сопровождать Софи и Джорджиану на всех зимних балах. Но с другой стороны, когда я буду женой, то он не позволит ходить туда, я знаю, что он ненавидит танцевать. А когда он ненавидит что-то делать, то он требует того же от всех близких, окружающих его. И, кроме того, он говорит, что идеалом для него является женщина, которая всегда сидит дома и вышивает.

Я думаю, что все же не должна выходить за него. Я бы отклонила его предложение сразу, если бы я была уверена, что ни одна из моих сестер не примет его, и что, если бы они так сделали, он не пошел бы к Даттонам. Я не могу так рисковать, так что, если он пообещает заказать экипаж, который я предложила, то я приму его предложение; если нет, то он может ездить в своей старой коляске. Я надеюсь, что тебе понятны мои объяснения; я не могу придумать ничего лучшего.

Твоя навсегда, с нежностью,

Мери Стенхоуп.

Письмо 2

От того же тому же

Дорогая Фанни!

Я уже отправила свое последнее письмо к тебе, когда вошла моя мать и сообщила мне, что она хочет поговорить со мной об очень важном предмете.

“Ах! Я знаю, о чем вы пришли поговорить (сказала я), что старый глупец мистер Уотс рассказал вам обо всем, а именно о том, что я отказала ему. Тем не менее, вы не должны заставлять меня выходить за него замуж, если я не хочу этого делать.”

"Я не собираюсь заставлять вас, дочь моя, но мне только хотелось узнать, каково ваше решение по поводу его предложения о замужестве, и, если вы настаиваете на своем решении о том, что вы отказываете ему, то Софи сможет принять его предложение."

"На самом деле (ответила я быстро), Софи не должна беспокоиться, я несомненно вступлю в брак с ним сама."

"Если это - ваше решение (сказала моя мать), то почему вы говорите, что я заставляю вас принять это?"

"Почему? Потому что я еще не решила, приму я его предложение или нет."

"Вы – самая странная девушка в мире, Мери. Сначала вы говорите одно, потом другое. Скажите мне окончательно: собираетесь вы вступать в брак с мистером Уотсом или нет."

"О! Мама, как могу я сказать то, чего не знаю сама?"

"Тогда я хочу, что бы вы это узнали и побыстрее. М-р Уоттс говорит, что не собирается долго находиться в состоянии неопределенности."

"Это зависит только от меня."

"Если вы не дадите ему окончательный ответ завтра, когда он будет у нас на чаепитии, то он сделает предложение Софи."

"Тогда я буду вынуждена сообщить всем, что он повел себя со мной очень грубо."

"Хорошо ли это будет с вашей стороны? Вы уже давно дали понять мистеру Уотсу, что вы не против выйти за него замуж, так зачем же отвергать его сейчас?"

"Как бы я хотела иметь отца или брата, чтобы они могли постоять за меня!"

"Было бы очень хорошо, если бы они это сделали, но мистер Уотс может уйти раньше и, следовательно, вы должны решить, принимаете его предложение или нет завтра вечером."

"Но почему, если я откажу ему, то он сделает предложение моим сестрам?"

"Почему? Потому что он хочет породниться с нашим семейством, и еще потому, что они такие же симпатичные, как и вы".

"Но, мама, как вы думаете, Софи выйдет за него замуж, если он предложит ей это?"

"Очень вероятно. Почему бы нет? Если, тем не менее, она откажет ему, тогда Джорджиана должна принять его предложение, мне все равно, какая из моих дочерей будет так выгодно пристроена. Так постарайтесь максимально использовать оставшееся время, я предоставляю вам самой принять решение".

И затем она ушла. Единственное, что я могу сделать, моя дорогая Фанни, это спросить Софи и Джорджиану, что они сделают, если он предложит им выйти за него замуж, и если они ему откажут, то я решила, что отклоню его предложение, я ненавижу его более, чем ты можешь себе представить. А что касается сестер Даттон, то, если он вступит в брак с одной из них, я буду гордиться тем, что некоторым временем раньше ему отказала. Итак, прощайте мой дорогой друг

Ваша навеки, М.С.

Письмо 3

Мисс Джорджиана Стенхоуп к Мисс ХХХ

Моя дорогая Энн!

