ИТАКА
журнал всерьёз
╟1 / ╟2 / ╟3
Cобытие
Итака рекомендует
Рецензии и обзоры
Хроника и текучка
Дружеский круг
Поэзия
In memoriam
Форум

Interreklama

МИХАЛИС ПИЕРИС (Кипр)

СТИХОТВОРЕНИЯ

Перевод Ирины Ковалевой

ЗАКЛЯТИЕ МЕРТВЫХ В СЕВЕРНОЙ ПАЛЬМИРЕ

Фатиме Елоевой

Триста лет ты тонешь в болотах
твое метро ушло глубоко под землю. Точно иная
столица в столице - лживая
ложная. Воздух в ложбинах
рукотворных города призрак.
Триста лет ты тонешь в столице. Прохожие бросят взгляд на тебя и не узнают
ничего. По подвижной дьявольской лестнице
ты нисходишь в темную пропасть.
Она ведет к Ахеронту и там
ждет прорицатель. В черной одежде
ждет у черной реки и ты
дашь ему все, что он хочет. Ты,
кто не умеешь давать, дашь ему все,
все, что угодно, чтобы слово сказать
мертвому прадеду предку.
И он, при жизни суровый,
властный, - ныне лишь жалкая тень
приближается алчущий
он, львинодушный прежде, молит о капле
крови дай ему крови и он проречет
жизнь в безумной столице где нет
вовсе Востока Запад кругом
Ты возлагаешь к стопам его
красный цветок облаченная в белое
и он недвижный шепчет тебе
тайные речи дальней отчизны┘
Тотчас подует в подземных покоях
странный ветер там глубоко в болотах
песня слышна любовная ты из воды
восходишь облитая светом
всей душой улыбаясь, сияя.
Жду тебя у двери летнего сада
в Пушкине, близ вод живописных
озера. Мы блуждаем в ландшафте
сновидений преображенной природы. Часы
утекают и годы. Но стоит сказать
что время заговорить нашей страсти,
разговор обрывается.
Осторожно вытянув руку касаюсь
²Руки Фатимы⌡, но ты оборачиваешься
резко и входишь в иные сны.
В глазах засверкала мощь твоего
ужасного племени. Ты мне не веришь
тронь меня я не
настоящая. Не покидала
да и как мне покинуть печальный
небесный поток мне дочери истинного
пророка. Вовеки пребуду я там
а здесь пустые одежды призрак
тела глядит на меня
снаружи. Между мною и мною
пустота только отраженье в воде
озера может быть я
как ты не видишь? Какой же ты
глупый, ты даже не понял что я
не старею, не делаюсь старше
и красоты не утрачу. Блуждаю невинной
феей вод чаровницей эроса
тайного что тебя сожжет. Теперь уходи.
Молвила и отвернулась сурово. Я не успел
слова сказать - прибавила: Больным ты возвратишься
пасмурным днем безнадежную рану
будешь носить в стареющем теле.
Смертный угаснешь а я пребуду
бессмертной чтобы пылать на дне
стихотворенья. Там где гнездится
миф - пестрой гадюкой, обильным
ядом исполненной, в кольца свернувшись
в глубине неутоленной страсти.

Пасха 1998 г.

ОДНА НОЧЬ В ГРАНАДЕ

В сумерках вошли мы в Гранаду
застали ее в тот час
когда краски неверны воды темнеют
на пороге застали ее
женщину что готовится выйти
вечером, - полунагую, желанную, -
узкие мостовые сады на кровлях
под открытым небом благоухают цветы в горшках.
Пусть ты колдунья, Гранада, но ты полна
памяти, прошептал я, и вдруг явились
невесты в подвенечной фате и в белом; луна
на мгновенье взглянула в их лица
и потом они вновь исчезли, вернулись туда
где они живут в твоей памяти этой ночью.
Что внушает мне страх, не знаю, - не успею,
подумал я, - когда мне войти, когда выйти
здесь, в Гранаде, а между тем бреду
сгорбившись и поверну
у Дельвира Порта, где
Сид проходил - и откуда Ты
бежал в крови. Теперь направо
секс-шоп, а слева ²Постоялый двор
афинский⌡; что меня такой тоской
наполнило, - не знаю, - не успею
взять ничего с собой (как я предчувствовал), я не успею
увидеть ничего - и вдруг
я обернулся и увидел: ты
стояла на пороге, грозная в своей красоте
и вдруг взглянула на меня - и зов
влекущий был в воспламененном взоре.
Вовеки не входи в Гранаду в тайный час
когда садится солнце, все дрожит и тает,
меняя облик, и царит во всем
безумья ритм, и прошлое рисует
тайн арабески. Не входи вовек
в Гранаду в сумерках, не торопись
ведьмой становится женщина и во взгляде
ее роятся призраки. Теперь ты уйдешь а я
скажешь сверну в переулок и навсегда исчезну.
Но знай что ядом я успела капнуть
в твоей душе. Вовеки будешь помнить
что ничего ты не увидел, не прошел
Гранадой, а она не раздвигает
колени запросто, когда ты не вскормил
ее своими снами. Сто ступенек -
века спускаться будешь - мне пора,
ты говоришь (пора!) - но задолжаешь возвращенье
влечению, не забывай, - Гранаде этой,
что ждет, когда ты с ней разделишь боль
и с ней возляжешь средь ночей Альгамбры.

Гранада, 12 декабря 1998 √ Никозия, январь 1999 г.

УТРЕННИЙ КОФЕ НА УЛИЦЕ ЛИДРАС (1)

Мне сорок семь лет и я
счастлив. Потому что сижу вот тут
за лучшим столиком в углу, этим днем
который ни вчера ни завтра

Я здесь, в этом дне, который есть
сегодня, не был вчера, не будет завтра,
и я на тротуаре городском, в моей
столице (пусть и разделенной)
сижу и вижу дождь струится по стеклу
толпа течет официантка
красива (и знает это)
и не жалеет улыбок.

И я на самом деле очень
очень (пусть ненадолго) счастлив.

Публикуется с разрешения автора


1Одна из центральных улиц в старом городе Никозии, вблизи демаркационной линии (Прим. перев.) [назад]