Среда

Софи и я только что подшутили над нашей старшей сестрой, в которой мы были не совсем уверены, но пока обстоятельства складываются так, что любой извинит нас, мы должны были это сделать. Наш сосед мистер Уотс сделал предложение Мери. Она не знает, принимать ей его или нет, она испытывает к нему антипатию (впрочем, не она одна), она охотно вышла бы замуж, если бы знала, что он в случае отказа с ее стороны не сделает предложение Софи или мне, потому что если мы выйдем замуж раньше, чем она, то бедная девушка может воспринять это как одну из самых величайших неудач, которая могла бы обрушиться на нее, и, чтобы предотвратить это событие, она согласна жить в несчастливом браке с мистером Уотсом. Час назад она приходила к нам, чтобы услышать наше мнение по данному вопросу, которое является для нее решающим.

Немногим раньше, чем зашла Мери, моя мать сообщила нам свое мнение, что она, конечно, не позволит, чтобы он выбирал себе жену в какой-нибудь другой семье.

"И, следовательно (сказала она), если Мери не захочет выходить за него замуж, то это должна сделать Софи. Если Софи откажется, то замуж за него выйдет Джорджиана".

Бедная Джорджиана! Мы ничего не попытались сделать, чтобы изменить решение нашей матери, о чем я сожалею, так как у нас больше эмоций, чем разума. Как только она вышла, я нарушила тишину, сказав Софи, что если Мери отклонит предложение мистера Уотса, то Софи не должна собой жертвовать ради меня, выходя замуж. Я боялась того, что, так как она очень хороший человек, то сестринская любовь может побудить ее сделать это.

"Будем надеяться (отвечала она), что Мери не отклонит это предложение, но как я могу рассчитывать, что моя сестра примет предложение человека, который не сможет сделать ее счастливым?!".

"Он этого не сможет – это правда, но его состояние, его имя, его дом, его экипаж смогут, и я не сомневаюсь, что Мери выйдет за него замуж; на самом деле, почему бы нет? Ему тридцать два года, это очень хороший возраст для человека, вступающего в брак; конечно, он несколько простоват, но что такое вообще - идеальный мужчина? Если у него хорошая фигура и приятное лицо, то этого достаточно."

"Это все так, Джорджиана, но фигура мистера Уотса, к несчастью, очень далека от идеала, и выражение лица у него очень суровое."

"И по поводу его характера. Его считают плохим, но, может быть, все заблуждаются? Просто когда он говорит с людьми, он очень откровенен и честен. Говорят что он скупой; мы назовем это благоразумием. Говорят, что он ревнивый. Это происходит от страсти, всегда простительной в молодости, и, короче говоря, я не вижу никаких причин, из-за которых он не мог бы стать хорошим мужем, или из-за которых Mари должна быть несчастлива с ним."

Софи засмеялась, а я продолжила.

"Тем не менее, независимо от того, принимает Мери его предложение или нет, я все решила. Мой выбор сделан. Я никогда не выйду замуж за мистера Уотса, даже если бы мне пришлось выбирать между ним и бедностью. Столько недостатков в одном человеке! Он совершенно непривлекателен внешне, и нет никаких других положительных черт характера, которые могли бы смягчить все это. Его состояние, несомненно, очень хорошее. Но мне этого уже мало! Три тысячи фунтов в год. Что это - три тысячи в год? Это - в шесть раз больше моего годового дохода. Но это не сможет соблазнить меня."

"Но это будет достаточным состоянием для Мери" сказала Софи, снова рассмеявшись.

"Для Мери! Да на самом деле, я буду очень счастлива, если увижу, что она живет в таком богатстве."

Таким образом я развлекала свою сестру до того, как Мери пришла в комнату, чтобы поговорить с нами. Мы освободили для нее место около огня, и она присела. Мери казалась слишком расстроенной, чтобы начинать, и, наконец, смущаясь, сказала,

"Дорогая Софи , собираешься ли ты когда-нибудь выйти замуж?"

" Выйти замуж! В самую последнюю очередь. Но почему ты спрашиваешь меня? – Ты хочешь меня кому-то сосватать?"

"Я - нет, как я могу? Но могу ли я задать теоретический вопрос?"

"Не совсем теоретический," (сказала я). Она остановилась, и после небольшой паузы продолжила -

"Хотела бы ли ты, Софи, выйти замуж за мистера Уотса?"

Я подмигнула Софи и ответила за нее. "Кто же откажется выйти замуж за человека, у которого годовой доход равен трем тысячам?"

"Это очень верно (ответила она), это правда. Итак, ты согласишься выйти за него замуж, Джорджиана, если он тебе предложит это? А ты, Софи, тоже?"

Софи не любит обманывать, поэтому при первой возможности она ответила.

"Я сделаю так, как будет нужно Джорджиане".

"Ну что ж," сказала Мери, и огоньки заиграли в ее глазах, "Я получила предложение о замужестве от мистера Уотса."

Мы, конечно, сделали вид, что очень удивлены.

"О! Откажи ему!" воскликнула я, "И тогда он сделает предложение мне"

В общем, моя ловушка сработала, и Мери решила, что пожертвует собой и сделает все, чтобы сохранить наше возможное счастье. Правда, после всего этого, мое сердце неспокойно и не может оправдать меня и Софи. Успокойте наши мысли, моя дорогая Энн, напишите и сообщите нам, одобряете ли Вы наше поведение. Это очень важно. Мери получит настоящее удовольствие, став замужней женщиной, и получив возможность заботиться о нас, что она, несомненно, будет делать. Я думаю, что должна была помочь ей сделать свой выбор. У них, вероятно, будет новый экипаж, который станет для нее огромным счастьем, и, если мы сможем переубедить мистера Уотса, чтобы тот переустановил его, она будет еще счастливее. Эти вещи, тем не менее, не станут утешением для Софи или меня. Помните все это, и не осуждайте нас.

Пятница.

Вчера вечером мистер Уотс пил с нами чай. Как только его коляска остановилась у дверей, Мери подошла к окну.

"Ты ведь надеялась, Софи (сказала она), что этот старый идиот захочет иметь новый экипаж старого цвета и также низко подвешенный. Но этого не будет. Я буду отстаивать свое мнение. И если он не позволит, чтобы экипаж был установлен также высоко, как у Даттонов, а цвет не будет синим в серебристый горошек, то я не выйду за него замуж. Да, так и будет. Он идет сюда. Я знаю, каким он может быть грубым. Я знаю, что он может быть раздраженным и не сказать мне ни одного приличного слова! И он никогда ласково не говорит со мной, как положено всем влюбленным."

Она села и тут вошел мистер Уотс.

"Дамы, ваш покорный слуга." Мы ответили на его комплименты и он сел.

"Прекрасная погода!"

Затем повернулся к Мери.

"Ну что ж, мисс Стенхоуп, я надеюсь, что вы, наконец-то, разобрались в себе и в своих мозгах и будете так любезны сообщить, пойдете ли вы за меня замуж или нет."

"Я думаю, сэр (сказала Мери), вы могли задать вопрос в более вежливой форме, чем эта. Я не знаю, как я буду общаться с вами, если вы себя так неприлично ведете."

"Мери!" (воскликнула моя мать). "Хорошо, мама. Но если он будет опять так себя вести, то…"

"Успокойтесь, успокойтесь, Мери, вы не должны грубить мистеру Уотсу."

"Дорогая мадам, я не накладываю никаких ограничений на высказывания мисс Стенхоуп. Если она откажется выйти за меня замуж, то я могу предложить сделать это еще кому-нибудь, так как мое предложение никоим образом не руководствуется конкретным предпочтением вас вашим сестрам, вы все равны для меня. Ведь я женюсь сразу как бы на троих."

Это было ужасно! Софи раскраснелась от стыда и я почувствовала, что меня просто распирает от злости!

"Хорошо (сказала Мери язвительным тоном), если так надо, то я выйду за вас замуж."

"Я должен подумать, мисс Стенхоуп, ведь когда делают такие предложения, какое я сделал вам, то никто не должен делать над собой усилий, чтобы принять их." Мери что-то проговорила в полголоса, так что даже я, сидевшая рядом, с трудом расслышала: "Что такое - большие чувства, если мужчины правят миром?" И затем громче: "Помнить, что на шпильки - двести в год."

" Сто семьдесят пять, Мадам."

"В действительности, необходимо двести, сэр", сказала моя мать.

"И запомните! Я должна получить новую коляску, такую же высокую как у Даттонов, и чтобы она была синего цвета в серебристый горошек. И я хочу получить новое седло для моей лошади, сделанное из нежнейшей кожи, и много-много драгоценностей: бриллианты, которых еще никто, никогда и нигде не видел, жемчуга, рубины, изумруды и несметное количество ожерелий. Вы будете должны сделать ваш экипаж цвета сливок с венком из серебряных цветов вокруг него. Вы должны купить 4 самых прекрасных бухты в Королевстве и вы должны возить меня туда каждый день. Это еще не все. Вы должны полностью устроить ваш новый дом по моему вкусу. Вы должны нанять в два раза больше лакеев, чтобы прислуживать мне, двух женщин, чтобы обслуживать меня. Вы должны всегда позволять мне делать то, что я хочу и вы обязательно должны стать очень хорошим мужем."

Здесь она остановилась, чтобы перевести дыхание.

"Я считаю, что все эти требования моей дочери очень рациональны."

"Да, все это очень разумно, миссис Стенхоуп, но я буду вынужден разочаровать вашу дочь"

Он хотел продолжить, но Мери прервала его:

"Вы должны построить мне очень красивую оранжерею и заполнить ее растениями. Вы должны смириться с тем, что я буду проводить каждую зиму в Вене, каждую весну в городе, каждое лето я буду путешествовать, и каждую осень я буду проводить где-нибудь на водах, и если остальную часть года мы будем проводить дома (Софи и я улыбнулись), то вы не должны будете мешать мне устраивать балы и маскарады. Вы должны перестроить какую-нибудь комнату в доме под театр, чтобы ставить спектакли. Первый спектакль, который мы поставим, будет пьеса под названием "Кто этот человек?", и я сыграю роль леди Белль Блумер."

"И что же, мисс Стенхоуп (сказал М-р Уотс), я смогу получить взамен, если я предоставлю вам все это?"

"Взамен? Ну что ж, я буду вам очень благодарна за все."

"Это будет справедливо, если я скажу нет. Ваши ожидания, Мадам, слишком высоки для меня, и я вынужден обратиться с предложением к мисс Софи, так как, возможно, она не будет проявлять таких завышенных требований."

"Вы ошибаетесь, сэр, если предполагаете, (сказала Софи) что мои пожелания к будущему супругу так же высоки, как у моей сестры. Я хотела бы, чтобы моим мужем стал хороший и добрый мужчина, чтобы все его действия были бы направлены на то, чтобы сделать меня счастливой и чтобы он любил меня неизменно и искренне."

Мистер Уотс пристально посмотрел на Софи. "Это очень наивные мечтания, леди. Вам лучше отказаться от них прежде, чем вы вступите в брак или вам придется сделать это впоследствии".

Моя мать, между тем, читала нравоучения Мери, смысл которых был в том, что Мери зашла слишком далеко в своих требованиях, и когда мистер Уотс повернулся ко мне, я думаю, чтобы сделать мне предложение, Мери заговорила с ним, причем ее голос имел оттенок наполовину скромный, наполовину обиженный.

"Вы ошибаетесь, мистер Уотс, если Вы думаете, что я говорила всерьез, требуя от вас так много. Тем не менее, я должна иметь новый экипаж."

"Да, сэр, вы должны допустить, что Мери имеет право ожидать хотя бы этого"

"Миссис Стенхоуп, я хотел всегда иметь новый экипаж на моей свадьбе. Но он должен быть того цвета, какой нравится мне.

"Я думаю, мистер Уотс, вы должны отблагодарить мою дочь за то, что она так хорошо разбирается в таких предметах ."

М-р Уотс не захотел согласиться с этим, и в течение некоторого времени настаивал на своем цвете, оттенке шоколада, тогда как Мери жаждала именно синий цвет с серебряными точками. Тем не менее, Софи предложила, чтобы успокоить всех, что, если так нравится мистеру Уотсу, то цвет экипажа должен быть темным коричневым, и, как хотелось бы Мери, экипаж должен быть подвешен довольно высоко и иметь серебряный ободок. Это было согласовано с обеими спорящими сторонами, каждая из которых настаивала на своем варианте. Затем обсудили и другие вопросы, и было решено, что они поженятся, как только все будет согласовано. Мери хотелось обсудить подробно и все остальные вопросы. Мери получит все фамильные драгоценности, которые очень незначительны, я надеюсь, и мистер Уотс обещал, чтобы купит для ее лошади седло. Но взамен, она не сможет в течение трех лет ходить в какие-либо публичные места. У нее не будет своих оранжереи, театра, или фаэтона. Обслуживать ее будет только одна девушка без дополнительного слуги. На обсуждение всего этого ушел целый вечер. М-р Уотс поужинал с нами и ушел только около двенадцати. Как только он вышел, Мери воскликнула "Спасибо, Господи! Он, наконец-то, ушел! Как я ненавижу его!" Это было сказано зря, потому что мама сказала, что Мери сама виновата в своей антипатии к своему будущему мужу и в надеждах, что она никогда не увидит его снова, и все это в себе надо побороть. Свадьба будет обязательно! Прощайте, моя дорогая Энн.

С искренним уважением,

Джорджиана Стенхоуп.

 

Письмо 4

От того же тому же

Дорогая Энн!

Суббота

Мери, желающая, чтобы каждый встречный знал, что она выходит замуж, и более всего желающая восторжествовать (так она это называет) над сестрами Даттон, предложила вместе с нами прогуляться сегодня в Стонхем. Так как отговорить ее не получилось, мы согласились с этим и хорошо прошлись вместе с Мери, которая всю дорогу ругала человека, за которого она собирается замуж, и говорила о том, как ей хочется синюю коляску, отделанную серебром. Когда мы пришли к Даттонам, мы обнаружили двух девушек в комнате для отдыха вместе с очень интересным молодым человеком, которого нам и представили. Он оказался сыном сэра Генри Браднелла Лейсейстерчера. Мистер Браднел – это самый красивый мужчина из тех, что я когда-либо видела в моей жизни. Мы все втроем очень обрадовались знакомству с ним. Мери, которая с того момента, как мы вошли в комнату отдыха, просто раздувалась от собственной значимости и от большого желания всем все рассказать, не смогла долго молчать о волнующем ее предмете и, после того, как мы расселись, сказала, адресуя свой вопрос Китти,

"Как ты думаешь, надо ли, чтобы все мои драгоценности были совсем новыми?"

"Надо для чего?"

"Для чего! Для моего выхода в свет."

"Я прошу прощения, но я действительно не понимаю тебя. О каких драгоценностях ты говоришь, и где ты должна появится?"

"На следующем балу, конечно, после того, как я выйду замуж".

Ты можешь себе представить, какой это был для них сюрприз! Они сначала недоверчиво отнеслись к ее высказыванию, но после того, как мы все подтвердили, они наконец поверили в это.

"И за кого же ты выходишь замуж?"

Это был, конечно, первый вопрос. Мери изобразила смущение и тихо ответила, опустив вниз глаза, что это - мистер Уотс. Это мы также подтвердили, что любая девушка, которая красива и имеет небольшое состояние (небольшое пока), как Мери, должна охотно вступить в брак с мистером Уотсом, он мог бы ее достаточно обеспечить. Наконец-то все высказав, Мери оказалась центральным объектом внимания в нашем кругу и, оставив в стороне свою робость и смущение, стала полностью открытой и общительной.

"Я удивлена, что никогда не слышала об этом раньше, хотя слухи такого толка очень быстро распространяются по окрестностям."

"Я тоже", сказала Джемма, "Я никогда даже не подозревала такого. Долго ли он за тобой ухаживал?"

"О! С прошлой среды".

Все улыбнулись, включая мистера Браднелла.

"Должна вам сообщить, что мистер Уотс сильно влюблен в меня, и такое быстрое решение было проявлением страсти с его стороны"

"Не только с его, я думаю", сказала Китти.

"О! Когда один из пары безумно влюблен, то другому совсем необязательно любить также. Тем не менее, я не испытываю к нему неприязни, ведь он очень примитивен".

Мистер Браднелл пристально посмотрел на Мери, Мисс Даттон натянуто улыбнулась, а Софи и мне стало ужасно стыдно за нашу сестру. Но она продолжала.

"У нас будет новая коляска, и, весьма вероятно, новый фаэтон."

Мы знали, что это было ложью, но бедная девушка очень хотела убедить всю эту компанию в том, что так и будет, и я не смогла лишить ее такого удовольствия. Она продолжила,

"Мистер Уотс подарит мне фамильные драгоценности, которые, я думаю, превосходны."

Я не могла не шепнуть Софи : "Я так не думаю".

"Эти драгоценности будут совершенно новыми, прежде чем я их в первый раз надену. Я не буду носить их до первого бала. Я пойду на него после моего замужества. Если Миссис Даттон не сможет пойти на этот бал, то, надеюсь, смогу вас сопровождать на этом празднике и присматривать за вами. Я обязательно возьму с собой Софи и Джорджиану."

"Вы очень добры (сказала Китти), и поскольку вы так стараетесь позаботиться о девушках, то я должна посоветовать вам взять с собой еще шесть дочерей миссис Эджикамбр, и ваше появление на балу вместе с ними и вашими сестрами произведет на всех неизгладимое впечатление."

Китти улыбнулась всем, кроме Мери, которая не поняла значения всего произнесенного и сказала, что она не сможет уследить за всеми сразу. Софи и я теперь попытались изменить тему разговора, но отвлечь Мери от темы ее свадьбы и замужества удалось только на несколько минут. Я жалела свою сестру, так как видела, что мистер Браднелл только делает вид, что получает удовольствие от беседы с ней и задает интересующие его вопросы. Было очевидно, что он просто смеялся над ней. Я боюсь, что посчитал, что моя сестра просто глупа. У него было очень серьезное выражение лица, но надо было видеть, с каким трудом ему удавалось сдерживаться, чтобы не засмеяться. Тем не менее, он устал от этого разговора и затем всего полчаса побеседовал с нами, прежде чем мы оставили Стонхем. Как только мы вышли из дома, мы все вместе стали бурно обсуждать личность и манеры мистера Бреднелла.

Мы обнаружили мистера Уотса у нас дома.

"Итак, Мисс Стенхоуп (сказал он), вы видите, что я пришел на свидание с вами, как и подобает влюбленному мужчине."

"Я думаю, что вы не должны были бы говорить мне об этом. Я знаю очень хорошо, почему Вы пришли."

Софи и я вышли из комнаты, предположив, естественно, что мы можем помешать начинающемуся свиданию. Мы были очень удивлены, когда буквально следом за нами вышла Мери.

"И это все ваше свидание?" спросила Софи.

"Свидание! (воскликнула Мери) Мы поссорились. Уотс такой болван! Я надеюсь, что никогда не увижу его снова."

"Не хотелось бы тебя расстраивать, (сказала я), но он обедает у нас сегодня. Из-за же чего вы поссорились?"

"Из-за того, что я сказала ему, что сегодня утром я видела человека, который был гораздо красивее, чем он. На что он очень разозлился и назвал меня склочницей, так что мне оставалось делать? Я сказала ему, что он негодяй и ушла".

"Коротко и ясно, (сказала Софи) но, Мери, как ты собираешься с ним мирится?"

"Он должен попросить у меня прощения. Но даже если он сделает это, я не хочу прощать его."

"Его покорность не пойдет тебе на пользу."

Когда мы переоделись, то вернулись в гостиную, где мама и мистер Уотс о чем-то тихо беседовали. Мне показалось, что он жаловался на поведение ее дочери, и она убеждала его, чтобы он не думал больше об этом. Он, как обычно, встретил Мери со всей привычной любезностью, и, кроме еще одной стычки по поводу коляски и еще одной по поводу оранжереи, вечер прошел просто великолепно. Уотс собирается в город, чтобы побыстрее подготовится к свадьбе.

С нежностью, ваша Д.С.

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100 TopList